Максим Милованов.

Неоновый мир



скачать книгу бесплатно

– Да здесь целая киностудия! – В голосе Валентины прозвучало неподдельное изумление. – А снимают что? Порно…

– В точку, – подтвердил Панфилов.

Он подошел к стенному шкафу и распахнул створки, продемонстрировав гостье вместительные стеллажи, забитые видеомагнитофонами, телевизорами и огромным количеством видеокассет.

– Ты об этих кассетах говорил?

– Да.

– А при чем здесь я?

– А при том, – ответил Панфилов, по-свойски извлекая из недр стенного шкафа одну из черных пластмассовых коробочек.

– «Тинейджеры без тормозов, часть третья», – Валентина прочла вслух.

Затем поближе подошла к хранилищу кассет.

Компанию «Тинейджерам без тормозов» составляли «Тинейджеры в маминой спальне», «Стеснительные тинейджеры» и, отдельно от остальных, «Тинейджеры в бегах».

– На всех этих кассетах действительно тинейджеры? – спросила Валентина.

– За все ручаться не могу, но на тех, что я выборочно просмотрел, в главных ролях исключительно подростки, – подтвердил Панфилов. – Хочу надеяться, что хоть кого-то из них ты сможешь опознать!

– Ты что же, предлагаешь мне, женщине в интересном положении, просмотреть все это?! У тебя совесть есть?

– Есть. Совесть есть. А вот времени нет, – отрезал Анатолий. – Ты, безусловно, можешь отказаться, но никто, кроме тебя, не знает в лицо столько городских малолеток. Есть вероятность, что ты узнаешь на пленке кого-нибудь из своих подопечных.

В словах друга заключалось слишком много здравого смысла, чтобы Валентина активно могла противиться просьбе. Работа есть работа.

– Не блуда ради, а пользы для! – Валентина улыбнулась. – Небось и фильмы уже подобрал?

Анатолий с деланным ужасом на лице замахал рукой, тогда как другая его рука уже снимала с полки приготовленные кассеты.

– Начнем, пожалуй, с той кассеты, что находилась в видеокамере. Судя по всему, это – самая последняя съемка, и проводилась она сегодня. Допускаю, что великий режиссер Алексей Моргулин скончался во время творческого перерыва.

Взяв кассету, Анатолий подошел к стенному шкафу и вставил ее в видеомагнитофон. На экране немедленно появилась картинка. Два обнаженных худощавых силуэта старательно проделывали все положенное для подобных фильмов. Надо заметить, особой страсти при этом они не проявляли, что, видимо, не устраивало режиссера.

– Гоша, Гошенька, родной мой! Ну как ты ее держишь? – Из-за кадра доносился слезный призыв режиссера. – Это же не бревно! Это же твоя любовь! Разве так любовь держат! Обхвати ее за бедра! Вот так! А теперь – за грудь! Теперь снова за бедра! Молодец! Так держать! Держать, я сказал, а не падать! И ритм, Гошенька, четче ритм! А ты, любовь, запрокинь голову! Тебя страсть одолевает, тебе хорошо!

– А ты сам попробуй! – В голосе юной актриски слышалось возмущение. – Что я тебе, циркачка? Скажи еще спасибо, что держусь из последних сил. Другая на моем месте давно навернулась бы с этой дурацкой койки!

– Реплики сохранены как режиссерская находка? – поинтересовалась Валентина.

– Возможно. – Анатолий внимательно смотрел на экран. – Но мне кажется, что все это затем вырезают и заменяют чем-нибудь вроде «Дас ист фантастишь!».

Валентина уже успела убедиться, что ей незнаком старательно изображавший страсть парнишка лет пятнадцати.

С девушкой оказалось посложнее. Камера снимала преимущественно девичий профиль, а полностью лицо никак не удавалось рассмотреть. Зато татуировка в виде какого-то чудища на левом предплечье «актрисы» видна очень даже четко. В голове Валентины промелькнула на первый взгляд нелепая мысль. Чем больше она всматривалась в девичью фигурку с короткими огненно-рыжими волосами, тем больше находила знакомых черт.

– Стоп!! – Режиссер за кадром, видимо, потерял терпение. – Это даже не страсть! Это черт знает что! Такое я снимать отказываюсь! Пошли вон с кровати! Идите, выпейте пива, слопайте таблетку или еще чего. Может, хоть тогда немного расшевелитесь… А я себе заварю кофейку покрепче.

После этих слов изображение с экрана пропало. Однако тех нескольких мгновений, пока камера еще работала, Валентине хватило, чтобы как следует рассмотреть обернувшуюся на возглас режиссера девушку. Ее лицо покрывал толстый слой грима, но все же оно было узнаваемо.

– Ты кого-то узнала! – догадался Анатолий, бросив взгляд на Валентину.

– Это какая-то мистика! – полушепотом, словно самой себе, сказала Валентина. – В такое совпадение трудно поверить. Хотя…

– Кого узнала? Парня или девушку? – настаивал Панфилов.

– Надеюсь, в этом доме есть телефон, – вместо ответа пробормотала Валентина. – Мне нужно позвонить и сказать одному очень хорошему человеку, что милая беседа и чай с тортом сегодня отменяются. Вот только как объяснить причину?..

Погружение

Последний жим давался Алине с огромным трудом. Некогда сильные и цепкие руки слушались неохотно. Не приди на помощь тренер, тридцать килограмм железа обрушились бы на грудь девушки.

– Аля, радость моя! – выхватывая штангу из рук подопечной, взмолился Пал Палыч, инструктор фитнесс-клуба «Атлант». – Чем ты там, в своей деревне, занималась все лето? Хвосты коровам крутила?

– Примерно. – Девушка с трудом поднималась.

– А ну, шагом марш в душ! – строго приказал Пал Палыч, установив снаряд на стойку. – На сегодня с тебя хватит.

Постояв под освежающими струями воды минут десять-пятнадцать и тщательно смыв с себя последние капли усталости, Алина вышла в пустую раздевалку. Вынув из шкафчика свое любимое белоснежное махровое полотенце, она стала неспешно обтираться, одновременно рассматривая себя в зеркале на стене. Результаты осмотра сильно ее расстроили. Нет, с верхом все нормально: правильные черты лица, карие, чуточку раскосые глаза, изящная родинка над верхней губой, которая, как утверждали многие мужчины, придавала ее облику небольшую чертовщинку, средней длины светло-русые волосы, привычно собранные в косу, красивые плечи и грудь.

Зато внизу… Внизу все далеко не так идеально. О наличии нескольких лишних килограммов на теле Алина и так уже знала, постояв перед тренировкой на электронных весах. Но одно дело знать, а другое – видеть, где именно расположились эти самые килограммы. А расположились они в самых ответственных для девушки местах.

– М-да-а… Деревенское молочко, сметана, оладьи с ватрушками… вот они где! – вздохнула Алина, похлопав себя рукой по мягкому месту. – Серьезно придется поработать.

В этот момент в помещение шумно ввалились две ее приятельницы, Юля и Лена.

– Ой, Алька, какая ты загорелая! – воскликнула первая.

– И без единого белого пятнышка! – отметила вторая. – Где так изловчилась? На нудистском пляже?

– На нем…

– И где такой есть? – поинтересовалась Лена.

– В ста сорока километрах к югу, деревня Чупалейка. Жителей всего – я, моя бабушка Клава и еще три древние старушки. Хоть сутки напролет ходи в чем мать родила.

– Значит, ты на три месяца в деревне зависла?

– На два с половиной, – уточнила Алина. – Там здорово! Озеро, лес, а ягод и грибов – целое море.

– Клево! – кивнула Лена. – А вот мы с Юлькой все лето в городе парились.

Услышав это, Алина не стала спешить с утешениями. Юля и Лена принадлежали к той части продвинутой молодежи, в кругу которой словечко «парились» в зависимости от настроения могло означать что угодно. Сегодня, судя по веселому блеску в глазах собеседниц, слово имело положительное содержание. Суперское, как сказали бы сами девушки.

Юля и Лена не относились к числу близких подруг Алины. Но вот уже два года подряд, сколько длилось их знакомство, парочка девиц информировала ее обо всем, что, как они сами любили говорить, заводило жизнь. Из всех многочисленных друзей Юли и Лены только у Алины хватало терпения выслушивать их болтовню. И сегодняшний рассказ обещал стать сверхдолгим. Два с лишним месяца разлуки – это не шутка.

Подруг распирало от желания выговориться. Некоторое время ушло на выяснение, кто будет главным рассказчиком. По обыкновению, победила более напористая Лена.

– Ты даже не представляешь, сколько всего произошло за лето! – выпалила она. – Главная новость: мы больше не встречаемся с этими придурками, Эдиком и Ринатом. Они нас достали! У нас теперь классные парни, Гена и Вовчик.

Алина не удивилась. Все рассказы подружек походили один на другой: в них «классные парни» сменяли «придурков» с завидной регулярностью, в зависимости от сезона. Смену времен года Юля и Лена встречали в обществе новых кавалеров.

«Интересно, а куда подевался мой кавалер?» – Алина подумала об Антоне.

Она надеялась встретить возлюбленного здесь, в тренажерном зале, но Антон уже две недели его не посещал. Для человека, помешанного на спорте, это странно. Так же странно, как и то, что телефон в его квартире молчал.

