Максим Саирбаев.

Наследство



скачать книгу бесплатно

По решению суда супруг может быть устранен от наследования по закону, если будет доказано, что брак с наследодателем фактически прекратился до открытия наследства и супруги в течение не менее чем пяти лет до открытия наследства проживали раздельно. Этот императив можно воспринимать двояко:

Во-первых, если предположить, что все имущество, либо большая его часть, но самая ценная была приобретена супругами во время совместно проживания, когда между ними еще ярким пламенем горели искренние взаимные чувства, но со временем по объективным причинам, один из супругов не смог продолжать вести домашнее хозяйство совместно, будь то определение в места лишения свободы, либо выезд на заработки, то лишение удалившегося от владения и пользования имуществом супруга выглядит немного странным и несправедливым. Почему же тогда по тем же причинам не удаляются от наследования другие наследники первой и последующих очередностей? Ведь начиная вести политику в принципиальном временном направлении, это требование должно быть относимо не выборочно к кому-либо, а ко всем, так как именно единообразие применения законодательства и принципов в законодательстве – есть первопричина формирования, развития и воплощения.

Во-вторых, согласно тому же гражданскому законодательству право собственности – есть не только система прав, но и возлагает на собственника перечень определенных обязанностей, одним из которых является осуществление надлежащего управления имуществом. Под надлежащим понимается не только управление имуществом в своих интересах согласно техническим и целевым характеристикам предмета обладания, но и управление им в интересах третьих лиц, по крайней мере, не им во вред. Следовательно, если смотреть на данный вопрос de jure, то супруг, покинувший свое имущество, в первую очередь выступает собственником, несущим определенные обязанности, не выполнение которых и переложение которых на плечи второго супруга находит свое наказание в виде лишения прав на наследование.

Это спорный момент, требующий дополнительного изучения.

В общем же проработанность данного института в нормах гражданского законодательства независимого Казахстана требует уважения, так как отвечает интересам настоящего времени. Ведь главная задача законодательства – это урегулирование общественных отношений, но не тех, которые были или будут, а тех которые существуют на данном этапе развития государства.

ГК РК 2007 года. Внесенными изменениями был решен коллизионный вопрос относительно проживания или не проживания нетрудоспособного иждивенца с наследодателем в течение одного года. Во главу измененные нормы наследственного права поставила сам факт нетрудоспособности и иждивенства, но не место проживания на момент смерти. Так же, как нами уже указывалось ранее, данные наследники обязательной доли были выделены в отдельную очередность наследования, чего до этого еще не было. Целью данного изменения и нововведения можно предположить послужило стремление уменьшить количество споров относительно прав нетрудоспособных иждивенцев на наследство в случае, когда нет других наследников.

Ведь в принципе, до внесения изменений нетрудоспособные иждивенцы, так как не были отнесены ни к одной из очередей наследников, могли были быть незаконно отстранены от наследования. Теперь же этого произойти не могло. Так что фактически изменения явились своевременной мерой реагирования.

Принятие наследства

Законодательство, как действующее, так и утратившее свою силу требовало не только от наследника входить в систему определенной очередности, но надлежащим образом принять наследство. При этом сам по себе институт принятия наследства имеет не меньшую, а может быть даже и большую значимость по сравнению с простой юридической относимостью себя к составу наследников. Если исходить из сравнительного анализа, то связь между «наследник» – «принятие наследства», можно оценить, как «материальное право» – «процессуальное право», где существование одного, не возможно без другого.

Наследственное право древнего Рима. Момент принятия наследства и процедура данного принятия были в римском праве неодинаковы для разных категорий наследников.

Для наследников первой очереди, согласно закону «XII таблиц» и назначенных наследниками по завещанию рабов наследодателя момент открытия наследства был и моментом возникновения преемства. Более того, по цивильному праву ни наследники первой очереди, ни рабы не имели права отказаться от открывшегося для них наследства. Для детей и жены это объяснялось тем, что они, как уже было указано, не столько наследовали, по взгляду римлян, сколько вступали в управление своим имуществом. Для рабов это было следствием их общего правового положения: назначение наследником означало и освобождение раба, но освобождение с возложением на раба, по воле господина, правового статуса наследника.

Понятно, что такое обязательное наследование было весьма обременительно для наследника в случаях, когда наследство было переобременено долгами, за которые наследник, в силу римской концепции универсального преемства, отвечал не только имуществом наследственной массы, но и своим имуществом. Ввиду этого претор предоставлял наследникам первой очереди так называемое beneficiwn abstinendi, в силу которого он отказывал в иске против цивильных наследников, фактически не осуществлявших своего права наследования, и предлагал наследство следующей за ними категории наследников, а если не находилось желающих, объявлял конкурс над имуществом наследодателя для удовлетворения его кредиторов.

Принятие наследства первоначально осуществлялось путем особого торжественного акта, cretio (от которого отказалось законодательство Юстиниана); впоследствии было достаточно неформального волеизъявления о принятии или фактическом вступлении в дела наследства (pro herede gestio). Срока для принятия наследства цивильное право не устанавливало. Но кредиторы наследодателя, заинтересованные в скорейшем удовлетворении их требований, могли потребовать от наследника ответа, принимает ли он наследство. После этого наследнику по его просьбе мог быть назначен судом срок для решения вопроса о принятии наследства, по истечению которого наследник, не давший ответа, считался: до Юстиниана – отказавшимся, а в праве Юстиниана – принявшим наследство.

Понятно, что правила об автоматическом приобретении наследства некоторыми из цивильных наследников были неприменимы, согласие на принятие наследства должно было быть испрошено и притом в установленный срок: нисходящим и восходящим давался срок в один год со дня открытия наследства, остальным наследникам – в сто дней. При пропуске этого срока наследником, призванным в момент открытия наследства, право принятие наследства предоставлялась следующему наследнику в порядке очередности.

Из сказанного ясно, что за исключением случаев наследования наследниками первой очереди и рабов между моментами открытия наследства и принятия наследства могло пройти некоторое и иногда немалое время. В этот период наследство лежало и считалось по концепции древнейшего права бесхозяйным имуществом, которое любое лицо могло приобрести, став его фактическим владельцем и пользователем в течение года. В период империи это приобретение наследства по давности было упразднено, а расхищение наследства было признано преступлением.

В общем, институт принятия наследства в системе римского частного права можно охарактеризовать как процесс становления истинных принципов, то есть основ, которые, удовлетворяя идеям естественного права, отвечали бы интересам общества.

ГК КазССР. Именно правила принятия наследства очень часто подвергались изменениям в системе отрасли наследственного права. Каждые практические и теоретические взгляды на данный институт имели и имеют право на существование, однако положения, сложившиеся именно в наследственном праве Казахской ССР, в настоящее время больше всего доказали свою практическую пригодность. Подтверждение этих слов будет наглядно продемонстрировано по ходу всего повествования в настоящем издании.

Для приобретения наследства, согласно ст.542 ГК КазССР, наследник должен его принять. Другими словами, мало быть наследником и входить в первую (надлежащую) очередь наследования, либо иметь соответствующее завещание, необходимо, для реализации гарантированных наследственных прав осуществить определенный комплекс действий, который бы свидетельствовал о процессуальном воплощении материальных прав. При этом не достаточно просто ходить вокруг наследственного имущества и кричать о его принятии, необходим строго предусмотренный законодательством комплекс действий.

Так, признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение или управление наследственным имуществом или когда он подал в государственную нотариальную контору по месту открытия наследства заявление о принятии наследства. Предусмотренные разновидности форм принятия наследства отвечают интересам всех наследников. Во-первых, близким людям, для кого смерть наследодателя стала очень большим психологическим ударом, не стоит заботиться о похождениях по инстанциям и соответствующим государственным учреждениям, чтобы принять в установленные сроки наследство, когда травма еще глубока и мысли могут быть только о потери любимого и дорогого тебе человека. Сам факт нахождения по месту открытия наследства и фактическое обладание данным имуществом подтверждают его принятие наследником. Во-вторых, для других наследников, имеющих лишь корыстные цели, предусмотрен порядок наследования, по которому не обязательно даже участие в похоронах, либо посещение места открытия наследства. Достаточно написания установленного заявления о принятии наследства на имя государственного нотариуса соответствующего района по месту открытия наследства.

Наследство должно быть принято в течение шести календарных месяцев с момента его открытия. В результате и все действия, свидетельствующие о принятии наследства, должны быть выполнены именно в данный промежуток времени. Если о подаче заявления в государственную нотариальную контору будет свидетельствовать дата его регистрации соответствующим нотариусом, то о принятии наследства путем осуществления его фактического обладания могут свидетельствовать только квитанции об оплате коммунальных услуг и налоговых платежей, а также свидетельские показания. В результате, вопрос принятия наследства на основании осуществления фактического обладания наследственным имуществом в большинстве своем решается судом в порядке особого производства.

Факт принятия наследства может быть подтвержден либо нотариусом, выдачей свидетельства о праве на наследство, либо решением суда об установлении соответствующего факта. При этом, если получение решения суда в большинстве своем продиктовано необходимостью дальнейшей регистрации имущественных прав наследников, то получение свидетельства о праве на наследство – есть право наследников. Однако, получение свидетельства о праве на наследство, не смотря на свою диспозитивность, все-таки являлось и является необходимым правом, без которого также становилось невозможно оформление наследственных прав. Более того, именно свидетельство о праве на наследство либо решение суда могли говорить о принятии наследства и переходе к наследнику всех допустимых прав и обязанностей наследодателя.

Правила получения свидетельства о праве на наследство относились не только к физическим лицам, но и остальным участникам правоотношений в том числе и к государству, которое, как нами уже указывалось ранее полностью отождествляло себя на равных с обычными гражданами. Поэтому при переходе наследства по праву представления или по завещанию к государству в лице его уполномоченных органов, нотариус также был обязан выдать его представителю свидетельство о праве на наследство для оформления соответствующих прав.

Свидетельство о праве на наследство выдается наследникам по истечении шести месяцев со дня открытия наследства, то есть уже по истечении срока, необходимого для принятия наследства, но при условии, что в течение указанного промежутка времени наследниками будут осуществлены все те действия, которые свидетельствовали бы о принятии наследником, причитающегося ему наследственного имущества. Однако при наследовании, как по закону, так и по завещанию свидетельство могло быть выдано ранее истечения шести месяцев со дня открытия наследства, если в государственной нотариальной конторе имелись достоверные данные о том, что, кроме лиц, заявивших о выдаче свидетельства, других наследников нет. Можно с уверенностью говорить, что данная норма о сокращении сроков выдачи свидетельства о праве на наследство является сугубо теоретической, не имеющей под собой никакого основания для практического применения. В минувшее время, как и в настоящее, ни один нотариус, либо иное уполномоченное лицо не может с уверенностью утверждать, что отсутствуют другие наследники. В результате, так как уменьшение сроков выдачи свидетельства о праве на наследство является только правом нотариуса, никто по своей воле не будет его реализовывать на свой страх и риск.

В тоже время не допускается принятие наследства под условием или с оговорками. Наследство либо принимается, либо не принимается, третьего не дано.

Лица, для которых право наследования возникает лишь в случае отсутствия других наследников или непринятия ими наследства, также могут заявить в тот же срок о своем согласии принять наследство независимо от того, будут ли они призваны к наследованию в дальнейшем или нет. Это так называемая наследственная подстраховка, когда лучше предупредить, нежели в дальнейшем опоздать.

Согласно нормам ГК КазССР принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства. В результате, согласно диспозиции данной нормы, переход права собственности от наследодателя к его наследнику происходит сразу же после смерти. Все остальные процедуры, направленные на надлежащее оформление имущественных прав лишь приостанавливают реализацию права собственности новым владельцем. Однако данная норма входит в коллизию с другой нормой гражданского законодательства, где сказано, что право собственности возникает лишь после его соответствующей регистрации, что фактически и подтверждает практика.

По объективным или субъективным причинам наследникам не всегда удавалось, да не удается и по сей день уложиться в предоставленные шесть месяцев, чтобы реализовать гарантированные им права наследования. Однако, не смотря на то, что истечение сроков для принятия наследства, казалось бы, автоматически устраняет от наследства, государством были предусмотрены исключения. Так, согласно ст.543 ГК КазССР срок для принятия наследства, мог быть продлен судом, если он признает причины пропуска срока уважительными. Уважительность причины определяется субъективно самим судом, под определение которого может попасть все, что угодно. Наследство могло быть принято после истечения предоставленного срока и без обращения в суд, но только при условии согласия на это всех остальных наследников, уже принявших наследство. В этих случаях, если наследственное имущество было принято другими наследниками или перешло к государству, наследнику, пропустившему указанный срок, передается лишь то из причитающегося ему имущества, которое сохранилось в натуре, а также денежные средства, вырученные от реализации другой части причитающегося имущества. Другими словами, не смотря на причину пропуска срока, виновность или невиновность в этом самого наследника, лицо, пропустившее срок, уже самим этим фактом несет риск утраты наследства. Другие наследники даже более низкой очередности, уже принявшие наследство не будут отвечать полученным наследством в натуре, перед лицом, просрочившим срок.

Вопрос продления сроков принятия наследства в судебном порядке фактически мог быть поставлен только наследником, не проживающим с наследодателем, так как только в этом случае можно было не принять наследство. Наследник, проживающий с наследодателем уже одним своим проживанием, то есть фактическим обладанием наследственным имуществом, подтверждает принятие наследства. Для него обращение в суд с заявлением о продлении сроков принятия наследства не требовалось. Однако указанный наследник мог обратиться в суд с требованием установления юридического факта принятия наследства.

В тоже время наследник мог и не принимать наследство, что расценивалось как отказ от наследства, либо письменно заявить о своем отказе в государственную нотариальную контору по месту открытия наследства в течение предоставленного срока для принятия наследства. Данное правило относилось как к наследникам по закону, так и к наследникам по завещанию, что говорило об отсутствии обязательности наследования и диспозитивности в решении данного вопроса.

При этом наследник мог указать, что отказывается от наследства в пользу других лиц из числа наследников по закону или по завещанию, в пользу государства или отдельной государственной, кооперативной или другой общественной организации. Однако, отказавшись от наследства, в дальнейшем наследник не мог отказаться от своего отказа, что делало необратимыми последствия принятого решения. В тоже время нельзя было отказаться от наследства, если наследник уже подал в государственную нотариальную контору по месту открытия наследства заявление о принятии им наследства или о выдаче ему свидетельства о праве на наследство.

Государственная нотариальная контора по месту открытия наследства, а в местностях, где нет государственной нотариальной конторы – исполнительный комитет городского, поселкового, сельского или аульного Совета народных депутатов, должна была принимать меры к охране наследственного имущества, когда это являлось необходимым в интересах государства, наследников, отказополучателей или кредиторов. Охрана наследственного имущества продолжалось до принятия наследства всеми наследниками, а если оно не принято – до истечения срока, установленного для принятия наследства. При этом соответствующий нотариус должен был известить об открытии наследства отсутствующих наследников, если ему известно место их проживания.

При наличии в составе наследства имущества, требующего управления (жилой дом и т.п.), а также в случае предъявления иска кредиторами наследодателя до принятия наследства наследниками, государственная нотариальная контора назначала хранителя имущества, а в местностях, где нет государственной нотариальной конторы, исполнительный комитет городского, поселкового, сельского, аульного Совета народных депутатов назначал над указанным имуществом опекуна.

Разработанность данного института наследственного права гражданским законодательством советского периода отображает признаки краткости и достаточности. Не смотря на то, что независимый Казахстан в дальнейшем постарается привнести новые идеи в настоящее направление развития гражданского законодательства, сам факт возвращения к первоистокам советского теоретического знания говорит о жизнеспособности и актуальности установленных ГК КазССР принципов и идей.

ГК РК 1999 года. В отличие от ГК КазССР в ГК РК изменилось само определение такого института, как принятие наследства. Теперь правильнее говорить приобретение наследства, что непосредственно стало частью наследственного права независимого Казахстана. Можно долго спорить о тематической правильности использования того или иного слова в определении института, однако смысл от этого не меняется. В результате, на наш взгляд, не было и нужды менять то, что уже существует с самой римской государственности, так как фактически подвергается изменению лишь название, но не смысл.

Согласно ст.1072 ГК РК в редакции 1999 года, наследник приобретает право на причитающееся ему наследство или его часть (долю) со времени открытия наследства, если он не откажется впоследствии от наследства, не будет лишен права наследовать, и не утратит право наследовать вследствие признания недействительным завещательного распоряжения о назначении его наследником. Диспозиция данной статьи стала совершенно новым этапом в системе наследственного права, так как была пропитана духом диспозитивности в идеале понимания этого принципа. Теперь в отличие от ранее действовавших нормативно-правовых актов и римского государства, и времен советской эпохи, факт принятия наследства являлся аксиомой, то есть тем, что не требовало дополнительных доказательств. Это освободило судебные органы от обязанности рассмотрения заявлений в порядке особого производства об установлении юридического факта принятия наследства.

Так, наследник считался принявшим наследство с момента его открытия, то есть в идеале сразу после смерти наследодателя, либо de jure с момента получения свидетельства о смерти, либо вступления в законную силу решения суда о признании наследодателя умершим. Однако при этом необходимы были несколько факультативных условий:

1) от наследника не поступит письменного отказа от наследства к нотариусу по месту его открытия. Настоящий отказ мог быть написан в течение шести календарных месяцев с момента открытия наследства, а при уважительных причинах и в более поздний срок. При этом наследник, пропустивший этот срок без уважительных оснований, не мог в дальнейшем отказаться от наследства и автоматически принимал наследство, то есть как права, так и обязанности. Тоже относится и к лицу, отказавшемуся от наследства, который лишался права отменить свой отказ и вернуть все в первоначальное положение. Кроме того, наследник утрачивает право отказаться от наследства и в случае, когда он своими фактическими действиями указывает на принятие наследства, в частности владеет, пользуется и распоряжается наследственным имуществом, оформляет на него документы на свое имя и т. д.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11