Максим Рахальский.

Легенды о Дневе. Право на счастье. Часть 1



скачать книгу бесплатно

После казни Эльямара, Барбадосс задумался о том, что рвение Дорца может навредить и ему, и добровольно оставил свой пост, организовав клинику магической хирургии в Абельроттене, с помощью своих знаний по магии крови он улучшал лица и пятые точки богатеньких мадам. Вся власть полностью осталась у Дорцев. Именно они превратили поместье в неприступный замок, казармы с учебным центром в институт, организовали исследования оприцина, выявив все его особенности, и стали применять в военном деле своего ордена. Дорцы первыми открыли официальные рудники по добычи оприцина в вольных землях. Они открыли службу инквизиции в Верландии, но не смогли управлять ей из-за определённых политических моментов.

В настоящее время главой ордена святой Инквизиции Дерландии является Роман Дорц. Он, как и все предыдущие, получил эту должность по наследству, и прошёл требуемое обучение в институте Гранд Дерагвар в Струнденге. В начале своей карьеры он разделил власть одного человека, организовав множество отделов, которые подчинялись непосредственно ему.

– На этом занятие окончено, – Альвур захлопнул книгу. – Сегодня все свободны, отдыхаем и готовимся к приезду Инквизиторской комиссии.


***

Конклав стоял, окутанный ночным туманом. Его каменные, украшенные резьбой, сте8ны остывали после жаркого дня. Умиротворенная тишина спящих улиц Стэмлина разносила лишь отголоски того веселья, которое буйствовало в стенах замка.

С раннего утра всё внутри Конклава гудело, суета и спешка сменялись нервными срывами молодых учеников и слуг. Сегодня намечался грандиозный бал в честь приезда нескольких высокопоставленных гостей, которых Альвур должен был принять, как подобает главе магов данного региона. Естественно старый колдун не упускал ни единого шанса кого-то поторопить, накричать, раздать сотню приказов, ненужных и не несущих смысла никому, кроме него самого.

Рядом с ним ходила Теринс, которая только и успевала, что успокаивать и одергивать старого скандалиста и ворчуна.

Буйство нервов впервые за несколько лет превышало все допустимые и недопустимые рамки. Как ещё утром выразился Альвур: «Главное сегодня не обделаться, иначе воды отмыться не дадут, а ходить с грязными штанами остаток жизни я не намерен!» Именно из-за этого все маги носились и пытались сделать всё, что только можно.

В учебных комнатах двадцать послушниц судорожно расставляли всё по плану Альвура на свои места. Вечный бардак в тренировочных залах пытался смениться непостоянной чистотой. Несси Страдигард, одна из послушниц, впервые за три года обучения применяла такую брань, которую не каждый стражник осилит, но всё было тщетно. Пятно от неудачной молнии, которое красовалось на стене уже полгода, ей так и не поддалось.

Небольшой беспорядок, который никто и никогда не замечал, вдруг стал препоной для Альвура. Он лично убирал по замку разбросанные после занятий книги и манускрипты, попутно изымая и личные вещи учеников, которые стали запрещёнными час или два назад.

День пролетел незаметно.

Уборка спальных комнат, уборка коридоров, классов, залов, даже уборные блестели и пахли лавандой. Бедные слуги, которые и так готовили не отходя от жаровен и котлов, взмокли в два раза сильнее. Список гостей их просто потряс. Накормить несколько сотен учеников, ещё и пол сотни наглых государственных лиц надо обслужить! Такой наглости повариха Трунеди не выдержала и закатила внеочередной скандал о тяжёлой работе и маленьком заработке. Будучи главной поварихой Конклава, она с пеной у рта требовала от Альвура отдельной оплаты данного дня, иначе она собирает свои вещи и возвращается домой в родную деревню Стрюдегард. К счастью положение спасла Теринс, которая приказала на всех листах яств указать имя главной поварихи, которая сегодня будет обслуживать высокопоставленную элиту, тем самым обосновав Трунеди из Стрюдегарда значимость её персоны с возможными перспективами, если кому-либо очень понравятся её блюда.

Илина наравне с остальными ученицами очищала свою комнату. С одной стороны личная комната в Конклаве – это хорошо, но с другой стороны провести такую уборку в одиночку, это как минимум огромный труд. После того как она закончила с комнатой, её с ещё несколькими учениками отправили приводить в порядок главных вход и сад Конклава.

Конец подготовки был завершен примерно за час до начала бала. Вымотанные ученики разбрелись по своим покоям, отдыхать. Настал второй рывок. Ровно полторы сотни учениц, одиноких, обученных основам и не обделенных красотой отмыли, переодели и привели в бальный зал, где они должны были составить компанию всем гостям. Илине к сожалению выпала роль принять участие в этом безумии. Она пыталась объяснить, что не одинока, но Альвур посмотрел на нее сначала строгим, а потом умоляющим взглядом.

– Дорогая, я знаю о твоём поклоннике, но прошу выручи меня. Сегодня решается настолько важное дело, что твоё присутствие просто необходимо.

Девушка согласилась. Наравне с остальными ученицами она выслушала сначала лекцию о поведении от Альвура, потом лекцию о половых связях от Теринс, лекцию этикета от наставницы Брюдти Брей, и только потом смогла спокойно пойти и одеться.

Девушка с трепетом разглядывала белое бальное платье. Тончайший корсет, украшенный золотыми нитями и узорами и белоснежные перчатки. Длинное платье с воздушным шлейфом, который можно было закрепить на палец руки. Она словно снова оказалась в детстве, где милая Жаннет наряжала её перед выходом в город.

В бальном зале уже стояли заставленные яствами столы, свечи и магические шары, а под ногами был белый ковер с красной окантовкой. К Илине, как и к остальным девушкам, подошел слуга, который дал ей небольшой портрет с изображением сегодняшнего гостя. К портрету прилагалась небольшая записка от Альвура:


«Я постарался выбрать тебе достойного кандидата, чтобы тебя не воротило от каждого его слова. Твой спутник – Скелдриг Гай, глава инквизиции Верландии. Наслаждайся вечером».


Огромные ворота в зал распахнулись, и туда длинной вереницей начали входить гости. Это были банкиры, маги, военные, ученые, инквизиторы и многие другие. Найдя в веренице своего спутника девушки подходили к нему, делали поклон и брали под руку, уводя за стол. Илина внимательно смотрела на всех этих людей, пытаясь найти того, кто нужен ей. Вдруг в толпе промелькнул высокий мужчина крепкого телосложения, у него были выразительные скулы, светлые длинные волосы, стянутые в тугой хвост на затылке. В жизни данный человек был куда приятнее, чем на гравюре. Он был одет в парадную форму инквизиторов, за ним шлейфом развивался белоснежный плащ с золотым крестом, а сбоку висел меч, спрятанный в старые, потертые ножны. «Видимо он много времени проводит в битвах» – подумала Илина приближаясь к спутнику. Рядом с мужчиной шел пожилой человек, в точно такой же форме. Это был Роман Дорц, глава инквизиции Дерландии. Девушка нервничала, подойдя в плотную, она сделала поклон, но тут же в её голове промелькнули мысли из таверны, где Левардье говорил о том, что на месте смерти новобранца нашли отпечаток сапогов с символами «I.V.» и трепет от увиденной красоты тут же пропал, сменившись холодным взглядом:

– Меня зовут Илина Леденградц, сегодня я буду вашей спутницей, господин Скелдриг – абсолютно спокойно произнесла девушка.

– Очень приятно, милейшая – голос Скелдрига был достаточно нежным, на лице у него была ухмылка. Непонятная, саркастическая, а глаза были ледяными. Такого холодного взгляда колдунья ещё никогда не встречала. Его глаза были словно мёртвыми, они блестели сталью и гневом, самое ужасное, что может увидеть перед смертью человек.

– Я провожу вас до нужного места, мы с вами сидим слева от главы Стэмлинского Конклава Альвура Гац Безера.

– Я думаю этот вечер будет славным – продолжил беседу Скелдриг. – Вы умеете танцевать?

– Да, я обучалась танцам, но к сожалению практики было не так много.

– Практика – это неважно. Важно то, что вы выглядите просто обворожительно.

– Да, милый друг, тебе несказанно повезло, продолжим нашу беседу после трапезы – сказал Роман и ушел вслед за своей спутницей, которая вела его на правую сторону от Альвура.

– Госпожа Илина, я понимаю, что данные балы – это полнейший бред. Всё сделано, чтобы показать верховным чинам, как тут всё замечательно и прекрасно. Так же я понимаю, что вас отбирали отнюдь не по вашему желанию, в связи с этим я хочу вас заверить, что данный вечер вы проведете не в угнетении и желании поскорее уйти в свои покои, а с хорошим настроением и приятной компанией в моем лице.

– Буду полагать, что вы не лжёте. Но если меня всё же настигнет тоска, тогда я могу считать, что вы, господин Скелдриг, не справились, и я свободна?

– Думаю это будет честный договор – инквизитор не ожидал такого напора от девчонки. Да, она была красива, да, у неё был потрясающий наряд, но она, не моргнув, буквально пригвоздила его к стенке, не оставив выбора. Такую дерзость за свою жизнь он встречал редко. – А вы, госпожа Илина, как я посмотрю не робкого десятка. Не всегда удается встретить таких храбрецов даже на поле битвы. Простите мне мою грубость, но либо вы стоите многого, либо у вас кто-то есть, и вы просто не оставляете соперникам вашего фаворита шансов.

– Будем считать, что вы меня раскусили – Илина и Скелдриг дошли до своих мест. Инквизитор, как и полагается мужчине, отодвинул стул для девушки, а потом сел и сам. Илина с радостью заметила, что через четыре пары сидел Левардье. Она подмигнула ему, но, когда он увидел её вместе со спутником, его веселое выражение лица резко сменилось каменной гримасой.

– Да, я стою многого – продолжила Илина, не понимая изменения Левардье. – И то, чего я стою, вам не узнать.

– Думаю только время сможет показать, кто на что способен. Думаю, я смогу заставить вас сменить гнев на милость и всё-таки раскрыться.

– О нет, поверьте, господин Скелдриг, я не дверь, чтобы можно было меня открывать и закрывать. Я девушка, а найти подход к девушке – это уже целая наука, и как показала жизнь, данная наука даётся отнюдь не всем, как правило это либо алкоголики, либо военные.

– К счастью, я не военный и не алкоголик, так что у меня есть все шансы сегодня – с лица Скелдрига не сходила ухмылка.

– Я обязалась только составить сегодня компанию одному из множества гостей, но на любовь с первого взгляда или бурную, полную страсти и огня ночь увы, нет. Поэтому я думаю нам нужно придерживать наше общение в таких темах, как поэзия, погода или танцы.

– Да, сегодня была жаркая погода, как и всегда. С танцами мы разобрались буквально пять минут назад, а из поэзии я предпочитаю эльфийского писателя Дериала Сиальреана. Думаю на этом темы, которые отвлекали бы мое внимание от такой девушки, как вы, Илина, закончились, и начались темы, которые хотя бы чуть-чуть, но всё же будоражат кровь.

– И что же может будоражить кровь в таком знатном человеке как вы? Во мне кровь будоражит перспектива стать кем-то, но пока что я не вижу кандидата, который мог бы мне помочь в этом.

– Сколько дерзости в её словах! – думал про себя Скелдриг, внимательно наблюдая за тем, как высокомерно ведёт себя Илина – Полная необузданность, упрямство. Я уже давно не встречал подобного поведения. – Я бы посоветовал вам посмотреть внимательно, милая Илина, сегодня в стенах этого замка собрались самые достойные представители, но кто я такой, чтобы давать советы вам.

– Пока что никто, но как вы выразились ранее, у вас впереди весь вечер, чтобы переубедить меня. Пока я вижу только горделивого сноба, который поставил цель удивить меня. Не скрываю, я удивлена тем, что глава инквизиции решил распыляться перед ученицей, но так же я не забываю, что я – это я, и пока что достойных конкуренток в этом зале не вижу.

– Именно поэтому сейчас мой взор буквально прикован к вам. Как вы видите, я не отвожу от вас взгляд. Тем не менее я бы хотел узнать достаточно личную вещь, кто ваш фаворит, ибо вы чувствуете себя весьма уверенно в общении со знатным мужчиной.

– Ох, мой фаворит отнюдь не голубых кровей, но его умение держать в руках меч и женщину заставляет других мужчин захлебываться слюной. Думаю имя моего избранника я оставлю в тайне. А вот вы, милый Скелдриг, почему не расскажете мне что-нибудь о себе, ведь, я полагаю, вы не просто так приехали.

– Нет, но эту тему для разговоров я буду обсуждать с мужами, у которых руки отнюдь не заточены под мечи и женщин, ибо только они могут подобными темами портить настроение.

– Приношу свои искренние извинения, я не хотела портить вам игривый настрой таким нелепым вопросом. Но всё же хотелось бы узнать немного больше вашего имени.

– Вот вы сами и перешли к темам, которые будоражат кровь, милая Илина – Скелдриг принял с подноса, который проносил слуга два фужера с вином и протянул один Илине. – Я думаю такая милая леди не откажется от прекрасного вина.

– А вы, Скелдриг, знаете все тонкости общения с женщинами, не удалось языком, попробуете выпивкой?

– Я могу ещё завоевать вас танцем, но думаю всё по порядку. Вечер только начинается, сейчас все гости сядут на свои места, и нам с вами придется несколько минут слушать речи о том, почему мы все собрались. Такие моменты я совсем ненавижу, вот я и рассказываю о себе, к счастью или сожалению, я ненавижу скабрезные речи, направленные на то, чтобы понравится мне из-за моего статуса. Буду искренен и дальше, общение с вами мне нравится куда больше из-за вашей прямолинейности и нескрываемой дерзости.

– Незаметно для меня вы нашли точку соприкосновения, поздравляю с маленькой и незначительной победой, господин Скелдриг. Должна признаться я тоже не люблю, когда люди обманывают, особенно когда это делают по долгу службы.

– Долг службы – дело тонкое, иногда приходится вести себя неподобающе, теряя достоинство. Любой светский прием – это маленькая битва, где можно быть героем, а можно просто поджать хвост. К моему удивлению, вы, Илина, ведете себя как герой, продолжая скалиться в присутствие тех, кто намного выше вас рангом – Скелдриг стал ухаживать за девушкой, наполняя бронзовое блюдо горячей едой.

– Благодарю вас, – колдунья аккуратно взяла вилку и нож в руки и продолжила, – господин Скелдриг не будет против, если нашу беседу прервёт впечатляющий ужин?

– Илина, господин Скелдриг тоже человек, и если учесть тот факт, что он не ел с самого утра, то думаю да, не против.

Илина принялась есть, Скелдриг положил ей запечённого цыпленка с яблоками. Прожевав пару кусочков, она вытерла рот салфеткой, повернулась к инквизитору и спросила:

– Господин Скелдриг, мне интересен один момент. Вы так мило общаетесь со мной, но ведь я маг, а явление инквизитора в Конклав не сулит ничего хорошего для мага, я права?

– Илина, я думаю вам не о чем беспокоиться. Инквизиторским проверкам подлежат все Конклавы Верландии, это обычная бюрократическая бумажная волокита.

– Ваши ножны все затерты, они стары и изношены, а следовательно здесь всего два варианта: либо вы бедны, либо много воюете. Первый вариант я откину сразу, поскольку прекрасно разбираюсь в обуви и знаю, кто сделал ваши сапоги, а за ту же цену можно как минимум купить пару десятков мечей. Следовательно, вы часто применяете свое оружие, но против кого? – Илина прищурилась, сейчас она видела, как зажгла неподдельный интерес и взбудоражила Скелдрига.

– У государства много врагов и противников. Порой их приходится угощать сталью. Вы правы, я много воюю, ведь я Скелдриг Гай, глава инквизиции, думаю, вы прекрасно знаете, что у меня есть другое имя. Поверьте, Илина, его я заслужил отнюдь не посиделками у камина.

– Громкое и воинственное, вы правы, я его знаю. Учебники современной истории буквально звенят, разнося по страницам имя Зверя из Штенда, великого покорителя степи адептов.

– Признаться, вы намного умнее, чем кажетесь на первый взгляд, дорогая Илина, но мне не нравится это прозвище. Я не жестокий убийца, всего лишь ревностно отношусь к своей работе.

– Но сейчас вы не учитываете тот факт, что вся ваша деятельность, господин Скелдриг, направлена на уничтожение магов. А я маг, и ваши потуги завладеть моим вниманием и благосклонностью можно расценить только тем, что ваша служба – не дело всей жизни.

Скелдриг побледнел, сейчас он действительно понял, что девчонка провоцирует его. Он попытался сдержаться и проглотить оскорбление, только ухмылка с теплой и приветливой сменилась холодом:

– Вы слишком поверхностно судите о службе, наша цель не уничтожить магию, ибо магия – это двигатель прогресса. Наша цель легализовать её, сделать подотчетной. Банкиры являются большими воротилами, рассыпая деньги направо и налево, но все они подотчетны, так же как и купцы, хозяева постоялых домов. Так чем маги лучше остальных людей, среди преступного отребья можно встретить и свинопасов, и колдунов. Но к сожалению если обычный стражник сможет победить свинопаса, то мага нет, тогда на арену выходим мы, инквизиторы.

– Но насколько мне позволяют мои знания, я скажу больше чем уверенно –в степи адептов не было преступников, там жили свободные люди, которые устраивали свою жизнь, растили детей и не лезли в политику.

– Несколько лет главы крупных держав, таких как Дерландия и Верландия, призывали магов из степи получить документы, пару обычных бумажек, которые дали бы им больше плюсов, чем минусов. Эти люди смогли бы легально использовать свои умения, свободно передвигаться по странам, как это делают все цивилизованные люди. Но к сожалению, несколько лет они отвечали только агрессией. Я думаю, что агрессия в современном мире – непозволительная роскошь, поскольку может обернуться крахом для всего. В ситуации со степью адептов так и произошло. Дерландия и Верландия просто стали опасаться, что постоянная агрессия может перерасти в полноценную войну, которая абсолютно не нужна была нашим государствам. Я понимаю, данное событие до сих пор живо обсуждают в определённых кругах, но именно эта операция прикрыла тылы обеих стран, так как война с норвинцами только подошла к концу, и обе страны были ослаблены. А как показывает опыт, нет лучшего времени для нападения, как со спины и именно тогда, когда отпор будет минимален.

– Всё-таки вы неумолимый гордец, Скелдриг, даже сейчас смерть двух с лишним тысяч человек для вас не кажется трагедией, вы воспринимаете это событие как триумф – Илина холодно прищурилась, глядя на инквизитора.

– Жаль, что вы так негативно воспринимаете данное событие. Но после операции Алый рубеж, именно ваш король предложил мне эту должность. Мне святил успех и в родной Дерландии, но всё же я принял это предложение и естественно не мог просто так сидеть на месте, абсолютно не утвердившись в новой должности.

– Интересно, сейчас я узнаю о вас, как о собеседнике, достаточно много, господин Скелдриг. Я впервые слышу, чтобы на главенствующие должности принимались иностранцы – Илина была искренне удивлена.

– Вас смущает моё происхождение? – Скелдриг наконец-то унял дикий рвущийся огонь внутри после оскорблений девицы и снова расплылся своей завораживающей ухмылкой, которая снова испускала тепло. – Я думал в ваших учебниках указано, что я родом из Верландии, с пограничного города Штенда, но обучения я проходил в Дерландии и был причислен к ордену там, а не на своей родине.

– Такая информация отсутствует, господин Скелдриг, видимо историки решили умолчать сей факт.

– Теперь понятно, почему некоторые граждане восприняли такое решение в штыки.

– Я так полагаю, у вас, как и у меня, был мэтр, наверное сейчас он вами гордится?

– Ну почему же был, милая Илина, мой мэтр сейчас находится здесь. Именно Роман Дорц воспитал во мне те качества, благодаря которым я и смог построить свою карьеру.

– Наверно и хвалебное сопроводительное письмо тоже он написал? – Илина улыбнулась, она тоже почувствовала, как негатив спадает. Всё-таки она сильно начала давить на инквизитора.

– Хвалебных писем было больше, чем моих личных вещей! – Скелдриг засмеялся.

Кто-то из гостей закончил очередную речь и зал наполнился звоном бокалов.

– А сейчас слово предоставляется главе святой Инквизиции Верландии, господину Скелдригу Гаю! – Альвур похлопал, что повторил весь зал и снова сел на свое место.

Скелдриг полностью потерянный и заблудившийся в своих мыслях поднялся со своего места. Окинув толпу взглядом, он понял, что весь вечер не слышал ничего, кроме острых высказываний черноволосой ученицы. Даже сейчас, чтобы собраться мыслями, он смерил сначала весь зал взглядом, а потом перевёл его на Илину. Данная позиция ему очень понравилась, поскольку с высоты своего роста он мог спокойно наблюдать за декольте молодой колдуньи. Инквизитор собрался с мыслями и начал произносить свою речь, сухую, сдержанную, он тщательно подбирал слова, чтобы гости не заметили, что он плевал на всех этот вечер и не слышал ни единого слова из тех, что были произнесены ранее. Он сам не ожидал от себя, что дерзкая девчонка сможет так сильно овладеть его мыслями. Естественно инквизитор с богатым опытом произношения речей вёл повествование о своих планах и намерениях по поводу приезда, но всё это были пустые слова, которые он стандартно чеканил на большинстве приёмов. Сейчас в его голове мысли были только о зеленоглазой колдунье. Инквизитор был серьезно настроен убедить девушку в том, что он не убийца и подлец, а такой же человек как и все остальные. Девушка ни на шутку взволновала его. Словно неприступная крепость, она стояла перед ним, и на осаду этого прекрасного бастиона у него было всего лишь несколько часов. Будучи победителем по жизни, он для себя с уверенностью отметил то, что вызов зеленоглазой колдуньи был принят.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10