Марфа Московская.

Игра. История превращений



скачать книгу бесплатно

Мне пришлось промолчать. Что тут скажешь: она была права! «А дама не глупа… – подумалось мне. – Следует быть более осторожной…»

– Значит, вы живете одна? – уточнила она.

– С котом! – я улыбнулась.

Шейла неожиданно моргнула своими желтыми глазами, словно в растерянности.

– Вы любите кошек?

– Я отношусь к ним лояльно. Это очень важно?

Казалось, наличие у меня кота погрузило Шейлу в глубокое раздумье. Она помолчала, но потом продолжила:

– А кто кормит вашего кота, когда вы, например, уезжаете отдыхать, или в командировку?

Вопрос удивил меня, но я честно ответила:

– Подруга. У нее есть ключи от моей квартиры.

– У вас есть загранпаспорт? – продолжила допрос собеседница.

– Да. Кстати, в понедельник днем я улетаю отдыхать во Францию. Хочу посмотреть Нормандские старинные замки….

Шейла улыбнулась одними уголками губ. Кажется, ответы удовлетворили эту странную женщину, и замки тоже ее не удивили – она покивала, словно отвечая своим мыслям, и вновь замолчала. Я начала нервничать:

– Может, вы мне уже объясните, в чем заключается ваша Игра? И сколько мне это будет стоить?

– Если вы имеете в виду деньги, то пока нисколько.

– Знаете, мне трудно заподозрить вас в альтруизме! Такие объявления…

– Я сказала – пока! Мы поговорим об оплате, когда закончится Игра. А чтобы объяснить ее суть… Знаете, это долгая и сложная история. Вам придется поехать со мной в одно место, я вам кое-что покажу. И здесь абсолютно неподходящее заведение для подобных разговоров.

Интересный поворот! Ехать я, естественно, никуда не собиралась.

– Вот как? И далеко ехать? Для начала я бы хотела все же послушать, о чем, собственно, идет речь! – не сдавалась я. – Вообще ничего не понимаю… и никуда не поеду.

– И все же вам лучше поехать. Это недалеко, минут сорок на вашей машине. Мы немного пообщаемся, вы посмотрите на одну интересную вещь, которая имеет отношение к Игре, а потом уедете, когда сочтете нужным. Чего вам бояться? Если хотите, можете позвонить своей подруге и оставить адрес места, куда мы поедем. Честное слово, это ненадолго. Обычный загородный дом, там есть телефон… Я терпеть не могу атмосферу этих кабаков. Здесь слишком шумно и очень накурено. Мне скоро станет плохо. Я не знала, что вы предложите такое отвратительное место! А в доме спокойная обстановка, и мы сможем нормально поговорить, ведь дело-то не совсем обычное! – теперь занервничала она, чувствуя, что я могу не согласиться.

– Почему вы так уверены, что я поеду с вами? – изумилась я, в глубине души, однако, с ужасом сознавая, что поеду – эта женщина явно обладала гипнотическими способностями!

– Ну что вы, я совершенно не уверена… – тихо ответила она, чихнула и стала рыться в сумочке, опустив свои желтые глаза.

Однако после ее слов я почувствовала легкое головокружение и какую-то странную безысходность.

– Вот адрес. Как видите, не очень далеко! – Шейла достала шариковую ручку и что-то быстро написала на салфетке. – Обычный деревянный домик, ничего особенного.

Я там живу.

Сигарета плясала в моих пальцах, когда я читала адрес – да, место знакомое, дачный поселок на Ярославке, но… Мне совершенно не хотелось ехать за город, на ночь глядя и не пойми с кем.

Несколько минут я сидела, пытаясь уложить в голове ситуацию.

– Это обязательно? Ехать?

Шейла пожала плечами:

– Вы можете не ехать, конечно. Это ваше право, я не собираюсь вас принуждать. Тогда мы заканчиваем наше знакомство. Вам нужна Игра? Подумайте, ведь для этого мы и встретились! От вашей смелости теперь зависит, быть ей или не быть.

Голос ее звучал спокойно, однако я уловила в нем легкое напряжение. Так же я заметила, что ей действительно плохо – она беспрестанно чихала и сморкалась в платок, желтые глаза слезились.

– Табачный дым! – сокрушенно пояснила она. – Не выношу накуренных помещений…

– Мне надо подумать. Пойду, закажу коктейль из соков! – я встала. – Вам тоже?

Шейла рассеянно кивнула. Казалось, она погрузилась в себя, но даже спиной я чувствовала ее внимательный взгляд и странную власть надо мной; и от осознания необычности происходящего мне вдруг стало нехорошо.

Я, как могла более лениво, подошла к стойке. Ноги были ватными, но сердце бешено колотилось, и мне казалось, что сейчас Шейла каким-то шестым чувством услышит его стук и…

– …Андрей!

Бармен, не переставая протирать бесконечный ряд фужеров, приветливо улыбнулся. Мы давно не виделись. Когда-то он был одним из моих поклонников. Но дальше дело не пошло – он женился, дети и быт крепко держали его на расстоянии от соблазнов. Я наклонилась над стойкой:

– Два фруктовых коктейля на твое усмотрение и слушай меня внимательно! Видишь вот ту рыжую даму? Только не смотри в упор, она заметит.

– Вижу. Ничего дамочка!

– Так вот, запомни эту дамочку хорошенько. И вот тебе адрес… Дай карандаш, я запишу ее телефон… – я быстро накорябала телефон из объявления и незаметно сунула ему салфетку.

– Позвонишь мне домой сегодня в районе двенадцати… До часу ночи, в общем. Звони несколько раз. Если никто не подойдет – вызывай милицию. Все понял?

Он удивленно посмотрел на меня:

– Марфа, объясни толком, что происходит?

– Сейчас не могу… Не знаю! Я еду туда с ней… – я ткнула пальцем в адрес. – Это темное дело, но мне очень нужно, понимаешь?

– Конечно, не понимаю! – Андрей с сомнением покачал головой, засовывая салфетку в карман брюк. – Что за дела? Может, лучше не ехать, если так боишься?

Я только вздохнула. Где-то внутри себя я уже знала, что поеду. Игра началась!

– Она твоя знакомая? – Андрей кивнул в сторону нашего столика.

– Нет!

– Ты просто сумасшедшая.

– Возможно. Зовут ее Шейла, хотя, подозреваю, что это не настоящее имя… Впрочем, здесь не замешаны деньги, и, надеюсь, меня не убьют! – попыталась сострить я.

– В наш век беспредела все возможно… Послушай! Я очень беспокоюсь за тебя, но я не могу с тобой поехать, ты понимаешь, у меня работа и семья…

– Никто не просит тебя ехать. Просто позвони, ладно? Ну все, пока! – я нахмурилась, забирая полные бокалы. – Да, и если что-нибудь случится, обязательно свяжись с Машкой. Не оставьте голодать моего кота!

– Я все сделаю, не волнуйся! Но, надеюсь, это не понадобится.

– Я тоже надеюсь.

К столу я вернулась, стараясь улыбаться как можно естественней.

– О чем вы говорили? – неожиданно спросила Шейла.

Я опешила. Вот чутье!

– Ну… Мне сделали комплимент.

– Понимаю, – собеседница первый раз позволила себе улыбнуться, – вы симпатичная, вот они и клеятся…

– Ничего он не клеился! – я обиделась за Андрея. – Просто перекинулись парой приятных фраз, и все.

Мы молча допили свои бокалы. Поковырявшись ложкой в клубнике на дне, я взглянула на часы – стрелки показывали ровно семь. Пора было окончательно решать: ехать или нет? Щелкнула зажигалка, и спасительная затяжка неожиданно вернула мне уверенность.

– Ладно, едем, – буркнула я. – Надо успеть вернуться домой, завтра суматошный день…

– Прекрасно! – Шейла встала, кошмарные желтые глаза лукаво заблестели. – Значит, вы все же решили продолжить?

– Как видите…

С тяжелым сердцем я покинула уютный бар. В сумочке у меня лежал складной нож. Я прихватила его из дома, так, на всякий случай. Глупость, конечно… Разве может спасти перочинный ножик от неизвестного поворота судьбы?

Улица уже погрузилась в сумерки, на Тверской призывно светились витрины, обещая райскую жизнь покупателям. Несколько замерзших проституток в скорбном ожидании топтались у темной арки, рядом с кафе. «Вот кому наверняка не скучно!…» – неожиданно подумалось мне.

Вздохнув, я села в машину. Руки привычно успокоились на руле. Шейла устроилась на переднем сиденье, и в течение всей поездки не проронила ни звука. Чихать она перестала. Ехать было легко – машина равномерно гудела, из колонок лилось легкое кантри, разгоняющее дурные мысли.

В полном молчании мы выехали на Ярославское шоссе и понеслись в сумерках. Спустя какое-то время спутница указала, где повернуть. Стало совсем темно, и я включила дальний свет. Узкая дорога с растрескавшимся асфальтом, немного попетляв по хилому лесу, вывела нас к небольшому дачному участку.

– Остановите здесь, – послышался голос Шейлы, – приехали…


Мы вышли. Холод сразу начал искать лазейки, осторожно притрагиваясь к шее и запястьям. Я поежилась. Легковато оделась! Где-то недалеко лениво брехала собака, местность дышала вечерним загородным покоем. Я с любопытством воззрилась на небольшой двухэтажный домик, выглядевший довольно ветхо. Двускатная крыша в нескольких местах была защита металлическими листами. Несколько сонных кривых яблонь скрывали фасад с облупившимися рамами от случайных взоров.

– Вы здесь живете? – удивленно спросила я.

– Да, – отозвалась Шейла, – я снимаю этот дом. Он жутко старый, того и гляди развалится, но пока держится, да и взяли не очень дорого.

Я неопределенно улыбнулась, стараясь, чтобы хозяйка не увидела выражение моего лица. Впрочем, деревянная избушка была всяко лучше какого-нибудь магического замка с привидениями…

Шейла долго возилась в потемках, пытаясь открыть покосившиеся ворота. Ключ никак не поворачивался, и сразу стало ясно, что этим замком очень долго не пользовались. На помощь пришла смазка, которую я вытащила из багажника. Наконец, моя «Нексия» медленно и с трудом заехала в палисадник. Траву здесь никто не косил, и колеса оставили две глубокие борозды в желтой стерне, присыпанной снегом.

Поднявшись по скрипучему крыльцу, Шейла отперла дверь, и мы зашли в небольшую, совершенно темную гостиную.

– А свет здесь есть? – ехидно спросила я.

– Есть! Но мы с лучше зажжем камин и свечи. Так гораздо уютнее! Я не люблю яркий свет…

– Это из-за болезни глаз?

– Ну, в общем, да…

«Кхе, – подумалось мне, – очень даже кстати для поддержания мистического антуража…»

Пока Шейла зажигала свечи в большом подсвечнике на столе, я пыталась оглядеться в полутьме. Да, обстановочка еще та… Неужели она действительно здесь живет?

– Вы нездешняя? – спросила я первое, что пришло в голову.

– Я родилась в этом доме, – ответила она.

Мне осталось только в изумлении промолчать.

Вскоре несколько свечей кое-как осветили пространство холла. В углах притаились длинные страшные тени, но в остальном было довольно сносно.

– Можно мне на «ты»? – спросила я, разгуливая по холлу и разглядывая предметы на полках.

– Давно пора…

– А чем ты занимаешься?

– Занимаюсь?.. Ну… Разным… Что ты будешь пить? – спросила Шейла, возясь с камином.

– За рулем не пью! – отрезала я.

– Хорошо. А я выпью немного, если не возражаешь. Пока первый этаж протопится, можно окоченеть!

– Могу я позвонить? – спросила я.

– Естественно. Телефон на тумбочке у камина.

С этими словами она направилась к бару и привычным жестом откупорила початую бутылку коньяка. Честно говоря, мне тоже захотелось выпить, но еще сильнее не хотелось терять над собой контроль в незнакомой обстановке.

Неожиданно из-под лестницы, ведущей на второй этаж, показалась поразительной красоты кошка, с красноватым гладким мехом и гордой осанкой.

– Это Герда, – представила ее хозяйка. – Она абиссинка. Самая древняя порода на Земле! Полгода назад мне ее подарили друзья, привезли из самого Египта. Правда, красавица?

Худощавая, классических пропорций, с вытянутой мордой и крупными ушами, кошка действительно была очень хороша.

Герда остановилась в двух шагах от стола, надменно изучая меня дикими желтыми глазами. «Надо же, как у хозяйки, – подумалось мне, – такие же желтые фары!» Кошка вытянула длинную лапу и пару раз лизнула ее, то ли в знак приветствия, то ли от нервов.

Гулко пробили часы над камином. Сердце мое слегка подпрыгнуло, но кошка, однако, не повела и ухом, продолжая холодно наблюдать за мной. От этого взгляда мне стало не по себе, и неожиданно появилось какое-то дурное предчувствие. Но виду я старалась не подавать, и спросила:

– Тебе одной здесь не скучно?

– Тут не очень-то заскучаешь, – пожала она плечами, – дом старый, постоянно приходится что-то латать. Чердак вообще прогнил, два раза нанимала шабашников чинить кровлю! Там, похоже, поселились птицы, все время какой-то шум. Надеюсь, они не обрушат мне на голову потолок…

Я с опаской посмотрела наверх. Шейла засмеялась:

– Ну, не так буквально! Однако скучать не приходится. Видишь, какое отопление? Все время нужны дрова, вода. И потом, нас целых трое! Взгляни-ка сюда…

Я проследила взглядом за ее рукой, и узрела под лестницей еще два поблескивающих глаза.

– Вторая кошка? – удивилась я.

– Угу… Это Шпендель, – прокомментировала хозяйка. – Подобран на помойке.

– Кис-кис… Иди сюда, котик! Ты чего такой пугливый? – засюсюкала я, присев на корточки.

Шпендель нерешительно подошел и уселся рядом с Гердой, с опаской взирая на меня. Он был смешной, толстый, коротколапый, с круглой ряхой и такими же круглыми глазами, коими, не мигая, уставился на меня. Сейчас он напоминал трехцветную сову, которую неожиданно разбудили в разгар солнечного дня. Тем не менее, кот был по-своему красив, в нем угадывались врожденная кошачья грация и естественность.

– Какие разные… Но оба просто прелесть! – искренне восхитилась я, переводя взгляд с одного зверя на другого.

Шейла самодовольно улыбнулась:

– Они само совершенство! Кошка – самое красивое животное на земле. Что бы она ни делала, все выглядит красиво. В отличие от человека.

– Ага, видела, как кошки на улице занимаются любовью! – ухмыльнулась я, пытаясь развеселиться. – На мой взгляд, у них это не очень привлекательно… А уж орут до чего противно по ночам, ну просто караул. Так и хочется разогнать их струей воды из шланга!

Даже при бледных свечах стало видно, как Шейла, мирно разжигающая поленья в зеве камина, густо покраснела. Она вдруг горько посмотрела на меня, и зрачки ее, освещенные пламенем, на мгновение превратились в две острые точки:

– Антропоморфизм… Не самое лучшее из человеческих представлений… А люди во время секса разве не издают звуков?

– Ой, извини… замнем… – мне стало неловко, что я затронула скользкую тему.

Однако собеседница промолчала, и это еще больше смутило меня.

Я пристыженно занялась телефоном. Тыкая пальцами в кнопки, краем глаза я увидела, что Шейла опять тянется к бутылке… Кто она? Зачем дала такое странное объявление? Да, и самое главное – зачем я на него отозвалась?! Все эти вопросы пока оставались без ответа. Сейчас я звонила подруге, в тайной надежде, что она не зависла в каком-нибудь баре. Но мне не повезло – та сторона отозвалась длинными гудками.

Вздохнув, я положила трубку. Попробую чуть позже.

– Я смотрю, ты неравнодушна к кошкам, – заметила я, чтобы развеять неловкую паузу.

– Да. Я люблю их больше, чем людей… Скажи, Марфа, а как ты относишься к людям? Ну, к роду человеческому в целом?

Я пожала плечами:

– Никогда особо не задумываюсь о таких вещах. Нормально отношусь. Живу себе… Соблюдаю библейские заповеди. Не убий, не укради, не пожелай мужчины своей подруги… это в моей интерпретации… Люди все, конечно, разные, но в целом я их люблю. В конце концов, я же сама человек! У меня есть друзья, которые мне опора, у меня есть работа, без которой я уже не могу. Своих детей нет, зато есть дети моих друзей, моих родных, мы часто общаемся. Все это – люди. Мой круг. Да, я их люблю! Куда же без них?

– Понимаю…

Шейла помолчала, орудуя кочергой в камине. Дымоход, видимо, тоже давно не чистили, и едкий дым частично наполнил гостиную.

– А я вот считаю людей некоей ошибкой мирового разума. Без них на Земле сейчас был бы рай!

– Вот как? – я изумленно подняла брови. – Интересная мысль! А кто же сможет подтвердить, что это рай, если не разум человеческий?

– Природа не нуждается в оценке со стороны… – буркнула хозяйка.

– Полагаю, тебя кто-то здорово обидел, – я снисходительно улыбнулась. – В семье, конечно, не без урода. Но не стоит из-за этого смешивать с дерьмом всех!

– Я убеждена, что человек – это ошибка. Тупиковая ветвь эволюции, направленная на саморазрушение, – Шейла оказалась упряма, как осел. – Этот биологический вид все равно изничтожит себя. Но, к сожалению, до этого он изничтожит вокруг все живое.

– Можно подумать, тебя родил не человек! – возмутилась я. – Ты не была вскормлена человеческим молоком, тебе не дарили игрушки, у тебя не было друзей, любимых?

– Марфа, это все риторика! – вяло отмахнулась она, подливая себе коньяку. – Ты же понимаешь, что по большому счету я права. Просто ты живешь замкнутым мирком своих идей, а я вижу проблему со стороны. Вот скажи мне – смогла бы ты совершить героический поступок в отношении любимого рода человеческого?

– Объясни, пожалуйста, я не совсем поняла.

– Ну, допустим… Если бы от тебя, например, зависела судьба человечества или части человечества… Но для этого надо было отдать свою жизнь?

Я задумалась… Ха-ха! Честно говоря, я не была готова отдавать свою жизнь ради человечества. Это только в кино все круто. А на деле каждый трясется за себя, и я не исключение.

– У меня слишком силен инстинкт самосохранения! Его заложила твоя дорогая природа, – попыталась отшутиться я. – Если только ради друга…

Тут я прикусила язык, подумав, что и ради друга вряд ли бы пошла на эшафот.

– Шейла, ты задала слишком сложный вопрос. Я пока не готова ответить на него.

– А ты и не сможешь искренне ответить. В этом человеческая сущность.

– М-да… Ты меня озадачила. А кто ты по профессии? – мне стало безумно интересно, откуда дует ветер. Впервые в жизни я столкнулась с таким суровым мировосприятием! На вид обычная тетка, хоть и глаза странные…

– Я просто много думаю в свободное время, – пробурчала Шейла, уклоняясь от ответа. – И много читаю.

– Но ведь книги тоже написали люди! – съязвила я. – Все, что ты видишь и чем пользуешься, создано человеческими руками! Может, тебе поселиться в лесу, вырыть землянку и питаться грибами? Или жаль расставаться с благами цивилизации? Теплый туалет и все такое… Все-таки от разума есть своя польза! – я уже откровенно издевалась, поняв, что отсюда пора валить. Хорошо, что хоть денег не взяли за пустой развод…

– Человечество не принесло Земле никакой пользы! – отрезала Шейла. – И туалет у меня, кстати, на улице.

– А почему оно должно обязательно приносить пользу? – изумилась я. – Что выросло, то выросло. Люди просто живут, и все. Зачем ты уперлась в эти необъятные проблемы? Докторскую пишешь? Лучше займись собственной личной жизнью! Счастливый человек, по крайней мере, с любовью относится к окружающему миру.

– Любой, даже самый счастливый разум, создан для того, чтобы приносить вред! – прошипела Шейла.

– О, Боже… Категорический аперитив! – чувствуя, что меня загрузили по полной программе, я потерла виски и уставилась на чучело совы, висевшее над камином, словно ища поддержки.

– Императив… – раздраженно поправила она.

– Опс! Да у вас, девушка, и с чувством юмора проблемы. Это нехороший признак. Все, я поехала.

Сказав это, я вытащила из сумочки ключи, и задумчиво сжала их в кулаке. Будем считать, что выходной прожит не зря: побывала в кабаке и подышала свежим воздухом за городом, побазарила о высоком, посидела у камина… Когда еще так повезет.

Незнакомка смущенно потерла нос, и с тоской посмотрела на меня:

– Я не всегда понимаю юмор…

– Ты зануда и человеконенавистник! – я села и свирепо откинулась на спинку скрипучего кресла, решив оставить последнее слово за собой. – У тебя джентльменский набор старой девы… Извини… Наверное, я не ошибусь, если предположу, что ты и замужем никогда не была?

– Я не могу однозначно ответить на этот вопрос… – кажется, собеседница была слегка озадачена моей последней фразой.

Это окончательно вывело меня из себя:

– Знаешь, Шейла, «жопа есть, а слова нет» – так не бывает! Ты что, не помнишь, была ли ты замужем?!

Она не ответила.

«О, черт!.. Похоже, я попалась на крючок к обычной психопатке, у которой сезонное обострение. Этого еще не хватало! Хотя, если размышлять логично, то главная психопатка здесь я. Какой хитрый бес, скажите, занес меня сюда?! Вот, уже начала хамить, а это первый признак, что вернулось чувство страха…»

Шейла словно прочитала мои мысли:

– Не волнуйся, Марфа, с психикой у меня все в порядке.

Я не совсем была в этом уверена и отвернулась, чтобы она не видела моего взгляда.

Камин, наконец, разгорелся. Хозяйка уселась на соседнее кресло и, прищурившись, наблюдала за огненным танцем. В глазах ее ярко отражались язычки пламени. Казалось, они были вместе, она и огонь – оба рыжие, непонятные и обладающие тайной силой притяжения. Я вдруг решила остаться еще на часик и посмотреть, к чему приведет наш разговор. В конце концов, неплохо бы чаю попить перед дорогой… Да и сдаваться в споре я не хотела:

– А вот ты сама отдала бы свою жизнь за что-нибудь? Почему бы тебе не лечь грудью на какую-нибудь трубу, во имя экологии, или еще там чего…

– Если бы вопрос исчерпывался одной трубой, я бы это сделала, – без колебаний ответила она. – К сожалению, это ни к чему не приведет, кроме моей бессмысленной смерти.

Я в изумлении посмотрела на Шейлу. Ну и ну! Вот столкнула меня жизнь! Жила себе, никого не трогала… Да-а… А ведь мне действительно не скучно! Неужели Игра уже началась? Она тихо идет, и я незаметно подчиняюсь ее правилам, начиная с того момента, когда была снята трубка автомата?!…

Я вновь принялась шарить взглядом по окружающей обстановке: старая мебель, книги, пыль и тишина… Стены украшали лосиные рога, чучело неясыти и несколько небольших, но приятных картин, изображающих сцены охоты на вальдшнепов. Интересно, это все ее или осталось от старых хозяев? Не похоже, чтобы Шейла увлекалась охотой, хотя, несомненно, что-то хищное в ней чувствовалось. На второй этаж вела узкая деревянная лесенка с истершимися от старости ступенями и облупившейся краской на поручнях. Она говорит, что родилась здесь, тогда почему она снимает этот дом? Что-то здесь не так…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5