Мара Вульф.

Сестра луны



скачать книгу бесплатно

Стало так тихо, что можно было бы услышать, как муха пролетит. Все в зале, казалось, затаили дыхание. Верховный король не обсудил этот план со своими подчиненными?

– Я действительно видела Кубок призыва и Зеркало памяти в Зале мистерий. Но во время моего второго визита их там уже не было, а сама я едва не погибла.

У Регулюса жадно заблестели глаза при упоминании обоих предметов.

– Но ты сумела забрать с собой атаме.

– Да, – сказала я, помедлив. – Но это не черномагический артефакт.

– И все же он лежал в Зале мистерий, – допытывался демон.

– Это ничего не значит. Там полно вспомогательной утвари ведьм и колдунов или просто вещей, которые надо было спрятать, – вмешался Эзра.

– И как же туда попал атаме? – спросил Аарванд. Он вытащил клинок из-за пояса и покрутил его туда-сюда между пальцами. Украшенная драгоценными камнями рукоять сверкнула в пламени свечей. – По-моему, он выглядит довольно необычно и кажется чересчур дорогим для обычного ритуального кинжала.

Регулюс протянул руку, и Аарванд передал ему мое оружие. Верховный король неторопливо вертел его в ладони.

– Кто был раньше его хозяином?

– Он принадлежал моему отцу.

– Где он? Он еще жив? Какими способностями обладал? – посыпались на меня его вопросы.

– Он был колдуном времени. Однажды отец пропал и больше никогда не возвращался.

– А потом его атаме случайно оказывается в Зале мистерий, пока там ходишь ты? А Конгрегация знала о твоих прогулках?

– Нет, – сказала я.

– Так много секретов. – Регулюс склонил голову набок. – Во второй раз тебя сопровождал великий магистр Ложи. – Теперь он буравил взглядом Эзру.

Поскольку это был не вопрос, отвечать на него мне не обязательно.

– Наверняка в Гламоргане осталось еще много черномагических артефактов. Вы в курсе?

Я помотала головой.

– Вуаль забвения, Рог проклятых, Монеты изобилия, – перечислял он. – Вот лишь некоторые. Ничего из этого ты не видела?

Нет, и даже ни разу о них не слышала. Как вышло, что демон так хорошо осведомлен о подобных вещах? И хотя он якобы ненавидел магию, проявлял к ней острый интерес.

– Ты мне их раздобудешь. – В его взгляде светилась жадность. – Ты уже трижды покидала Гламорган живой. Думаю, осилишь и в четвертый раз. Если немножко постараешься.

– Я ни за что этого не сделаю, – отрезала я. – Пожиратели магии расправятся со мной в два счета. Драться я не умею, а магию применить не смогу, так как она их только привлечет. Они меня убьют, и вы не получите от этого никакой выгоды.

В Регулюсе произошла резкая перемена. Тело напряглось, улыбка исчезла. С губ сорвалось шипение.

– Ты опять забываешь, с кем ты разговариваешь, ведьма. Это не просьба, это приказ. – Подкрепляя его слова, Аарванд вновь положил руку мне на затылок. И хотя прикосновение было чуть ли не бережным, хватило бы легчайшего нажатия, чтобы сломать мне шею. Я ощущала силу, которую он контролировал с огромным трудом, каждой клеточкой своего тела.

В ушах застучала кровь.

Регулюс расслабился и снова улыбнулся, довольный тем, как убедительно Аарванд подтвердил его угрозу.

Эзра сделал два шага по направлению к нам, но я метнула в него предостерегающий взгляд. Стражи Регулюса дернули его обратно.

– Твои запугивания постепенно надоедают, демон, – процедила я Аарванду, чтобы отвлечь их с Регулюсом от Эзры.

Он резко меня отпустил.

– Она подчинится тебе и будет искать артефакты. А если нет, я ее заставлю.

По лицу Регулюса расползлась издевательская ухмылка.

– А вот на это мне бы хотелось взглянуть хоть одним глазком. Ты, наверное, не знаешь, – почти снисходительно сказал он мне, – но Аарванд прославился умением обращаться со своими заключенными. Нет таких, кто, пройдя через это, не ел бы у него с руки. Он ломает их всех, либо они умирают.

Ноздри у меня затрепетали от ярости, однако я обуздала желание пальнуть Регулюсу в лицо заклинанием. Оно все равно просто отрикошетит от него, а мне нельзя понапрасну расходовать силу.

– Она не может вновь войти в Гламорган, – проговорила Эме. – Он слишком непредсказуем и опасен, и даже если те предметы хранятся в Зале мистерий, он их ей не отдаст. Комната скорее уничтожит ее.

Голос Регулюса стал бархатным:

– А я думал, что разрешение вам не выходить замуж – достаточный повод, чтобы она пошла на такой риск. Но могу еще немного ее мотивировать, если, несмотря ни на что, она откажется.

Что-что?

Эме не испугалась:

– Первые два раза Вианна отделалась так легко только потому, что пожиратели магии не могли ее учуять. Ее магия тогда к ней еще не вернулась, а сейчас она бьет в ней ключом.

– Какая радостная весть. Если я правильно понимаю, будет разумней использовать хотя бы одну из вас сразу для выведения потомства. Как насчет тебя? Ты ведь старшая и выглядишь довольно смелой. Аарванд? Одну-то попытку ты мне разрешишь? В конце концов, Маррок уже предложил свою кандидатуру.

Краем глаза я заметила какое-то движение. Это оказался Калеб, и он подошел ближе к нам. Смотреть прямо на него я не рискнула, поскольку должна была быть готова разорвать глотку Регулюсу. Но если Калеб сейчас схватит Эме и потащит прочь, я его прикончу. Синие волки Регулюса глухо зарычали, когда Маэль тоже подобралась. Добровольно мы Эме никому не отдадим.

– У нас договоренность, – напомнил Аарванд Регулюсу практически скучающим тоном, – но вы верховный король. Решение за вами.

– Нет, честно говоря, за тобой. – Регулюс усмехнулся, как будто на него только что снизошло озарение, и взглянул на меня. – Принеси мне три артефакта, и я освобожу вас от вашего долга. Уверен, что найду и других ведьм для своего маленького… эксперимента.

– Я ищу артефакты, а вы взамен и пальцем к нам не притронетесь, а потом отпустите? – недоверчиво переспросила я.

Аарванд тихо фыркнул, а Регулюс холодно улыбнулся. Я перегнула палку? Неправильно его поняла? Насколько сильно он жаждал получить эти артефакты?

Король ненадолго замолчал, его взгляд перемещался с меня на моих сестер и обратно.

– Именно так. Если принесешь мне три артефакта, вы свободны. Даю тебе на это время до Мабона. Если у тебя ничего не получится, то в тот же день вы выйдете замуж. Твои сестры с моего позволения выберут себе супругов сами, а вот тебе подходящего жениха подберу я.

Я сглотнула. Ровно три месяца. Я посмотрела на Маэль, которая кивнула, а затем на Эме. На лице у нее была написана тревога. Вот только непонятно, то ли из-за предложения Регулюса, то ли из-за близости Калеба. Он стоял так близко к ней, что между ними и лист бумаги не влез бы. Она едва заметно покачала головой. Ничего другого я и не ожидала.

– Я это сделаю, – произнесла я, прежде чем она успела вмешаться. – Принесу вам три артефакта.

– Хорошо. – Регулюс намеренно растягивал гласные. – Аарванд, ты несешь личную ответственность за то, чтобы она придерживалась соглашения. Ей разрешается свободно передвигаться по крепости и саду, чтобы иметь возможность отыскать вход в Гламорган. А если она туда отправится, то ты же отвечаешь за ее безопасность. Мне нужно, чтобы она возвратилась живой. – Он облизал губы, и я невольно сделала шаг назад.

