Максим Саирбаев.

Наследство



скачать книгу бесплатно

В тоже время, развитие технологий, как и развитие правовой науки, требовало и делало возможным другое отношение к защите прав граждан. Так, для уменьшения количества споров и судебных тяжб кроме самого завещателя было привлечено обязательное должностное лицо – нотариус, который в то время мог быть только государственным. Нотариус не просто выступал свидетелем истинного волеизъявления наследодателя, но и должен был по мере возможностей проверять активную и пассивную наследственную (завещательную) правоспособность. Сделать же это можно было только визуально, что и по сей день служит оправданием многих ошибок нотариуса.

Если завещатель в силу физических недостатков, болезни или по иным причинам не мог собственноручно подписать завещание, оно по его просьбе могло было быть подписано в присутствии государственного нотариуса или другого должностного лица, иным гражданином с указанием причин, в силу которых завещатель не мог подписать завещание собственноручно. В данном случае, принимая во внимание отсутствие альтернативы к письменной форме завещания в виде устного завещания, государство через призму действующего законодательства пыталось минимализировать нарушение прав лиц, не способных в полной мере контролировать закрепление своего волеизъявления. В частности, это относится к гражданам с физическими дефектами, такими, как слепота или иными проблемами со зрением, отсутствие пальцев, рук и т. д. В этом случае предъявлялось несколько дополнительных требований к форме завещаний:

1) наличие обязательного волеизъявления наследодателя на привлечение к подписанию завещания третьего лица. Нотариус либо должностное лицо, приравненное к нему, не могли по своей инициативе без соответствующего желания на то наследодателя привлечь свидетеля, даже если это в интересах самого завещателя;

2) третье лицо, привлеченное к подписанию завещания вместо завещателя не должно являться ни нотариусом, ни иным уполномоченным на составление завещания, должностным лицом;

3) третье лицо в обязательном порядке должно было быть дееспособным, по крайней мере, визуально для нотариуса;

4) обязательное указание причин, по которым сам завещатель не способен подписать завещание. При этом причины должны быть существенными и мотивированными. Не может служить причиной не подписания завещания наследодателем простое не желание этого делать.

Относительно определения списка должностных лиц, имеющих полномочия заверять завещания, кроме нотариуса – это тоже новая идея, в отличие от положений римского частного права. С развитием общественных отношений все наглядней стало проявляться коллизия, нарушающая право гражданина на свободное завещательное волеизъявление, ведь не всегда и не везде было возможно найти нотариуса для регистрации завещания. В результате, в определенных случаях, право заверять завещание могло было быть делегировано директорам, главным врачам, капитанам кораблей и т. д. Это в свою очередь привело к тому, что к нотариально удостоверенному завещанию стали приравниваться:

1) завещания граждан, находящихся на излечении в больницах, других стационарных лечебно-профилактических учреждениях, санаториях или проживающих в домах для престарелых и инвалидов, удостоверенные главными врачами, их заместителями по медицинской части или дежурными врачами этих больниц, лечебных учреждений, санаториев, а также директорами и главными врачами указанных домов для престарелых и инвалидов;

2) завещания граждан, находящихся во время плавания на морских судах или судах внутреннего плавания, плавающих под флагом, в данном случае СССР, удостоверенные капитанами этих судов;

3) завещания граждан, находящихся в разведочных, арктических и других подобных им экспедициях, удостоверенные начальниками этих экспедиций;

4) завещания военнослужащих и других лиц, находящихся на излечении в госпиталях, санаториях и других военно-лечебных учреждениях, удостоверенные начальниками, их заместителями по медицинской части, старшими и дежурными врачами этих госпиталей, санаториев и других военно-лечебных учреждений;

5) завещания военнослужащих в пунктах дислокации воинских частей, соединений, учреждений и военно-учебных заведений, где нет государственных нотариальных контор и других органов, совершающих нотариальные действия, также завещания рабочих и служащих, членов их семей и членов семей военнослужащих, удостоверенные командирами (начальниками) этих частей, соединений, учреждений и заведений;

6) завещания лиц, находящихся в местах лишения свободы, удостоверенные начальниками мест лишения свободы.

Данный перечень являлся исчерпывающим и не мог подлежать расширительному толкованию.

В результате все другие соответствующие волеизъявления наследодателя, не входящие в данный перечень и сделанные вне нотариального присутствия, даже если заверены сотнями свидетелей в письменной форме, не будут являться завещанием и, следовательно, исполняться надлежащим образом.

Кроме права завещать: назначать наследника, либо устранять от наследства, завещателю также предоставлялось право изменять завещание, либо отменять его полностью или в части в любое время, когда он только посчитает это необходимым сделать. Другими словами завещанию не придавался признак статичности или окончательности. Наследственное право по ГК КазССР создавало систему диспозитивности, основанную на принципе свободы завещания или свободы наследственного волеизъявления.

При этом для отмены завещания достаточно было, как выписать новое завещание, так и подать соответствующее заявление об изменении своего волеизъявления в государственную нотариальную контору, либо в иной соответствующий орган или должностному лицу, правомочному удостоверять завещание. Эти действия наследодатель был вправе произвести в любое время, не зависимо от промежутка времени составления действующего завещания. Отмена завещания, путем выписывания нового автоматически отменяло предыдущее и не требовало каких-либо дополнительных процедур регистрации данного процесса.

Изменить условия завещания можно было также в любое время, но только путем составления нового завещания. Другим способом изменить свое волеизъявление наследодателю не позволялось.

Принимая во внимание нормы действующего в то время законодательства, наследодатель был вправе выписать несколько завещаний, при этом сделать это у различных нотариусов. В результате в момент открытия наследства случалось, что появлялось несколько назначенных завещаниями наследников, которые даже могли не знать о существовании других завещаний. В результате получалось, что, не смотря на то, что последующее завещание отменяет предыдущее, наследники уже были отрицательно настроены ко всем тем, кто имел другое завещание, что приводило стороны неминуемо в суд. При этом тяжбы данного характера в большинстве своем окончательно ломали родственные узы даже близких друг другу людей. Поэтому наличие нескольких завещаний можно назвать последней провокацией завещателя.

Подводя итог наследованию по завещанию согласно нормам советского гражданского законодательства, которое, тем не менее, действовало еще в течение восьми лет независимости Казахстана, можно отметить следующие моменты. С положительной стороны в особенности для советского времени проявило себя развитие принципа свободы завещания. Также в этом же направлении можно отметить и развитие основ, которые легли в дальнейшем и в фундаментальные позиции новой Республики. Из недостатков особенно отчетливо проявляется повсеместное вмешательство в гражданско-правовые отношения со стороны государства, которое не только могло быть наследником по завещанию, но и наследником по праву представления. Более того, обобщенность и недосказанность некоторых норм, также не выставляют наследование по завещанию советского периода в лучшем свете. Хотя, еще раз повторимся, время – это главный арбитр общественных отношений, и то, что многие принципы и нормы ГК КазССР были взяты за основу демократическим Казахстаном, уже говорит о многом.

ГК РК 1999 года. Прежде чем приступить к анализу институтов наследственного права согласно нормам ГК РК, мы считаем необходимым немного отступить от темы в сторону проведения сравнения с ГК КазССР. На принятие концепции наследственного права независимого Казахстана понадобилось почти восемь лет. Что же именно изменилось, трансформировалось, и было переработано? При этом мы не будем говорить о деталях, которые станут понятны при изучении каждого института в отдельности, речь пойдет лишь о внешней оболочке.

Главное, на чем следует заострить внимание, и что бросается сразу в глаза – это выделение в ГК основных институтов наследственного права в отдельные главы. Удобство работы с нормативно правовым актом, вот, что явилось основополагающей идеей нового законодательства. Теперь все нормы не смешаны в одну кучу, а расфасованы по полочкам.

Во многом ГК РК 1999 года берет за основу положения ГК КазССР, с соответствующей их интерпретацией и модификацией. В результате мы постараемся не излагать все то, о чем нами уже говорилось выше, а постараемся акцентировать Ваше внимание именно на новом, привнесенном гражданским законодательством независимого Казахстана. И так, начнем…

Впервые на законодательном уровне было дано определение завещанию, которым согласно ст.1046 признается волеизъявление гражданина по распоряжению принадлежащим ему имуществом на случай смерти. А теперь давайте сравним его с определением завещания, данным Ульпианом в римском частном праве. Исчезла торжественность и гласность. Другими словами все стало проще, хотя по идее должно было быть наоборот, но только, как видно, не в наследственном праве.

В тоже время определение понятия «завещания» с практической стороны не имеет никакого значения, так как императивные требования к форме завещания, не предоставляют завещателю право выбора. Лишь возможность, предоставленная законодательством, на альтернативные формы допускает и требует от законотворческих органов дачи соответствующего пояснения, для надлежащего толкования осуществленных действий. К примеру, в обществе существует три вида брачно-семейных отношений: 1) брак, зарегистрированный уполномоченными государственными органами; 2) брак, зарегистрированный по религиозным обычаям, и 3) вовсе не зарегистрированный. Так как существует альтернатива, государство было вынуждено дать надлежащее определение понятию «брак», во избежание дальнейших коллизий. В институте же наследственного права, в наследовании по завещанию видовых составляющих предусмотрено не было, оно ограничено конкретной императивной нормой. Однако сама попытка уточнения и устранения белых пятен уже похвальна.

Как и в советском кодексе, наследодатель был вправе завещать все свое имущество, либо какую-либо ее часть всем, кому только он захочет. Другими словами принцип свободы завещания не утратил своей силы и значимости и в новом кодексе, что не является чем-то удивительным, ведь провозглашая себя демократическим государством и выбирая курс именно в этом направлении, нельзя было поступить по-другому.

Наследодатель был вправе не просто и не только распорядится всем своим имуществом или какой-либо его частью, но и определить круг своих наследников. При этом определение круга наследников касалось не просто назначения наследника, но и возможность устранения не угодных лиц от наследства. При этом свобода завещания в своем идеальном проявлении не обязывает наследодателя объяснять причины совершенного им действия.

Но свобода без ограничений – это признак анархии. В результате любой даже идеальный демократический институт всегда нуждается в системе сдержек и противовесов. Не исключение и отрасль наследственного права, где наряду с демократическими принципами свободы завещания и свободы наследования граничат принципы ограничений и запретов. При этом цель ограничений не всегда преследует какие-либо отрицательные мотивы. В большинстве своем их цель – это предотвратить возможные тиранические проявления со стороны одних граждан над другими, более слабыми и неинициативными, а также ограничение возможного проявления противоправных умыслов.

Принцип свободы завещания граничит со следующими ограничениями наследодателя:

1) завещание может быть составлено только лично. Представительство в любой форме не допустимо;

2) наследодатель не вправе возложить на лиц, назначенных им наследниками в завещании обязанность в свою очередь распорядится определенным образом завещанным им имуществом на случай их смерти.

В первом случае, не смотря на институт представления, завещание, как проявление волеизъявления лица на случай его смерти, не может быть составлено другим лицом, даже имеющим соответствующую доверенность на осуществление данных действий. Хотя, возможно, со временем эта норма будет изменена.

Во вторую очередь свобода завещания не может ограничивать свободу распоряжения собственностью. Высказав свое волеизъявление в завещании, наследодатель не вправе решать судьбу наследства в будущем, после перехода прав собственности на наследника, так как право наследования данным имуществом, с переходом права собственности автоматически переходит к новому законному владельцу.

В тоже время никто не может ограничить завещателя предусмотреть в своем волеизъявлении определенные законные условия получения наследства посредством совершения наследником определенных действий. Речь идет, однако, только о законных условиях, где наследодатель не требует от наследника совершение каких-либо противоправных действий. В обратном случае данные условия завещания автоматически считаются недействительными, сохраняя при этом в силе само завещание, которое будет действительным и исполняться надлежащим образом, но за исключением из него всех тех пунктов, которые не соответствуют императивным нормам действующего законодательства. Кроме того, включенные в завещание условия, которые невыполнимы для наследника по состоянию его здоровья или в силу иных объективных причин, могут быть также признаны недействительными по иску наследника.

Подназначение наследника в завещании, когда наследодатель вправе предусмотреть очередность наследников на случаи невозможности получения наследства предшествующим, полностью копирует положения советского гражданского законодательства. Но при этом ГК РК, не отходя от идеи тщательности изложения, предусматривает норму, содержащую императив относительно запрета отказа наследника по завещанию не в пользу подназначенного наследника. Ранее это можно было лишь предполагать, что неизменно приводило наследника, подназначенного наследника и наследника по отказу в судебные органы.

Имущество, оставшееся не завещанным, подлежит наследованию по закону в общем порядке. При этом не имеет значение, являлся ли наследник по закону, в том числе и наследником по завещанию. В данном случае применим принцип последовательности, где один институт заменяет другой, но при этом положения ранее действующего не распространяются на последующие.

Как и в ранее действовавшем ГК КазССР, завещание по гражданскому законодательству независимого Казахстана должно было быть составлено только в письменной форме и нотариально заверено, либо заверено органом или должностным лицом, в определенных условиях приравненному к нотариусу. Кроме того, в завещании в обязательном порядке должно быть указано место и время его совершения.

Письменная форма завещания, в настоящее время окончательно изжила устную и представляет собой итог развития наследственного права в данной области. Однако, возможно, и письменной форме в скором времени придется уступить свое местно новым технологиям.

Императивы обязательного личного подписания завещания в присутствии нотариуса остались неизменными. Единственно были уточнены условия, при которых допускалось подписания завещания вместо самого наследодателя. К уже имеющимся в ГК КазССР условиям: физическим недостаткам и болезни, было добавлено новое условие – неграмотность. Также, принимая во внимание сложившуюся судебную практику и во избежание в дальнейшем возникновения противоречий, требующих судебного вмешательства, в ГК РК возник список лиц, чье участие в качестве свидетелей недопустимо, на случай, когда их участие при совершении завещания обязательно. Так, в качестве свидетеля не могут принимать участие при составлении и подписания завещания:

1) нотариус или иное лицо, удостоверяющее завещание;

2) лицо, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, его супруг, его дети, родители, внуки и правнуки, а также наследники завещателя по закону;

3) граждане, не обладающие полной дееспособностью;

4) неграмотные и другие лица, не способные прочитать завещание;

5) лица, имеющие судимость за дачу ложных показаний.

Когда существует императив, то есть определенные ограничения и запрещения, каждого юриста в первую очередь должно интересовать наличие и вид санкций, предусмотренный за нарушение данной диспозиции. К чему же может привести ситуация, когда все-таки нотариусом был допущен к участию в совершении завещания свидетель, чье участие запрещено действующим законодательством. Это вопрос уже судебной практики и соответствующей главы в настоящей работе, единственное, что хотелось бы отметить, это то, что вопрос недействительности в данном случае будет исходить из оснований нарушения требований к форме и участникам односторонней сделки.

В остальном указанный институт наследственного права остался неизменным.

В тоже время ГК РК был расширен сам порядок нотариального удостоверения завещания. В ст.1051 ГК РК указано, что нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем либо записано нотариусом со слов завещателя в присутствии свидетеля. В стремлении к уменьшению судебных тяжб и трений между наследниками законотворческим органом было введено кроме основных сторон совершения сделки: наследодателя и нотариуса, еще и дополнительное лицо – свидетель, чье участие стало обязательным при составлении завещания со слов наследодателя. Третье, незаинтересованное лицо, по мнению законотворческих органов должно было уменьшить противоправный умысел, а, следовательно, и количество нарушений со стороны нотариуса.

Завещание же, записанное нотариусом со слов завещателя, должно было быть полностью прочитано завещателем в присутствии нотариуса и свидетеля до подписания завещания. Если завещатель в силу физических недостатков, болезни или неграмотности не в состоянии был лично прочитать завещание, его текст оглашается для него свидетелем в присутствии нотариуса, о чем в завещании делалась соответствующая запись с указанием причин, по которым завещатель не смог лично прочитать завещание.

Наличие свидетеля в свою очередь стало предъявлять дополнительные требования и к содержанию завещания. Так, если нотариально удостоверенное завещание составляется в присутствии свидетеля, в завещании должны быть указаны фамилия, имя и постоянное место жительства свидетеля. Такие же сведения должны быть включены в завещание в отношении лица, подписавшего завещание вместо завещателя.

Гражданским законодательством независимого Казахстана был предусмотрен и механизм написания завещания, а точнее технические средства для его отображения. Так, при записи завещания со слов завещателя нотариусом могут быть использованы общепринятые технические средства (пишущая машинка, персональный компьютер и т.д.). Данная норма была продиктована требованием технического прогресса, когда развитие человеческой мысли уже не могло остаться незамеченным действующим законодательством.

Еще одной особенностью гражданского законодательства независимого Казахстана стало выделение нового вида завещания – секретное завещание. Теперь по желанию завещателя завещание могло было быть удостоверяется нотариусом без ознакомления с его содержанием. Секретное завещание, под страхом его недействительности, должно было быть собственноручно написано и подписано завещателем, в присутствии двух свидетелей и нотариуса заклеено в конверт, на котором свидетели ставят свои подписи. Конверт, подписанный свидетелями, должен был быть запечатан в присутствии свидетелей и нотариуса в другой конверт, на котором нотариус учинял удостоверительную подпись.

Данной нормой прослеживается четкая тенденция развития наследственного права и в частности института завещания. Давайте вспомним, как же все развивалось в этой сфере. Первоначально преобладал принцип гласности, когда наследодатель должен был во всеуслышание заявить о своем волеизъявлении в присутствии участников народного собрания, либо публично, но письменно высказать свою волю в присутствии не менее семи, а затем и пяти свидетелей. Сделать это тайно, без огласки было невозможно. В дальнейшем, была аннулирована устная форма завещания и количество свидетелей, остался лишь нотариус, выполняющий и роль свидетеля. И вот развитие дошло и до секретного завещания, когда нотариус и свидетели участвовали в удостоверении не самого завещания, а в подтверждении его наличия. При этом нотариус освобождался от любой ответственности, если в дальнейшем будут выявлены грубые нарушения в самом завещании. В итоге принцип свободы завещания все больше и больше стал получать свое развитие в сторону расширения свобод.

Виды документов, приравненных к нотариально удостоверенным завещаниям, остались неизменными и полностью совпадали с диспозициями ГК КазССР. В тоже время и данные нормы были дополнены уточняющими моментами. Во-первых, при завещании в больницах, санаториях и других лечебных заведениях, стало обязательно участие свидетеля, что и не удивительно, так как само по себе совершение завещания в данном месте, не может полностью гарантировать объективность и истинность волеизъявления наследодателя. Во-вторых, должностные лица, уполномоченные удостоверять завещание в определенных ситуациях вместо нотариуса, обязаны передать один экземпляр завещания на хранение соответствующему нотариусу. Объяснить возложение данных обязанностей не сложно. Нотариус его права и обязанности не могут быть переданы другим лицам без каких-либо на то веских причин. Следовательно, временно переданные полномочия на нотариальные удостоверения, прекращаются с моментом прекращения указанных веских причин, и все, что было сделано за это время, также возвращается к нотариусу, для дальнейшего исполнения им своих функциональных обязанностей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11