Маргарита Гришаева.

Адептка (сборник)



скачать книгу бесплатно

– У него сто двадцать детей, и ему нечем их кормить.

– Коллекционные конфеты в эту теорию вписываются плохо, – сказал Юрао, складывая косточки в пирамидку.

Ему сегодня достались ребрышки ягненка, так что простор для творчества имелся.

– Делает запасы на случай нападения Миров Хаоса? – предположил Доха.

– Интересная теория, но в нее не вписывается партия похищенного белого сыра, а это крайне скоропортящийся товар. – Юр закончил пирамидку и увенчал ее оставшимся листиком салата.

– Перепродажа в человеческие королевства? – внесла я свою лепту.

– Дэй, нельзя быть такой наивной – люди от всего, что изготовлено в Темной империи, с ужасом шарахаются. К тому же ты знаешь наши порубежные заставы, там икринка не проскочит.

– Поддерживаю, имел практику на одной из застав, – сказал Доха.

Повисла пауза, в течение которой мы все мысленно строили новые предположения.

– Перепродажа в Хаос, – внезапно произнес Наавир.

Он дожевывал последний бутерброд, как и всегда впечатляя нас драконовским аппетитом, а дожевав, повторил:

– Определенно в Хаос.

– Как? – тут же задал вопрос Юрао.

Меня это тоже интересовало.

А вот Доху не очень – стригой, сосредоточившись на чем-то своем, плавно проплыл по воздуху прочь из кабинета, закрыл за собой дверь.

– Ну, смотрите. – Наавир пододвинул к себе блюдо из ресторана, снял крышку, вдохнул аромат, исходящий от части бедра быка, не меньше, и продолжил, взявшись за нож и вилку: – Единственное место, где все исчезает безвозвратно, – Миры Хаоса.

– Безвозвратно и бесследно, – задумчиво подтвердил Юрао. – Но до Миров Хаоса три дня пути минимум, это если взять сверхбыструю доставку кентавров, а у них тарифы на подобное мероприятие – заоблачные. И, ко всему прочему, белый сыр, упомянутый мной ранее, имеет срок годности два дня.

– Портал? – внесла предположение я.

– Дэй, – Юрао посмотрел на меня укоризненно, – те, у кого хватает магии прожигать пространство, менее всего нуждаются в чем-либо вообще, не говоря о продуктах питания. Что касается порталов – мы отследили бы мгновенно, не забывай о системе обнаружения магических источников, установленной повсеместно.

Я не забыла. У меня достаточно хорошая память в принципе, и поэтому я осторожно напомнила:

– Юр, а когда открывался портал в квартире Игарры Болотной, там, в подземелье, где мы с тобой послание от Логера расшифровывали, тогда его система обнаружения магических источников разве засекла?

Задумавшись, Юрао ответил:

– Нет. Но мы учли тот опыт, руководство отдало приказ сменить имеющиеся кристаллы поисковиков на более мощные.

– Насколько более мощные? – поинтересовался Наавир, прожевав последний бутерброд.

Ну и, в общем, мы друг друга поняли без слов, и с ужином было покончено в рекордные сроки.


Когда наша сосредоточенная троица, выйдя из кабинета, принялась одеваться, Доха, оторвавшись от бумаг, меланхолично спросил:

– Лорда Тьера ожидать ли?

– Похоже, что нет, Риан сегодня занят, – застегивая плащ, отозвалась я.

– Ясно, – кивнул стригой. – Леди Тьер что сообщить?

Застегнув последнюю пуговку, я пожала плечами.

Потому что понятия не имела.

– Придумаю что-нибудь, – изобразив скорбный вздох, произнес Доха.

– Спасибо! – искренне поблагодарила я и поспешила к двери, которую для меня уже придерживал Юрао.

Наавир вышел вслед за нами, спрыгнул с лестницы и замер, подняв лицо и подставив его ветру.

– Что-то не так? – прямо спросил Юрао.

– Запах… – отозвался дракон, полуприкрыв глаза.