Еще раз посмотреть на Эзру я не решилась.

Глава 5

Легким кивком головы Регулюс нас отпустил. И снова Аарванд и Калеб повели нас по темным коридорам замка. Время от времени я украдкой бросала взгляд на улицу. Невзирая на то, что уже была середина дня, в воздухе висела дымка, а солнце казалось бледным кругом на небосводе. Никто из нас не произнес ни слова. Нынешняя ситуация была наихудшим из возможных сценариев, которые я только могла себе представить. Мы дошли до своей камеры, и Эме открыла дверь. Калеб сказал ей что-то, что я не разобрала, но вместо того, чтобы его проигнорировать, она развернулась и отвесила демону звонкую пощечину.

Аарванд с кошачьей грацией протиснулся мимо меня. Синие волки зарычали.

– Очень глупо с твоей стороны.

– Я сам разберусь, – перебил его Калеб. – Можешь заняться собственными делами. – У него на щеке отпечатался след от ладони Эме.

Аарванд даже не собирался уходить. Огромный и мрачный, он возвышался над Эме.

– И это сумасшествие вы планировали на протяжении всего времени? – Голос у нее немного дрожал. – Хотите создать новую расу? Это настоящее безумие.

– Не могли бы мы обсудить это внутри? – терпеливо спросил у нее Калеб. – Вы еще не завтракали. Вам принесли чай и печенье. Выпечка тут не настолько вкусная, как мадленки[3]3
  Печенье «Мадлен» – традиционное французское бисквитное печенье в форме ракушек.


[Закрыть]
Аделаизы, но, надеюсь, вам все равно понравится.

За это замечание мне тут же дико захотелось треснуть ему еще раз. Мимо нас прошли двое охранников, и сопровождавший их синий волк обнюхал мое платье. Я не шевелилась, опасаясь, что он укусит меня за руку.

– Пошел прочь! – велел животному Аарванд. Потом дождался, пока мужчины и их волки скроются из поля зрения. – Вы, несомненно, понимаете, что эта хитрость потребовала некоторой подготовки. Мы не желали торопить события. Все должно было быть спланировано до мелочей, чтобы Ложа не раскусила нас слишком рано. Чтобы никто ни о чем не заподозрил.

– Идем внутрь. – Маэль подвинула Эме в сторону и промаршировала в нашу комнату. С другого конца коридора опять приближался патруль. – Мы хотим выслушать историю целиком.

Аарванд прошел мимо меня к окну. Калеб прошагал к столу, на котором действительно стояла еда и напитки, и щедро наполнил свою тарелку. Еще пару дней назад я подшучивала над его аппетитом. Сегодня же в этом не было уже ничего забавного.

Я налила себе чашку чая.

– Итак, – сказала Маэль, – кто изначально воздействовал на барьер? С этого ведь все и началось. Как вам удалось?

– Это не мы, – ответил Аарванд. – Это сделал ваш великий магистр.

– Эзра никогда бы…

– О, – прервал меня он. – Я говорю не об Эзре, а о его отце. Видимо, мне следовало выразиться иначе: «Старый великий магистр». Климент Токвиль. Ошибся. Прошу прощения.

Теперь и Маэль пришла к столу.

– А что-нибудь другое попить тут можно? – полюбопытствовала она.

– Вода, – тут же выпалил Аарванд.

Скривившись, она налила себе чаю.

– С чего бы ему так поступать? Вы добились своей цели. Самое меньшее, что мы заслужили, – это правда.

– Это и есть правда, – произнес Калеб. – Когда мать Эзры исчезла, у него возникло подозрение, что она случайно попала на Керис.

– Она бросила его ради другого мужчины, – перебила его Эме. – Прекрати лгать. В этом больше нет надобности.

– Такие слухи ходили о ее пропаже, – ответил он. – Однако Климент искал ее в Гламоргане. Он не желал принимать, что она просто так его оставила. А когда великий магистр не нашел свою жену, то решил пройти через барьер прямиком на Керис. Спроси у Эзры, если мне не веришь.

