Максим Саирбаев.

Наследство



скачать книгу бесплатно

Отказополучателю предоставлено право отказаться от завещательного отказа. При этом отказ может быть только полным, никаких частичных отказов, отказов под условием или с оговорками не допускается. Право отказополучателя на отказ от завещательного отказа не зависит от его права на отказ от наследства. Эти два права независимы друг от друга и зависят лишь от различных точек зрения и волеизъявлений самого наследника – отказополучаетля. Соответственно, отказ отказополучаетля от завещательного отказа освобождает наследника, обремененного им от обязанности его исполнения.

Институт исполнителя по завещанию во многом остался на прежнем советском уровне, но в то же время подвергся и значительным уточнениям. В частности ГК РК предусмотрел, что, если в завещании не указан исполнитель, наследники по соглашению между собой вправе поручить исполнение завещания одному из наследников либо другому лицу. При не достижении такого соглашения исполнитель завещания может быть назначен судом по требованию одного или нескольких наследников. Другими словами был выделен еще один вид возможного судебного разбирательства в системе наследственного права.

Также исполнитель завещания имеет право в любое время отказаться от исполнения возложенных на него завещателем обязанностей, заранее известив об этом наследников по завещанию. Освобождение исполнителя завещания от его обязанностей возможно также по решению суда по заявлению наследников. В итоге один институт наследственного права по новому законодательству сразу был дополнен двумя возможными формами судебной защиты. При этом возникла интересная коллизия: с одной стороны судебными органами в принудительном порядке может быть назначен исполнитель завещания, который в свою очередь вправе в любое время отказаться от возложенных на него обязанностей. Спорный момент, который, на наш взгляд, должен подлежать урегулированию.

Более того, если ранее спектр возможных действий исполнителя по завещанию не был ограничен, зависел лишь от законности их совершения, и от желания самого исполнителя, то в ГК РК был предусмотрен исчерпывающий перечень не просто возможных поведенческих форм исполнителя, а перечень обязательных действий с его стороны. Так исполнитель завещания должен:

1) осуществлять охрану наследства и управление им;

2) принять все возможные меры, чтобы известить всех наследников и отказополучателей об открытии наследства в их пользу;

3) получить причитавшиеся наследодателю денежные суммы;

4) выдать наследникам причитающееся им имущество в соответствии с волей наследодателя и законодательными актами;

5) обеспечить исполнение наследниками возложенных на них завещательных отказов;

6) исполнить завещательные возложения либо требовать от наследников по завещанию исполнения завещательного возложения;

7) произвести очистку наследства от долгов.

В результате исполнитель завещания вправе вступать от своего имени в судебные и другие дела, связанные с управлением наследством и исполнением завещания, а также может привлекаться к участию в таких делах.

Все изменения, как института исполнителя завещания, так и всей системы наследственного права коснулись именно практической стороны ее реализации. В частности, об этом наглядно свидетельствует непременное указание на судебные органы и возможное решение спорных моментов именно в судебных инстанциях. Эта позиция законотворческих органов требует похвалы, так как они не стали идеализировать по сравнению с ГК КазССР общественные отношения в области наследования, и прекрасно понимаю зачастую всю сложность данного процесса, сразу указали на единственное правильное решение возникающих противоречий. Лишь судебные органы вправе осуществлять правосудие, поэтому и законодательство должно быть ориентировано во всех возможных спорных ситуациях именно на суд.

Исполнитель завещания осуществляет свои функции в течение срока, разумно необходимого для очистки наследства от долгов, взыскания причитавшихся наследодателю сумм и вступления всех наследников во владение наследством. Разумность сроков, выражение относительное, а поэтому и довольно сложное в практическом своем понимании. Разумный срок не возможно измерить линейкой законодательства и теории, его возможно лишь предположить и то, это будет пустой тратой времени. Объясняется все тем, что согласно материальному и процессуальному законодательству существуют строго императивные нормы устанавливающие конкретные сроки того или иного процессуального действия. С другой стороны, практически всегда происходят различные манипуляции с этими сроками, что позволяет их увеличить и оттянуть, а в итоге и нет в них никакой разумности, одни лишь предположения и догадки. Например: согласно ГПК РК судебный процесс в порядке искового производства по общим срокам может длиться не более трех месяцев. В тоже время, процессуальными нормами допустимо приостановить рассмотрение гражданского дела. При этом приостановке нет границ и сроки ее также должны быть разумны. Вот и получается, что фактически разумность сроков означает их неопределенность и затяжной характер.

В тоже время исполнитель завещания имеет право на возмещение за счет наследства необходимых расходов по управлению наследством и исполнению завещания. В завещании может быть предусмотрена выплата вознаграждения исполнителю завещания за счет наследства. По исполнении завещания исполнитель завещания обязан предоставить наследникам по их требованию отчет, которым в принципе, и заканчиваются его функциональные обязанности, и после которого он лишается своего правового статуса.

В итоге, гражданское законодательство независимого Казахстана, следуя идее удобства работы с источниками и детальности разработки институтов, продолжило свою направленность и в рассмотренном выше вопросе.

ГК РК 2007 года. В институте завещательного отказа законодательные органы не стали менять сложившиеся устои, посчитав существующее положение вещей не таким уж плохим. Здесь можно согласиться, так как институт завещательного отказа не столь часто применяемый на практике, в результате чего и не столь подвергнут всевозможным правовым трансформациям. А раз институт работает и не создает проблем, зачем искать формы их разрешения?

Наследование по закону

Наследование по закону – это вынужденная мера определения наследников умершего, в случае отсутствия выраженной в надлежащей форме воли наследодателя. Но, не смотря на то, что данная мера вынужденная, именно с институтом наследования по закону на практике приходится встречаться чаще всего. Объяснить это можно просто. Завещанием каждый гражданин подсознательно подводит себя к смерти, о чем даже думать многие не хотят, не говоря уже о том, что бы умышленно идти на это переживание. В результате, избегая мыслей о смерти, граждане начинают избегать и нотариусов с целью выписывания завещаний. Умирая же в таком беге от неизбежного, наследодатель приводит своих наследников к вынужденной мере наследования, которая, возможно, полностью противоречит волеизъявлению умершего. При этом если при наследовании по завещанию все зависит от желания наследодателя, то при наследовании по закону определяющим становится политика государства в этом вопросе и точка зрения законотворческих органов, развитие которой мы и постараемся проследить.

Наследственное право древнего Рима. При отсутствии завещания, после смерти наследодателя раздел наследства согласно положению «XII таблиц» производился согласно делению наследников на три группы:

1. Sui heredes. К данной категории наследников относились, так называемые непосредственные родственники наследодателя, которых в настоящее время принято называть близкими родственниками. Однако к близким родственникам относились лишь: жена наследодателя, его родные и усыновленные дети, а также внуки детей, умерших до открытия наследства. Наследство между указанными наследниками делилось в равных долях. При этом самому наследованию при разделе наследства в данной группе придавалось особое значение: наследственное имущество не передавалось или не переходило в собственность других лиц, как это принято в нынешнее время, во главе наследства просто становились другие лица, которые заменяли собой умершего.

2. Agnati proximi. К данной категории наследников относились кровные близкие родственники, не входящие в первую группу наследников. В частности: братья, сестры и мать умершего, состоявшая с его отцом в законном браке.

3. Gentiles. К третьей группе наследников, могли быть отнесены все остальные кровные родственники умершего, не входившие в первые две группы наследников. Однако при этом женщины могли наследовать только в случае нахождения с наследодателем в полнокровном родстве, то есть являющиеся по отношению к нему родными сестрами. Остальные наследники по женской линии от наследства устранялись.

Наличие наследников в одной из групп, автоматически устраняло наследников нижестоящей группы. Зарождение иерархичности пирамиды наследования произошло официально уже в римском обществе, и за все время развитие института наследования она практически не изменилась.

Если лица отказывались от наследства, при наличии данного права, или умирали, не успев его принять, наследство признавалось выморочным, а в древнейшие времена бесхозяйным.

Дальнейшее развитие римского частного права привело к смене акцентов в области наследования по закону. Так позднее, придя на смену законам «XII таблиц» преторские эдикты установили уже четыре группы наследников:

1. Unde liberi. К этой группе наследников относились все дети умершего и лица, приравнивавшиеся к детям, в частности эмансипированные дети умершего, а также дети, отданные им в усыновление, если к моменту смерти наследодателя они были освобождены усыновителем. Так же в отношении первой группы наследников действовало право представления, когда внуки наследодателя наследовали после его смерти в случае, когда наследник первой очереди умирал до момента открытия наследства. Наследники более близкие по степени родства и здесь устраняли наследников дальнейших степеней родства.

Призвание к наследству в порядке первой очереди эманципированных детей привело к возникновению специальных диспозиций в законодательстве римского государства. Теперь эманципированные дети обязаны были при наследовании вносить в наследственную массу все свое имущество, которое, и поступало в распределение между всеми наследниками в составе наследственной массы. Таким способом устранялась несправедливость, которую создавало бы уравнение в наследственных правах эманципированных детей, обладателей собственного имущества, с неэманципированными, весь продукт труда и все приобретения которых поступали при жизни наследодателя в состав имущества последнего, а в дальнейшем в состав наследственной массы.

В то же время призвание к наследованию эманципированных сыновей ухудшало положение детей этих сыновей, остававшихся в подчинении наследодателя. Если ранее, до преторских эдиктов, эманципированные дети не наследовали за умершим отцом, а внуки наследодателя входили в круг первой очередности наследников, то теперь их устранял от наследования родной отец, как более близкий родственник наследодателя. Между тем труд внуков также содействовал образованию имущества умершего, а, следовательно, и наследства.

Для устранения этой коллизии Юлиан, при пересмотре эдикта включил туда новое постановление, в силу которого эманципированный сын обязан был разделить свою наследственную долю пополам со своими детьми, что в какой-то мере улучшило положение внуков.

2. Unde legitimi. Вторая группа наследников могла претендовать на наследство лишь после того, как было установлено отсутствие наследников первой очереди, либо если данные наследники не приняли наследство в установленном порядке в надлежащие сроки. Ко второй группе наследников относились те наследники, которые согласно закону «XII таблиц» были отнесены к наследникам первой очереди, кроме супругов умершего. Несмотря на то, что дети наследодателя были отнесены к первой очередности наследования, фактически им предоставлялось повторное право вступить в права наследования, если не принятие его в порядке первой очереди были вызваны объективными причинами.

3. Unde cognati. Третья группа наследников включала в себя кровных родственников умершего по порядку степеней до шестой ступени включительно (из седьмой ступени только дети троюродных братьев и сестер). В этой группе наследников дети, законные и незаконные, наследуют после матери так же, как и мать после детей.

4. Unde vir et uxor. При отсутствии родственников перечисленных разрядов к наследованию призывается переживший супруг: муж после жены или жена после мужа.

Преторская система наследования создала устойчивый фундамент развития законодательства, который пережил многие сотни лет и вошел в принципы наследственного права многих нынешних государств. В частности это можно сказать про принцип последовательности и иерархичности ступеней наследования, который действует и в нашем гражданском праве.

Император восточной римской империи – Юстиниан, уже в более поздний срок существования римской правовой системы решил пересмотреть порядок наследования по закону, императивы которого установил в своих новеллах. Согласно новеллам Юстиниана к наследованию по закону призывались четыре группы наследников:

1. Первую группу составляли так называемые нисходящие наследники умершего: сыновья и дочери, внуки в порядке представления. При этом наследство между всеми наследниками делилось в равных долях в независимости от своего семейного статуса, то есть, будь то сын или внук.

2. Вторую группу наследников, при отсутствии наследников первой очереди, составляли так называемые наследники по восходящей степени родства: отец, мать, дед и бабушка наследодателя, а также его полнородные братья, сестры и их дети по праву представления. При этом наследство также делилось поровну между всеми наследниками.

3. В третью группу, также при отсутствии наследников двух предыдущих очередей входили неполнородные братья и сестры, происходящие от одного умершего отца, но от разных матерей, либо от одной матери, но от разных отцов, а также дети неполнокровных братьев и сестер по праву представления.

4. Если из всех перечисленных очередей не нашлось ни одного наследника, либо ни один наследник не принял его в надлежащем порядке, то к наследству призывались все остальные родственники различных ветвей родства без ограничения, которые и делили имущество умершего между собой поровну.

О наследовании супругов новеллы не упоминают. Предполагают, что оно продолжало регулироваться нормами преторского права. При введенной Юстинианом системе это означало, что переживший супруг наследовал только при отсутствии каких бы то ни было, даже самых отдаленных боковых родственников. Но для неимущей вдовы Юстиниан установил правило: вдова, не имевшая ни имущества, ни денежного содержания наследовала одновременно с любым из наследников, получая 1/4 наследства, и, во всяком случае, не более 100 фунтов золотом. Наследуя вместе со своими детьми от брака с умершим, вдова получала причитающуюся ей долю в узуфрукте.

При отсутствии каких бы то ни было наследников, имущество умершего признавалось выморочным. Выморочное имущество поступало к фиску, а иногда к монастырям, церквам и т. п.

Подводя итоги института наследования по закону, согласно источникам Римского частного права можно отметить явное пренебрежение правами и интересами супругов, которые наследовали лишь в самом крайнем случае. Объясняется это не столько второстепенным отношением государства к брачно-семейным узам, сколько преобладанием принципа кровности родства. Так как супруги не являлись кровными родственниками, то и в наследственных правоотношениях к ним было соответствующее отношение. Тем не менее указанные взгляды не сохранились до настоящего времени.

ГК КазССР. Наследование по закону, как нами уже отмечалось ранее – это лишь вынужденная форма наследования, за отсутствием завещания. Однако, тем не менее, от этого наследование по закону не встречается реже, а наоборот, удельная доля данной формы наследования больше чем наследования по завещанию.

Наследование по закону фактически представляет собой фиксирование ступеней наследования нормами действующего законодательства. В зависимости от времени и жизненных обстоятельств состав наследников, входящих в определенные ступени наследования по закону постоянно менялся. Однако неизменным оставалось лишь одно, именно наследование по закону всегда порождало наибольшее количество исковых заявлений, а, следовательно, и судебных тяжб.

Согласно ст.527 ГК КазССР в первую очередь наследуют по закону – дети (в том числе, усыновленные), супруг и родители (усыновители) умершего, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти. Во вторую очередь наследуют по закону – дед и бабушка, как со стороны отца, так и со стороны матери, а также нетрудоспособные братья и сестры умершего. В третью очередь наследуют по закону – трудоспособные братья и сестры умершего. Больше законодательством советского Казахстана ступеней наследования по закону предусмотрено не было. В результате, согласно нормам ГК КазССР к наследованию по закону могли быть призваны лишь близкие родственники наследодателя, как по восходящей, так и по нисходящей линии родства. Все остальные родственники устранялись от наследства и в случае отсутствия наследников указанных выше очередностей, наследство считалось выморочным и переходило по праву представления в собственность государства. Об использовании в данном контексте словосочетания «право представления», как нами уже указывалось выше, было ошибочным, но таково буквальное толкование ГК КазССР и не нам его изменять.

Нормы гражданского законодательства Казахской ССР, выраженные в ГК КазССР, полностью соответствуют логике римского частного права с соответствующей временной трансформацией. Так, продолжая правовую политику норм родоначальников, в ГК КазССР был разделен один и тот же вид кровных родственников (родные братья и сестры) на две очередности наследования в зависимости от их трудоспособности. На наш взгляд данное разделение неправильно, так как:

1. Суть наследования по закону состоит именно в линии родства. Если представить себе наследование по закону в виде мишени, где центр – это наследодатель, а круги от него – это ступени родства, то очередность должна зависеть только от удаленности от центра, но никак нельзя себе позволять разделять одну окружность на две части, в зависимости от особенностей линии.

2. Искусственное разделение линии родства влечет, как умысел и стремление к нарушению законодательства в целях достижения высшей очередности наследования, так и к частому возникновению споров, которые нередко передаются на рассмотрение в судебные органы.

Наследники последующих очередей призываются к наследованию по закону лишь при отсутствии наследников предшествующих очередей или при неприятии ими наследства, а также в случае лишения всех наследников предшествующих очередей права наследования. Сохранение иерархичности пирамиды наследования, о которой мы уже упоминали ранее.

Внуки и правнуки наследодателя являются наследниками по закону, если ко времени открытия наследства нет в живых того из их родителей, который был бы наследником. Другими словами, внуки и правнуки наследуют по праву представления в истинном понимании данного института. При этом они наследуют поровну ту долю, которая причиталась бы при наследовании по закону их умершему родителю. То есть, если их родитель – наследник, по закону должен был получить в наследство 1/3 долю от общего имущества наследодателя, то делиться между наследниками наследника будет только эта доля, но не все имущество наследодателя.

Усыновленные и их потомство не наследует после смерти родителей усыновленного, других его кровных родственников по восходящей линии, а также его кровных братьев и сестер. Можно, конечно, говорить о правильности или ошибочности установленной нормы в отношении усыновленных детей с точки зрения морали и нравственности, но практически она отображает истинное положение вещей естественного права. Ведь фактически, право усыновленого (удочеренной) и родственные отношения с ним основаны лишь на юридических аспектах в связи с наличием соответствующей государственной регистрации и оформления, кровных же цепей родства усыновленный ребенок не имеет.

Родители усыновленного и другие его кровные родственники по восходящей линии, а также его кровные братья и сестры не наследуют после смерти усыновленного и его потомства. А данная норма построена уже именно на моральном принципе, ведь если ребенок был не нужен своим кровным родителям и родственникам в детстве, то они не должны иметь на него и его имущество никаких прав и после его смерти.

В случае непринятия наследства наследником по закону или по завещанию, либо лишения наследника права наследования, его доля наследства поступает к наследникам по закону и распределяется между ними в равных долях. Однако, данное правило не применяется к случаям, когда наследник отказался от наследства в пользу другого наследника, государства либо государственной, кооперативной или другой общественной организации, или когда отпавшему наследнику подназначен наследник.

Указанный выше анализ гражданского законодательства советского периода развития Казахстана указывает на несколько основных моментов. Первое, институт наследования по закону не в полной мере подвергся проработке с точки зрения детализации ее элементов. Второе, поверхностное изложение привело к возникновению определенного количества коллизий и возможностей для манипуляций нормами права в корыстных целях. И третье, неправильное проставление акцентов наследования, приведшее к разделению линии родства на несколько ступеней. При этом малое количество степеней наследников, имеющих право на наследование по закону, тем самым было направлено на обеспечение интересов государства на так называемое наследование по праву представления.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11