Максим Владимирович.

Мелкие радости и большие огорчения



скачать книгу бесплатно

– Что случилось? – Вкрадчиво спросил Рэндел, влезая на переднее кресло. В руках он держал две бутылки вишнёвой настойки и замороженный стейк в вакуумной упаковке. Он уже успел переодеться, на нём был новый пиджак цвета кофе с молоком, тёмные джинсы и лёгкие туфли, хотя и была осень. От него пахло парфюмом, и зубы подозрительно блестели. Видимо проработал «Дентал+» перед тем, как отправился на свидание.

– Да всё эти, отирающиеся возле твоего магазина! Будь я их матерью – давно бы в тюрьму сдала! Это же надо! Он представляешь, этот длинный в светлой куртке, он….

– Не надо говорить, я представляю, слишком хорошо, что может натворить Джой. Но тут уж ничего не поделаешь, люди категории II-b не могут отвечать за свои действия.

– Ну, конечно! Развели всю эту демагогию! – Ворчливо пробурчала Алиса, хмурясь, и одновременно подводя глаза, смотрясь в панель. – На следующих выборах буду голосовать за Партию Либертарианцев. Они обещают очистить города от этой гнили!

– ПЛР, за всю свою историю никогда не набирала более 5% от числа проголосовавших избирателей. Некоторые политологи считают, что ПЛР использует как жупел Партия Прогресса, набирая до 70% от общего числа. Впрочем, не будем о политике! Куда мы едем сейчас? – Рендэл улыбнулся и попытался обнять Алису. Та вжалась в кресло и вяло оттолкнула его руку. Он сразу поскучнел, но отодвинулся.

– Прости, но я не готова к такому, не готова сразу, без хотя бы короткого ужина. —Алиса потупила глаза и стала теребить замок от своей сумки, куда сбросила незаметно флакон с розовыми таблетками.

– ОК. Что тогда? Говори, куда едем. Но я не знал, потому ничего особого не одел. Да у меня тут и нет ничего такого. Если заскочим ко мне домой, в Цветочный, то я смогу выбрать что-то более подходящее торжественному случаю. Так куда едем? – Рендэл улыбнулся Алисе, одарив её безупречной работой системы контроля за полостью рта.

– О, ты живёшь в Цветочном?! – Глаза Алисы округлились. – Ну, тогда мой домик тебя не впечатлит. Я живу в Тумбстоун, знаешь, следующий поворот после выезда из города в сторону Дубль-Пик….

– Пустое! Главное не внешнее, главное содержание! Я так считаю! – Гордо сказал Рендэл.

Алиса как-то неуверенно хихикнула, с тревогой посмотрев на полоску сообщения. Терминал медицинской системы требовал ответа. Алиса нервно покусывала губы, и неожиданно отключила информационную систему. Рендэл удивлённо посмотрел на неё.

– Мы поедем не на автопилоте?

– Нет! Люблю контролировать дорогу! Это возбуждает! – Гордо сказала Алиса и сняв ручник, газанула с места, взвизгнув протекторами по мокрому асфальту.

Тут же раздался гневный сигнал сзади идущего грузовика службы перевозок. Алиса сделала вид, что ничего серьёзного не случилось. Через минуту она едва увернулась от машины такси, из которой высунулся толстый таксист и стал орать, оскорбляя представительниц всех женского рода. При этом Алиса неустанно болтала, сообщая о своей бурной жизни, Рендэл даже позавидовал, как девушка в возрасте Алисы успела переменить столько мест работы, при чём, дослуживаясь до значительных постов.

Затем на выезде из района Пибоди, недалеко от разворота на хайвэй, едва не задавила пару пожилых пешеходов, переходивших на зелёный сигнал светофора. Их спасло нечто небольшое, квадратное и жёлтое, сбившее стариков с ног, и быстро оттащило их с проезжей части. Рендэл только успел охнуть, но Алиса не снижая скорости, открыла окно.

– Сначала к врачу сходи, Джу, пускай выпишет тебе линзы, потом с кавалером нахаживай! – Гневно крикнула в окно Алиса, просигналив сидевшим в недоумении старикам, жёлтый предмет весело скакал по тротуару в сторону старого стадиона. – Вот ведь, ей уже семьдесят три, а всё кавалера ищет! Старая грымза!

– Э-э-э, ты знаешь её, эту бабульку? – Рендэл удивлённо спросил разгневанную и ворчащую Алису.

– Да, знаю! Соседи были, пока она не переехала в Центр помощи людям старшего возраста! Дом свой продала, чтобы сынок обалдуй открыл своё дело! Но он был таким дураком, что после года неудач вынужден был записаться на вахту! Теперь где-то на Сидонии работает, вроде. Семья живёт в съёмном жилье от муниципалитета. Ладно, пустое. Так о чём это я, ах, да! Вот и теперь я работаю в «Амбаре Ала». Там безразлично кто ты и что делаешь в свободное от работы время. Работаю категорийным менеджером. Оклад ниже, чем в Центре Гершвина, но зато масса свободного времени! Вот и поворот на трассу, ещё минут пять и мы на месте.


Спустя некоторое время Боб и Джой вернулись к зданию бывшего автоцентра Си-Йонг.

– Знаешь Боб, думаю, ничего у него с этой тёлкой не выйдет. Какая-то она не такая, странная. Вроде всё ничего, но.… Вот сам подумай, когда я в прошлый раз показал себя во всей красе, те девчонки только заулюлюкали и подняли вверх пальцы! А эта мымра крашеная, словно никогда, да что там! Закурить есть?

Боб отрицательно похлопал по карманам. Джой вздохнул и с тоской посмотрел на магазин. Порылся в кармане, нашёл пару монет, сам удивился, пересчитал и заулыбался.

– Боб! Живём! У меня три экю завалилось! Ваще день сплошной удачи! Нашли поломанный редуктор, сплавили его механику в автосервис! Нашли неработающий планшет, впарили его тому жирдяю в очках! Отдали Крюгеру долг. А теперь ещё и целых три экю нашлось! Вот ещё Рендэл вернётся, пускай платит за спектакль! Сколько за представление с него трясти? Думаю, десятки будет мало!

– Мало или много, всё едино ведь потратим. Хотя попробовать стоит. Но сразу надо быть готовым к тому, что Ренди нас кинет. Такой уж у него характер. Пошли к Хиксу, может он чего выдаст в долг. Жрать охота. Не надо было продавать наши билеты на социальную защиту Крюгеру.

– Но что мне оставалось делать?! Наша лошадь не пришла первой, а только второй, Крюгер рвал и метал, обещал засунуть нас обоих в самое дно Пактемса! А так я отсрочил выплату, пускай и продал с дисконтом! Ладно, пошли к Хиксу!

Они направились в магазин, откуда вышло несколько подростков. Джой рванулся с места и ухватил одного из них прыщавого, тощего парня с мерзким голосом за шиворот.

– Когда отдашь, Спок! Когда я приду к твоей мамочке и возьму всё причитающееся и даже больше?! Твоя мамочка будет рада, обещаю!

– А-а-а, Джой, не надо! Отпусти! – Спок заскулил, затрясся, парни, отбежав пару метров, остановились, стали наблюдать. Боб с ленцой подошёл к Джой и медленно похлопал его по руке. Тот выругавшись, к радости школьников, отпустил Спока. Но не выпустил, хотя тот и рванулся к своим друзьям. Боб поцокал языком, и показал ломаное лезвие от перфоратора. Спок снова заскулил, и полез в карманы брюк. Достав какую-то мелочь, он сунул их в руку Джой.

– И это всё?! Это всё, что ты, щенок, можешь мне отдать?! Тут, раз, два, а это, что, проездной, тут всего два экю! Где ещё полтора?!

– Нету больше! Клянусь Джой! Возьми вот батончик! Да, на все батончики забери!

– Хм-м. С орехами? С карамелью, я себе возьму. Боб ты любишь с орехами?

Боб пожал плечами, высморкавшись в выпавший из кармана Спока платок, и сунул его обратно, и аккуратно застегнул молнию на кармане. Джой удовлетворённый полученным, отпустил угрюмого школьника. Тот, отойдя к друзьям, окрикнул Джой и показал неприличный жест. После чего школьники со всех ног помчались в разные стороны, убегая от вопящего на всю улицу и покрасневшего от неслыханного оскорбления Джой. Боб же только покачал головой, поднял батончики с асфальта, выбрал с орехами и открыл его, вернувшись к стене. Боб медленно разжёвывал батончик, удовлетворённый полученным, рассматривая дом, стоявший напротив, где на третьем этаже ссору двух молодых людей. Девушка гневно швыряла всё, что попадало под руку, по всему выходило, что это кухня, либо незаконный склад кухонной посуды. Парень с набриолиненными волосами, орал и размахивал руками, пытаясь успокоить таким образом свою подругу или жену. Вскоре девушка стала рыдать и опустилась на пол, скрывшись из поля видимости Боба. Парень стоял видимо над ней и кричал, размахивая руками, а затем схватил куртку с вешалки у окна и отошёл от окна, на ходу натягивая чёрную с красными разводами курту. Боб посмотрел на дом, затем огляделся по сторонам и отошёл от стены.

Он неспешно прошёлся по дороге, благо машин почти не было, как и патрулей, и встал возле прохода во двор дома, продолжая грызть батончик. Сунув руку в карман, он ухватился за рукоятку обломка ножа перфоратора, но затем выпустил его и обернувшись, поглядел по сторонам. Улыбнувшись, он отошёл к контейнеру для мусора.

Джой медленно шёл по улице, фыркая и стирая пот с лица. Это было нелегко, но он смог догнать паршивца. У него оказались ещё пара монет, и кроме того три батончика двойной начинкой. Рядом с место поимки был спуск к Соул-Ривер. Конечно, теперь это совсем другая река, не та зловонная жижа, что он помнил, но даже в профильтрованной воде оставались какие-то чужеродные элементы, кроме того, запах не могли отбить даже самые современные фильтры. Возможно, всё дело в том, что кто-то тайком сливает дрянь в воду ниже по течению от забора очистного завода. Или же кто-то из местных устроил подпольное химическое производство где-то на Форд-стрит, среди полузаброшенных цехов разорившегося автозавода, и сливает отходы в воду. В любом случае, Спок в следующий раз подумает, что не стоит злить того, кто старше тебя раза в три, и выше, к тому же сильнее! Надо было у него забрать и часы, но Боб был слишком зол, а теперь в его душе была тишина и благодать от совершённого справедливого суда. Свернув с Палм-стрит, он остановился. Напротив магазина, в котором работали Рендэл и Хикс, стояли машины скорой и полицейский патруль. Возле скорой стояла девушка в красной куртке и о чём-то говорила врачу, который с кислой миной её слушал. У стены как обычно, стоял прислонившийся Боб, и его уныло опрашивала пухленькая девушка-полицейский. Боб молоток, радостно подумал Джой, никогда не сдаст копам никого, а потом продаст информацию Крюгеру. Джой, как ни в чём не бывало, подошёл к Бобу. Тот кивнул, девушка с планшетом угрюмо посмотрела на Джой, но тот сделал лицо, как у умственно отсталого и пустил слюну. Это его Боб научил, согласно законам людей категории II-b нельзя было допрашивать без сотрудников социальной помощи.

– Значит, вы твёрдо уверены, что не видели, как на Джо Янг упал старый телевизор и пакет с помоями? Можете предъявить какой-то документ, и поставить подпись, либо оттиск пальца.

Боб кивнул головой и полез во внутренний карман, и к немалому удивлению Джой, вытащил паспортную карту в защитной плёнке. Девушка приложила его карту к планшету, затем подставила Бобу экран, на котором было видно поле «подпись». Боб прижал палец правой руки, девушка кивнула и отдала ему паспорт. Повернувшись к Джой, она критически осмотрела его, но ничего не сказала. Джой для убедительности стал совершать неприличные движения и пустил слюну. У полицейской скривилась физиономия, но она ничего не сказала, отправившись к машине, где стоял высокий лысый коп. Они сели в машину и отъехали. Скорая последовала немного позже, поскольку врач никак не мог отцепиться от плачущей девушки в красной куртке. Наконец он осторожно вывернул свою руку и влез на переднее пассажирское место. Скорая тут же включила сирену и умчалась прочь. Девушка обхватила себя руками и медленно пошла к арке, ведущей во внутренний двор дома, стоящего напротив магазина.

– Вот как бывает, сделаешь вроде хорошее дело, а это никто не оценит. Зато соверши гадость, и считай себя заочно героем. – Мрачно изрёк Боб, сунув Джой батончик.

Тот радостно развернул его и сунул целиком в рот, чавкая и яростно жуя. Прожевав трофей, он сглотнул, и ответил, правда, не сразу.

– Ты это меня имеешь ввиду сейчас, Боб? Или что-то видел, пока меня не было? Кто тот пострадавший, Янг, вроде знакомая фамилия. И почему на него мусор упал?

– Бывает, правда я сам не видел, что с неба лягушки падают. А у тебя какой прогресс?

Джой с гордостью показал захваченное и похлопав по спине Боба, сказал.

– Пошли, пока Хикси не упёрся к своей. Просадим монеты в автомате! Или билет купим.

– Я думаю, нам бы еды купить. Батончик вещь питательная, но вредная. Молока, мяса, капусты, хлеба. Можно яблок. Денег должно хватить.

– Вот так запросто отдать завоёванное с таким трудом?! – С гневом воскликнул Джой.

– Ну, тогда поступай, как знаешь. Я куплю молока, хлеба и может, останется на пару яблок. Пошли, пока Хикс не смылся из города. Абу-Массаф слишком добр к этим обалдуям.

– И не говори! Они день через день работают, когда в семь закроются, когда в восемь. А обязаны работать до десяти! Режим ведь написан на двери!

– Да ладно, пошли, пока не поздно.

Они шли молча, медленно, Боб сумрачно о чём-то думал, почёсывая руку, Джой вертел головой, как попугай и сосал батончик. Не доходя пару шагов до двери, Джой остановился.

– Слушай Боб. Я ведь так понимаю, пострадавший Янг не просто так пострадал?

– Всё может быть. Пошли.

– Нет, постой! Ты отдал той тёлке свой паспорт, оставил отпечаток, если на месте преступления найдут хоть один след, тогда тебе крышка!

– Мазер. – Коротко ответил Боб. Джой недоумённо посмотрел на него, ожидая разъяснений. Тот вздохнул и достал паспорт, всучив его Джой. Тот посмотрел и заржал.

– Ну, Боб! Ну, голова! Я бы до такого не додумался! Я ты не боишься, что тебя они по видеокамерам вычислят? Тут ведь везде стоят камеры.

– Нет. Камеры не работали в тот момент. Ни одна. Потому меня и опрашивали, а не пинками загоняли в воронок.

– Что это вдруг? – Недоумённо спросил Джой. – Откуда ты это знаешь?

– Копы сказали. Отключилась вся система по району. Думают, диверсия. Или тот робот-беглец шалит. Пошли в магазин, хватит болтать. У меня уже язык болит.

Они вошли в полутёмный магазин, прошли мимо старого робота-уборщика, выполнявшего роль и охранника. Прошли сквозь турникеты. На кассе сидел скучающий Хикс, невысокий шатен с бородкой, потягивающий сок из стакана.

– Привет, Дантист! – Широко улыбаясь, махнул рукой Джой. Хикс скривился, словно от зубной боли. Боб молча кивнул головой. Он всегда старался быть вежливым со всеми людьми, даже если бил кого-то ногой в пах. Или сбрасывал с крыши строительные блоки на машины, припаркованные возле его подъезда. Всегда первым помогал убирать поломанную машину, сам вызывал эвакуатор. Даже без хозяев. Боба не любили. Джой был предметом всеобщих насмешек и постоянных шуток, но за спиной, пока он не слышит. Кто-то даже пустил слух, что они пара, но поскольку это не являлось чем-то предосудительным по теперешним временам, никто не обратил на жалкую попытку опорочить местную достопримечательность никакого внимания. Наверное, это были происки пострадавших автолюбителей. Кроме того, те, кто жил тут хотя бы год, знали, Джой известный бабник, хотя бы на словах, приписывая себе похождения, где героини были сплошь из «Ал-Эйр» и «Тутти-Модель», или скучающие жительницы богатых посёлков. Боб же, и это было тоже всем известно, предаётся исключительно метафизическим и общефилософским рассуждениям на тему брака и отношений между полами, высказывая точку зрения, что проблема продолжения рода при наличии 100% гарантированного удачного клонирования себя в любом возрасте, является для него совершенно неинтересной.

Боб прошёл к холодильнику с мясными упаковками, а Джой пошёл к витрине с конфетами. Пока Джой выбрал, какую конфету добавить в цвет к первой, Боб выбрал две упаковки свинины, по фунту каждая, затем отправился к лоткам с овощами. Джой выбрал вторую конфету, затем придирчиво рассмотрел её и стал выбирать третью. Боб выбрал два кочана капусты, и отправился к хлебному отделу. Робот-упаковщик доставал свежий выплавленный хлеб разных цветов, от розового до антрацитового. Потолкавшись возле робота, выбрал три багета и круг овсяного тёртого жмыха и отправился к холодильнику с молоком. Там стояла старушка, с недовольным видом рассматривая дату на упаковке.

– Вам помочь? – Вежливо спросил Боб старушку. Та подозрительно посмотрела на него, буркнула нечто, и снова уставилась на полку с пакетами. Боб помедлил, взял через старушку пакет с молоком, и хотел было отойти, но тут же почувствовал, что его крепок схватили за рукав.

– Молодой человек, это был мой пакет молока! Отдайте, немедленно! – Скрипучим голосом прошамкала старушка. Боб уставился на неё, затем отдал пакет странной женщине. Она выхватила пакет, и придирчиво осмотрев, скривилась и кинула его обратно в холодильник. Затем наклонилась и стала рыться в пакетах, не обращая внимания на писк робота, выкладывающего товар, который уже несколько минут пытался добавить товары в холодильник. Боб постоял, затем протянул руку и взял новый пакет. Старуха снова схватила его за рукав. Повторив ту же самую фразу, она вырвала пакет с молоком из его рук. Получив пакет, она снова скривилась и выкинула его обратно к другим пакетам с молоком. Боб почесал бородку, и осмотрелся вокруг. Никого. Только вдалеке возле хлебных полок робот-пекарь перекладывал несвежий хлеб в утилизатор, а робот возле молока тоскливо пищал, пытаясь выложить две упаковки желеобразного молока с вытяжкой яка.

На кассе стоял Джой, нервно потопывая ногой. Он выбрал семь конфет разного цвета, два ананаса и упаковку прессованных кальмаров второй группы. Хикс уныло смотрел на него, зная, что денег у долговязого одногодки почти никогда не водилось, а когда они у него появлялись, он тратил их на всякую муру. Например, конфеты. Или кальмары, выращенные на ферме, где в качестве питания использовалось прессованные отходы.

– Значит, Рендэл ничего не сказал про наш уговор, когда улетел с той цыпочкой? Странно, он должен нам почти двадцатку. Не совсем двадцатку, но около того, ты понимаешь, я лучший специалист по съёму в округе! Рендэл взял у меня разовый урок, и вот результат! За вычетом ранее выданного кредита, разумеется. – Вёл светский разговор Джой, разворачивая первую конфету. Вообще-то это было запрещено, но Хикс уже давно смирился с этим, уныло рассматривая одним глазом Джой, с которого нельзя было спускать глаз, а другим следил за матчем «Мыши» против «Канониров». «Канониры» выигрывали со счётом 5:0.

– Нет, не сказал. Так что гони деньги, Джой. И перестань жрать до оплаты!

– Ха! У меня только на конфеты и будет! Подожди, Боб, наконец, выберет молоко по вкусу и заплатит за нас! Слушай, а что там с выигрышем? Каков сейчас джекпот?

– Если ты про «6 из 58», то почти полмиллиона. – С подозрением ответил Хикс.

– О! Давай тогда мне три билета, а чтоб твоя физиономия не напоминала мне о стоматологии, возьми вот эти деньги за конфеты и будут тебе приветы от Николетты! Вау! Почти стихом сказал! – Гоготнул Джой, жуя третью конфету. Хикс собрал конфеты и обёртки, провёл через кассу и с подозрением уставился на горсть, высыпанную Джой на прилавок.

– Проездные жетоны я не беру к оплате, как и семечки тыквы. Так, значит за конфеты ты мне должен, хм, они по распродаже были?

– Конечно! Разве я могу тебе соврать, братан?! – Глядя на Хикса чистыми глазами сказал Джой, смутив Хикса. Тот проворчал и выскреб из кассы две монетки по четвертному.

– Ого! У меня ещё на целый ананас будет! – Воскликнул Джой. – Теперь проведи билеты. На три монеты! Вау! Билеты на три монеты, чтобы жилось Джой, как птице в…

– Омлете! – Из-за его спины вышел покрасневший Боб. Его плащ был испачкан чем-то белым. В руках он держал корзину с продуктами, а на руке была свежая царапина. – Возьми вот, проведи мой товар! Зачем тебе эта отрава, Джой?

– Кто есть кальмаров, тот повышает свою потенцию! – Гордо сказал Джой, тряхнув длинными волосами. Боб скривился, но выложил два пакета молока, мясо в упаковке, капусту и хлеб на прилавок. Хикс прищурившись смотрел на Боба, задумчиво оттирающего салфеткой для клиентов свой плащ и ботинки. Они были в чем-то белом, слишком подозрительно напоминавшем молоко.

– С тебя четыре экю и ещё десять центов, Боб! – Сказал Хикс, уставившись на парочку. Боб молча сунул руку в карман и достал пригоршню монет. Джой даже поперхнулся следующей конфетой. Хикс нахмурился и медленно протянул руку к сигнализации.

– Откуда у тебя столько денег, братан?! Ты же вроде бы десятку разменял у К…

Боб сунул ему в рот ананас, и молча стал собирать продукты в пакет, который вытащил из кармана плаща. На пакете была надпись «Южный центр социальной адаптации людей старшего возраста». Хикс помедлил и убрал руку с сигнальной кнопки. В конце концов, это не его магазин, пусть этот Абу-Масссаф решает проблему с охраной, если хочет продлить лицензию. Выбрав сумму за продукты, он отодвинул кучку монет к краю стола, где их молча сгрёб в ладонь Боб. Джой вынул ананас изо рта и положил его в пакет.

– Теперь пробей мои билеты, Хикси! Чую своей самой чувствительной точкой моего божественного тела, что денежки будут мои! Когда разыгрывают?

– Как всегда, в пятницу. Плюс супер-приз, дом в Цветочном. Как всегда в 21:00.

– О! нет-нет! Я отсюда никуда не собираюсь, парни! Мне и тут хорошо! Не хватает, конечно, женской руки, комфорта и всё такое прочее! Машины тоже не хватает.

– Ну, ты, конечно, откажешься от дома, если выиграешь? – Коварно улыбаясь, спросил его Хикс, включая терминал для акцепта билетов из пачки. – Какие номера выберешь? Свои? Или автоматом?

– Два сам заполни, а один автоматом. Я тебе доверяю, Дантист! – Улыбаясь во всю ширину своих крепких лошадиных зубов, сказал Джой. Тот нахмурился. Зубы были проблемой Хикса с детства, за что он и получил прозвище Дантист, частично от своего имени, частично из-за годового абонемента в автоматическую стоматологию «Доктор Робот».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7