– Чей запах? – подходя к нему, спросила я.

Дух Золотого дракона молчал несколько долгих секунд, затем ответил:

– Запах неприятностей.

И, повернувшись, посмотрел на Юрао. Выразительно очень посмотрел.

Дроу весело ответил:

– Все отлично.

– Запах крови, – не согласившись с ним, озвучил Наавир.

– И что? – поинтересовался Юрао.

Сплюнув на мостовую комочек огня, который зашипел, соприкоснувшись с мокрым камнем, дракон мрачно глянул на дроу и вопросил:

– Издеваешься? Я тебе прямо сказал – запах крови. Отчетливый.

Юрао посмотрел на Наавира, потом на меня, развел руками и сообщил:

– Неудавшийся ритуал жертвоприношения. Нурх!

Наш кадровый кентавр, вместо того чтобы прибежать, выглянул из-за угла конторы и мрачно выдал:

– Удавшийся.

С удивлением глянув на возницу, я перевела уже вопросительный взгляд на Юрао. Наавир также смотрел на нашего общего партнера. Офицер Ночной стражи Юрао Найтес делал вид, что он совершенно не понимает, к чему наши взгляды и вообще что за намеки. И вот делал он такой вид, делал, делал…

– Дэюшка, прокляни-ка его отрядом самых кусачих блох, а? – ледяным тоном попросил дух Золотого дракона.

– Целым отрядом? – с улыбкой поинтересовалась я.

– Можно обойтись сотней-двумя, – «сжалился» Наавир.

– Привлеку по статье «Нападение на офицера Ночной стражи», – пригрозил дроу, перестав имитировать невозмутимость.

– А привлеки! – милостиво дозволил дракон. – Там сколько минимум, двадцать суток? А я даже не против, отдохну, знаешь ли, высплюсь…

– А работать кто будет? – нахмурился Юрао.

– Во-от, переходим к конструктивным мыслям. – Наавир явно издевался. – Так что там, говоришь, за ритуал удавшийся был?

Помянув Бездну и частично родственников духа Золотого дракона, Юрао устремился вперед по площади, слегка забирая вправо, видимо, чтобы свернуть на Вампирский проспект, откуда до Орочьего стана, где располагались сыроварные торговые склады, рукой подать. Ну, в смысле ногой подать, в смысле недалеко.

– Э, а я? – возмутился Нурх, внезапно осознав, что его на дело не берут.

– Отдыхай, – сказал Наавир и, ухватив меня за руку, поспешил догонять Юрао.

– А как же… как же… так человечка же, уморите болезную же! – цокая копытами, помчался за нами Нурх.

Наавир не обратил на него внимания, я особо тоже, потому как старательно бежала следом за партнером, а догнать спешащего дракона – это было не просто.

– Она ж замужняя, – надрывался кентавр, – и может, даже… может… может, в положении!

Я чуть не споткнулась от подобного, а вот Наавир остановился. Медленно повернулся к Нурху. Внимательно на него посмотрел.

– Все, понял, кошмарного вечера, – пятясь назад, пожелал нам кентавр, развернулся и умчался с площади, то есть вообще с глаз подальше.

Глубоко вздохнув, Наавир медленно выдохнул, посмотрел на меня и спросил:

– Не тошнит?

– Нет. – Я была искренна, как никогда.

– Вот и славно, – решил дракон. – А тошнить скоро начнет?

– Не начинай! – взмолилась я.

– Ладно, я не буду. Ты знаешь, драконов в принципе не тошнит, но если ты просишь, даже начинать не стану. Но так, в общем и целом, чисто гипотетически, тошнить тебя вообще будет или как?

Хлопая ресницами, я даже не знала, как на это реагировать. К счастью, и не пришлось, потому что Юрао, заметив, что мы больше за ним не идем и вообще простаиваем самым возмутительным образом, вернулся и вынес вердикт намекам Наавира:

– Не сегодня точно. Пошли.

И мы пошли: дракон и дроу по краям, я, как и всегда, в середине. И, пользуясь своим положением, я же и спросила:

– Так что там с жертвоприношением?

Юр скорбно вздохнул, Наавир, привычно щелкнув пальцами, обеспечил нам полог тишины. Мы с ним оба прекрасно понимали, что Найтеса связывает служебная тайна. А так все меры безопасности были приняты, и мы приготовились внимать.

– Темная история, – поморщившись, сообщил Юрао. – И в целом мало приятная. Если в общем, то некая группа демонов – предположительно перебежцев из Хаоса, нашим подобное вряд ли бы могло прийти в голову – по всей территории Приграничья проводит… человеческие жертвоприношения.

Я сдержала стон. Наавир, покивав, словно соглашался с какими-то своими мыслями, с ходу спросил:

– Зачем?

– Да что б я знал! – воскликнул Юрао. А затем уже спокойнее произнес: – Есть предположение, что это служители культа Тьмы.

– Очередная попытка пробуждения исчезнувшей богини? – хмыкнул Наавир.

– Что-то вроде того.

– И как стражи пришли к подобному предположению? – спросила я.

– Человеческая кровь – идеальный проводник, – объяснил Юрао. – По этой причине в самом Хаосе человеческие жертвоприношения под строжайшим запретом, вероятно, поэтому шайка тьмушников и нагрянула к нам. Как только перебежная служба пропустила… На данный момент все наши и Серая стража переведены в режим повышенной боевой готовности, Дневные трясут своих соглядатаев.

– А Нурх откуда в курсе ситуации? – спросил Наавир.

– Так эти олухи копытные всю тьмушную банду демонов и перевезли из Ррадака в Ардам. Ты приглядись, их сегодня практически никого по улицам, Нурха я лично отмазывал, еще трое в этом не участвовали, остальных загребли в Крепость, на допросах сидят.

– Так, а Нурх в этом и не мог участвовать, он же при конторе постоянно, – сказала я.

– Ну… почти, – уклончиво ответил Юрао.

– Так, а с жертвоприношением конкретно что? – вернулся к вопросу ритуала Наавир.

– Троих спасли, четверо у лекарей, но оклемаются.

– Параметры жертв? – Дух Золотого дракона был неумолим.

– Девушки, чистокровные человечки.

После этой информации некоторое время молчали и я, и Наавир, но затем дракон взял и уточнил:

– Девственницы?

Юр, хмыкнув, ответил:

– Тьмушники, конечно, извращенцы, но не до такой степени – в последней партии двое даже имели детей. – Дроу помолчал, словно раздумывая, рассказывать нам дальше или не стоит, но в итоге склонился к первому варианту и продолжил: – На этом мы их и накрыли.

И посмотрел на нас. Мы с Наавиром вопросительно взирали на него, демонстрируя жажду узнать, что там было. Офицер Найтес скорбно вздохнул, печально посмотрел в стремительно темнеющее небо, снова на нас и понял, что не отвертится.

– Одна из человечек по каким-то странным причинам связалась с вампиром, – начал он. – Чего ее на кровососа потянуло, не ясно совершенно, но как потянуло, так и… она от него сбежала, в общем. Не знаю, может, он ее чисто как мужчина не удовлетворя… а, прости, Дэй.

Невольно улыбнувшись, я кивнула, намекая, что он может продолжать.

И Юрао продолжил:

– В общем, девица сбежала из столицы, добралась до Ардама и уже тут обнаружила, что сбежала не одна, а с прибытком. Могла бы избавиться, раз уж папашка оказался настолько не мил, но то ли материнский инстинкт, то ли еще что – оставила. Работала в чайной, заведение у городского парка… Дэй, да ты знаешь, там девушка твоих лет дочь владельцев…

– Чайная господина Мутта? – уточнила я.

– Она самая. Кроме его дочери Эолы работала еще другая девушка.

Я смутно припомнила темненькую худенькую девушку, улыбчивую, судя по внешности, из южных пределов империи. Но мы с ней как-то не особо общались, да и в чайной я бывала редко.

– И-и? – подтолкнула я Юра к продолжению рассказа.

– Она родила, – продолжил дроу, – мальчика. То, что он вампиреныш, было заметно сразу, но человечка упорно воспитывала его как человека. В четыре отдала в общий сад, и малыш там быстро сошелся со своими, вампиры рано проявляют социализацию. Единственное, что непонятно ни мне, ни остальным нашим, – почему малыш ни разу не использовал голос крови. Вампиреныши начинают пользоваться им едва ли не с рождения, при любом удобном случае, вроде «караул, у меня подгузник мокрый и от него плохо пахнет».

– Видимо, подгузник меняли своевременно, – усмехнулся Наавир.

– Видимо, – согласился Юрао. – Так я к чему? Когда тьмушники ворвались в квартиру человечки, малыш не испугался, а использовал голос крови. Причем голос такой силы, что папашка перенесся тенью из столицы в Ардам и даже не сразу сообразил, что использовал способность, которая у кровососов давно считалась потерянной.

– Тьмушники выжили? – меланхолично поинтересовался Наавир.

– Выжившие остались частично понадкусанными, – сообщил Юрао.

– А что с девушкой? И ребенком? – спросила я.

– У человечки пара синяков и большая проблема в виде разъяренного бывшего, малыш объелся и ходит по Крепости с умным видом и круглым пузом, пока папашка пытается призвать мать к закону, а адвокаты кровососов старательно ищут, к какому конкретно. На момент, когда я уходил, Шейдер выслушивал от них очередную вариацию на тему «Похищение детей», а папашка фонил вампирским обаянием настолько, что на него с явным интересом начали поглядывать даже скаковые ящеры, но человечка попалась какая-то к вампирским чарам невосприимчивая. Наши строят предположения на предмет его несостоятельности в горизонтальной плоскости вкупе с хлипкими размерами достоинства.

– Спорят вслух? – усмехнувшись, поинтересовался Наавир.

– Естественно, – мгновенно подтвердил Юрао.

– И естественно, никто из стражей не забыл про острый вампирский слух, да? – посмеиваясь, уточнил дракон.

– Естественно.

Мои партнеры переглянулись и рассмеялись оба.

Мне было не до смеха, я встревоженно спросила:

– А что будет с девушкой теперь?

Юр пожал плечами и задумчиво ответил:

– Сложно сказать, Дэй. В любом случае одну ее теперь не оставят. Так что либо она будет жить под присмотром и финансовым обеспечением дома Сумерек в Ардаме, либо согласится вернуться в столицу. Решать ей.

– Точно ей?

– Точно, Дэй. На момент побега она определенно не знала о беременности, соответственно, привлечь ее по статье «Похищение детей» нереально. Ребенок ее, ответственность ее, лорд Отрейон полностью виноват в ситуации сам. Поэтому и старается сделать все, чтобы привлечь внимание матери своего сына.

Некоторое время по улицам вечернего Ардама мы шли молча, но затем Наавир спросил:

– Чувствуете?

Мы ничего не чувствовали, кроме запаха сыра, витавшего в воздухе, – Орочий стан располагался за поворотом с Вампирского проспекта, так что мы практически подошли к сыродельням, и пахло тут вкусно очень. Особенно если учесть, что из чайной Дакарта доносился аромат свежей выпечки, которую пекли сейчас к завтрашнему утру. И эти витающие в воздухе вкусные ароматы заставляли редких прохожих останавливаться, прислушиваясь к запахам, вдыхать полной грудью и с улыбкой спешить дальше по своим делам.

И тут Наавир произнес:

– Портал открыли.

Я удивленно посмотрела на дракона, Юрао извлек кристалл-индикатор, всмотрелся в него и уверенно сказал:

– Нет.

– Открыли, – не согласился Наавир.

Дракон стоял, вглядываясь в одно ему ведомое и заметно хмурился. А затем вдруг задумчиво протянул:

– Говоришь, у папашки-вампира проснулась утраченная способность к мгновенному перемещению? Только ли у него?

– Нет, – Юрао напряженно смотрел на Наавира, – помимо него перенеслись сильнейшие из клана, голос крови призывает не только отца, но и тех, кто способен защитить.

– То-то я и удивился, когда ты сказал, что выжила лишь часть из демонов Хаоса. Все-таки куда одному вампиру, пусть и усиленному яростью, противостоять чистокровным, даже и низшим, демонам. Портал пропустил странника. Одного.

Юр вновь глянул на кристалл, потом на меня, мы вместе на кристалл. По идее, при открытии несанкционированного портала срабатывают все датчики, не говоря об индикаторах, и если Наавир прав, а в его правоте сомнений не возникало, то сейчас должна выть сигнализация по всему Орочьему стану, не говоря о Вампирском проспекте.

Но вокруг царила тишина, нарушаемая лишь завываниями ледяного ветра.

– Он поднимается по лестнице, – произнес Наавир. – Ведет себя нервно. Портал все еще в открытом состоянии.

Мы с Юрао потрясенно молчали, все так же с надеждой поглядывая на кристалл-индикатор. Индикатор не реагировал. Зато совершенно внезапно начало нагреваться мое обручальное кольцо. Я торопливо высвободила свою руку из руки Наавира, стянула перчатку и с изумлением увидела, как тускло светится черный бриллиант.

– Артефакт среагировал на изменения в ткани пространства. Тусклое свечение – предупреждающий знак, тебе не рекомендуют двигаться далее, и, скорее всего, хранитель рода уже поставлен в известность, – произнес Наавир. – Я всегда знал, что у рода Тьер чрезвычайно умные артефакты, теперь буду знать, что они еще и параноидально осторожные. Не пугайся.

Дракон снова взял меня за руку и указал на что-то возле моих ног. И хорошо, что предупредил заранее, – я с трудом удержалась от вопля, увидев ползущую на меня черную змею с ярко-красными глазами!

– Кошмарных, Унар, – произнес Наавир.

– Катастрофичных, – сказал Юрао, явно намекая на то, что воспринимает провал индикатора и всей системы оповещения настоящей катастрофой.

– Темных, – прошептала я.

– Ой, да знаете, заскучал сегодня вечером, дай, думаю, навещу старых друзей, пока не состарились, заодно выясню, куда они опять вляпываются так старательно, – издевательски прошипел Унар.

Черная змея, стремительно теряя в размерах, попеременно посмотрела на каждого из нас троих, остановила взгляд на Наавире и поинтересовалась:

– Долго вы еще так стоять будете?

– Предлагаешь не терять времени даром? – насмешливо спросил дух Золотого дракона.

– Ловишь мои мысли на лету, – ответил Унар. – Давайте уже, вляпывайтесь.

Но мы вляпываться не спешили. Юрао поднес браслет Ночной стражи к губам и проговорил код ситуации, сообщая начальству о происходящем. Наавир все так же стоял, полуприкрыв глаза, и явно старался что-то еще обнаружить, Унар терпеливо ждал, а я, повернув голову на звук скрипнувшей двери, с удивлением увидела, как на ночную улицу из ближайшего многоквартирного дома выходит низший демон. Причем вышел он не сразу – сначала высунулся, оглядываясь по сторонам, недовольно взглянул на нас, но заметив, что мы не двигаемся, натянул капюшон на голову и, закутавшись в плащ, стремительно шагнул в сгущающийся сумрак. И я сомневаюсь, что мне это показалось, искренне сомневаюсь, я достаточно уверена в своем зрении, чтобы утверждать – он шагнул не на улицу, он шагнул в сумрак. И моментально стал каким-то… малозаметным. Причем настолько, что мои партнеры даже не взглянули в его сторону, на Унара в виде черной змеи не обратил внимания сам незнакомец, а глядящей на него в упор мне он бросил вежливое:

– Кошмарных, уважаемая.

– И вам ужасающих, – ответила я.

И демон пошел дальше, как самый обычный житель Темной империи, спешащий по своим делам в Орочий стан. Причем даже повел себя, как все редкие прохожие в этот час: приостановился, вдохнул воздух, наслаждаясь ароматами сыра и выпечки, и бодрой походкой отправился дальше.

– Знакомый? – поинтересовался Унар.

– У Дэи, конечно, много знакомых даже среди жителей Хаоса, но это определенно не один из них, – произнес Наавир.

Который, похоже, только делал вид, что не заметил появления демона.

– Кшшшасс, средних лет, подвид песчаных демонов, – произнес Юрао. И несколько недоуменно добавил: – Кшшшасс-гурман?

– В смысле, гурман? – не поняла я.

– В смысле, кшшшассы жрут мясо. В сыром виде. Желательно еще теплое, а этот весьма правдоподобно наслаждался ароматом выпечки и сыра, – пояснил дроу.

Унар посмотрел последовательно на всех нас и спросил:

– А как в принципе кшшшасс-вкусовой извращенец связан с изменениями в ткани пространства?

Вот если честно, нам всем тоже было до крайности интересно.

– Пойдем за ним или проверим, что за портал? – спросил Наавир.

В этот момент в небе показались тени. Тени, затмевая хмурое ночное небо, приблизились к нам. Юрао молча указал теням на уже практически незаметного демона, сворачивающего в сырный квартал. Тени устремились следом, теряя в полете очертания и видимость.

– За ним проследят, – произнес и так уже очевидное для нас Юрао. – На портал можем глянуть, но я уже передал сведения в Крепость, Мерос будет здесь достаточно быстро.

Он посмотрел на нас, мы на него.

– Ну, пошли? – неуверенно спросил Унар.

Конечно, мы пошли. Может, кто-нибудь бы и не пошел, но точно не мы!


Дом оказался самый обычный. Чистая просторная гостиная, деревянный выскобленный пол, лестница, из гостиной уводящая наверх, к квартирам жильцов, и… и совершенно необычная спящая гоблинша, которая абсолютно нетипичным для этого народа образом никак не отреагировала на наше появление. Настолько не отреагировала, что Юрао, торопливо подойдя к ней, проверил, жива ли.

– Жива, спит, – сообщил он нам.

– Спит? – переспросил Наавир.

– Я не чувствую использованной магии. – Дроу перекинул аккуратную косу гоблинши с плеча и прикоснулся двумя пальцами к основанию ее черепа. – Никакой магии.

Унар черной змеевидной тенью метнулся к нему, черным же туманом обволок спящую, схлынул и уверенно произнес:

– Сонные чары.

– Я бы засек магию, – не согласился с ним Юрао.

– Сонные чары, – зевнув, повторил Унар. – И на ней, и на всех жильцах дома.

Мой партнер молча развел руками, демонстрируя, что ни орка не понимает. И тут гоблинша резко встала.

Юрао замер, Унар от нее отпрянул, а хозяйка дома, не открывая глаз, развернулась и отправилась на кухню. Мы за ней. Гоблинша же достала из шкафа, вероятно, самую большую миску, что была в доме, ведер на пять размером, и начала готовить тесто, видимо на блины. Она разбила туда яйца, залила их молоком, добавила соли и растопленного на огне масла, затем муки и все это начала мешать. Причем готовила она сноровисто и быстро, так что через пару минут на блюдо лег первый круглый, как солнышко, блинчик. И пока мы потрясенно наблюдали за спящей, но готовящей гоблиншей, Унар радостно ухватил этот самый блин двумя выросшими из змеиного тела руками и, дуя на него, весело сказал:

– Ну что, пошли дальше?

Второй блин заграбастал Наавир, намазал его обнаруженным на кухне вареньем и, жуя, направился к выходу из кухни, бросив нам:

– Догоняйте.

Мы с Юрао переглянулись, разом посмотрели на третий блинчик и четвертый, который лег на него сверху, и я тихо спросила:

– Ты что-то понимаешь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное