Максим Удовиченко.

Неведомое зарубежье



скачать книгу бесплатно

За помощь в создание книги выражаю признательность всем, кто внёс свой вклад.

Надеюсь на то, что история, описанная в книге «Неведомое зарубежье» покажется вам увлекательной и не заставит Вас скучать.


Все Ваши пожелания, предложения и критические замечания можете высылать мне на электронную почту.

Всем хорошего настроения!

С уважением,

автор книги, рисунков и коллажей

Максим Удовиченко

makmih@rambler.ru

Глава первая. Нескучный вояж


Весна конца 90-х. Самолёт авиакомпании «Люфт Ганза».

Аристарх был бодр и счастлив. Ему выдали счастливый билет на рейс «Люфтганзы» по маршруту Москва-Касабланка с пересадкой во Франкфурте.

По дороге в аэропорт его согревали теплые армейские кальсоны, он был сосредоточен, багаж его был невелик, но объёмист, книга, в кожаном футляре, обклеенная красочными стикирами с изображением Мики Мауса, аккуратно лежала в боковом кармане походной сумки. Таможня прошла быстро. На вопрос таможенника по поводу странных изображений в книге и вроде как, весьма древних текстов на арабском языке Аристарх, показав весёлых Мики Маусов на обложке, очень веско дал понять, что сей экземпляр и есть тот самый долгожданный подарок для арабских детишек, и со словами: «Заждались детки сказочек!», весьма шустро проскочил таможенный коридор.

В роскошном лайнере всюду слушалась малопонятная английская и немецкая речь.

– Несут ахинею всякую, – подумал Аристарх и заснул крепким сном.

Ему снились туземцы в перьях и плащ-накидках, они качали его на руках и чуть было не провозгласили вождем, как вдруг он проснулся от того, что кто-то тормошил его за плечо.

– What would you like to drink sir?[1]1
  Что будете пить, сэр? – (Англ.)


[Закрыть]
– спросила его немецкая стюардесса с ослепительной улыбкой.

– Vodka of course and three cucumbers[2]2
  Водка и три огурца – (Англ.)


[Закрыть]
– сказал Аристарх машинально, практически извинив ее за прерванный сон.

Вместо водки ему принесли банку «Хайнекина» и весьма любопытный проспект о достопримечательностях города Франкфурт-на-Майне и всех окрестных городов немецкой земли Гессен.

– Неравноценная замена, – подумал Аристарх, рассматривая банку пива, но, открыв проспект с музеями и живописными видами природы, смирился и даже повеселел.

Более всего Аристарха заинтересовал музей великих сказочников братьев Гримм.

Расположенный во дворце Белфю в городе Касселе, он сразу напомнил ему сюжеты любимых сказок о Бременских музыкантах, Белоснежке и семи гномах, волке и семерых козлятах. Но больше всего его заинтересовала экспозиция в Музее братьев Гримм (Br?der Grimm-Museum), которая вовсе не ограничивалась сказками.

Среди различных древних изданий и предметов старинного интерьера была выставлена прялка, превращающая, по словам организаторов экспозиции, солому в золото.

– Ладно бы, превратить медь в золото, серебро в золото, но солому! Это, же ни в какие ворота…, рассуждал Аристарх, рассматривая фото «чудо-прялки».

Через полчаса самолет мягко приземлился в аэропорту Франкфурта-на-Майне, и нога Аристарха впервые ступила на иностранную землю. Это была заграница. Вокруг суетились люди, говорившие на английском, немецком, французском и прочих языках, от внезапного обилия впечатлений Аристарху неминуемо захотелось выпить и ничего иного, а настоящего немецкого пива, заодно и попрактиковать свой английский на какой ни будь местной жертве.

Пересекая длинный зал, переполненный разнообразной заморской публикой, Аристарх, отмахиваясь от навязчивого чувства, что «кто-то, очень невидимый и настойчивый, пытается промыть ему мозги и наставить на «Путь истинный»», вдруг, к своему удивлению обнаружил, что его походная сумка оказалась открытой, а «чудо-книга» почти вывалилась из накладного кармана.

– Что за чудеса! Ведь я точно помню, как я упаковывал книгу и плотно застёгивал молнию! – размышлял Аристарх, аккуратно убирая бесценный фолиант обратно в сумку и заодно проверяя сохранность содержимого.

Наспех разобравшись с не пойми откуда возникшими проблемами, менее чем через пять минут он уже стоял за стойкой бара и смотрел в упор на опрятного негра, наполнявшего бокалы разными сортами превосходного немецкого пива.

1.1 Встреча с Каш Перовским

– Вот он истинный ариец, соскучившийся по моему английскому! – подумал Аристарх, – I’m happy to be happy, I have come to make you different, because you give me three beers and everything will be nice[3]3
  «Я счастлив, быть счастливым, я пришел, чтобы сделать тебя разным, потому что ты дай мне три пива, и все будет нормалёк» (Англ.)


[Закрыть]
– выстрелил Аристарх в бармена на чистейшем рязанском английском, сохраняя при этом цепкость взгляда и ясность цели. На пару секунд шум у стойки бара смолк, бармен улыбнулся, видимо, вспоминая счастливые моменты детства в жаркой Африке, подал бокал пива, и с загадочной улыбкой, издав очень звонкий, похожий на звон падающих монет, звук: «three euros, please»[4]4
  Три евро, пожалуйста (Англ.)


[Закрыть]
.

– No euros, only dollars[5]5
  Евро нет, одни доллары (Англ.)


[Закрыть]
, – обронил Аристарх, внимательно изучая большой чёрный нос бармена через монокль в золотой оправе.

В баре было много народа, но взгляд Аристарха остановился на мужчине средних лет в белом помятом пиджаке с кожаными налокотниками и потертых джинсах, он сидел за барной стойкой и о чем-то мило беседовал на английском с одетым примерно так же бородатым джентльменом.

– Англичане, – подумал Аристарх, – Только выглядят как-то не по-английски, больно гаденький прикид. Но, может, сейчас так ходят, может, время такое…

Когда он думал об англичанах, ему постоянно лезли в голову образы группы «Битлз» в строгих костюмах и галстуках. Перебирая в голове текущие тренды моды нынешнего непонятного времени и сопоставляя их с тем, что он видел в кинофильмах про англичан лет десять-пятнадцать тому назад, Аристарх направился к мило беседующим джентльменам выпить пиво и попрактиковаться в английском.

– How do you do?[6]6
  Здравствуйте (Англ.)


[Закрыть]
– обратился Аристарх, к джентльмену без бороды.

– Здравствуйте, – довольно нервно бросил тот по-английски, и продолжал что-то яростно доказывать своему бородатому соседу. Прислушавшись повнимательнее, Аристарх уловил знакомый рязанско-вологодский акцент у говорившего «англичанина». Судя по лексике, речь шла о компьютерах, интернете и прочей сопутствующей байде. Аристарх начал мучительно вспоминать что-либо, знакомое ему из данной области, но всё связанное с этим было настолько туманно и непонятно, что Аристарх, достав свой полюбившийся монокль и прикрутив к нему золочёную ручку, внимательно разглядывая подробности персоналии бородатого джентльмена, невзначай проронил: «I’m very sorry, but you are deadly right!»[7]7
  Я извиняюсь, но вы чертовски правы! (Англ.)


[Закрыть]
.

– Как вы тоже в теме? – коверкая всё что можно, явил удивлённо, на рязанско-вологодском английском джентльмен без бороды.

– Конечно, более того, я смотрю у вас довольно неплохой английский, чувствуется «школа», вам бы англичан подучить или американцев каких, а то полнейшее невежество, да и акцент какой-то мерзкий у них! Не то что у вас, понятно все от начала и до конца, только вы пореже «блин» вставляйте между словами, как-то резонирует… – добавил небольшой комментарий Аристарх, изучая через монокль средних размеров муху в бокале мужчины без бороды.

– А что это к вам мухи пристают? Ни как что-то с собой с Вологодчины привезли? – направив свой монокль на содержимое бокала бородатого собеседника, поинтересовался, обращаясь уже на русском, Аристарх.

– Извините, но я очень занят, тут у нас серьёзная научная дискуссия! А вы что собственно хотели? – машинально парировал на английском джентльмен, но вдруг с выражением крайнего удивления произнёс: «Что вы сказали?», и принялся внимательно изучать насекомое иностранного происхождения в своём бокале.

– Не поверите, но я к вам по делу… – загадочно молвил Аристарх, доставая, выданный в самолёте «проспект достопримечательностей».

– Тут, знаете ли, прялка… говорят, неподалёку от сюда… братья Грим изобрели… – тыча пальцем в страницу проспекта с изображением «чудо-прялки», ненавязчиво объяснял на русском Аристарх.

– Какая ещё прялка!? Какие ещё братья!? Антон, немедленно закажи водки, в моём бокале действительно здоровенная муха, чёрный негодник подкинул, не иначе! У меня нервный стресс! – обращаясь к бородатому соседу на русском языке, нервно жестикулировал джентльмен с мухой в бокале.

– Выпив пару рюмок горячительного, безбородый джентльмен со словами: «Это ты подкинул мне здоровенную муху в бокал! Верни деньги мошенник!», накинулся на чёрного бармена.

– Но самое интересное, как пишут здесь в проспекте, знаменитых братьев было на самом деле трое. Младший брат сказочников, Людвиг Эмиль, тоже оставил след в истории. Он был гравером, за что позднее историки прозвали его «братом-художником»

(Malerbruder), – не обращая внимания на недоразумение у стойки бара, цитировал Аристарх строки проспекта изумлённому и весьма нетрезвому бородатому джентльмену, закусывая малосольным огурцом из специально припасённых представительских запасов.

– А вы что тоже на конференцию? – немного оправившись от лёгкого оцепенения, неожиданно осведомился бородатый джентльмен у Аристарха на ломанном русском.

– Можно и так сказать, – протягивая одной рукой малосольный огурец, а другую руку подавая для приветствия, со словами: «Очень приятно, меня зовут Аристарх», представился он.

– Весьма неожиданно, я Антон, и я из Болгарии, – взяв огурец, с благодарностью поздоровался бородатый джентльмен.

– Значит, творчеством семейства Гримм не увлекаетесь, и как пройти к музею не подскажите?… – осведомился Аристарх, убирая занимательный проспект обратно в сумку.

– А кто это такие, эти Гримм, ваши коллеги по работе? – спросил, с хрустом закусывая рюмку горячительного малосольным огурцом, болгарский работник IT индустрии.

– Да, если бы, но по жизни с их трудами часто сталкивался… весьма продвинутые пользователи, семейный подряд! – осознав, что без горячительного дальнейшая беседа будет проблематична, пояснил на доступном «пользовательском» языке Аристарх, наливая себе спасительную рюмку.

– А друг ваш уж больно на немца похож, не дать не взять какой ни будь Ганс Христиан, – глубокомысленно подметил Аристарх, разглядывая в монокль возвращавшегося от барной стойки, джентльмена без бороды.

– А вы оригинал! Меня Поликарп зовут, а вы вообще-то от куда? И как давно в IT бизнесе? – обратился к Аристарху джентльмен без бороды на русском, с улыбкой торжества по случаю возврата денег за «причинённые неудобства».

– Да судя по всему, оттуда, откуда и вы. А вы случайно не знаете такую организацию «Каш Перовский и Ко. Лимитед», они там программки разные делают, крайне неудобные… и редкостно бесполезные. Чтобы эту байду не покупать втридорога, приходится родное пиратское устанавливать, – выпалил Аристарх на чистом русском, практически в упор, и попал практически в цель, так как у Поликарпа задергалось веко.

– Я там работаю, – подавлено проскулил Поликарп. «Наверное, не все деньги вернули, а может ещё муху подбросили», – подумал Аристарх, вспоминая недавний разговор Поликарпа с чернокожим барменом на повышенных тонах.

– Я зам главного зама, а организация моя одна из лидеров на рынке антивирусных программ, – негодовал Поликарп.

– Невероятно! Я слышал, что ваш шеф, по совместительству, большой целитель, воду в прямом эфире заряжает, больные после его сеансов костыли бросают и вприсядку, по бездорожью, аж до самого дома… – внимательно изучая детали малосольного огурца сквозь оптический окуляр монокля, в раздумьях произнёс Аристарх.

– Да это ошибка какая-то, не замечал я за ним такого! – удивленно воскликнул Поликарп.

– Скрывает, хитрец! От налогов уходит! – уверенно декларировал Аристарх, откусывая экологически чистый продукт.

– Просьба у меня к вам, весьма деликатная… – вдруг, понизив голос почти до шёпота, очень таинственно обратился Аристарх к программистам.

– Что за просьба, такая? – почти в один голос незамедлительно откликнулись представители IT индустрии.

– Вот мы сейчас с вами банку огурцов малосольных доедим… – начал таинственно излагать суть просьбы Аристарх.

– И что? – опять весьма дружно отозвались программисты.

– А то, что-рассол-то останется, а вот как раз ты, как представитель оккультного сектора, – указал вдруг внезапно Аристарх на безбородого Поликарпа, – его мне и зарядишь, а то, судя по всему, вечер в далёкой Африке мне предстоит весьма трудный, – пояснил он, значимость ритуала для дальнейшей перспективы событий.

– Я понятия не имею, о чём вы говорите! Я вообще не по этой части! Может, шеф чем и занимается, только мне об этом ничего не известно! – активно размахивая руками, запротестовал Поликарп.

«Вот уже ближе к истине…» – подумал Аристарх и, загадочно произнеся: «Думай о хорошем!», подвинул банку с огурцами поближе к программисту Поликарпу.

– Итак, драгоценные вы мои работники подневольного IT бизнеса, мученики софтов, долго мне еще зрение свое молодое губить, разглядывая германскую экзотику!? – загадочно – назидательно произнес Аристарх, повязывая вокруг шеи белоснежный платок и аккуратно вилкой доставая из банки малосольный огурец.

Пятью минутами позже на стойке бара уже стояла бутылка водки, и Поликарп с бородатым болгарином Антоном, прекратив ожесточённые дискуссии, усиленно изучали монокль Аристарха, заряжая «хорошими мыслями» банку с рассолом.

Как выяснилось, они, Поликарп и Антон, уже сильно спешили на самолет до Мадрида, который, судя по их пространным объяснениям, должен был через час везти их на конференцию, по вопросам IT, антивирусов и прочей сопутствующей «интересности».

Всё было замечательно, но ни с того ни с сего возобновившийся спор его свежеприобретённых товарищей заставил Аристарха вернуться в суровую заграничную действительность.

Сорока минутами позднее, Аристарх тащил на себе весело бормочущего, и постоянно подмигивающего Поликарпа, чуть поодаль нетвердо трусил бородатый Антон.

Прощаясь, Аристарх обещал регулярно писать и высылать открытки с верблюдами.

Глава вторая. Арабская сказка


Около десяти часов вечера, по местному времени, Аристарх уже суетился в здании аэропорта Касабланка. Когда он окинул взглядом интерьер заведения, Аристарху вдруг показалась, что он вовсе не за границей, а где-то в родных местах, то ли в аэропорту Улан-Удэ, то ли в аэропорту Иркутска, только лица вокруг другие и речь непонятная.

Выпив заряженного рассола и взяв в ларьке бутылку местного пива, Аристарх начал продумывать план действий, сроки поджимали. Завтра с утра его уже должны были встречать в городе Аль-Баюн, и не кто-нибудь, а местное руководство. По расчётам Аристарха, Аль-Баюн находился настолько рядом от Касабланки, что поводов для беспокойства быть просто не могло.

2.1 Нюансы перевода

На подробном инструктаже у всезнающих шефов ему объяснили, что до Аль-Баюна он доберется настолько быстро, что и бутылку пива не успеет допить.

– Что ж, – подумал Аристарх, осталось лишь взять билет до «чудо-города»

Аль-Баюна.

Размышляя о том, что менее чем через час, он будет на новом месте, он медленно продвигался в очереди за билетом «в новую жизнь».

И вот он у заветного окошка. Оттуда на него глядела средних лет арабка в пестром платке, представительница местного аэрофлота, в выражении её лица угадывалась некая тревога.

– One ticket to Al Bayoun, please…[8]8
  Один билет до Аль-Баюна, пожалуйста (Англ.)


[Закрыть]
– произнес Аристарх, вполне доступно и, как ему показалось, доходчиво.

– Parlez-vous francais?[9]9
  Вы говорите на французском? (Франц.)


[Закрыть]
– задала она, встречный вопрос, видимо, интуитивно понимая, что человек хочет улететь в Аль-Баюн.

– Do you speak English?[10]10
  Вы говорите по-английски? (Англ.)


[Закрыть]
– попытался Аристарх выправить положение, видя, что ситуация выходит из-под контроля.

– I need one ticket to Al Bayoun, how much is it?[11]11
  Мне нужен один билет до Аль-Баюна, сколько он стоит? (Англ.)


[Закрыть]
– теряя терпение, выпалил Аристарх.

– Eight hundred much, you go and very fast and airplane go, flight number twenty-nine[12]12
  Восемьсот много, ты иди и очень быстро и самолёт иди, рейс № 29 (исковерканный английский)


[Закрыть]
, – совершенно спокойно разъяснила она, внимательно разглядывая Аристарха.

«Она хочет меня убить», – пронеслось у Аристарха в голове.

Он явно не был готов к такому языковому штурму. Поток знакомых, казалось бы, слов, в хаотичной последовательности поверг Аристарха в глубочайшее смятение. Но, больше всего он был озадачен числительным «eight hundred»[13]13
  Восемьсот (Англ.)


[Закрыть]
, так как в кармане, на момент разговора, оставалось всего «five hundred»[14]14
  Пятьсот (Англ.)


[Закрыть]
мятых американских купюр.

– Eight hundred of what, твою much?[15]15
  Восемьсот чего, твою much? (Англ. и немножко самодеятельности)


[Закрыть]
– переспросил Аристарх, окончательно потеряв терпение.

– Eight hundred dollars much, you give and go, flight number twenty-nine[16]16
  Восемьсот долларов много, ты даешь и идёшь № 29 (исковерканный английский)


[Закрыть]
, – с неимоверным спокойствием озвучила любезная представительница местного аэрофлота, видимо, в глубине души восхищаясь своим разносторонним языковым кругозором.

– Eight hundred dollars it’s unbelievable! Are you kidding me?[17]17
  Восемьсот долларов – это невероятно! Вы что, издеваетесь надо мной? (Англ.)


[Закрыть]
– у Аристарха пересохло в горле.

– You no give money, you no go[18]18
  Ты не даёшь деньги, ты не идёшь (исковерканный английский)


[Закрыть]
, – сказала она с некой настороженностью.

– Taxi where? Me go you stay[19]19
  Такси где? Ты стой я иду (исковерканный английский)


[Закрыть]
, – ответил Аристарх доброй арабской женщине, как можно сильнее коверкая слова в ее же красивой манере.

Арабка расплылась в улыбке, видимо, наконец разобрав, чего хочет Аристарх, и радостно показала направление движения.

«Раз Аль-Баюн настолько рядом, доеду на такси, сэкономлю и время, и деньги. На выходе из аэропорта Аристарх увидел желтые мерседесы семидесятых-восьмидесятых годов выпуска, с надписями «Taxi».

2.2 Арабское такси

Из группы арабов-таксистов, мило болтавшей возле своих ретро авто, немедленно отделился один и с галантностью белл-боя легко подхватил багаж Аристарха.

– Bon soir monsieur!? Voulez vous prendre le taxi ? Casablanca? Vous allez ? Casablanca?[20]20
  Добрый вечер месье! Не желаете ли взять такси до Касабланки? Вы едите в Касабланку? (Франц.)


[Закрыть]
, – произнес араб, улыбаясь.

Но Аристарху было не до улыбок. К нему опять обратились на непонятном языке. Дело принимало непоправимый оборот.

В голове мелькнули отрывке последнего инструктажа у шефов: «Даже не переживай, там исключительно все говорят на английском! На чистейшем английском! Это тебе заграница, а не деревня Тараканово Вологодской области».

– Al Bayoun go, Casablanca no go, please[21]21
  В Аль-Баюн ехать, в Касабланку не ехать, пожалуйста (исковерканный английский)


[Закрыть]
, – выдавил из себя Аристарх.

Лицо араба резко изменилось, видимо, сработал «понятный английский», от неожиданности он выронил багаж Аристарха и, резко развернувшись, скрылся в кучке таксистов. Таксисты совещались некоторое время. «Переговорщика выбирают», – мелькнуло у Аристарха в голове.

И действительно, через некоторое время от кучки таксистов отделился араб в потертых джинсах и шлепанцах на босу ногу.

– Do you speak English?[22]22
  Вы говорите на английском? (Англ.)


[Закрыть]
– спросил он вполне серьезно, как показалось Аристарху.

– Of cause, I speak English![23]23
  Конечно, я говорю на английском (Англ.)


[Закрыть]
– утвердительно, с чувством долгожданной радости констатировал Аристарх.

– Al Bayoun? – уверенно спросил араб-таксист.

– Да, конечно, это совсем рядом, мне сказали, как Касабланку проедешь, так сразу Аль Баюн начинается, – ответил Аристарх на английском.

Араб-таксист молчал.

«Наверное, правильный маршрут выбирает», – подумал Аристарх.

Тем временем араб «со знанием дела» готовил машину к поездке.

«Толковый парень, свое дело знает», – оценивающе взглянул Аристарх на араба, усаживаясь в желтый ретро-мерседес.

Тем временем «толковый» парень, о чем-то долго говорил по сотовому телефону на арабском.

– Al Bayoun? – переспросил Аристарха араб-таксист.

– Yes, of cause[24]24
  Да, конечно (Англ.)


[Закрыть]
, – ответил Аристарх, отмечая скрупулёзность парня.

– Yes, of cause, – повторил загадочно араб-таксист, и машина тронулась.

В окне замелькали пальмы. Небо было ясное и звездное, за окном светились огни аэропорта, в воздухе стояла ночная свежесть, из приоткрытого окна в лицо хлынула симфония экзотических ароматов.

Вечер выдался тихий и безоблачный, в таинственном мерцании звёзд южного неба и в лёгком дуновении ветра, обдавшего Аристарха мягкой волной незнакомой экзотической свежести с едва уловимым оттенком моря, скрывалась какая-то великая и прекрасная тайна, необъяснимо притягивающая своей красотой и неизвестностью.

– Вот она какая, чудо-арабская страна, – разглядывал Аристарх, мечтательно высунувшись из окна, вечернее звёздное небо.

– Да и народ здесь приветливый, разбирающийся, сразу нашли человека, да не простого, «англоговорящего», смышленые парни, налету все понимают, – думал Аристарх, любуясь красивой арабской ночью и рассуждая о смышленых арабских парнях.

Утомлённый перелётом и затяжными «языковыми» боями, Аристарх благополучно заснул на заднем сидение ретро-авто.

Проснулся он от шума на улице, вокруг сновал арабский люд, всюду слышалась непонятная речь, за окном авто уже вовсю светило солнце. Он огляделся, араба-таксиста не было, часы в машине показывали 12:30, деньги в кармане присутствовали в полном объёме.

– Где я? И где этот «смышлёный» араб-таксист? – издал вздох изумления Аристарх.

Минутою позже, появился араб-таксист, он нёс две чашки чего-то, и судя по запаху, это было кофе.

– Bon jour, monsieur! Si ne voulez pas la petite tasse du caf?, j'ai pay??[25]25
  Добрый день месье! Не хотите ли чашечку кофе? Я заплатил (Франц.)


[Закрыть]
– произнёс он улыбаясь.

«Опять эта непонятная хрень! Что трудно сказать по-человечески, «Здравствуйте! Кофе, пожалуйста!»? Ведь парень то смышлёный!» – подумал Аристарх, но улыбаясь сквозь сжатые зубы, выдавил из себя, – «Good morning! Thanks for coffee! Just by the way, where are we my dear fellow? Is that Al Bayoun?»[26]26
  Доброе утро! Спасибо за кофе! Так, про между прочем, а где мы, мой дорогой приятель? Это Аль-Баюн? (Англ.)


[Закрыть]
.

– Do you speak English? – ответил тот озадаченно.

Ответ срубил наповал Аристарха, стакан кофе выплеснулся из руки. Дальше последовало долгая и неповторимая матерщина.

– Yes? Of cause, – произнёс обиженно-озадачено араб-таксист.

Все сомнения Аристарх растаяли как утренний туман, сказка кончилась. «Сам с собой говорит, собака!», – пронеслось у Аристарха в голове.

– Где мы, добрый человек? – спросил, уже не стесняясь своего русского, Аристарх.

– Yes, – последовал ответ араба-таксиста, настолько осознанный и глубокомысленный, что у Аристарха от неожиданности свело челюсть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное