Марьяна Сурикова.

Просто позови. Практика жизни



скачать книгу бесплатно

Глава 1
Вкус свободы

Я стояла на балкончике у ректорского кабинета и с тоской смотрела вниз на Элинну, которая ободряюще помахала мне рукой. Именно староста притащила меня к ненавистной лестнице, сказав, что Амир велел прийти. Когда я вернулась в комнату после разговора с Эди, девушки потребовали объяснить, откуда взялись ожоги на моей спине. Я поведала им всю историю. Мелинда только ахала и говорила, что она бы ни в жисть на такое не решилась. Элинна, напротив, заявила, что я полная дура и имела все шансы отправиться к духам прямо из своей любимой аристократической академии. Добавила, что придется за мной следить, иначе буду и дальше влипать в подобные ситуации. Игры в молчанку, однако, прекратились, староста вновь фыркала на меня и язвила, а я втайне радовалась, что все стало как прежде.

Теперь, стоя у столь хорошо знакомой двери, я себя чувствовала далеко не лучшим образом. Ох, не к добру меня вызвали! Зря только надеялась, что выходка сойдет нам с рук, а Амир удовлетворится результатом и все простит. Он просто дождался подходящего момента и вызвал нас обоих. Эди уже был в кабинете, а мне приходилось ожидать своей очереди. Пальцы нервно сжали перила, когда позади отворилась дверь. Эдвар подошел ко мне и обнял за плечи.

– Ну, Летта, твой черед, он ждет.

– Что он тебе сделал? Кричал? Пытался задушить?

– Нет. Он снял меня с должности заместителя по учебной части. Теперь я рядовой преподаватель с кучей дополнительных занятий.

– О, мне очень жаль, что тебя понизили.

– Да ладно, я правда виноват. Удачи тебе. Пойду, пожалуй. Мне выдали столько заданий, что ближайший год я буду занят. До встречи.

– Всего хорошего, Эди.

Я проводила мужчину взглядом, оттягивая неприятный момент, а потом повернулась к двери. Как же я не хочу туда входить! Протянув руку, постучала, все еще надеясь, что мне велят отправляться куда подальше. Надежды не оправдались, а приглашение войти прозвучало как приговор.

– Добрый день, Виолетта.

– Добрый день, – ответила, не поднимая головы.

– Присаживайся.

– Спасибо.

Я прошла к дивану, села и уставилась на сложенные на коленях руки.

– Ну? – прозвучал насмешливый голос Амира.

– Что? – Я подняла голову и столкнулась с внимательным взглядом зеленых глаз. И вдруг подумалось: как хорошо, что кровная защита не оставляет побочных эффектов вроде медленного угасания, и теперь ректор выглядит таким же энергичным и полным сил, как раньше. А еще показалось, что его отношение ко мне тоже переменилось, стало почти таким, как прежде, до происшествия с Элизабет. Он снова подшучивал надо мной.

– Ну где же слова: «Простите, ректор Сенсарро, я больше так не буду»?

– Ректор Сенсарро… – Я замялась, размышляя, как лучше продолжить.

– Не слишком обнадеживающее начало.

– Я не уверена…

– В чем?

Я замолчала, подбирая слова.

– Не уверена, что больше не будешь, я правильно понял?

– Ну, в целом…

– Хм, Виолетта, не припомню, чтобы раньше из тебя слова приходилось клещами тянуть.

– Ректор Сенсарро, я правда очень сожалею, что все так получилось.

Однако как я могу давать какие-то обещания, если не уверена, что исполню их.

– Потому и хочу, чтобы ты пообещала, Виолетта, не соваться куда не следует.

– Могу пообещать, что постараюсь всесторонне взвешивать свои решения, прежде чем предпринимать активные действия, – проговорила я, тщательно подбирая слова.

– Постараешься?

– Да.

Ректор побарабанил пальцами по столу, а я опустила взгляд на ковер, изучая замысловатый рисунок и пытаясь понять, что он означает.

– Ладно, Летта. Хорошо. Старайся. До игр осталась неделя, ну а потом, как мы и договаривались, я верну тебя родителям.

В сердце что-то неприятно кольнуло.

– Не терпится избавиться от меня? – спросила и тут же прикусила язык, но слишком поздно.

Брови Амира насмешливо изогнулись, и ректор ответил:

– Уговор дороже денег. К тому же, по моему искреннему убеждению, они единственные люди, которым удавалось справляться с тобой все эти годы. Твои способности пугают меня, Летта. Ты сговорилась с Эди за моей спиной! Я не уверен, что моих сил хватит вытаскивать тебя изо всех переделок, в которые ты будешь попадать.

– А с чего вы решили, что я буду в них попадать? – Я возмущенно взглянула на серьезного ректора, в глазах которого плясали смешинки.

– Обычно люди, которые ощутили вкус свободы, пускаются во все тяжкие и непременно попадают в переделки.

– О какой свободе вы говорите?

– Я говорю о том, что в Академии аристократии видел перед собой благовоспитанную девушку, которая, прежде чем занять свое место, смахивала с него платочком пылинки, разговаривала исключительно благопристойными фразами, поучала всех вокруг и всячески берегла образ настоящей леди. А теперь ты сломя голову кидаешься во всевозможные авантюры, а скоро с твоей способностью влиять на людей начнешь тянуть за собой друзей и перевернешь все в моей академии с ног на голову. Виолетта, ты даже разговаривать стала иначе. Ты теперь дерзишь при каждом удобном случае и просто повергаешь меня в ужас.

И отчего такое чувство, что надо мной смеются? Вот опять я начинала злиться. Усомниться во мне подобным образом и выставлять непонятно кем? У меня есть голова на плечах, и я вполне могу себя контролировать.

– А самое печальное, тебе нравятся эти авантюры, и ты ничего не боишься, – подвел итог Амир, будто ставя жирную точку в приговоре моему здравомыслию.

– Вы не правы, – мягко возразила я, не желая признавать его правоту. – Я очень испугалась в кабинете Анделино, но думала, что вы непременно что-нибудь придумаете.

– Я не прочь придумывать, как вытаскивать тебя из возможных неприятностей, но пускай лучше эти фантазии не пересекаются с реальностью и остаются лишь в моем воображении. В реальности вполне хватает академии с ее студентами. Для тебя же сейчас нет ничего увлекательней приключений, не так ли? Это наводит на мысли, что пора вернуть тебя родителям, иначе именно меня обвинят в том, что я развратил самую совершенную молодую леди в королевстве Амадин.

– Ну уж знаете ли! Я сама отвечаю за свои поступки, и у них всегда есть мотивы, это не блажь и не жажда приключений. Я взрослый человек, а не маленькая девочка! С чего вы думаете, будто мне нужен присмотр родителей? Не собираюсь больше слушать ничьих нравоучений! Не желаю заучивать наизусть дурацкие стихи, посещать смертельно скучные вечера с этими манерными куклами, а еще позволять запирать себя в комнате, потому что где-то оступилась и показала себя с дурной стороны! Насколько я помню, именно вы раньше упрекали меня в черствости, а теперь недовольны излишней эмоциональностью?

– Скорее порывистостью. Так ли необходимо бросаться из крайности в крайность?

– Я не бросаюсь!

Мне кажется, я даже раскраснелась от гнева. Амир же сцепил пальцы, положил на них подбородок и задумчиво меня разглядывал. Смутившись, расправила складки на платье и с особым вниманием принялась изучать дверцы шкафа. Кажется, он в чем-то прав. Куда исчезла моя сдержанность? Неужели испарилась, едва меня перестали поучать насчет каждого шага, взгляда или вздоха?

– Ну а как ты видишь свою дальнейшую жизнь? – негромко и, кажется, теперь уже серьезно спросил Амир.

Я, честно, не могла ему ответить. Раньше точно знала, какой будет моя жизнь. Полагала, что живу правильно, внушала себе, что довольна всем. Может, действительно ощутила себя свободной теперь, когда меня не сдерживал груз условностей. Я ведь и домой уже не слишком стремилась вернуться. Только сама не знала, как быть дальше. С родителями точно собиралась встретиться, а вот потом… с этим я пока не определилась.

– Я приму решение после состязаний и встречи с родителями.

– Как хочешь, Виолетта. Ты ведь взрослый человек, а не маленькая девочка, решай сама.

И снова он улыбался, а я неловко поерзала на диване.

– Я пойду?

– Сначала вот это возьми. – Амир протянул мне лист бумаги.

Я подошла и с опаской взяла его.

– Список отработок?!

– Да. На ближайший месяц.

– Как вы снисходительны ко мне! Эди на год вперед расписали.

– Не могу же я быть столь жесток по отношению к хрупкой девушке. Теперь иди, Летта.

Я вздохнула, пробежав глазами перечень заданий. Если на месяц, значит, он не планирует прогонять меня из академии сразу после окончания игр. Я даже улыбнулась.

– Попалось что-то интересное? – Амир с любопытством посмотрел на листок.

Я пожала плечами и одарила ректора улыбкой.

– Скажите, что теперь будет с куратором Вальенте? Зор его вычислит, и что тогда?

– Не думаю. Я старательно замел следы.

– А как?

– Я установил на столе разрывной анемолит. В случае нашего благополучного ухода он должен был сработать и стереть следы. Зор не сможет узнать наверняка, кто проник в кабинет.

– Но он ведь заподозрит куратора? У вас был допуск в ректорский кабинет и в академию…

– Не заподозрит.

– Почему?

– Дня через три куратор тихо умрет в своей постели от сердечного приступа.

– Но как? Я думала, он пропадет без следа или исчезнет в результате несчастного случая.

– Нет, – покачал головой Амир. – Исчезновение наводит на подозрения.

– А вы умеете притворяться мертвым? Думаете, никто не определит, что вы живы?

– Нет, Летта, этого я не умею. Не настолько хорошо, чтобы обмануть целителей.

– Но как тогда?

– Какая ты любопытная.

– А вы не можете сказать?

– Могу.

– Так расскажите! – не отступалась я.

Амир рассмеялся, а потом откинулся в кресле и произнес:

– Амир Вальенте – мой дальний родственник. Он вел в последние годы очень замкнутый образ жизни. Ни с кем не общался, жил в своем доме недалеко от Арильских гор. Это днях в четырех от столицы. Я навещал его иногда. Наверное, я был единственным, кто не забыл про Амира, когда он стал слишком стар и немощен. Он был рад этим встречам, хотя старость изменила его, у него появились странные причуды. Старик сделался настоящим затворником, разогнал всех слуг, искренне считал, что они его обворовывают. Я поставил своего человека незаметно приглядывать за ним. Этот человек и сообщил о смерти Амира. В тот день я как раз приехал навестить старика. Все так совпало… впрочем, оно и к лучшему. Именно тогда мне пришла в голову идея воспользоваться личиной Амира Вальенте.

Я широко раскрыла глаза, с испугом глядя на ректора.

– Отчего ты так пугаешься, Виолетта? Для этого не нужно делать что-либо с телом покойного. Просто составить обычный иллюзорный эликсир. Ну, может быть, кинуть в него пару волосинок.

– Ох. – Я передернула плечами, а Амир только хмыкнул.

– Я поместил тело в склеп и наложил на него чары сегридации, чтобы все оставалось в том же виде, как и в момент смерти. Теперь, если мы перенесем его в дом, где якобы жил куратор Вальенте, и снимем заклинание, то при проверке, которую обычно проводят целители, выяснится, что старик умер от сердечного приступа несколько часов назад.

– Как вы ловко придумали! А как Вальенте оказался во дворце? Никто не удивился, что он вдруг вернулся к работе, хотя, по вашим словам, был затворником?

– Его позвал на работу один из дворцовых наставников. Они были друзьями в юности, а потом Вальенте неожиданно написал старому приятелю письмо. Ему вдруг захотелось поработать преподавателем. А маг он был опытный, так что…

– А зачем вам нужно было во дворец?

Амир усмехнулся:

– Сколько вопросов, Летта. Может, хватит откровений на сегодня, у тебя впереди очень много дел.

Я вздохнула, поняла, что ничего мне больше не расскажут, положила список в карман и, попрощавшись, вышла из кабинета.


– Это наши последние тренировки. Согласно правилам состязаний, на поле могут отправиться только десять человек. Пять участников и те, кто в случае удаления кого-то из них с поля могут заменить его. Все вы хороши в той области, в которой наиболее полно раскрываются ваши способности, и я выбрала пятерых лучших, достойных отстаивать честь виерской академии.

Я обвела взглядом молчаливых студентов, все ждали продолжения.

– Итак, основной состав: Арктур – сила и выносливость, тебе на замену пойдет Анжин. Давид – магические формулы, твоя замена – это Тенис. Линда – контроль над эмоциями, Стэс подменит тебя в случае непредвиденной ситуации. Энтони – скорость реакции. Тебе нужно будет подойти к ректору Сенсарро после занятия, он собирался дать дополнительную информацию. Истор, ты пойдешь вместе с ним. За генерирование защиты отвечает Чати, твоя замена – Эниса. На этом все, теперь можете идти отдыхать, набираться сил перед завтрашними соревнованиями. Вечером для всех общий сбор в библиотеке.

Студенты взяли свои вещи с лавок и потянулись к выходу, я тоже подхватила сумку, но стоило развернуться к дверям, как дорогу мне заступил Истор.

– Малышка, постой.

– Ист…

– Нет, дай мне сказать. Ты не определила меня в первый состав ни по выносливости, ни по реакции?

– Я планировала поставить тебя на реакцию, поскольку по силе ты уступаешь Арктуру, но ректор Сенсарро утвердил Энтони, когда я согласовывала с ним список кандидатур. Ему виднее, ты сам понимаешь.

– Значит, я – замена? Отлично! – Истор сжал губы, а потом отвернулся и вышел из зала, громко хлопнув дверью. Линда бросилась следом, а я дождалась, пока все покинут тренировочную, и только тогда отправилась к себе.


– Летта, правда, что Иста не взяли в основной состав? – спросила Элинна.

– Тебе Дин рассказал?

– Ага. Ист сам не свой, злится. Дин его успокаивает.

– Я здесь совершенно ни при чем. В ходе испытаний на последних тренировках Энтони опережал Истора на несколько секунд. В итоге Амир выбрал его.

– Амиру виднее. А Ист позлится и перестанет.

– Думаешь, на меня злится?

– На весь мир он зол. – Элинна махнула рукой. – Пошли на ужин. Со всеми этими состязаниями у половины студентов аппетит пропал.

– Зато у тебя увеличился. – Я указала рукой на пару булочек, которые староста принесла в комнату после обеда.

– У меня всегда так, когда я переживаю. Эй, Мел, хватит зубрить, ты уже одна из лучших в своей группе, для кого стараешься?

– Ни для кого, – ответила Мелинда, но вспыхнувший на щеках румянец вызвал у меня некоторые подозрения. Так-так, кажется, я что-то упустила из виду, а Элька, как всегда, в курсе.

– Пошли! Хорош уже учиться.

Глава 2
Последствия

Когда мы устроились за своим любимым столиком, который занимали уже впятером (Дин теперь сидел рядом с Истором, напротив Элинны), парней еще не было. Я окинула столовую взглядом, полагая, что Ист вполне мог сильно обидеться и выбрать другое место. Посмотрев вправо, обнаружила Линду с подругами. Девушка хмуро ковыряла вилкой в тарелке. Наверное, ее попытка утешить Истора не увенчалась успехом. Впрочем, мне и самой кусок в горло не лез.

– Летка, что не ешь? Завтра силы всем понадобятся, – окликнула меня староста.

– Не знаю.

– Боишься? – спросила Мелинда.

– Нет, это участникам сейчас страшно, а я просто наблюдатель, только нервничаю немного.

– Привет. – К столику подошла однокурсница Мелинды и протянула той небольшой сверток. – Опять в доставке перепутали. Это тебе из дома прислали, а мне вручили.

– Спасибо, Мелисса.

– Не за что. Вечно они наши имена путают!

– Что там? – с любопытством спросила староста, когда Мелинда развязала тонкую бечевку.

– Капли.

– Какие капли?

– Тетка делает. Эти вот – если голова вдруг заболит, эти успокаивают, когда сильно нервничаешь, вот снадобье для сна крепкого, здесь еще для памяти и бодрости.

– Ну-ка, дай те, для памяти, посмотреть. Правда помогают? – Элинна протянула руку.

– А то. На травах настояны. Вот, Виолетта, тебе как раз пригодятся, чтобы волнение унять. – Мелинда подала мне темно-зеленый пузырек. – Накапай в чай капель пять, не больше. Уж больно они горькие.

– Спасибо, Мелинда, – я взяла протянутый флакон и оглядела его с опаской, – но я не слишком доверяю народным средствам.

– Ну и зря, Саина хорошие капли готовит. Плохо, что горькие.

Я открыла крышечку и понюхала. Пахло травами.

– Что-то парней нет, – протянула староста, поглядывая по сторонам. – О, Селена! Привет.

Элинна замахала рукой, и я увидела проходящую неподалеку Селену с подносом в руках. Она замедлила шаг, а потом остановилась в нерешительности.

– Привет.

– Садись к нам.

– Я бы с радостью, но меня там ждут. – Селена кивнула головой в сторону другого столика.

– Да? Ну ладно. Но с нами интересней.

Девушка улыбнулась и пошла дальше.

– Летка, а вы с Селеной не ладили, пока у аристократов учились?

– Ладили. Только потом разошлись, когда… наши мнения не совпали насчет одного из преподавателей.

– О, интересно! Расскажи!

– Мм…

– Привет, девчонки! – Радостный Дин внезапно возник у столика и занял место рядом с Элинной.

– Привет, – заулыбалась староста. – Что веселый такой?

– А чего грустить? – раздался позади меня голос Истора. – Сладкая, как настроение?

– А? Хорошо. – Я обернулась к сияющему парню, который разглядывал меня с чересчур веселым выражением лица, а в глазах так и плескался азарт.

Истор вдруг устроился на скамье рядом и обнял меня за плечи, притягивая к себе. На меня повеяло слабым запахом алкоголя.

– Ты пил, Ист? Завтра ведь игры!

– Да мы с Дином по паре стаканчиков пропустили, – отмахнулся парень.

– Откуда у вас вино? – строго вопросила староста, недовольно поглядывая на Дина.

– Чтоб горло промочить, отчитываться нужно? Здесь же не казармы, а академия. Или ты, Элька, нянькой заделалась? – Ист дернул девушку за рыжую прядь.

Элинна обиженно насупилась, а я попыталась снять с плеча тяжелую руку, ощущая себя крайне неловко. Одно дело, когда он проявлял знаки внимания наедине, во время тренировок, и совсем другое, если делал это прилюдно в столовой, где в это время ужинали и преподаватели.

– Ист, отпусти!

– Что ты так нервничаешь, малышка? Не можешь утешить немного?

– Тебя Линда не утешила?

– Она пыталась, но ты ведь лучше.

У меня даже щеки покраснели от такого сомнительного комплимента.

– Ист, убери руку!

– Конфетка, у тебя сердце каменное, – проговорил парень, прижимая меня еще теснее.

– Если верить куратору Вальенте, вместо сердца у меня амарил, так что ты недалек от истины. Отпусти сейчас же!

– Отпустил! – заявил Истор, выпуская из захвата мое плечо, но совершенно неожиданно ухватил меня за талию и перетащил к себе на колени.

Я задохнулась на миг от возмущения, а Истор положил руки на стол, поймав меня в капкан.

– Все, не держу. Эй, Дин, передай мне стакан с водой, что-то после вина пить охота, – как ни в чем не бывало обратился он к другу.

– Истор! – зашипела я, поймав взгляды нескольких студентов. – Убери руки немедленно, а то пожалеешь.

Ист будто не слышал, не спеша потягивая воду из стакана.

– Малышка, а что ты пьешь? Сок? – Он потянулся к моему стакану.

У меня же внутри все кипело от бешенства. Если начну сейчас кричать, вырываться и колотить Истора, все вокруг просто взорвутся от смеха. Еще и поспорят друг с другом, укротит ли противный виер зазнайку-аристократку. Я кинула взгляд в сторону преподавателей, но те на нас не смотрели, занятые ужином и разговорами о предстоящих состязаниях. Может, привлечь их внимание? Одной с пьяным Истом явно не совладать, особенно если он решит меня не отпускать.

– Ист, кончай дурачиться, – велела Элинна, ударив Истора по руке.

– А не хочу, – нагло заявил тот, отставил мой стакан и снова дернул старосту за волосы.

Я вдруг заметила зеленую бутылочку на столе. Кажется, кому-то здесь не помешает успокоиться. Незаметно схватив пузырек, отлила немного в сок. Пей теперь, надеюсь, эти капли достаточно горькие. Ист, который как раз закончил дразнить Элинну, снова потянулся за стаканом и сделал большой глоток. В следующий миг он скривился, а потом вдруг лицо его посерело, глаза закатились, и он свалился со скамьи, утянув меня за собой.

– Ист! – Я распласталась поверх парня, в испуге заглядывая ему в лицо. Его тело вдруг забилось в конвульсиях, а на губах выступила пена.

– Истор! – заорал подскочивший со скамьи Дин.

– Помогите! – закричала Элинна.

А в следующий миг меня резко дернули наверх, поставив на ноги, а рядом с Истом опустился Амир и провел над его лицом ладонью, отчего оно будто окаменело, а сам парень вытянулся в струнку и замер.

– Эди, Дин, несите его в лазарет. Живо!

Мужчины подхватили Истора с двух сторон и помчались на выход. Амир же развернулся ко мне:

– Твоя работа? Что ты сделала?

Я непонимающе глядела на него, все еще не придя в себя после шока.

– Элинна? Что она сделала?

– Я не видела.

– Я капли в сок добавила, – прошептала я.

– Элинна, возьми стакан. Идите за мной. – Амир быстро устремился к двери, а мы кинулись вдогонку, едва поспевая за его стремительным шагом.

До лазарета добрались в рекордное время. Истора уже уложили на кушетку, а рядом сидела Диана.

– Что с ним? – спросил Амир.

– Не могу понять. Ты его подверг заклинанию заморозки?

– Да. Единственное, что мог сделать в тот момент. У тебя минуты три на диагностику, дольше держать его в таком состоянии нельзя. Элинна, стакан.

Эля протянула ректору стакан, а он начертил на нем какую-то неизвестную формулу, символы которой вдруг замерцали разными цветами.

– В составе травы, – обратился к Диане Амир, указывая той на знаки.

– Травяной успокаивающий настой. Сочетание этих трав в целом безопасно, но среди них есть лепракос – слабоядовитое растение. Что-то из выпитого Истором усилило эффект от ядовитых составляющих, это привело к отравлению. Девушки, что он еще пил сегодня?

– Вино, – тут же ответила Элинна.

Я же промолчала, не в силах отвести взгляд от неподвижного парня.

– Какое?

– Дин, какое вино вы пили?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное