Маргарита Акулич.

Минск и евреи. История, Холокост, наши дни



скачать книгу бесплатно

© Маргарита Акулич, 2017


ISBN 978-5-4485-5723-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ПРЕДИСЛОВИЕ

В книге раскрыты самые разные стороны жизни евреев Минска – в разные периоды времени, и приятные, и очень горестные.

Мне было интересно писать эту книгу. Надеюсь, что найдутся желающие ее прочесть.

I ЕВРЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ МИНСКА

1.1 Появление евреев в Беларуси и изгнание их с беларуских земель. Возврат евреев в Минск

Фото из источника в списке литературы [24]


Появление евреев в Беларуси и изгнание их с беларуских земель


Появление евреев в Минске относится к 14-му веку. Они были приглашены в город в качестве силы, необходимой для восстановления его экономики. Переселенцам запрещалось владение землями. По этой причине они осуществляли оплату налогов золотом, в то время как другие производили оплату товарами.

Евреи не стремились к пробиванию для себя каких-то особых привилегий. Им нужно было лишь покровительство и охрана их имущества и жизни.

Согласно мнению историка Теодора Нарбута, евреи в Беларусь прибыли в 12-м столетии, будучи изгнанными из Киева из-за их тайных связей с греками.

Историком и этнографом Иосифом Ярошевичем сообщалось, что в 18-м столетии в Лидском уезде на одном из еврейских кладбищ имело место обнаружение надгробного камня, датированного 1170-м годом.

Литовским князем Александром в 1495-м году евреи были изгнаны из ВКЛ (Великого Княжества Литовского), а беларуские земли в то время были его составной частью. Однако позднее князь стал польским королем и дал разрешение евреями (спустя 6 лет), чтоб они возвратились с условием уплаты значительной суммы денег.


Возврат евреев в Минск


Фото из источника в списке литературы [25]


Евреи возвратились и начали жить в Минске, занимаясь сбором налогов. Они были наделены правом аренды земли и ведения торговли. На общину была наложена обязанность ежегодной выплаты в казну фиксированного налога.

В 1579-м году королем Стефаном Баторием было предоставлено евреям право торговать в Минске. С 1629-го года они получили право на владение лавками.

Имело место вхождение общины города в состав Ваада (Центрального органа самоуправления евреев в Польше).

Королем Владиславом Четвертым в 1633-м году прежние еврейские привилегии были существенно расширены. Евреям было позволено торговать недалеко от Минска, была выделена территория для организации нового еврейского кладбища. Новое кладбище требовалось, причем насущно, из-за нахождения кладбища старого далеко от города и из-за неоднократных нападений на похоронные еврейские процессии.

Минские евреи имели право на приобретение земли в центре Минска для магазинов и жилых домов.

Магистрату и окружному старосте было положено обеспечивать охрану как самих евреев, так и их имущества препятствуя покушениям и наказывая тех, кто осмеливался идти против евреев. Когда между евреями и горожанами случались поединки, местная знать выступала на стороне евреев, поскольку евреи арендовали у знатных людей земли и приносили им хороший доход.

Очень посодействовала еврейскому благополучию в Минске королевская грамота Яна Собесского (1674-й—1696-й годы), в соответствии с которой евреям разрешалась организация цехов и постройка новых домов. Синагогу, микву, кладбище от налогового бремени грамота освободила. Это было необходимо, чтобы восстановить разоренный и разрушенный город после нашествия Богдана Хмельницкого.

В Минске наблюдался рост численности евреев. Так в 1766-м году в городе было 1322 еврея. В 1897-м году Минская община занимала четвертое место среди общин российской черты оседлости, численность ее членов равнялась 47562.

1.2 Рост Минска в конце 19-го – начале 20-го столетия. Минск в годы Первой мировой войны и в первые десятилетия советской власти

Рост Минска в конце 19-го – начале 20-го столетия


Фото из источника в списке литературы [26]


В период конца 19-го – начала 20-го столетия наблюдался стремительный рост Минска. Этому содействовал закон, вводящий черту оседлости и запрет для богатых евреев на поселение и покупку земель для строительства таких объектов, как доходные дома и торгово-промышленные предприятия за границами городов. Городским властям приходилось по требованию предпринимателей-евреев идти на включение в пределы городов все новых земель, на которых производилась постройка принадлежащих евреям предприятия. В итоге в 1904-м году Минск по площади занял 9-е место среди всех городов империи, исключение составили только Москва и Петербург.

Еврейскими минскими купцами обеспечилось сосредоточение почти всей торговли лесом в Беларуси и появившейся в конце 19-го столетия фабрично-заводской промышленности.

В 1886-м году в Минске и Минском уезде всего был 191 купец. 168 купцов (или 88 процентов) были евреями. В 1904-м году евреи владели шестью банкирскими конторами. В этом году в городе и в уезде (вместе) численность евреев-ремесленников составила 6636 чел. (или 92,2 процента от всей численности). Евреи занимались изготовлением одежды и обуви, выпечкой хлеба, изготовлением мясной и кондитерской продукции. Они были кузнецами, слесарями и т. д.

Минск приобрел репутацию солидного торгового центра, что стало поводом для привлечения в него предпринимателей, как иногородних, так и зарубежных. Город выполнял роль кредитного центра Северо – Западного края, поскольку его банками обеспечивались средства всей лесной торговли Беларуси с Англией, Украиной и Германией.

Ко времени конца 19-го – начала 20-го веков евреи были уже полноправными жителями Минска. В городе насчитывалось 83 синагоги, банкирами являлись почти исключительно евреи, а в Минской губернии почти 90 процентов купцов имели еврейскую национальность. Как сообщает «Краткая еврейская энциклопедия», в то время в Минске были различные еврейские учебные заведения, общества и филантропические организации: частное еврейское реальное училище, еврейское начальное училище, две зубоврачебные школы, талмуд-тора, несколько хедеров, мужское и женское ремесленные училища, а также многое другое.


Минск в годы Первой мировой войны и в первые десятилетия советской власти


Фото из источника в списке литературы [27]


Во время, приходящееся на годы Первой мировой войны, произошло существенное увеличение численности еврейского населения Минска за счет появления в нем беженцев из прифронтовой полосы. Это было время выхода в городе многочисленных еврейских газет на идише, к примеру бундовской «Дер векер» (в переводе Будильник), сионистской «Дер ид» (в переводе Еврей).

В 1917-м году прошла конференция сионистских партий Беларуси, участников которой было примерно семьдесят тысяч человек евреев.

В 1918-м году в Минске произошло создание отделения организации «Ге Холуц» (это была молодежная организация). В город приехал Трумпельдор, который был известным сионистом, содействующим организации отрядов самообороны.

Когда советская власть только пришла, в первые ее годы имело место продолжение деятельности разных еврейских партий и организаций.

Однако их уже в 1921-м – 1922-м году начали закрывать. И на еврейской улице только деятельности евсекции большевиков разрешено было регламентирование всей работы. Был создан новый еврейский тип – советский. Для него предназначались работавшие на идише школы, еврейские отделения в институтах и техникумах, а также все учреждения культуры.

1.3 Минск перед Второй Мировой войной. Минск в годы Второй мировой войны и послевоенный. Евреи Минска сегодня

Минск перед Второй Мировой войной


Минск перед войной считался городом, еврейским практически наполовину. Доля евреев в населении составляла 46—52 процента (согласно данным из разных источников). В Минске до войны проживало порядка 240 тыс. человек, из них более 100 тыс. являлись сынами и дочерьми Сиона.

Жили евреи во всех местах города вперемежку с белорусами и представителями других национальностей. Их расселение отличалось от того, как жили еврейские люди в Праге или Риме с их традиционными еврейскими кварталами и закрытыми общинами.


Минск в годы Второй мировой войны и послевоенный


Фото из источника в списке литературы [28]


В июне 1941-го года (двадцать восьмого числа) в город Минск вошла армия вермахта (отдельные ее части). Город был оккупирован. Оккупация длилась вплоть до начала июля 1944-го года (до третьего числа).

Произошло создание Минского гетто, которое просуществовало с девятнадцатого июля 1941-го года по двадцать третье октября года 1943-го. Нацисты уничтожили примерно стотысячное еврейское население Минска и прилегавших к нему местечек. В число уничтоженных входили евреи из западноевропейских государств (примерно двадцать тысяч человек).

После завершения войны вернувшимися евреями стало обеспечиваться возрождение общинной жизни. В 1945-м году произошла регистрация городской еврейской общины. Лидерам ее удалось добиться возвращения части Холодной синагоги, которая была построена в 17-м столетии.

В 1946-м году на Яме, где в самом начале марта месяца 1942-го года имело место уничтожение гитлеровцами примерно пяти тысяч человек евреев, был открыт мемориал.

В 1949-м – 1950-м активистов еврейской общины арестовали, их освобождение произошло только в 1953-м году, некоторые до освобождения не дожили, умерев в заключении. Имело место почти полное прекращение активной еврейской жизни в городе Минске.

В конце 1960-х годов – начале годов 1970-х произошло появление «отказников», боровшихся за получение разрешения на то, чтобы выехать на жительство в Государство Израиль. Это были годы появления первых подпольных кружков по изучению иврита, музыкальных еврейских коллективов.

В 1988-м году имело место создание Минского общества еврейской культуры имени Изи Харика. Постепенно еврейская жизнь города Минска начала возвращаться.


Евреи Минска сегодня


Фото из источника в списке литературы [6]


Точная численность евреев, проживающих сегодня в Минске, не известна. Одна из причин заключается в том, что большинство евреев не указывают в переписи, что они являются евреями. Когда началась перестройка, евреи стали массово эмигрировать, и уехало большинство. К 2017 г. евреев в Минске осталось мало – скорее всего, их число ограничивается несколькими тысячами человек, если не считать людей, являющихся евреями лишь наполовину (по отцу) или на четверть, которые по еврейскому религиозному закону к евреям не причисляются. Хотя, разумеется, и для них их еврейские корни очень важны. Поэтому сегодня насущно необходимо сохранять в Минске в частности, и в Беларуси в целом, еврейскую культуру, еврейские обычаи, традиции, религию и кладбища.

1.4 Драматизм 20-го столетия для Минска. Антисемитизм в советской Беларуси

Драматизм 20-го столетия для Минска


Прошлое столетие стало для евреев Минска наиболее драматичным за всю их шестивековую историю. Большую часть их фашисты во время войны уничтожили. Когда стало возможным, евреи начали покидать Беларусь, уезжая в Израиль, Америку и т. д. – «процесс пошёл» в начале 1970-х гг. В то же время в некоторых еврейских общинах высказывается предположение, что в Минске и поныне проживают люди, которым не известно, что они евреи, поскольку в их семьях еврейское происхождение десятилетиями скрывалось. Если люди поменяли национальность в паспорте с еврейской на нееврейскую, то некоторым из них оказалось невозможно впоследствии документально доказать, что они являются евреями. Не вся документация о рождении сохранилась к моменту, когда им понадобились доказательства своей принадлежности к еврейству.

Не все евреи Беларуси знали с детства или с юности, что они евреи. Некоторые узнавали о своей еврейской национальности лет, скажем, в 20. Так, один молодой еврей узнал о своем происхождении от соседки, которая сообщила ему, что благодаря этому происхождению он может бесплатно посетить Израиль.

Некоторые евреи трепетно хранили свои семейные истории, а также древние иудейские молитвенники («сидуры») и календари своих прадедушек и прабабушек. Такие евреи обычно не меняли свои фамилии и не скрывали свою принадлежность к еврейству. Они готовили национальные блюда и чтили традиции.

Евреям в настоящее время в Беларуси жить относительно безопасно. Однако были времена, которые можно назвать ужасными и страшными для евреев. В первую очередь, разумеется, речь идёт о войне. Слава Богу, не всех людей расстреляли, уничтожили в газовых камерах или закопали заживо. Кому-то из евреев удалость спастись, убежать, спрятаться, выжить.

Многие евреи и в мирное время сталкивались с антисемитизмом. Из-за этого они принимали решение о смене фамилий и отчеств. К примеру, одна из девушек, которую звали Людмила, поменяла фамилию Кацнельсон и отчество Файтольевна. В результате ее стали звать Людмила Федоровна Гудкова. Можно понять такой поступок: ей не хотелось, чтобы ее постоянно унижали или даже преследовали за еврейское происхождение. Историй таких было немало, несмотря на то, что во время войны евреи мужественно сражались против врагов, еврейское подполье отличалось особой активностью и эффективностью. Подпольная организация возникла уже через три недели после создания гетто, о чем можно прочитать в книгах Григория Смоляра.

После войны на несколько лет возродилась еврейская общинная жизнь. К тому времени относится установка обелиска с надписью на идише в «Яме», на месте расстрела тысяч евреев в марте 1942 г. Но наступил 1949 год, когда были арестованы многие еврейские активистов. На долгие годы жизнь евреев Минска вновь ушла в нечто вроде подполья, что обеспечивало выживание и сохранение еврейских традиций. В позднесоветское время в Минске действовала лишь одна синагога, ютившаяся в частном секторе (в 1980 г. переехала в историческое здание на ул. Кропоткина, 22). Иногда евреи доставали к Пасхе мацу и занимались в кружках, где преподавали иврит.


Антисемитизм в советской Беларуси


Фото из источника в списке литературы [29]


Антисемитизм в советской Беларуси был довольно сильный, особенно в 1949—1953 годы (когда был закрыт еврейский театр, запрещены издания на идише, велись гонения на «космополитов» и «сионистов») и после 1967 года. Об этом явлении свидетельствует хотя бы снос старинного еврейского кладбища в районе улиц Сухой и Коллекторной в начале 1970-х годов. Впрочем, в то время по-варварски разрушили и православное кладбище на Сторожевке, и татарское кладбище в районе улицы Грибоедова. Показателен и следующий факт: когда в начале 1980-х годов происходила реконструкция Троицкого предместья, можно было бы увековечить какие-то аспекты еврейской его истории. Ведь в предместье жило много евреев, была требующая восстановления синагога («Дом природы»). По существу, ничто не мешало в синагоге разместить что-то наподобие еврейского народного музея. Этого власти города сделать не дали. В брежневское время в «Беларускай Савецкай Энцыклапедыі» не было даже статьи «Яўрэі».

С 1988 года в Минске наблюдается постепенное возрождение еврейской жизни, создано общество еврейской культуры и другие организации. Сегодня белорусские власти вроде как демонстрируют свою заинтересованность в сотрудничестве с государством Израиль, что-то делается в области сохранения еврейской культуры и религиозных традиций.

Однако покончено ли в Беларуси в целом, и в Минске в частности, с антисемитизмом? Вспомним 2001 год, когда в Минске было принято решение о снесении синагоги на ул. Димитрова и уничтожении остатков Холодной синагоги на Немиге, возведенной в 1570 году, здание которой было едва ли не первым кирпичным зданием в Минске. Несмотря на то, что две эти синагоги представляли собой историко-культурные ценности, люди Лукашенко уничтожили их параллельно. Должностные лица (главный архитектор Минска и др.) обещали «в качестве компенсации» обозначить места, на которых находились эти синагоги, памятными знаками, но за 15 лет так ничего и не сделано. Не выполнено и постановление Совета министров Беларуси 1998 г. – увековечить память народного артиста СССР Соломона Михоэлса, убитого в Минске (январь 1948 г.)

В Беларуси продолжают уничтожаться еврейские кладбища, появляться антисемитские надписи в публичных местах. Стоит ли говорить сегодня о том, что в этой стране и в ее столице нет и не будет антисемитизма? Очень хотелось бы получить отрицательный ответ. Но он, увы, не напрашивается.

II МИНСК И ИДИШ

Фото из источника в списке литературы [30]

2.1 Идиш как государственный язык в Беларуси и в жизни евреев Минска

Четыре языка – белорусский, русский, польский и идиш – встретили меня на вокзале. Они глядели на меня сверху, с серой стены… Я встречался с ними на каждом шагу, в каждом наркомате, в каждой конторе – везде».

(идишистский писатель из Варшавы Израиль-Иешуа Зингер о Минске 1926 годa)

Идиш как государственный язык в Беларуси


Фото из источника в списке литературы [31]


С начала 1920-х годов идиш наряду с белорусским, польским и русским языками стал одним из государственных языков в Беларуси. На идише оформлялись вывески учреждений, на него переводились белорусские законы. Газеты и журналы выпускались либо на всех государственных языках, либо на одном из них. На тогдашнем гербе с серпом и молотом, хотя он сегодня не пользуется популярностью (справедливо), имелась надпись на всех языках, провозглашенных государственными. У евреев была возможность учить детей в школах на идише. В 1938 году произошло лишение идиша статуса государственного языка, но это, как говорится, уже совершенно иная история.

В середине 1924 года Центральным комитетом КП (б) Беларуси было инициировано создание в БССР ряда национальных еврейских районов. Резолюция ЦК предписывала создание этих районов в местах сосредоточения еврейского населения.

Секретарь еврейской секции КП (б) Б Янкель Левин заявил, что официальный язык данных районов – идиш. На этом языке должны публиковаться все местные акты и объявления. Идиш должен был стать в рассматриваемых районах языком, используемым для работы всей советской бюрократии. Однако речь шла скорее об эксперименте, он не был рассчитан на постоянное развитие и долгосрочную перспективу.


Идиш в жизни евреев Минска


Фото из источника в списке литературы [31]


До 1917-го года Минск для белорусских евреев был одним из важнейших политических, религиозных и демографических центров. Он рассматривался в качестве еврейского города, и это гарантировало успешность идишистского эксперимента в нем – намного большую успешность, чем в других советских городах.

Судьба идиша в Советском Союзе изучалась Цви Гительманом, Мордехаем Альтшуллером, Михаилом Крутиковым, Геннадием Эстрайхом, Джеффри Вэйдлингером, Давидом Шнеером. Весьма познавательны в этом плане и работы Элиссы Бемпорад.

После выбора большевиками в качестве официального языка идиша (июньский декрет 1919 года), а не «клерикального» иврита, обучение во всех еврейских советских школах на идише привело к приоритетности этого языка с точки зрения пропаганды и проведения разных мероприятий культурного и научного значения. Идиш являлся для большинства евреев языком родным, и именно благодаря ему евреев можно было идентифицировать.

Бывшая Российская империя начала перекраиваться в социалистическую федерацию народностей, и при этом происходила трансформация представителей народов царской России в граждан большевистского нового общества. Религию, как институт, большевики делегитимизировали, и она не могла использоваться как «определитель» нацпринадлежности для народов Союза. Для евреев не подходило деление по территориальному признаку или признаку проживания в какой-то из республик: рно лишь подчеркивало их дисперсность. В итоге идиш стал инструментом советизации «еврейской улицы» и важным критерием еврейской идентичности. Это означало приобретение им нового статуса в жизни евреев Минска – и культурной, и политической, и научной.

2.2 Официальное закрепление приоритета идиша. Введение идиша в общественную жизнь Минска

Официальное закрепление приоритета идиша


Фото из источника в списке литературы [31]


В бывшем СССР было немало городов с высокой концентрацией евреев. Много евреев было, к примеру, в Киеве, Москве, Петрограде, и значительная их часть на рубеже 1910-20-х годов владела идишем. Но лишь белорусские евреи удостоились того, что идиш был объявлен государственным языком.

В 1920-м году (31 июля, т. е. 97 лет назад) была принята Декларация независимости Белорусской республики, в которой предусматривалось равноправие таких языков, как белорусский, русский, польский и идиш, в отношениях с организациями и госорганами, в культуре и образовании.

Каждый из граждан получал право и фактическую возможность использовать родной язык в сношениях со всеми учреждениями и органами Республики. У каждой национальности имелось право на открытие собственных школ. В каждой из правительственных организаций должны были работать в необходимом количестве сотрудники, владевшие польским языком и идишем.

В белорусских городах местными властями поддерживалось употребление евреями идиша в судебных и культурных учреждениях. Его употребляли и на партийных митингах, в том числе и для того, чтобы евреи в Беларуси меньше использовали русский язык, не становились проводниками этого языка.

Оказание внимания языкам меньшинств советскими руководителями обусловливалось тем, что они желали поощрить белорусов к употреблению языка белорусского. Инициаторы «коренизации» рассматривали расцвет еврейской культуры на идише как стимул к более широкому применению белорусского и украинского (но не русского языка) в госучреждениях, соответственно, Беларуси и Украины.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное