Мара Брюер.

Остров искушений: Нереальное шоу!



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Кастинг

– Меня зовут Энди Фернандес, мне тридцать восемь… исполнится через неделю, и я полицейский. Паршивый, честно говоря, но всё же служитель закона. Люблю распутных женщин и алкоголь. Меня дважды лишали служебного жетона за пьяные драки… Мой брат Пабло – владелец ресторана быстрого питания. У него замечательная жена… Мадлен… и двое прелестных детишек – Томми и Лили… Мой напарник – просто урод и живодёр, придушил бы его… А вот шеф – славный малый. Не представляю, почему он держит меня… И его дочурка Эмма так смотрит на меня, когда приносит папочке обед в участок… Я, кажется, отвлёкся. Можно убрать лампу и камеру? Или хотя бы лампу? Спасибо… Нет, женат я не был, и детей нет, но одна моя бывшая уверяет, что её сын Кевин от меня. Если каждая бабёнка, которую я когда-либо осчастливил, будет меня шантажировать своим подолом… легче застрелиться. Мне… мне всё осточертело: каменные джунгли, душные кабинеты, рожи преступников, которых за день бывает до тридцати, полицейская форма… Когда я увидел в газете объявление, что вы набираете людей для участия в этом реалити-шоу, я подумал, что… ну, я в приличной физической форме и никуда не выбирался дальше штата. Терять мне нечего, а миллион долларов никому не помешает.

– Благодарю, мистер Фернандес. С вами свяжутся, – наскоро, не глядя на меня, проговорила девица, бравшая у меня интервью.

На ней было обтягивающее серое платье. Я заглянул в её декольте. Пожалуй, его содержимое могло бы меня порадовать сегодняшней ночью.

Я вышел из маленькой комнатушки, напоминавшей помещение для допроса. На двери висел рекламный плакат о том, что скоро стартует телепроект «Остров». На плакате – франт с зализанными волосами и в костюме на фоне пляжа и пальм, полная противоположность мне. Я взглянул на свои руки: они всё ещё были крепкими, но тряслись с похмелья, под ногтями была грязь. Я провёл ладонью по щеке. Сколько дней я уже не брился? Четыре? Пять? Неделю? Растительность на лице была скудной (мне никогда не отрастить шикарную бороду) и светлой, так что пугающим мой вид точно не был. Но побриться стоит. Сегодня же.

С ночи болело колено – старое пулевое ранение. Погони, преследования… Это далеко в прошлом. А сейчас только отчёты и компьютерные игры на рабочем месте, иногда – ночное патрулирование с ненавистным Джеком Парном.

Мне сегодня ещё предстоит заглянуть в участок. Шеф вызвал по срочному делу. Наверное, ему донесли, что я на время отпуска не сдал жетон. Он и сейчас лежал во внутреннем кармане пиджака.

Навстречу мне развязной походкой шёл мужчина. Видимо, тоже на предварительное собеседование. И, судя по его виду, миллион баксов ему нужен не меньше, чем мне. Очень знакомое лицо: загорелый, темноволосый, высокие скулы, бегающий взгляд. Было что-то жеманное в его движениях. Наверняка он популярен не только у женщин.

Мужчина прошёл мимо, украдкой бросив на меня взгляд. Он, очевидно, заметил, что я его разглядывал.

Профессиональная привычка, никуда не денешься. Но я вычислил неприязнь в его глазах, и он слегка поморщился, не догадываясь, что я уловил и это. Так, всё, я в отпуске!


– Шеф Мэдисон?

– О! Входи, Энди!

Странно, но его голос не был угрожающим. Значит, он ещё не знает про жетон.

Я сел на стул напротив начальника участка:

– Вы вызывали?

Как такой милый человек мог оказаться в полиции? Добрый толстяк. Ему бы флористом быть. Или Санту на Рождество перед детишками изображать.

– Собираешься в тёплые края?

Мэдисон положил передо мной газету, где ручкой жирно было обведено объявление о проведении кастинга для участия в телешоу. Кто-то рылся в бумагах на моём столе, и вряд ли это был шеф! Съёмки должны начаться через месяц, и у меня не так много шансов попасть на этот остров. А я ведь никогда не был даже на побережье – здесь, в Колорадо, у нас только Скалистые горы и Великие прерии.

– Шеф, это я так…

– Очень хорошо, что ты этим заинтересовался. Мы давно следим за одним человеком, и ты можешь оказаться полезным. Мы устроим твоё участие. Тебе необходимо будет продержаться как можно дольше и присмотреть за объектом, втереться ему в доверие.

– Кто объект?

Хоть бы это была какая-нибудь славная бабёнка!

– Эва Пристон, – голос шефа был глухим, словно у него был ком в горле.

Я достал из кармана блокнот, схватил ручку со стола Мэдисона и сделал запись. Он продолжил.

– Её отец был агентом ФБР, но влез в какие-то делишки, и его убрали. Девушка желает отомстить.

Шеф икнул. Конечно, около получаса назад заходила Эмма, чтобы принести отцу еду. Судя по ещё не выветрившемуся запаху, это домашние пирожки с луком – он всегда от них икает. Их дом находится на соседней улице, но Мэдисон никогда не покидает рабочее место в обеденный перерыв.

– Шеф, могу я поинтересоваться, откуда эта информация?

Я засунул ручку за ухо, но Мэдисон это заметил и жестом указал мне, что нужно вернуть её на стол.

– Разумеется… Эва Пристон преподаёт самооборону. Эмми – одна из её учениц. Дочка слышала в раздевалке, как мисс Пристон по телефону тоном, не допускающим возражений, сообщала кому-то: ей крайне необходимо попасть на остров, это вопрос жизни и смерти. Она говорила тихо, но Эмми расслышала, что та упомянула о возмездии и наказании.

Боже! Ненавижу, когда он зовёт её Эмми. У девчонки уже грудь выросла, а он всё ещё считает её пятилетней.

– Может, девушка просто хочет развеяться? – уточнил я, закуривая.

Но шефа не переубедить: разве его дочурка могла ошибиться?

– Твоя задача, Фернандес, – узнать это наверняка, – он протянул мне папку с делом Пристон. – Я не давлю на тебя, но очень рассчитываю. Уверен, что ты справишься, – добавил он.

Разве можно отказать после такого заявления?

– Шеф, есть одна небольшая загвоздка, которая может помешать мне пройти отбор… – Я запнулся, но выражение лица Мэдисона не было вопросительным, удивлённым или недовольным. – Сегодня во время интервью, ещё не зная, что вы меня направите с заданием, я назвал место своей работы.

– Не вижу ничего страшного в этом: на шоу набирают людей разных профессий. Или, по-твоему, Энди, у мисс Пристон будет возможность ознакомиться с анкетами всех потенциальных участников?..

Шеф закурил.

– Мы не можем этого исключать, – ответил я.

Мэдисон по-прежнему был невозмутим. Это его характерная черта – оставаться спокойным при любых обстоятельствах. Я всегда восхищался этим его качеством и старался подражать.

– Верно. Но ведь твоё дело может потеряться… пуф! – и он сделал движение руками, намекая на то, что бумаги могут исчезнуть без следа.

Я кивнул и открыл папку, которую он мне вручил. На первой странице были личные данные Эвы: возраст – двадцать три, рост – пять футов семь дюймов, цвет волос – тёмно-каштановый, гражданство – США. Была и фотография. Не очень хорошего качества, но по ней можно будет узнать человека. Съёмка, однозначно, велась без ведома девушки.

Одно радовало: через месяц я буду наслаждаться карибским солнцем вдали от Денвера, участка и, чёрт подери, малышки Эммы.


Майами. Рай для туристов. Пляж, девочки в бикини, жаркое солнце и океан. Он, конечно, не так прекрасен, как по телеку, но все же… А я пробуду здесь всего пару дней.

Последнее интервью обещали проводить без камер. Финал отборочного тура должен происходить в присутствии Эдди Бэдди – автора и ведущего телепроекта. Ни разу не слышал такого дурацкого имени.

В большом зале с зашторенными окнами нас было человек пятьдесят. Ага, вот и Эва Пристон. Она симпатичнее, чем на фото, особенно в полумраке: короткая мальчишечья стрижка, суровое личико, но вот губки жаждут поцелуев… неплохие бицепсы, стройные ножки. Что ты хочешь найти, Эва?

А вот это интересно – жеманный тип из Денвера. Он тоже рассчитывает попасть на остров? Бегающий взгляд. Куда он смотрит? Ножки, попки, декольте… Ясно, в Карибском бассейне жара за сорок, и женщины-участницы будут полураздетыми. И он рассчитывает, думаю, не только на созерцание их прелестей. Меня, пожалуй, это тоже заинтересует.

– Добрый день, друзья!

Голос раздался откуда-то со стороны, и все вокруг начали озираться в поисках его обладателя. Вот идиоты! Разве вы не услышали шипения и лёгкого эха – это запись или трансляция из другого помещения. Возможно, за нами наблюдали – следовательно, где-то установлена камера.

Я осмотрел стены и потолок, но ничего не обнаружил. А голос продолжал:

– Вас здесь сорок семь человек – лучшие со всей страны. Но нам ведь нужны самые лучшие! Поэтому даю вам небольшое задание: первые двадцать человек, вышедших из здания на улицу, станут участниками моего шоу. А первые трое получат специальный бонус – некоторое поощрение в будущем. Но об этом позже. Итак: раз, два, три!

Погас свет, чуть не посеяв панику. Идеальный выбор – три секунды, за это время человеческий мозг не осознаёт, что в темноте можно остаться навсегда. Когда вновь стало светло, я увидел Эву у дверей. Она дёргала ручку, но та ей не поддавалась. Дверь была заперта. К ней подскочил жеманный тип и, кривляясь, прокомментировал её действия:

– Сильней детка, ЭТО оторвать не страшно, – он указал на ручку и хихикнул. Пошляк! Пристон одарила его яростным взглядом. Ей бы у нас работать, в следственном отделе, – тогда все преступники раскалывались бы на первом же допросе.

К двери подошёл лысый здоровяк. Давай, качок, выломай на хрен эту дверь! Нет?

Следом несколько мужчин с разбега ударили плечами по двери. Результат отрицательный.

Я подошёл к окну. Не лучшая идея – восьмой этаж все-таки.

Ко мне подскочил денверский тип:

– Эй, дружище, давай-ка свяжем занавески и шторы и спустимся по ним вниз!

Мне показалось, что он подмигнул. Я на всякий случай отстранился – неприятный человек.

Я окинул зал. Здесь было восемь окон, занавески слишком лёгкие, а штор хватит этажа до пятого, в лучшем случае до середины окна четвёртого. Окно! Теперь я понял его идею: не обязательно спускаться в самый низ, достаточно спуститься на пару этажей и через окно попасть в помещение, а оттуда выйти к лифту или к лестнице.

– Ничего не получится, – ответил я ему, глядя пристально и сурово в его глаза, – это рискованно, люди могут разбиться. К тому же, в какой очерёдности мы будем спускаться?

Я оглядел застывших свидетелей нашего диалога. На их лицах было написано: «Плохая идея». Я подошёл к одной пышногрудой блондинке, причёска которой напоминала гнездо, и, как в дрянном детективе, попросил дать мне шпильку. Она извлекла из волос пару и протянула мне.

Подойдя к двери, я взглянул на Эву. Надменна, цинична, считает меня идиотом. Я засунул шпильку в замок. Мне приходилось делать это прежде, когда я ещё был сотрудником следственного отдела. Надо повернуть, нажать и повернуть. Чёрт, сломал! Попробуем ещё разок, но аккуратнее.

На этот раз замок поддался. Я повернулся к стоящим за моей спиной сорока шести желающим получить заветный миллион. Они на мгновение замешкались. Первой подскочила Эва и, взглянув на меня, толкнула дверь и выбежала из зала. За ней последовал здоровяк, ранее пытавшийся вышибить дверь. Толпа ринулась им вслед. Сейчас они снесут двери с петель и меня заодно. Я бросился прочь. Не стоит выпускать из виду Пристон.

Они с качком стояли у лифта. Кнопка была вырвана с корнем. Переглянувшись, парочка побежала к лестнице.

Я за ними. А за мной – все остальные.

Резвая девчонка эта Пристон. Где она тренировалась? Надо было внимательнее изучить её досье.

Пролёт, другой, седьмой этаж. Заперто. И, похоже, шпильки не помогут. Дальше вниз. На шестом – та же история. Уверен, таким способом нам не выбраться. И Эва, видимо, тоже это поняла, потому что остановилась, пропуская остальных. Качок бежал вниз, и остальные участники тоже, стараясь опередить друг друга. Одного парнишку толкнули, и он сильно ударился головой о стену – минус конкурент.

Я принял решение вернуться в зал и повернул обратно. Чёртова одышка. И Пристон почти меня догнала.

Добравшись до нужного этажа, я свернул в коридор. Эва за мной не последовала. Умная девочка! Ведь этажом выше дверь может быть открыта. Я вернулся на лестницу и пошёл вверх по ступенькам. Медленно. А куда спешить? Если она найдёт выход, я спокойно последую за ней, а остальные пока находятся внизу у закрытых дверей…

Эва стояла, уткнувшись головой в запертую дверь. Очевидно, подниматься выше смысла не было.

– Вернёмся в зал, мисс. Возможно, мы что-то упустили, ведь должен быть выход, – предложил я.

Она сверкнула на меня своими тёмно-карими глазами. Интересно, она всегда такая злюка?

Я повернулся и направился вниз по ступенькам. Слышал, как она нерешительно последовала за мной. Мы вернулись на восьмой этаж и вошли в зал, где нас собрали полчаса назад.

В глаза сразу бросилось отсутствие на окнах штор, а здоровенный деревянный стол был вплотную приставлен к окну. Из-под него через подоконник тянулась закрученная зелёная ткань. Мой приятель из Денвера, похоже, осуществил свой план.

Я подошёл окну и выглянул на улицу: внизу кипела жизнь, а вот связанный из штор канат телепался на уровне пятого этажа. Как я и предполагал.

Эва приблизилась и, облокотившись о подоконник, тоже выглянула на улицу. Не знаю, что за мысли пронеслись в её голове, но она произнесла, обращаясь ко мне:

– Поможешь? – и взяла в руки самодельный канат.

Я бы с радостью связал тебя, детка, но сейчас не совсем подходящий случай.

Она вопросительно смотрела на меня. Не дождавшись моего ответа или действий, Пристон потянула бывшую штору, превращённую в канат, и, втянув её всю в помещение, обмотала конец вокруг талии.

Затянув узел, девушка легко запрыгнула на подоконник. Вновь встретившись со мной взглядом, она взялась за ткань и попятилась назад. Мне на мгновение стало не по себе. Но раз уж эта тряпичная конструкция выдержала того парня, то ей ничего не грозит. Возможно, она занималась скалолазанием – так легко она преодолевала расстояние между восьмым и пятым этажами. Я видел, как напряглись её мышцы, какое сосредоточенное выражение приняло её лицо. Она в несколько прыжков достигла нужного окна. Оттолкнувшись от наружной стены, она влетела в помещение на пятом этаже. Денверский кривляка несколько минут назад разбил стекло, облегчив нам задачу.

Я видел движение импровизированного каната и догадался, что Эва расправляется с узлом на талии. Сейчас она сбежит, и я не смогу последовать за ней… Но, к моему удивлению, она выглянула и обратилась ко мне.

– Эй, ты там, как тебя? В общем, спускайся!

Её голос был таким же резким, как и движения.

Я потянул конструкцию из ткани на себя. Части были мастерски связаны морским узлом. Я обвязался и, подойдя к подоконнику, глянул вниз. Закружилась голова. Не от страха – я ведь уже смотрел на дорогу сверху и высоты не боюсь. Я осознал, что не представляю, как буду спускаться. Таким трюкам не учили в полицейской академии, да и мои редкие занятия в тренажёрном зале были лишь одним из способов закадрить девушек.

Но это была единственная возможность выбраться отсюда, найденная нами с Эвой, а ранее – денверским кривлякой. Не стоило также исключать возможность, что наши конкуренты снесли какую-нибудь дверь и уже кто-то радуется победе у входа в здание.

Я спустил ноги по ту сторону окна… Не смотри вниз, Энди! Думай о том, что тебя на пятом этаже поджидает красотка, за действия которой ты, между прочим, в ответе… Я медленно двигался вниз, перебирая руками «спусковой механизм» денверского парня. По скалам я не лазал, но вот упражнения с канатами мне давались легко. Лет двадцать назад.

Когда я был между окнами шестого и пятого этажей, сверху послышался шум. Очевидно, наши конкуренты пришли к тем же выводам, что и мы. Я поднял голову: из окна восьмого этажа на меня таращились несколько пар глаз. Вдруг в центре возникло лицо лысого качка. Он ехидно улыбнулся и схватился за приспособление, которое я по-прежнему называл про себя канатом. Приложив усилие, он подтянул меня на несколько дюймов. Вот сукин сын!

В окне пятого вновь появилась Эва:

– Эй, что там происходит?

Оценив обстановку, она вскочила на подоконник и, выпрямившись, ухватила меня за ногу и потянула вниз.

– Отпустите, мисс! – выкрикнул я ей. – Сейчас же! Бегите к выходу!

Она на мгновение застыла в раздумье, после чего исчезла. А лысый здоровяк подтянул меня еще чуть выше. Я находился на уровне окна шестого этажа. Через мгновение в моей голове промелькнула мысль: надо воспользоваться моментом, пока я не угодил в лапы конкурентов.

Нужно раскачаться посильнее. Я представил, как до меня это делал кривляка, и, коснувшись ногой стены, оттолкнулся что было сил.

Отлетев на некоторое расстояние, я вновь приблизился к стене и вновь оттолкнулся.

Такого качок и его команда от меня не ожидали. Они подтянули ещё немного, но амплитуда моих колебаний в воздухе уже была достаточной, чтобы совершить задуманное. Хорошо, что эти зомби на анаболиках не способны мыслить. Держась одной рукой за канат, а другой – прикрыв голову и лицо, я крутанулся и боком влетел в окно. Стекло разбилось вдребезги. Несколько осколков впились в руку, но неглубоко. Хотя, конечно, было больно.

Я зацепился за подоконник и соскочил на пол. Длины связанных штор как раз хватило, чтобы я свободно стал на ноги.

Это был офис, и за столами сидели люди. Разинув рты от удивления, они глазели на меня.

– Полиция Денвера! – крикнул я.

Чёрт, я же в Майами! Одна девушка в строгом костюме подняла руки вверх. Грузный мужчина лет пятидесяти потянулся к телефонному аппарату.

– Не стоит этого делать, сэр! – выкрикнул я ему. – Всё в порядке, дамы и господа!

Я ещё стоял, опоясанный канатом из штор. Лысый наверняка попытается снова меня подтянуть, так что надо действовать быстро. Я схватил с пола осколок стекла побольше и поострее и начал судорожно перерезать ткань. Я оказался прав: рывком меня отбросило к подоконнику, и я чуть не поранился о поднятый осколок. Нет уж, не на того напали!

Ещё несколько быстрых движений, и я распрощался с пуповиной, связывающей меня с восьмым этажом. Ткань осталась только вокруг пояса. Ладно, избавлюсь от неё позже. А теперь надо спешить.

– Прощайте, господа! Хорошего дня! – с сарказмом бросил я офисным служащим, покидая их кабинет.

В коридоре тоже были люди. Все пялились на мой странный зелёный пояс, явно не гармонирующий с остальной одеждой. Было неловко, но я старался не обращать внимания.

Меня обогнал мой денверский приятель. Он бежал, отклонив корпус назад, выбрасывая вперёд колени и смешно размахивая руками. Нормальные люди так не бегают.

Следом мимо меня промчалась Эва. Она двигалась грациозно, как лань. Может, они знают, куда направляться теперь? Я бросился за ними.

В открывшиеся двери лифта наперерез выходящим оттуда людям вбежал денверский парень. За ним, проскользнув между необъятной афроамериканкой и мужчиной с кейсом, вскочила Пристон. Мне ничего другого не оставалось, как бросить грозный взгляд на людей, готовящихся войти в лифт, растолкать их и шагнуть к моим новым знакомым. За моей спиной двери закрылись, и мы поехали вниз.

– Тебе идёт, – ухмыльнулась Эва, глядя на обмотанный вокруг пояса кусок ткани, ещё недавно служивший шторой в помещении на восьмом этаже.

– А ты сказал, что ничего не получится, – самодовольно произнёс денверский тип.

Здесь я разглядел его получше: он немного моложе меня, точно не гей, и у него наверняка тёмное прошлое – об этом говорит его бегающий взгляд.

– Я Эва Пристон, – она продолжала смотреть на меня, не обращая внимания на кривляку.

А я заметил, как он вздрогнул при её словах. Она протянула мне руку. Я ответил рукопожатием.

– Энди Фернандес. А ты кто? – я повернулся к третьему в нашей компании.

– Моё имя не такое звучное, как твоё, Фернандес, – он подчеркнул мою фамилию, намекая на то, что я не похож на латиноса. – Зови меня… Бивень!

Он тряхнул тазом в направлении Эвы. Она, естественно, поморщилась его пошлости. Он заметил, но проигнорировал.

– У тебя кровь… вот здесь, – указала Эва на мою руку.

– Не страшно, – ответил я, – заживёт.

Двери лифта открылись на первом этаже. От входа нас отделяли несколько ярдов. Переглянувшись, мы вспомнили об обещанных бонусах и бросились наперегонки: Пристон – грациозно, делая большие прыжки на своих стройных ногах, Бивень, как и несколькими этажами выше, – отклонившись назад и высоко поднимая колени. Я просто бежал. Стрельнуло в колене, из-за чего мне пришлось снизить темп.

Пристон оказалась на улице первой, Бивень – вторым, я, соответственно, замкнул тройку. У входа стоял «роллс-ройс». Мы осмотрелись: обычный солнечный день, куда-то спешат люди, движутся автомобили… Кажется, мы первые. Остальных участников гонки поблизости не было.

– Думаю, бонус наш! – радостно воскликнула Эва. Сейчас на её лице не было ни агрессии, ни злобы, ни малейшего намёка на затаённую месть.

– Так оно и будет!

Мы трое обернулись на голос. Из «роллс-ройса» вышел Эдди Бэдди, точь-в-точь как на плакате: за пятьдесят, волосы прилизаны, гладко выбрит, дорогая сорочка и трость.

– Дождёмся остальных. А сейчас, мистер, – он обратился ко мне, – не желаете ли избавиться от вашего модного, но неуместного аксессуара? – он указал тростью на мой зелёный пояс.

– Я почти сроднился с ним, даже расставаться как-то жалко!

Мой юмор не оценили. Бэдди протянул мне что-то вроде кортика, чтобы я перерезал ткань у себя на талии. После он поспешил забрать его обратно, но я успел разглядеть реликвию – именно так я бы обозначил тот кортик…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4