– О’кей, я хочу с ним поговорить.

Возможно, Калебу захотелось взять свои слова обратно, но для этого уже было чересчур поздно.

– Да, они с Вегой тоже сейчас гости Регулюса, но я не думаю, что Веге понравится, если мы отведем тебя к нему. В конце концов они молодожены.

Я стиснула зубы. Эзра жив, и он здесь. Но для меня тем не менее недоступен. Он явно давно знал, что все это мастерски разыгранный маневр.

– Все равно я хочу его видеть, – обратилась я к Аарванду. Плевать, на что придется ради этого пойти. Мне надо увидеться с ним и поговорить.

– Тебе больше нечего с ним обсуждать, – парировал он. – У тебя теперь своя задача.

– Как Клименту вообще пришло в голову, что его жена могла оказаться на Керисе? – спросила Эме.

– Это нам неизвестно. Факт в том, что он нарушил целостность барьера. Мерлин никогда не предполагал, что мы сломаем его раньше времени. Но, естественно, он также не рассчитывал, что великий магистр намеренно на них повлияет. Тут нам повезло.

Я помешивала сахар в своей чашке.

– А когда барьер стал проницаемым, вы просто прошли сквозь него?

– Совершенно верно. Мы решили воспользоваться ситуацией, – дальше рассказывал Аарванд. – Нарушением Пакта это не считается. Не с нашей стороны.

– А вот с этим можно поспорить. Если кто-то распахивает дверь дома, это еще не означает, что любой имеет право туда зайти.

– У нас очень даже означает.

– Сыновья Климента в курсе? – поинтересовалась Маэль. – Эйден или Эзра?

– Эзра нет, – ответил Калеб. – Однако Эйден помогал отцу в этом деле.

Маэль кивнула, словно именно такого ответа и ожидала.

– Вот заносчивый говнюк. Всегда считал себя непогрешимым. Он должен был остановить отца. – Не так давно она уже бросалась нелестными комментариями в сторону Эйдена Токвиля. И меня терзал вопрос, за что же сестра так ненавидела старшего брата Эзры. Я даже не знала, что эти двое были близко знакомы.

– Судя по всему, утрата жены свела Климента с ума, – сказала Эме. – Вероятно, он уже не мог рассуждать здраво и просто хотел ее вернуть.

Аарванд приподнял одну бровь:

– Навряд ли любовь оправдывает такого рода поведение.

Нет, не оправдывает, но все же…

– Вы понятия не имеете, на что способен тот, кто любит.

– Соглашается на смерть целого вида, полагаю, – выдал князь, качая головой.

– Быть может, Климент надеялся, что с ходом столетий кровожадные монстры превратились в цивилизованных переговорщиков.

– Тогда он определенно был весьма разочарован, обнаружив, что ошибался.

Я сжала ладони в кулаки, но Маэль положила мне руку на плечо.

– Что конкретно вы сделали, когда барьеры перестали быть цельными?

– Послали шпионов в ваши земли, разумеется. Мы же не знали, что за прошедшие годы случилось на вашей стороне. Меня бы не удивило, если бы вас снова отбросило в каменный век. Не то чтобы люди славились своим добродушием, а уж магически одаренные и подавно.

– Сильфида, которая меня укусила, тоже была вашей шпионкой?

Калеб и Аарванд обменялись взглядами, и князь кивнул.

– Должен признать, не самой талантливой. Но, возможно, она так же испугалась, как и ты. Кто же рассчитывает, что маленькая девчонка пойдет посреди ночи купаться в Зеркале фей. В общем и целом, это крайне глупый поступок.

– Так у тебя и в планах не было поддерживать Эзру? – На провокацию я внимания не обратила. – Все это вранье, да?

– Я всегда хранил верность верховному королю. Мне жаль, что вы оказались втянуты в эту историю. Еще пять лет назад никто из наших не надеялся, что у нас в руках появится что-то против Ложи и Конгрегации, что сможет заставить их вообще вести с нами переговоры. Мы были бы вынуждены продлить Пакт и запереть себя на Керисе еще на полторы тысячи лет. Абсолютно недопустимое условие. Так что для нас все сложилось к лучшему.

– В особенности после того, как вы увидели, как заманчива жизнь на другой стороне, – ответила я. – Почему воздух у вас так загрязнен? И что за облака из пепла?

– Еще один нежелательный побочный эффект добычи самария. Но эта проблема решится, когда мы переселимся в ваш мир. Нашему народу просто требуется новое жизненное пространство.

– Ты прекрасно сыграл свою роль. И теперь твой народ будет чествовать тебя как героя. Мои поздравления.

Он рассмеялся, и даже его брат скривил губы в косой ухмылке.

– Значит, уроки актерского мастерства Нэа и Тирзы все-таки дали о себе знать.

– Кто это? – спросила Эме. – Ваши жены?

Калеб с улыбкой откашлялся.

– Нэа – наша сестра, а Тирза – ее лучшая подружка. Они с Тароном, братом-близнецом Тирзы, бесят так, что мы предпочитаем задержаться при дворе Регулюса, чем вернуться в собственный дворец. Конечно, вы при принятии такого решения тоже сыграли небольшую роль, да и как бы я мог пропустить восхищение его приближенных, когда король представит вас на своем празднике.

– Нэа и ее подругу он тоже пригласил, – сообщил ему Аарванд.

Калеб помрачнел.

– А помешать этому ты никак не мог? Почему ты не запретил ей приезжать?

– Как будто я в силах что-то запретить Нэа. И уж тем более не бал. Кроме того, Регулюс настаивал, чтобы все знатные семейства присутствовали в полном составе.

Неожиданно Калеб перестал выглядеть таким счастливым, как пару мгновений назад.

– Мы бы хотели побыть одни, если вы не возражаете, – потребовала Эме. – Не сомневаюсь, что где-то в этом замке найдутся демоницы, которые по тебе соскучились.

Он расплылся в широкой ухмылке.

– Само собой, такие есть. А сначала я наведаюсь к принцессе.

– Не переусердствуй, – упрекнул его Аарванд.

– Не буду. Впрочем, она бы больше обрадовалась, увидев тебя, брат.

– Но у меня сегодня нет на нее времени. Передавай ей от меня привет.

Через пару минут мы остались втроем, и Эме, вздохнув, уселась на кровать. Она задумчиво пожевала нижнюю губу.

– Почему они так охотно нам все это рассказывают?

– Потому что нуждаются в нашей помощи. Подозреваю, что последствия приема самария куда драматичнее, чем они признают. Во всяком случае, это мое предположение.

Маэль опустилась на свою постель:

– Вероятно, ты права. Надо пользоваться их готовностью предоставлять информацию и первое время делать то, что они просят. Я гляну на этот самарий, а ты, – обратилась она ко мне, – займешься поисками входа в Гламорган. Нам придется принимать трудные решения, если хотим выжить и выпутаться из сложившейся ситуации невредимыми, и нужно держаться вместе. Что бы мы ни выяснили, у нас не должно быть секретов друг от друга.

– Вы что-нибудь слышали о тех черномагических артефактах, которые назвал Регулюс? – спросила я у сестер.

– Я читала о них, – ответила Эме. – Это дары богинь жрицам Авалона. С их помощью они должны были защищаться от людей, пытавшихся попасть на остров. От Артура, его нового Бога и наверняка от демонов. Но все артефакты с ходом столетий оказались утеряны. Ходят слухи, что Ложа выкупила их у тех женщин, или украла, или жрицы сами добровольно их ей передали. Однако еще существует история, согласно которой богини сами забрали свои подарки обратно. Так было лучше, потому что чем больше магических способностей мы теряли, чем более непредсказуемыми становились подобные вещи в наших руках.

– Демоны о них не забыли, – тихо заметила я.

– Естественно, нет, ведь эти артефакты обладают собственной магией, которую способен использовать каждый. И неважно, человек, демон, ведьма или маг. Во власти Регулюса они превратятся в мощное оружие.

– И несмотря на это, я должна их ему отдать? Разве не лучше будет их уничтожить?

– Каждый день, который мы у него выжмем, может быть полезен, – проговорила Маэль. – Даже если ради этого нам придется вручить ему один или два артефакта… впрочем, может, это мы лучше решим, когда поймем, доверит ли Гламорган тебе вообще хоть что-то. Задача не из легких, и даже если богини снова тебя впустят, это еще ничего не будет значить. Они не определились, чью сторону занять.

Но по какой-то причине они же наделили меня силой стихий. Знала бы я еще, чего они добивались.

– Кубок призыва, Зеркало памяти, Вуаль забвения, Рог проклятых и Монеты изобилия, – перечислила еще раз Маэль известные нам на данный момент артефакты. – И явно имеются и другие. Ты сделаешь это, Вианна, и, возможно, у нас получится использовать эти предметы в собственных целях.

* * *

Всю следующую ночь я провалялась в постели без сна, крутилась с боку на бок и не могла уснуть. Мы еще много часов все обсуждали и строили планы. Один нереальнее другого. Нам надо бежать, вопрос лишь в том, как нам отсюда выбраться. Мы не имели ни малейшего понятия, ни насколько велик Керис, ни в какой стороне находился Коралис. Там располагался Источник, а вместе с ним и наш единственный шанс попасть домой. Но даже при условии, что как-то это провернем, мы не знали, что нас там ожидало. Разрушили ли демоны шато и Пемпон? Захватили ли Францию и преодолели ли стену? В случае, если мне не удастся в установленный срок отыскать артефакты или если богини мне их не отдадут, Маэль смешает нам зелье, которое сделает нас бесплодными. Тогда план Регулюса обречен на провал. Никакого другого решения нам в головы не пришло. Но оно будет самой крайней мерой.

Еще во время завтрака, который мы ели в своей камере, раздался стук в дверь, и вошел Маррок. Он передал мне записку. Она была от Аарванда и представляла собой приказ, написанный острым как бритва почерком. Он ждал меня в холле замка.

– Он не особенно терпелив, – заявил Маррок. – Слушайся его. Князь никогда бы не получил место советника Регулюса, не будь он таким безжалостным.

– Это предупреждение? – Я откусила еще один кусок хлеба. – Мы в нем не нуждаемся. Вы монстры. Это нам давно известно.

– Лучше следи за языком.

– Регулюс позволил мне свободно передвигаться по крепости, а его приказ явно весомее распоряжений князя. На моих сестер это разрешение тоже распространяется?

– Если тебе на самом деле обязательно надо нарываться на Аарванда, то пожалуйста. Он и не таких противников ломал. Тебя отведут к Регулюсу. – Его взгляд переместился на Эме. – Будешь предсказывать королю его будущее. Ты ведь оракул?

Эме оцепенела и со звоном отставила свою чашку.

– Да, оракул, но без своих принадлежностей я не смогу услужить Регулюсу. – Она выдержала взгляд его радужных глаз.

На какой-то миг Маррок как будто задумался, после чего склонил голову набок:

– В этом дворце делают то, что говорит Регулюс. Если вам дороги ваши жизни, то следуйте этому правилу.

– Еще одно предупреждение? – вскинула брови Маэль.

– Назовем это скорее советом. – Он вновь обратился к Эме: – Если у Регулюса возникает желание, то его исполняют. Его путь туда, где он находится сейчас, усеян кучей жертв. Жертв, которые не придерживались этих простых правил. Если верховный король хочет, чтобы ты предсказала ему будущее, то ты это сделаешь. Даже если нам придется тащить тебя к нему за волосы. Но, может быть, ты любишь такое обращение. Калеб рассказывал нам, что ты и правда непокорная.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении