Максим Рахальский.

Легенды о Дневе. Право на счастье. Часть 2



скачать книгу бесплатно

– Ясно – сухо ответил Бернард.

– Сейчас я прикажу слугам, чтобы они собрали нам стол в беседке наверху, вы по очереди покинете зал через ту дверь – Дженетиве указал пальцем на дальнюю дверку, завешанную красной шторой. – Там вас встретит префект и проводит до меня.

Все гости короля молча махнули головой, вскоре главный стол с приближёнными стал пустеть, последней в дверь прошмыгнула Илина. Там её ждал взволнованный префект, не обронив ни слова, они двинулись по коридору для прислуги, поднялись по винтовой лестнице и оказались на небольшом балконе, на котором цвели розы в больших клумбах. Там был небольшой круглый стол и четыре стула. Дженетиве и Эселаар сидели рядом, напротив сидела Корани, четвёртый стул был свободен, префект жестом показал Илине на него. Левардье стоял с бутылкой вина в руке, опиравшись спиной и правым локтём на перила. Брайтон сидел на полу, прижавшись спиной к стене, и раскачивал водку в кубке. Старый Бернард аккуратно стоял возле двери и жевал яблоко. Адольф Ксенрон стоял рядом с Левардье и смотрел вдаль, а Фиргус Вальрог ковырял вилкой то, что у него было в тарелке, аккуратно поставив её на край стола. Маленький круглый стол был полностью заставлен так, что все спиртное стояло на полу.

– Вот в такой обстановке намного проще – протяжно сказал Дженетиве и с удивлением поглядел, как префект уселся на пол рядом с Брайтоном и откупорил бутылку водки.

– Друг, мы все в нетерпении, ты собрал нас для разговора, так выкладывай – Фиргус указал на короля вилкой.

– Я боюсь того, что начинается серьезная и кровопролитная война.

– А приказ об отправке якобы пиратских кораблей к берегам Дершааба разве не говорит о том, что война началась? – Брайтон отхлебнул из кубка и поморщился.

– Война не с Дершаабом.

– Тогда о чём речь? – робко спросила Корани.

– А речь о том, – перебила эльфийка, – что Верландию предали!

Все внимательно посмотрели на Эселаар Теарин.

– Предали, причём самым гнусным способом! Предательство Скелдрига не случайность, а запланированное событие. Дерландия начала действовать против вас.

– Позвольте поправить, леди, не вас, а нас, – буркнул Бернард, – вы сейчас находитесь под покровительством нашего короля и гражданство у вас Верландии.

– Не стоит хамить! – Дженетиве одёрнул старого друга. – Я уважаю тебя, вот и ты будь любезен проявить уважение.

– А с чего вы решили, что Скелдриг Гай – это закономерное событие, которое было запланировано королём Ричардом? – поинтересовался молчавший до этого Адольф.

– А я разве сказала, что виной всему Ричард. Виной всему служба инквизиции.

– Инквизиция, а причем тут внутренняя служба? – поинтересовался Левардье.

– После его казни на Секкгере, – король посмотрел на Брайтона и поднял кубок, показывая благодарность, – при обыске его жилья были найдены грамоты, переписки и указания от имени Лер Лерона, с его подписями и печатями.

– Ваше величество, – Левардье внимательно смотрел в глаза Дженетиве, – вы точно уверены в своих догадках, ведь Скелдриг очень давно на службе.

– Получается Скелдриг специально был отправлен в Верландию, но зачем? – Адольф повернулся к остальным лицом.

– Я объясню, – слово снова взяла Эселаар, – инквизиция Дерландии прибирает к рукам власть в стране.

Они решают за короля, выставляя его куклой в глазах подданных и других правителей. Все приказы, распоряжения и документы, которые он подписывал, были изданы инквизицией.

– Можно поинтересоваться, – Брайтон сделал ещё глоток водки из кубка, но на этот раз даже глазом не повёл, – откуда у вас, госпожа Эселаар, такие сведения?

– Мы нашли личные записи Скелдрига и изучили их. Он подробно описывал то, как маги инквизиторов опаивают Ричарда уже несколько лет, и как он лично присутствовал при этом. В Верландии он оказался неслучайно. Зачем, к сожалению, в документах не указано а лично глава инквизиции рассказать уже не сможет – эльфийка оторвала виноградину и аккуратно положила в рот.

– Вы, госпожа Эселаар, глубоко залезли в политику не родной страны – со скептицизмом в голосе процедил Адольф.

– Я в силах ещё сам решить, кого просвещать в происходящее, а кого нет – Дженетиве насупился.

– Между прочим, Эселаар права, – Левардье закинул в рот кусок ветчины и продолжил, –Я пересекался по службе со Скелдригом, его появление и карьерный рост остаются загадкой.

– Деньги – коротко сказал Фиргус.

– Не понял? – с недоумением спросил Адольф.

– Позвольте мне, такой чужой для вас, ответить? – Эселаар всем видом дала понять, что слова все-таки задели её.

– Приносим свои извинения, госпожа, мы были слишком резки. Поймите и вы нас, у Верландии сейчас не самая хорошая политическая позиция, а то, что учинил Сайраншеал заставляет с опаской относиться к эльфам – Адольф слегка поклонился, извинившись перед девушкой.

– Деньги, – не в тему разговора повторил префект, после чего поднял глаза, – в докладе, полученном из банка было указано, что он получал каждый месяц три перевода денег, два из них были в коронах, а один в кольтерах! Первый счет был открыт накопительный, второй поддерживался казной Верландии, а третий открыт неким мужчиной, – префект задумался, после чего подошёл к Брайтону, допил залпом водку в его кубке и продолжил, – его звали Лер Лерон.

Все сидели молча, задумавшись, пока Дженетиве не поднял глаза и не сказал:

– Лер Лерон оставляет указания, переводит деньги, это точно не настоящее имя.

– Я бы могла предположить, что Лер Лерон это тот, у кого есть власть, деньги и место в службе святой инквизиции – задумалась Илина.

– Также перевод был сделан в кольтерах, что указывает на то, что Лер Лерон живёт не в Верландии. – подытожил Бернард.

– Мы переходим к причине, по которой мы собрались здесь, – Дженетиве встал, – я собираюсь закрыть границы с Дерландией, прекратить торговлю и отрезать их граждан от нашей земли. Теперь я готов выслушать то, что вы скажете мне.

– Политические отношения стран хрупки, как карточный домик, а ты сейчас пытаешься вытянуть опорную карту. Это может повлечь за собой непоправимые последствия, но с другой стороны, открытые границы с Дерландией могут быть небезопасны, поскольку мы не знаем, кто ещё мог действовать заодно со Скелдригом. Закрытие границ может обезопасить нас от внешних факторов, но не от внутренних. После казни Скелдрига, инквизиторы массово мигрируют в Дерландию, осталось всего лишь тридцать процентов солдат святой инквизиции в стране. Остальные уже за её пределами – начал Бернард.

– Ты считаешь закрытие границ необходимостью, хоть и рискованной? – Дженетиве внимательно смотрел на него.

– Да, но это нужно делать грамотно, с помощью поднятия торгового налога на ввозимые товары, либо ограничения по пропуску лиц. Ведь мирные крестьяне с зерном и коровами приносят нам доход, а вот инквизиторы – это уже другой разговор. Также нельзя прекращать торговлю – этот жест могут воспринять, как агрессию. Мы перекроем границы для экспорта товара, повысим налог на импорт, закроем границу для официальных служащих, выставим охранные отряды и Верландия приобретёт закрытый режим, как у Сайраншеала. Если ты купец или торговец – милости просим, а вот если ты государственный чиновник или военный – то необходимо будет получить официальное разрешение.

– Подобные действия запустят цепочку событий, которыми уже никто не в силах будет управлять – Илина выпила вино и окинула всех присутствующих сердитым взглядом.

– И что вы предлагает, госпожа Илина? – Адольф со скептицизмом посмотрел на колдунью.

– Предлагаю сосредоточить силы на открытых границах, но усилить их охрану. Дерландия открыто не заявляет о своих намерениях, вместо войны с соседями я бы разобралась с Дершаабом! Их выходка так и осталась незамеченной.

– Тут вы ошибаетесь, госпожа Илина, – слово снова перешло к Эселаар, – торговая блокада и военный флот у берегов Дершааба делают своё дело.

– А как же прямой удар? – поинтересовалась колдунья.

– Прямой удар лишний, эту страну можно поставить на колени и по другому. Такой путь развития пассивной войны будет намного действенней, нежели прямая атака с мечом наперевес, уважаемая старейшина Конклава.

– Дерландия заставляет опасаться больше, чем южные соседи. Им нечего выставить против нас, их воины может и обучены, но вооружены слабее – тихо сказал Дженетиве. – Наш мир с Дерландией был связан дальними братскими узами, и он был достаточно хрупким. Сейчас Ричард, или те, кто ведут его, пытаются подорвать власть в моей стране изнутри. Я считаю, что лучшая защита – это нападение, в свое время так поступил великий Медрик и добился того, что земля на которой мы пьем вино принадлежит моему роду.

– Ваше величество, ваши действия приведут нас в то состояние, из которого нельзя будет выйти с легкостью – Бернард смотрел в грустные глаза Дженетиве. – Я бы назвал это стоянием на мече. С одной стороны можно порезаться и упасть, а с другой, меч вонзится нам в ногу.

– Бернард, – я вижу ты не любишь риск – с насмешкой сказал Фиргус. – Я поддерживаю решение своего друга закрыть границы, закрыть торговлю, поделить армию, выставить военные патрули на границах с Дерландией, стянуть силы к Дершаабу и разбить этих песчаных выходцев. Их беженцы заполонили уже все страны.

– Успокойся, Фиргус – Адольф недовольно скорчил своё лицо. – Мы все понимаем, что сражения являются частью твоей жизни, но политика – дело тонкое. Лишние действия могут привести к тому, что Верландию сотрут с лица земли.

Слово взял Брайтон:

– Дершааб сейчас под каблуком у Теринс, это будет грозить нам крепким союзом южан с Дерландией, с другой стороны расширение Сайраншеалом своих границ может сыграть нам на руку. ГроальГраад воспримет это, как агрессию, но их королевства слишком разрознены, возможно они рассмотрят сторону в зависимости от предложенной награды за помощь. Норвинцы не принимают участие в политических войнах, также как и Ашдерфъерд, но не стоит забывать о Синджаве! Да, сейчас они держат нейтралитет, но в этой ситуации неизвестно, решат ли они поддержать кого-либо.

– К чему ты ведёшь? – с интересом спросила Эселаар.

– К тому, что для ведения открытой войны нужны союзники. Дерландия и Дершааб получат неплохое сопротивление, если мы сможем заручится поддержкой эльфов и хотя бы некоторых государств ГроальГраада. При этом не вмешивая сюда Норвинию, Ашдерфьерд и Синджаву.

– Между прочим, адмирал Брайтон прав – со знанием дела подметил Бернард Лигвер.

– Думаю, стоит договориться с эльфами, вы, госпожа Теарин, являетесь чистокровной эльфийкой и, судя по всему, неплохим советником Короля. Если отправить делегацию в Сайраншеал, то мы сможем получить помощь от ваших соплеменников.

– К сожалению, намерения Сайраншеала мне не известны. С тех пор, как я покинула родные земли, их границы были закрыты. Я слышу печальные вести от родных о новой политике императора. Это путешествие может быть опасным, но мы можем попробовать добиться аудиенции у императора Эльтуриила.

– Решение принято! – Дженетиве встал.

Все, кто был на балконе притихли, даже подпитые Брайтон и префект внимательно посмотреть на короля.

– Я закрываю границы с Дерландией, но оставляю право торговли тем, чьи товары не превышают одного обоза. Орден и армия направляются на границу с Дершаабом.

– Хорошо.

– Теперь у меня остался последний вопрос, хотя сейчас его решение более реально, чем день назад.

– Какой? – спросил Брайтон.

– Мой давний товарищ, который помог моей семье, сейчас в беде.

– Вы про Николу? – Илина смотрела понимающими глазами.

– Да, он удалился на родину в Сайраншеал, но в Конклав пришло письмо, в котором он просит помощи у нас.

– Ты хочешь тратить время сейчас на какого-то мага? – с пренебрежением спросил Бернард.

– В вашем вопросе есть сразу два пункта для ненависти, магия и чужая кровь – подметила Эселаар. – Что вам претит воспринимать эльфов, таких же детей Дневы, как и вы, или вы завидуете тем, кто познал магию, и без трав лечит раны и хворь?

– Дженетиве, ты уж извини, но сейчас твоей фаворитке лучше помолчать.

– Сейчас не о твоих раздражениях, Бернард, а о том, что моему другу нужна помощь.

– Ваше величество, – Илина подняла глаза на короля. – Никола заслуживает помощи. Если кто-то не поддерживает это из-за его расы или крови, я готова выступить добровольцем в парламентёрской миссии с Сайраншеалом. Всё равно для сопровождения Эселаар нужен маг для защиты.

– Кажется вопрос не настолько сложный как я думал, Брайтон? – король посмотрел на пьяного адмирала, который курил трубку и пытался научить курить префекта.

– Слушаю, ваше величество – Брайтон тяжело поднял взгляд.

– У тебя есть личный корабль, собственная команда, он не числится боевой единицей Верландии, и я думаю, ты будешь рад поддержать супругу и отправиться в Сайраншеал вместе с ней.

– Никола хороший эльф, и я должен ему помочь, как он помог мне. Только узнать бы, зачем он бросился в родную страну, границы которой закрыты.

– Хорошо, Левардье, ты будешь военным советником, с норвинцами у тебя получилось найти общий язык. Хоть это было и недолго, но торговые отношения с ними остались, да и людей они перестали трогать, в последнем набеге только увели скот и опустошили зернохранилище – усмехнулся король.

– Я надеюсь император Сайраншеала будет менее упёртым бараном – ответил Левардье.

– Я готов хоть завтра выдвинуться в море, лишь бы больше не слышать о политике – адмирал встал и шатаясь направился к двери.

– Неуважение к королю, даже для адмирала это неприемлемо – с таким же пренебрежением сказал Бернард.

Илина молча поднялась со стула, поклонилась и направилась вслед за супругом. Корани и Левардье поклонились королю и вышли.


***

Теринс молча смотрела в распахнутое окно на золотой песок внутреннего двора. Лёгкий ветер трепал нежно-розовые занавески из Риджерджинского шелка. На всю комнату распространялся приятный аромат ванили и корицы от благовоний, которые тлели на золотом кованом столике. Её мысли были полностью поглощены письмом с требованием выдать её, как преступницу другого государства. Теринс чувствовала угрозу, но никак не могла с этим справиться. Халиф просто отвечал отказом Дженетиве, но тот всё равно упрямо требовал своего. Если Джамаль выдаст её, чтобы уберечь страну от войны, то на этом всё оборвется. Она прекрасно знала, что делают инквизиторы с провинившимися магами. Альвур вызывал инквизиторов в Конклав, чтобы успокоить взбесившихся или опоенных заклинаниями учеников. Назвать методы инквизиции жестокими, значит не сказать ничего. И сейчас чародейка могла оказаться на месте тех бедняг, которым отрезали кисти и языки.

Лёгкий ветер продолжал трепать нежно-розовые занавески, но вот сердце в груди билось ещё сильнее. В комнату вошёл халиф, он был бледен:

– Верландия объявила полную блокаду.

– Ты предлагаешь теперь всем сдохнуть от голода?

– Нам нечего предпринимать, я выполнил все требования Дженетиве, кроме одного – Джамаль сердито смотрел на Теринс.

– Ты на что намекаешь? – чародейка вскочила на ноги. – Ты хочешь отдать меня на растерзание, да ты знаешь, что будет со мной, если я окажусь в Верландии?!

– Нет, я не собираюсь делать этого, но нам нужен выход. Мы должны придумать то, что спасет нашу страну! Уже полтора месяца мы не получаем импортируемых товаров, корабли вдоль портов блокируют поставки.

– Выход есть всегда, сейчас он простой, но видимо тебе он не по силе!

– Нет, Теринс, мы не будем начинать войну!

– Сколько твоих соплеменников уже было изгнано, скольких казнили? Дальше будешь нести чушь о том, что война не выход.

Джамаль молчал, не зная, что ответить, как вдруг дверь в комнату снова скрипнула и появился Сайлладдин. Он сурово окинул взглядом убитого горем халифа, злую, как и всегда, Теринс и сказал:

– Невольно подслушал, но я всё же считаю, что госпожа Теринс права.

– В чем права, начать воину, пустить кровь? Нас и так считают враждебной страной! Мы с трудом установили торговые пути, которые сейчас нам закрыли по вине Теринс с её необъятной местью! – халиф вскочил с кресла.

– Ты сам сказал, что твои гунлемары спокойно справятся с тем, чтобы незаметно стереть с лица земли деревушку и вернуться обратно! Теперь ты во всём обвиняешь меня?

– Халиф, вам нужно успокоиться, выход есть всегда. Вы можете отдать приказ о наступление изнутри – Сайлладдин хитро улыбался. – Только подумайте, их действия вызвали восстание эмигрантов, это же целая расовая война! Вы, как истинный защитник своего народа, объявляете о том, что нам надоело терпеть, ущемления, начнутся внутренние беспорядки, кровопролитие на улицах, Верландия утонет в реках собственной крови.

– Это самое мудрое решение, что я слышала за последний месяц в этих стенах – Теринс медленно прошла и встала рядом с Сайлладдином.

– Вы оба совсем с ума посходили, применять священную месть ради этого!

– Ради чего? – злобно спросила колдунья.

– Этот план был разработан нашими предками для освобождения людей от еретиков, не время применять такую тактику!

– А гнить и умирать с голоду целой стране самое время, так? Или ты думаешь города ГроальГраада любезно будут делиться с тобой своим хлебом. Ты, или конченый трус, а всё, что о тебе говорят – ложь, или ты просто сошёл с ума! – Теринс демонстративно скрестила руки на груди, подперев открытое платье.

– Я подумаю – халиф был готов сдаться.

– Повелитель, только представьте, вы станете освободителем! – Сайлладдин медленно сел рядом с уставшим Джамалем. – Месть еретикам, защита своего народа, плодородные земли, которые, как никогда, будут кстати. Блокада уже заставляет жителей нервничать. Подумайте, как о вас будут говорить, покоритель белолицых!

Халиф молча сидел в своём кресле, он улыбался. Власть не только над песками и историей достаточно заманчивое предложение. Слова мага погружали халифа в мечты:

– Оставьте меня, мне нужно подумать – халиф прикрыл глаза.

Теринс вместе с магом вышли из комнаты, молча прошли по коридору и спустились вниз. Во внешнем дворе, среди арок и колон они сели на скамью:

– Думаю, ты будешь довольна таким решением халифа? – Сайлладдин посмотрел на колдунью.

– От твоего пения я чуть в забвение не впала! – чародейка засмеялась. – Вот как вы, дершаабы, значит решаете политические дела. Поёте красивые песни правителю, и он пляшет под вашу дудку?

– Неужели ты думала, что мы потом и кровью на протяжении стольких лет заставляли действовать разжиревших халифов. Хотя данный правитель намного умнее и лучше предыдущих, он поднял оружейное дело, развил хутора и фермы, стал вести торговлю, а не укладывать поочередно возле себя то женщин, то золото.

– Он прекрасен, но нерешителен. Подобные методы ему не навредят, как ты считаешь?

– Я полностью согласен с тобой. Поднять статус, сохранить и усилить власть, или ты говоришь о мести?

– Нет, идея с местью конечно меня не оставляет, но при данном раскладе я смогу забрать себе город, который очень люблю. Ты когда-нибудь бывал в Верландии?

– Только с походами и войной, так меня ничего не тянуло в другие страны, ни интерес, ни погода.

– Пески любишь или удушающую жару? По-моему ты просто стар и любишь брюзжать.

– Не смеши меня. Я тебе ещё фору дам, старушка! – маг обнял женщину и поцеловал. – Но у нас есть разговор по серьёзней.

– Слушаю тебя внимательно, мой друг.

– Смотри, когда объявят восстание во имя священной мести, начнется казнь еретиков. Тысячи беженцев Верландии поднимут восстание. На тот момент, или ты, или халиф должны будете подвести армию к границе, чтобы укрепить успех.

– Это и так понятно, что ещё?

– Я свяжусь со своим старым другом. Он поможет нам, но за его помощь придется заплатить.

– О ком идет речь? – Теринс приподняла бровь от удивления.

– Это не важно, но суть заключается в том, что все действия мы начнём через три месяца. К этому времени голод окончательно выведет всех из равновесия, халиф твердо решит, а мой друг разберется с небольшими проблемами – Сайлладдин подмигнул колдунье.

– Хорошо. В данной ситуации я думаю ты понимаешь больше, чем я, но сразу говорю Стэмлин я оставлю себе!

– Ему не нужен Стэмлин, его цель – дубравы Солиторена.

– От них осталось несколько акров, зачем они ему?

– Это его условия. Он заинтересован в тех дубравах, и всё. Думаю, это его право, если он обеспечивает огромную поддержку, не так ли? – маг улыбнулся.

– Благоразумное решение. Только я была бы не против познакомиться с твоим другом, думаю, ты понимаешь и моё желание?

– Теринс, поверь, когда придёт время, вы познакомитесь, я обещаю тебе.

Маг встал со скамьи, поклонился и удалился прочь, оставив Теринс наедине со своими мыслями.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13