Маргарита Малинина.

В ночь с четверга на пятницу



скачать книгу бесплатно

Владельцы автомобилей кинулись звонить в ГИБДД и страховые компании. И те и другие обещали в скором времени приехать. Нам оставалось только ждать, чем дружная компания и занималась последующие полтора часа, то сидя в Олиной машине, то гуляя поблизости от нее же. За это время ни одно живое существо на дороге не возникало.

– Ну где там народ? – возмутился Жека столь длительному ожиданию.

В ответ на это Серов с Ольгой вновь потянулись за сотовыми, но второй раз дозвониться уже не смогли.

– И за что я им деньги плачу? – со злостью отшвырнул первый телефон, имея в виду, наверно, страховщиков. – Давайте уедем. Я объясню брату, что случилось, он пошлет кого-нибудь разобраться.

Не успели мы начать обдумывать, как уместиться всем в одной машине, как выяснился прискорбный факт: «шестерка» не желала заводиться.

– Проклятье! – разгневалась Ольга и схватилась за голову. – Вот урод! Какого лешего он свернул на нашу полосу?

– Значит, идем, – сказал Женя и подал руку Ольге, вылезающей из «Жигулей».

– А мы имеем право уйти с места ДТП? – с любопытством спросил Паша.

– Вот именно что уйти! – выразил свое недовольство Андрей. – Ладно, тут есть остановка неподалеку – возле садового товарищества. Автобусы ходят один-два раза в сутки, но можно поймать частника.

– Давайте вызовем наше городское такси, – предложила Ленка и приготовилась набирать знакомый номер.

– Милая, наше такси по такому маршруту не ходит. Мы слишком далеко от города. Пойдемте. Только вещи заберем.

Но и здесь вышел облом. Из-за аварии что-то в машинах переклинило, короче, багажники не открылись. Поэтому в путь мы отправились налегке.

Шла команда не очень долго, минут тридцать от силы, пока дорога не вывела на перекресток. Андрей ткнул пальцем влево и сказал:

– Вон она, остановка, видите?

Мы кивнули. Пускай зрение у меня небезупречное, но остановку, находившуюся метрах в ста от нас, я увидела сразу: старая, состоящая лишь из трех невысоких стен и крыши, она была зачем-то свежевыкрашена ядовито-салатовой краской – это и облегчило мне задачу.

Внутри этого сооружения нас поджидал сюрприз в виде самой настоящей лавочки, которая также радовала глаз салатовым цветом. Ленка, сияя улыбкой, присела.

– Наконец-то можно расслабиться. Но что-то здесь не видно расписания автобусов, – добавила она, осматриваясь. – Вдруг он скоро пойдет?

– Сомневаюсь, – пожал плечами Андрей и достал телефон. По дороге сюда он уже пытался дозвониться и до отца, и до брата, но ни один не брал трубку. Наконец ему ответили. Поговорив, он повернулся к нам: – Брат дома, только вышел из душа. Соберется и поедет за нами. Он понял, где мы находимся, но будет часа через полтора, а то и позже.

– Полтора?! – Ленка сморщила чуть-чуть длинноватый носик. – А еще туда ехать…

– Ну что ж, радуйся, что так.

– Чем займемся? – спросила Ольга, всем своим видом показывая, что ей уже невыносимо скучно.

– Предлагаю закурить, – пожимая плечами, изрек Андрей и вынул пачку.

Ленка с Олей, стрельнув у него пару дорогих сигарет, подождали, пока он достанет зажигалку в форме пистолета и прикурит им, после чего привычно затянулись.

Затем Андрей достал сигарету уже для себя. Оставшиеся трое, среди которых была и я, только воротили нос от неприятного табачного дыма.

Пашка не выдержал:

– Табачный дым, который вы с таким кайфом вдыхаете, содержит стирол, нервно-сердечный яд, радиоактивный полоний, канцерогенные смолы, синильную кислоту, угарный газ и, самое главное, никотин.

– Тебе виднее, ты ж у нас медик, – беспечно отозвался Серов, чиркая зажигалкой.

Досадливо стукнув себя кулаком по лбу, борец за здоровый образ жизни продолжил:

– Курящие люди значительно чаще заболевают хроническим бронхитом, раком легких, туберкулезом и астмой. От одной лишь затяжки происходит гибель клеток реснитчатого эпителия и воспаление голосовых связок.

– Как? – испугалась Оля, обладательница весьма приятного голоса, и бросила недокуренную сигарету.

Мы с Женькой улыбались во весь рот, наблюдая за произведенным Самойловым эффектом, а сам Паша, несмотря на очевидную комичность ситуации, оставался абсолютно серьезен и обращал свой научно-познавательный монолог теперь к Андрею и Лене, которым до своего здоровья – как мне до звезд на небе: есть они – хорошо, а коли нет – ну и бог с ними.

– При каждой затяжке, – Серов спокойно вдохнул порцию никотина, глядя прямо в глаза воспитывающему его другу, – нарушается обогащение крови кислородом. В результате… – видя, что Андрею все по барабану, Самойлов применил удар ниже пояса, театрально разведя руками и вымолвив самое страшное для особей мужского пола слово: – …импотенция!

– Что?! – сигарета выпала изо рта прямо на брюки и начала прожигать в них дыру. Серов, подпрыгнув на сидении, стал отряхиваться. Паша лишь удовлетворенно улыбался: победа!

Ольга же, не сумевшая вынести разглагольствований на тему влияния курения на здоровье, вышла за пределы остановки и вскоре издала громкое:

– Ура!

– Что? – заинтересовались остальные.

– Машина! – Она протянула вперед указательный палец. – Вон! Это такси!

Обычный автомобиль с приделанными к крыше «шашечками» неподалеку от нашей остановки выруливал с узкой лесной дороги, которая, наверно, и вела в СНТ. Паша с Олей стали призывно махать руками, привлекая внимание водителя, а Андрей поднялся с лавочки и подал руку своей девушке. На мгновение они повернулись к нам спинами и…

– Сзади! – крикнули мы хором с Женькой, только он кричал почему-то Ленке, а не Дрюше, на заднем месте которого отпечатались три ядовито-салатовые полосы. Тут я додумалась глянуть на Ленкин зад – там картина была аналогичной. Нечего и говорить, что всем стало жутко весело по этому поводу, даже таксисту, кроме, конечно, самих так удачно посидевших.

– Ну вот, – чуть не плакала Лена, – а мне даже переодеться не во что. Вещи-то все в машине остались.

– Не реви, верну я твои вещи, – успокаивал ее возлюбленный.

– Каким образом?

– Пошлю кого-нибудь, – ответил он слегка неуверенно.

– Эй, молодежь, ехать будем? – спросил водитель, вдоволь налюбовавшись Ленкиной полосатой задницей.

– Будем, – согласились мы.

– Только учтите, все не поместятся, максимум четверо. Остальные пешком.

Мы глянули на указатель, что стоял близ самой остановки. На нем значился областной центр и расстояние до него – 100 км.

– А где находится имение? – поинтересовалась я у Дрюши.

– В Медведково. Это небольшая деревушка, расположенная в десяти километрах от областного центра. Туда-то нам и надо, – последнее предложение он адресовал таксисту.

Тот кивнул и ткнул пальцем куда-то в остановку:

– Есть еще вариант. Автобус. – Мы обернулись. Маленькая табличка действительно имела место под самой крышей, по причине того что она была идентичного кислотно-желтого цвета с мелкими черными буквами, мы ее сперва не заметили.

Женька стоял к ней ближе всех, и зрением его бог не обидел, потому он ознакомился первым.

– Здесь ходит только маршрут «52», следующий автобус будет через час и десять минут.

– Ах да, – кивнул сам себе шофер, что-то вспоминая, – этот рейс идет до другой деревни – Большеозерное, но оттуда всего-то шесть километров до вашего Медведкова.

– Шесть?!

– Ага. Через поле, кладбище и лес. Но автобус всего один и иногда, когда Олежке-водиле лень, он рейсы пропускает. Особенно те, что после обеда.

Мы протяжно вздохнули.

– Дайте номер вашей компании, – повелительным тоном обратился к шоферу недовольный ситуацией Жека, – мы вызовем еще машину.

– Компания разорилась год назад. Но я оставил себе табличку, – задрал он глаза к верху машины. – Мы с Витьком теперь сами тут рулим на собственных тачках. О, могу дать номер Витька! – обрадовался мужик, чем обрадовал нас еще сильнее. И только мы приготовились набирать, как он добавил: – Завтра днем вернется из Сочи и вечером за вами заедет.

– Нет, это кошмар какой-то! – рыкнул Логинов и переглянулся с Пашей. Тот согласно закивал.

– Значит, пешком! – рявкнул в ответ уставший от нас водитель. – А то че им не предложи – ничего не нравится. Дойдете, не развалитесь.

Осознав наше бедственное положение, вся честная компания вновь обратилась к указателю, на котором почему-то ничего не изменилось (так и есть – до города всего-то сто километров, а значит, двадцать часов пешком, если ни на минуту не останавливаться), после чего события стали развиваться как-то слишком уж стремительно: Андрей заявил, что раз он хозяин замка, то он и должен ехать, чтобы, значит, сообщить о приезде гостей, приготовить для них комнаты, прибраться и так далее (как сами гости туда доберутся, его, по-моему, волновало мало); со словами:

– Милый, куда ж ты без меня? А вдруг меня в твое отсутствие уведут? – Лена ловко запрыгнула в машину вслед за любимым.

– У меня с собой важные медикаменты, они на жаре испортятся, – внезапно проявил инициативу чаще всего пассивный Пашка и полез в переднюю дверцу с пустыми, надо сказать, руками. Нам бы вспомнить, что медикаменты, если они и имелись в наличии, все равно покоились на данный момент в перевернутой «Ауди», но мы с Олей и Женькой в ту минуту были настолько рассеянны, что явных нестыковок в легенде о причине необходимости уезда друга не заметили.

– Не переживайте, – попытался утешить нас Андрей, – брат, скорее всего, уже выехал. Наверное… А если нет, по приезде я его потороплю!

– Всё, что ль, шеф? Можно ехать? – устало спросил утомленный нашим обществом водитель-частник.

– Стойте! – заорала не своим голосом Ленка. – Еще ведь одного человека можно вместить!

Мы переглянулись. Тут Оля, внимательно осмотрев нас с Женькой с головы до пят, как-то странно хихикнула, подмигнула и быстро влезла в автомобиль на заднее сиденье, прижав Лену к Дрюше, чем оба остались весьма довольны.

Машина тронулась в путь, но, проехав метров пятнадцать, неожиданно вернулась. Мы уж, по наивности своей, обрадовались, понадеявшись на то, что друзья одумались и решили взять нас с собой, правда что деть нас можно было если только в багажник или на крышу, привязав покрепче к ней веревочкой, но не это главное, главное – забота о ближнем. Однако зря мы губу раскатали, нам даже дверь не удосужились открыть, лишь окошко слегка опустилось, и Оля оживленно спросила:

– Сотовый есть?

– Посеяла на днях, – вздохнула я, смахнув слезу: он был мне очень дорог как подарок моей горячо любимой бабули (описываемые события происходили некоторое время назад, когда телефоны не так прочно вошли в нашу жизнь, что без них и часа обойтись нельзя, так что я, хоть и планировала купить новый, но особо не спешила).

Логинов отцепил от ремня брюк телефон и взглянул на табло:

– Тьфу, зараза, почти разрядился.

Через мгновение Олин мобильный перекочевал в мою ладонь.

– Для связи, – пояснила она в ответ на мой удивленный взгляд. – Все, пока.

– Пока! – попрощалась с нами парочка влюбленных, не скрывая счастливой улыбки.

– Прощайте! – с чувством произнес с переднего места Самойлов, прослезился и закрыл лицо руками.

Такси набирало скорость, а мы смотрели ему вслед, гадая, встретимся ли когда-нибудь с друзьями вновь.

Глава 2

– Каламбур, – изрек Жека, бросив взгляд на указатель. По-прежнему сто километров, расстояние упорно не хотело сокращаться. – Полтора часа торчать, как минимум.

Мы постояли молча минуты две, больше терпеть состояние закрытого рта я не могла, потому полезла с вопросами.

– Может, нам стоит вернуться к машинам? Попытаться завести какую-нибудь из них?

– Иди. Пытайся, – сказал Логинов и присел на асфальт, всем своим видом показывая, что лично он не собирается двигаться с места. К покрашенной стене, однако, прислониться поостерегся.

– Я не умею водить, – честно призналась я. – А ты?

– Я-то умею, но у меня нет прав.

– Зачем тебе права? Ты хотя бы один пост ГИБДД видел здесь?

– Здесь – нет.

Я почувствовала, что теряю терпение. Ничего удивительного – этот парень умеет играть на моих нервах.

– Знаешь что? Со стеной и то приятнее обращаться, чем с тобой!

– Знаешь что? – передразнил он меня. – По тебе заметно, что ты этим увлекаешься.

– Чем?

– Общением со стенами. Кстати, тебе не в замок нужно. А туда, где столбы белые имеются и мягкие стены. – И он растянул губы в отвратительной и вместе с тем очаровательной улыбке. Да, Логинов так умеет.

– Ты… ты… Сядь, посиди! – так и не придумав достойный ответ, указала я на лавочку в надежде на то, что Евгений забыл о случившемся с нашими друзьями конфузе. Но зря: враг все помнил.

– Спасибо большое, но я, как джентльмен, уступаю место даме.

Мы еще немного помаялись бездействием.

– Что, так и будем здесь полтора часа стоять? – не выдержала я.

– Зачем же? Можно зайти в кафе.

Я сперва решила, что он снова издевается, но вдруг повернула голову вбок и действительно углядела скромную вывеску «Кафе». Серенькое одноэтажное здание находилось через дорогу от нас и было сокрыто буйной растительностью, поэтому я сразу его не заметила. Вот где, оказывается, имелся народ, точнее, пять человек, включая бармена, но и это хорошо, а то ощущение, словно ты в пустыне. Впрочем, кафе это заведение я бы назвать поостереглась, скорее, это бар: выпивки всевозможной выше крыши, а вот с едой негусто. Я попросила два пирожных и сок, а Женька взял чипсы, мы заняли один из свободных столиков и приготовились к долгому ожиданию.

Вдруг зазвонил телефон. Я решила, что звонят именно нам и непременно с хорошей новостью, но, достав мобильный, прочла на табло «Мама» и пригорюнилась. Зачем Ольга отдала свой телефон? Теперь мать будет волноваться, почему она не ответила.

Через пару минут, судя по короткому звуковому сигналу, пришло смс. Ну наконец-то! Это уж точно нам! Я нажала «Сообщения», однако вместо ожидаемого «Лена» сверху в списке высветилось снова «Мама». Тогда я решила сбросить, однако случайно нажала не на отмену, а на «Ok», потому что в моем пропавшем без вести телефоне кнопки были расположены наоборот. Высветилось: «Оля, я видела газеты. Что ты задумала? Позвони».

Конечно, читать чужие сообщения неприлично, но это вышло ненароком, к тому же текст меня насторожил. Короче, я пристала к Логинову с возникшими у меня подозрениями. Может, найду союзника, кто знает?

– Знаешь, я хотела поговорить с тобой об Оле. Тебе не кажется, что она какая-то… – я долго пыталась подобрать подходящее слово, – не такая?

Но получила совсем не то, что ожидала.

– У тебя все какие-то не такие, – довольно резко ответил он. – Одна ты у нас самая-самая.

Это издевательство настолько вывело меня из внутреннего равновесия, что я запулила в противника остатком пирожного. Само собой разумеется, он увернулся. Поскольку чувство голода пройти не успело, я тут же занялась вторым, посоветовав себе побыстрее его слопать, а то сделает Логинов опять какую-нибудь пакость – и я останусь без обеда.

Когда в животе потеплело от принятой еды, я слегка подобрела и вынуждена была своего врага оправдать. Несколько месяцев назад в нашей группе прошел слух, что Логинов нашел себе женщину сильно старше. Я как-то раз высказалась язвительно на сей счет (даже и не знаю, почему меня это беспокоило, наверно, просто хотелось посплетничать), стоя с сокурсницами возле дверей аудитории и не зная, что Женька был за спиной. Они, гадины такие, даже не намекнули ни разу, мол, заткнись, Катя. Сам Логинов как раз перед этим пытался мне помочь, о чем я уже упоминала вначале своего повествования, и, видимо, смертельно обиделся. Дескать, я к ней так, а она вот так. Извиниться я и не подумала, я вообще этого никогда не делаю, поэтому вместо перемирия мы стали враждовать еще сильнее.

Через длинный и нудный промежуток времени, в течение которого мы пребывали в полном молчании, он поинтересовался:

– Сколько времени?

Очевидно, его телефон окончательно разрядился, и сам узнать ответ он не мог.

– Половина шестого, – неохотно отозвалась я и, закинув ногу на ногу, опять загрустила. Минуты тянулись медленно и скучно, и, чтобы хоть чем-то себя занять, я стала разглядывать остальных посетителей. Ими были четверо алкашей за угловым столиком, играющие в карты и громко матерящиеся. «Хоть кому-то весело», – с печалью подумала я.

Через некоторое время мы с Логиновым сдались (вот что рушит вражду лучше всего – скука) и начали по-дружески беседовать. О детстве, о школе, институте, знакомых, родственниках и так далее. Затем Жека предложил вернуться к остановке, я с ним согласилась, мы поднялись и вышли на улицу.

В начале седьмого к нам подъехали две машины – новенький и потому блестящий «Мерседес»-седан и видавший лучшие годы джип «Тойота». Из «мерса» вышел парень лет двадцати восьми – тридцати, который, в противовес высокому и спортивному Андрею, был среднего роста, бритый почти под ноль, щекастый и уже обзавелся пивным брюшком. Подойдя к нам, он представился:

– Илья, – и с силой потряс наши руки, а мою затем даже поцеловал. Я была не в восторге, но пришлось терпеть. После знакомства бритоголовый брат Андрея полюбопытствовал: – Так где тачки с тряпьем? – Женя объяснил в двух словах. – Понял.

Тут из двух джипа высыпали парни в костюмах и почему-то с нательными кобурами. Кто они? ФСБ?

Пока мы глазели на ребят с открытыми ртами, Илья дал им задание отвезти машины в автосервис, а вещи привезти в замок. Затем мы втроем загрузились в седан, в котором все это время оставался водитель.

Уже через час с небольшим глазам нашим предстало имение Серовых во всей красе: широкое открытое пространство, среди которого возвышался серый каменный замок аж в четыре этажа с двумя цилиндрическими башнями по бокам с конической формой крышами и почему-то почти без окон; основное здание, наоборот, имело множество больших окон, на первом этаже – вообще в полный рост, и на каждом висело по нежному тюлю с веселыми рюшками; за отделанным под старину сооружением виднелся красивый сад со множеством плодовых деревьев и цветущих розовых кустарников, в самом центре которого наблюдалась симпатичная беседка. Целиком всю землю Серовых обрамлял высокий кирпичный забор, охватить его весь одним взглядом было невозможно, он казался бесконечным.

Оглядев все это великолепие, я была сражена наповал и открыла от изумления рот, решив, что никуда отсюда не уеду. Даже через две недели. Даже через два года. Им придется выгонять меня пинками. А Женька открыто присвистнул.

– Ну как вам имение? – улыбаясь, спросил довольный произведенным на нас впечатлением Илья с хвастовством в голосе, но этот вопрос был риторическим, потому что ответ читался на наших лицах (Серов его уже прочитал, потому-то и улыбался).

Он вернулся к воротам и нажал пару кнопок.

– На ночь мы ставим территорию на сигнализацию. В деревне полно психов, ну вы понимаете, о чем я.

Я внимательно присмотрелась к забору: действительно, в двух местах проходили кабели – на уровне колена и глаз. Это сколько же нужно метров, чтобы опоясать… Посчитаю как-нибудь на досуге, это ведь мой профиль!

– Катюх, ты тут собралась ужинать? – позвал Жека. – Пошли в дом.

Дом? Чтобы такое строение назвать всего лишь «домом», нужно обладать недюжинным чувством юмора.

– Хорошо быть князем, пусть в каком-то там поколении. Хотя моя подруга вроде тоже родом из дворян, но живет в однокомнатной квартире с родителями, и они не имеют даже дачу. – Это я про Юльку.

– Во-первых, это показывает, как плохо ты знаешь историю. Аристократы были убиты, разграблены, сосланы или бежали из страны в период Гражданской войны. Так что я более удивлен тому, что кто-то еще остался, а не тому, как он живет. А во-вторых, хорошо быть не князем, а нефтяным магнатом, чтобы иметь все это. А дворянство – это сейчас понтово, потому легко покупается.

– Что покупается? – не поняла я.

– Ну документы там всякие, свидетельства, или как это называется, типа ты принадлежишь к старинному дворянскому роду.

– Ты думаешь, это неправда?

– Иной раз ты кажешься мне умной. Но сейчас не тот случай. Идем.

Илья тем временем уже скрылся за массивной дубовой входной дверью, и нам пришлось проявить всю свою прыть, чтобы быстро догнать его, не запутавшись в бесконечных коридорах замка. Вопреки моему предположению нашего временного отсутствия он не заметил, так как все эти минуты увлеченно бубнил сам себе под нос о достопримечательностях своего дворца, думая, будто мы идем рядом с ним и внимательно слушаем.

– Вот завелся, – шепнул мне Женя, пока мы искали возможность аккуратно к нему присоединиться, дабы не оскорбить человеческое самолюбие. Когда нам это удалось, Логинов, чтобы включиться в беседу или хотя бы приблизительно понять, о чем талдычил «нам» Илья, якобы не расслышав, переспросил: – Чего-чего сказал, Илюх? Прости, отвлекся на эту восхитительную картину. – Логинов ткнул наугад в одно из изображений на стене, которым оказалась полуголая рыжеволосая девушка, выполненная в стиле модерн – что-то наподобие плакатов Альфонса Мухи, только хуже и с внушительной долей пошлости.

Жека, заметив, что именно он якобы созерцал, да еще и с таким вовлечением, что прослушал всю лекцию, тут же убрал палец, однако Илья, хитро прищурившись, подмигнул, мол, понимаю и повторил:

– Я говорю, пару лет назад мы с отцом отреставрировали немного фасад и полностью изменили внутренний интерьер. На первом этаже обитает прислуга и охрана, на втором – гостиная, столовая, игровая с бильярдом и настольным теннисом, проще говоря, все для людей. – Мы подошли к широкой лестнице и стали подниматься по красивой красной дорожке, держась за резные дубовые перила. Я хотела было спросить, чем прислуга и охранники отличаются от людей, коли, по его мнению, таковыми не являются, но раздумала: у богатых свои причуды. – На третьем, в основном, кабинеты и спальни для хозяев, так что разделять вас не будем, поселим всех на четвертый этаж в комнаты для гостей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7