Маргарита Гришаева.

Адептка (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Прости, Ари, – извинилась я и плюхнулась на кровать рядом с ней. – Все, теперь ты полностью и безраздельно владеешь моим вниманием.

– Я говорю, что ты в последнее время совсем неадекватная, – хмуро заметила подруга в ответ. – Тебя вообще не понять. Вроде в начале года нормальная была, в меру занималась, в меру веселилась. А потом как будто вообще выпала из жизни. С тобой разговариваешь, а ты вперилась куда-то в толпу взглядом, и все, нету тебя, еще и улыбаешься, как дурочка. Потом вот наоборот вдруг в учебу ударилась, ни для кого ее нет, даже для самой себя. Теперь вот внезапно на внешности зациклилась. Да никогда такого не было, чтобы ты по часу у зеркала крутилась, – уже как-то взволнованно смотрела на меня подруга, пока я с легкой улыбкой рассматривала ее. – Что с тобой вообще происходит? У тебя что-то случилось? Что-то плохое?

Я мягко погладила ее по голове. Маленькая она еще, на целый год меня младше, глупенькая, не понимает, с чего девушка может так себя вести. А по мне, так для нее это все, как для самой близкой, должно быть очень ясно.

– У меня случилось, – согласилась я, радостно улыбнувшись, прижала голову охнувшей от неожиданности подруги к груди и счастливо вздохнула. – Но у меня случилось кое-что очень хорошее.

Потому что любовь – это радость, правда, если она взаимная. Но и если временно невзаимная, но приносящая свои положительные плоды – то тоже радость. Тем более что, учитывая мои нынешние успехи, я уверена, что своего добьюсь.

– Отпусти меня, сумасшедшая! – ругалась девушка в моих руках, отпихивая меня, пока я, смеясь, трепала ее по голове.

– Вот, кстати! – осенило наконец меня, и я отпустила подругу, пристальнее вглядываясь в нее. – Поделись свои секретом!

– Каким еще секретом, болезная, – отфыркивалась подруга, пытаясь привести в порядок растрепанные мною волосы. – Ты бы сначала объяснила мне толком, что за счастье снизошло на твою больную голову.

– Не скажу, – честно говоря, застеснялась я признаваться в своих чувствах. – Подрастешь – сама поймешь.

– Один год – это даже не разница, – закатила она глаза. – Тем более что чаще всего мне кажется, что я старше тебя на все пять. А разумнее и на десять.

– Ну ну, – фыркнула теперь я в ответ на ее замечание, – посмотрим. Ладно, сейчас важнее, как ты этого добилась?

– Да чего добилась-то? – устало вздохнула Ари. – Я все меньше понимаю твои бессвязные речи.

– Да кудряшек же, – указала я на очевидное.

Ведь действительно, я Ари знала задолго до поступления в академию, и кудрявостью она никогда не отличалась. А теперь длинные светлые волосы мягкими волнами обрамляли ее лицо. Причем уже не первый день и не первую неделю. И очевидно, добилась она этого эффекта не своими силами.

– Мира мне зелье специальное прислала, – поделилась секретом прекрасных волос подруга, чья сестра обучалась на алхимика. – Правда, оно слегка экспериментальное, поэтому в пользование предложила на свой страх и риск. Я попробовала – вроде неплохо.

– Да отлично просто! – загорелась я и, состроив жалобные глазки, начала канючить: – Поделись со мной, а? Я же не просто так прошу, мне же для дела надо!

– Для какого такого дела? – подозрительно уставилась она на меня.

– Очень важного, – клятвенно заверила я ее.

– Догадываюсь я, что это за важность такая, – кажется, озарило Ари, а я зашикала, надеясь, что она не решиться высказаться в слух.

Я сама-то не решалась, произнести это.

– Дашь? – вновь попросила я.

– Дам, – вздохнув, кивнула она. – Только будь аккуратна. И обещай, что потом мне все объяснишь.

– Обещаю, – клятвенно заверила я.

И уже буквально через пару минут заветный пузырек находился у меня в руках.

– Запомни: не больше пары капель на расческу, потом тщательно причесываешься ею, ложишься спать, а утром уже встаешь с кудрями. Все поняла? – испытующий взгляд на меня.

– Все, – уверенно подтвердила я. А что тут можно было не понять?

Правда, часом позже, когда я уже готовилась ко сну и решила воспользоваться принесенным средством, вопросы все же появились.

Нет, дозировка – это, конечно, вещь тонкая, но тут есть и спорные моменты. У Ари, в отличие от моей тяжелой копны, волос тонкий, легкий и мягкий. С укладкой никогда проблем не было. А вот у меня, как ни бейся, ничего долго не держится – волосы слишком тяжелые. Да и в отличие от подруги я рассчитывала не на легкие волны, а именно на полноценные кудри. После долгих размышлений, взвешивания всех «за» и «против», я все же добавила пару лишних капель на расческу, справедливо посчитав, что хуже не будет, расчесала свою гриву и, довольная, предвкушающая завтрашний безжалостный удар прямо в сердце милого, уснула.

* * *

Жуткий звук разнесся над территорией академии, будя всех адептов и напоминая, что через пару минут построение. Вставать по утрам всегда тяжело. Вставать, зная, что сейчас тебя будут мучить на построении, – сложнее вдвойне. Но надо – значит, надо. Сейчас главное было быстренько собраться, а в божеский вид я буду себя приводить уже непосредственно перед занятиями.

Поэтому встаем, натягиваем тренировочную форму, и вперед. Я уже как раз собралась и хотела полюбоваться на эффект чудесного зелья и расчесаться, когда раздался стук в дверь и бодрый голос подруги, просившей поторапливаться.

Правда, ее голос почти сразу заглушил мой полный отчаянья стон.

– Я дуууураааа, – провыла я, любуясь в зеркало на плоды трудов моих.

Ведь дозировка это и правда очень важно!

В общем, желанные кудри я все же получила. Правда, в несколько большем количестве, чем ожидала. Я была как барашек какой-то! С моей-то копной да мелкие-мелкие кудряшки – это просто кошмар! Словно у меня шкура какая-то на голове! И их ведь не разодрать теперь!

Ворвавшаяся в комнату на мой крик Ари, увидев меня, пару мгновений просто пялилась широко открытыми глазами, а потом… дико заржала.

Это конец!

– Как, как от этого избавиться? – вцепилась я в ее плечи и начала трясти.

– Никак, – захлебываясь смехом, проговорила подруга, – через пару дней само спадет, а до этого ничем не смоется.

Я взвыла раненой волчицей. Ну почему! Почему именно сейчас! Я же опозорюсь перед всеми.

– Ари, – застонала я, – что делать? Я не могу в таком виде выйти!

– Можешь – не можешь, а придется в любом случае. От занятий по причине плохой прически тебя никто не освободит, – пожала она плечами, с трудом перестав смеяться.

В общем, вдвоем, в четыре руки, мы кое-как скрутили это безобразие на моей голове в тугой узел, но все равно какие-то мелкие тугие кудряшки пружинками выстреливали то там то сям.

Подруга осмотрела меня критически и постановила:

– Натянешь сверху шапку – и нормально все будет.

Как будто у меня был выбор!

И если шапка на утренней тренировке это еще нормально, все же конец зимы, в Ардаме довольно прохладно, то весь последующий день это уже было не просто неудобно, это было по-идиотски. Вот только шапочка в любом случае была лучше того кошмара, что творился на моей голове.

Поэтому сразу после тренировки, убедившись, что вода или какие другие средства никак не могут совладать с этим буйством, нами была разработана универсальная отмазка, позволяющая мне следующую пару дней, пока будет держаться это демоново зелье или пока Ари не выпросит у сестры какое-то средство противодействия, ходить повсюду в шапочке.

И до поры до времени отмазка прекрасно исполняла свои функции, пока не столкнулась с непреодолимыми обстоятельствами в лице магистра Двэйна. Вот даже не сомневаюсь, если бы не он и его предмет, я бы прекрасно дождалась решения этой проблемы, но, к сожалению, мне не повезло столкнуться с ними обоими именно в этот же день.

И вот я же надеялась тихо проскочить мимо него в кабинет и сесть где-нибудь подальше, чтобы незаметно было. Но, к сожалению, была задержана еще у двери.

– Адептка Мияри, почему вы в головном уборе? – поинтересовались у меня и отвели за плечо чуть в сторону от двери, чтобы я не мешала жаждущим получить знания адептам заходить в кабинет.

– Уши застудила, болят, – тихо пробормотала я, пряча глаза, боясь, что распознают мою ложь.

– Так идите к целителям, – пропустили мы последнего спешащего адепта, бросившего на меня сочувственный взгляд.

– Схожу после занятий, – в который раз за день повторила я. – Не хочу пропускать, – и попыталась прошмыгнуть внутрь.

Но не тут-то было. Меня ухватили за воротник и без усилий вытянули обратно.

– Нет уж, знаю я ваше «после». У адептов всегда так. А потом совсем запустите. – И меня, развернув в сторону лестницы, легко подтолкнули в спину: – Идите, идите.

– Я схожу потом, – упорно твердила я, упираясь ногами, прекрасно зная, что если ступлю на вредную лестницу, то она точно проследит, чтобы я дошла именно до целителей, и что я потом им там объяснять буду?

– Слушайте, – уже начал злиться преподаватель, – вы что, издеваетесь? Прекратите срывать мне занятие.

– Мне не нужно к целителям, – поняв, что деваться уже не куда, тихо призналась я, – со мной все в порядке.

– Тогда что вы мне тут за комедию устраиваете? – окончательно разозлился куратор.

Я совсем скисла и, пряча глаза, призналась:

– Просто у меня проблемы с головой.

Минута молчания.

– Ну, это я уже заметил, – с сарказмом ответили мне.

Я покраснела от стыда, осознав, что меня неправильно поняли.

– Я имела в виду, что проблемы с волосами.

Опять пара мгновений молчания, в течение которых я старательно отворачивалась, а потом с меня внезапно сдернули эту дурацкую шапку.

И конечно, как назло, в тот же момент не выдержала резинка, с помощью которой мы закрепили это кошмарище у меня на голове, и все снова встало дыбом, создав вокруг меня огромное русое облако из волос.

Я зажмурилась в страхе от дальнейшей реакции. И совсем не ожидала услышать сначала тихий кашель, которым, как оказалось, пытались замаскировать смех, но, к сожалению, не слишком удачно, потому как магистр все же рассмеялся.

А я, закрыв лицо руками, тихо простонала:

– Я просто овца какая-то…

– Определенное сходство наблюдается, – со смешком в голосе донеслось до меня, и вот тут я уже разозлилась и вскинула на куратора сердитый взгляд.

И никакие зеленые глаза меня не смутят!

– Я, конечно, понимаю, что поступила не очень умно, – процедила я, старательно контролируя голос, все же понимая, что передо мной преподаватель, – но и с вашей стороны не слишком вежливо издеваться над девушкой, попавшей в неудобную ситуацию, – уже на повышенных тонах закончила я и подобрала с пола порванную резинку, надеясь связать ее и снова убрать волосы.

Но почти сразу мои трясущиеся руки накрыла широкая мужская ладонь.

– Простите, Шаготта, – тихо сказали мне, – я не хотел вас обидеть. – А я все равно упорно не поднимала взгляд. Вот знаю, что, стоит только посмотреть, и все прощу! Ух, глаза эти вредные!

А потом какое-то неуловимое движение рукой, и я чувствую, как волосы мягко опускаются, привычно окутывая меня длинно-гладкой волной.

Я неверяще провела ладонью по ровной пряди, соскользнувшей с плеча, и подняла на магистра Двэйна сияющий взгляд.

Спаситель ты мой! Избавитель! Бездна, как же прекрасны эти глаза! Ой, то есть этот человек!

– Спасибо, – искренне выдохнула я.

– Не за что, – благосклонно кивнули мне и мягко улыбнулись: – И не экспериментируйте больше. Вам так гораздо лучше.

Я улыбнулась еще шире.

– Все, а теперь вперед, на занятия, пока адепты там совсем не расслабились, – махнули мне в сторону двери, и я поспешила юркнуть внутрь и пройти к своему месту.

Крайне довольная. Никогда больше не буду экспериментировать. На вкус магистра определенно можно положиться. Тем более учитывая, что они родственники с милым Антейном. Значит, если понравилось магистру, то и мой милый оценит.

* * *

Время шло, и мой план довольно активно претворялся в жизнь. Я даже достигла определенных успехов! Уже пару недель, как мое существование наконец-то стало заметным для Него. Он здоровается со мной в коридорах и даже улыбается иногда. Несколько раз мы встречались в библиотеке. Вместе сидели над домашним заданием, а в некоторых задачах он даже помог мне разобраться! (Правда, непонимание я лишь изображала, да и подсказал он с ошибкой, но ведь главное не это, главное – его желание мне помочь!)

И в последний раз его помощь была и вовсе неоценима (подсказка на контрольной тоже была, к сожалению, неправильной, но ведь ценность-то ее была не в этом). В общем, я решила, что настал мой звездный час. Пора проявить и остальные свои способности. Да, я довольно умна, я красива и мила, но всем нам известно, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Ум мы уже поразили, взор усладили, пора переходить к остальным частям тела. И поражать их мы будем с помощью моих потрясающих способностей к готовке и нескольких семейных секретов. В принципе, с тем, чтобы что-то приготовить, у меня никаких проблем нет, это дело я люблю и умею, проблема оказалась в другом – где готовить? В комнате у себя такого не организуешь, выход один: попасть на кухню столовой.

И вот тут началась новая эпопея. Как я ходила и упрашивала домовушек пустить меня. Сколько ни умоляла и ни клялась, что ничего не испорчу – ни в какую. Упорная нечисть не желала делиться своим рабочим пространством. Заветный пункт плана уплывал из моих рук. И я не выдержала. После последнего отказа я плюхнулась на пол прямо у двери кухни и, залившись слезами, громко завыла от отчаянья. Выла долго и со вкусом о том, какие они бессердечные, жестокие, о том, что из-за них я навсегда останусь одинокой и закончу свои дни старой девой в окружении десятка кошек, о том, что своим отказом они лишают молодое сердце надежды на счастье, любовь, брак, семью и детей. В общем, ввела бедных домовых в состояние шока. Но, придя в себя, они шустро увлекли меня на кухню, успокоили и за чаем выведали у меня всю историю до конца. Когда я закончила свой рассказ, домовушки рыдали крупными слезами, клятвенно обещали пустить меня в любое время дня и ночи и даже милостиво разрешили пользоваться продуктами с кухни.

Вот таким сложным и долгим путем, но я все же добилась своего. И вот у меня на руках он, шикарный пирог с ягодами кариссы, по секретному рецепты моей матушки. Просто одуряюще вкусно пахнущий, лишающий разума своим запахом даже меня, вроде как привычную.

Но, несмотря на то, сколько проблем мне уже пришлось преодолеть, самое сложное, к сожалению, было впереди. Мое секретное оружие в любви предстояло еще как-то вручить объекту воздыхания. А особенно это усложнялось из-за того, что почти все время рядом с Ним находилась она – Ликара.

Соперррница!

Я почти весь день таскала пирог с собой, надеясь выкроить момент, когда Антейн будет один. Под конец уже почти совсем отчаялась, и вот шанс подвернулся мне.

Вот Он стоит наконец-то не рядом с противной Ликарой и своими друзьями. Правда, вместе с Ним магистр Двэйн, но перед куратором мне не так неудобно вручать свой подарок, как перед Его друзьями.

И вот вдох-выдох. Я беру себя в руки, вот только не держат меня ноги. Трясутся от переживаний. А надо сделать всего несколько шагов, протянуть пакет и произнести одну фразу: «Спасибо большое за помощь! Это моя благодарность. Надеюсь, понравится».

Но как же сложно это сделать!.. И ладошки потеют, и в глазах темнеет только от одного взгляда на Него. Нет, я не буду смотреть. Буду смотреть под ноги. Давай, Шаготта, ты все сможешь!

Вдох, стремительные пять шагов, рука поднимается вверх, глаза все также смотрят в пол, а губы произносят заветную фразу:

– Спасибо большое за помощь! Это моя благодарность. Надеюсь, понравится.

– Хм-м, это несколько неожиданно, адептка Мияри, – отзывается глубокий мужской голос. – Но спасибо… а о какой помощи вы говорите?

Мгновенно вскидываю голову и натыкаюсь на взгляд магистра Двэйна. Одного!

А куда же?

Быстро оглянулась и наткнулась взглядом на удаляющуюся спину моего милого.

Нет!!! За что? Ыыы!!!

– Адептка? – напомнил мне о своем существовании магистр, и пришлось перевести взгляд на него.

Что мне теперь эти зеленые глазищи, все это тлен, когда та зелень, что дорога мне, скрылась в неизвестном направлении.

– Шаготта? – чуть более настойчиво позвал преподаватель, и мне пришлось выплыть из своей пучины отчаянья.

– Все в порядке? – Обеспокоенный взгляд, и я постаралась нацепить более довольное выражение лица.

– Все отлично, – сделала попытку улыбнуться я в ответ. В конце концов, в этой неудаче никто, кроме меня, не виноват. Это мне надо было смотреть, кому вручаю.

– О какой помощи вы говорили? – снова спросил он.

– Ну, – потянула я, пытаясь придумать отмазку, – вы договорились о пересдачах для меня. Если бы не ваша помощь, я бы не смогла закрыть предыдущий семестр, – нашлась я.

– Тогда мне стоит ждать паломничества всей остальной группы должников? – слегка усмехнулся он.

– Нет, я одна такая ответственная, – улыбнулась я в ответ.

– Идемте, – внезапно произнес магистр. – Раз уж вы, судя по запаху, обеспечили нас десертом, я со своей стороны просто обязан предоставить нам чай.

– Ой, не стоит, – стала упираться я.

Все же пить чаи со своим преподавателем, да еще и взрослым мужчиной, это как-то…

– Идемте, – все же настоял он и утянул меня к себе в кабинет.

И вот я сижу в знакомом кресле, в котором еще пару месяцев назад меня отчитывали, и наблюдаю, как магистр Двэйн нарезает приготовленный мною пирог. Приготовленный не для него! И такая печаль-тоска меня берет от несправедливости этой жизни.

– Шаготта, вы что, плачете? – Вопрос магистра показал, что внутри удержать разочарование не удалось.

– Это я от счастья, – пробормотала я, поспешно доставая из кармана платок и стирая предательские капли.

– Счастья? – недоверчиво переспросили у меня.

– Что хоть кто-то распробует мою стряпню, – постаралась оправдаться.

Мгновения молчания, после чего осторожный вопрос:

– У вас какие-то проблемы с готовкой? – И теперь настороженный взгляд достался пирогу на столе.

– У меня проблемы с дегустаторами, – вполне искренне обиделась на подобное недоверие, – а готовлю я отлично.

– Конечно, конечно, – поспешил оправдаться преподаватель, а может, просто побоялся, что я еще разревусь здесь. А мужчины, как известно, женских слез не выносят. Даже, как оказалось, счастливых.

Несмотря на все уверения, пирог резали с какой-то настороженностью – как будто он взорвется вот-вот. И я за этим процессом наблюдала с внутренней усмешкой.

Все с той же недоверчивостью магистр явно ждал, что я первая попробую свое творение, видимо, просто чтобы убедиться: травить я его не собираюсь. А я невозмутимо прихлебывала чай и делала вид, что изучаю обстановку, ожидая кульминации. И вот случилось: мужчина, очевидно, не выдержал моего несчастного взгляда в сторону кусочка лежащего перед ним (хотя вздыхала я, по правде говоря, от того, что не тому он достался) и все же рискнул. Первая проба – и с немым удивлением и, я бы даже не побоялась этого слова, восторгом на меня взирают зеленые глаза магистра Двэйна. И даже странно, что в этот момент я не пожалела, что восторг этот увидела не в тех глазах, на которые целилась. О нет, я лишь гордо и немного лукаво улыбнулась.

– Потрясающе, – поделились со мной впечатлением, – мне даже становится стыдно за свое недоверие, – признался куратор.

Это еще что. Да если бы я захотела, он бы с рук у меня этот пирог ел. Но учитывая, что и кормить-то пирогом я планировала другого, пусть живет. Мое эго удовлетворится одним знанием этой маленькой женской победы.

– Мм-м… ягоды кариссы, – продолжал смаковать магистр мой кулинарный шедевр, – немного черной меррены… и еще что-то… никак не пойму что…

Вот тут я уже не удержалась от хитрой улыбки. Еще бы, ведь это что-то – секретный ингредиент! Личная заслуга моей матушки! Никто до нее не догадался добавить это в выпечку.

Как оказалось, наблюдать, с каким удовольствием поглощают твое творение, чертовски приятно. Вот оно, торжество женского разума над мужским желудком и, соответственно, всем организмом в целом.

– Вергена! – внезапно озарило преподавателя, а я аж подскочила от неожиданности.

Вот ведь чуйка какая, не ожидала, что угадает.

– Но откуда? – удивленный взгляд в мою сторону.

Я просто пожала плечами и со вздохом призналась:

– Я из Миров Хаоса.

– Как? – еще более удивленно.

– Вот так, – не стала толком пояснять.

Не буду же я теперь делиться всеми секретами семьи? Что я – мамина радость от первого брака, а вторая ее «радость» шести лет от роду имеет изрядную долю демонской крови, соответственно, как и отец его, который нас и перетащил на место жительства в Хаос. Не то чтобы я сильно была против, но привыкала с большим трудом. И не сказать, чтобы я особенно хорошо прижилась, вот и пришлось сбегать вслед за подругой в Приграничье. Нет, конечно, на каникулы и праздники я к мамочке возвращалась, но оставаться жить в Хаосе не планировала.

А секретной выпечкой мать обзавелась как раз в периоды взращивания малого. Уж очень, как оказалось, демонская кровь на эту травку – вергену – положительно реагирует. В том смысле, что обычно ее маленьким куда-то в питье подмешивают при болезнях, вроде как успокаивает да иммунитет поднимает. Но наш мелкий оказался с легкой придурью, в том смысле, что травку эту, которую обычно все очень любят, на дух не переносил и с криком выбивал все кружки из рук, отказываясь пить. Вот матушка моя, страшно умная женщина, и попробовала подсунуть ту же травку, но под другим, так сказать, соусом – в пирог ягодный, до которого малой охоч был. Вот так и выяснилось, что если ее с ягодами смешать, то вкус любая выпечка приобретает непередаваемый. Почему? Да кто его знает, но чудесный секретный рецепт от такой вот случайности появился, тщательно оберегался, ибо матушка моя на нем и своей выпечке неплохо так в Хаосе зарабатывать начала. А этот, поди ты! Со второго куска почувствовал!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12