– Алька, ты ни за что не угадаешь, чем наши парни занимаются! – Лена не прерывала рассказа ни на секунду. – Они – продюсеры. Прикинь! Самые настоящие. Гена с «Продвинутого радио», а Вовчик в шоу-бизнесе заправляет. Слышала группу «Девчонки без комплексов»? Так вот, это как раз Вовчика проект! Круто, да?

Последовал подробный рассказ: на чем ездят «классные парни» Гена и Вовчик, во что одеваются, в каких заведениях предпочитают тусоваться. Здесь Юля и Лена могли консультировать на самом высоком профессиональном уровне. В городе не существовало ни одного злачного места, не знакомого шустрым подружкам. Сегодня Алина услышала сразу четыре новых названия: «Батискаф», «Барракуда», «Импульс» и «Локи». По всей видимости, классные парни Гена и Вовчик знали толк в развлечениях и денег на них не жалели.

– Самое крутое местечко – это клуб «Локи», точно! – торопливо выкладывала изнывавшая от желания выговориться Юля. – Он открылся в начале лета. Такого безбашенного заведения в городе еще не было!

– Ну, Юль, вечно ты встрянешь! – фыркнула Лена. – Я стараюсь рассказывать обо всем по порядку!

– Нужно сначала о самом главном, а потом уже о всякой ерунде! – немедленно парировала Юля.

– Я так всегда и делаю! – огрызнулась Лена. – А вот ты меня постоянно перебиваешь и мешаешь сосредоточиться.

Подружки затеяли легкую перепалку. Алина же взглянула на часы, которые показывали девять вечера.

– Позже расскажете! Мне домой пора. Уже поздно, а еще дел полно.

Говоря про домашние хлопоты, Алина лукавила. На самом деле она намеревалась забежать к Антону. Налицо признаки того, что тот избегает встречи, и ей не терпелось выяснить причину.

Угроза, что едва начавшийся рассказ будет прерван на самом интересном месте, мобилизовала подруг на добро.

– А мы тебя до дома подбросим! Мы на колесах!

Алина не стала отказываться. Работа локтями в городском транспорте не относилась к числу ее любимых физических упражнений.

– А как же ваша тренировка? – спросила она из вежливости.

– А ну ее! – махнула рукой Лена. – Мы ведь занырнули сюда так просто, время до вечера убить. У нас сегодня намечается парочка клевых погружений, так что силы еще пригодятся!

Оказавшись на улице, Алина была сильно удивлена. Раньше фраза подружек «Мы на колесах» означала всего лишь дежурившую у входа машину с одним из кавалеров Юли или Лены за рулем. Но поклонников у машин видно не было. Лена прыгнула на место водителя белой «пятерки» БМВ, а Юля внесла необходимые пояснения:

– Мы тут прикупили себе машинку! Стремненькая на вид, но бегает ничего. Выкружили у одного нашего бывшего кадра – «Змея», помнишь?

Алина кивнула, хотя абсолютно не помнила, что это был за «кадр». Она пребывала в растерянности. Удивляло, что сверхболтливые подружки не сообщили об этом в самом начале разговора. Да и то, как это сказано сейчас, как бы между прочим, тоже вызывало недоумение. Будто речь шла не о машине, а о расческе.

«Наверное, просто рисуются!» – решила про себя Алина.

– Ну, ты чего столпилась? – одернула ее Лена. – Забирайся, рванем!

Пока она пробиралась на заднее сиденье, Лена с водительского кресла давала восторженные комментарии.

– Ты не представляешь, какая мощная шарманка тут торчит! «Сонька иксплойд» с четырехполосными блинами сзади и двухполосными пищалками спереди! Я как включу, так сразу заценишь!

Через мгновение «пищалки» и «блины» ударили по ушам всей своей мощью.

– Ну, как звучок? – задорно кричала Лена.

Алина предпочла поберечь голосовые связки, поэтому лишь подняла большой палец. Затыкать уши неприлично, просить сделать звук тише не имело смысла. Юля и Лена входили в число любителей, считавших, что тихая музыка – вовсе не музыка. Впрочем, рвущиеся из динамиков монотонные звуки едва ли вообще можно назвать музыкой.

– Крутой музон, правда?

Алина на всякий случай кивнула в знак согласия.

– Классическая подборка «золотой» поры! Самый забой! – восхищенно сказала Юля. – Винсент де Мур, Вектрэкс, Обсессив и другие! Диджей Топчий специально для нас свел и записал сет.

Единственное, что Алина смогла разобрать из всего услышанного, так это странное имечко «Топчий». Алина общалась с девичьей парочкой второй год, но порою совершенно не понимала, о чем они говорят. Особенно если разговор заходил о том, что они считали музыкой.

Едва ли не с самого начала своего знакомства с Юлей и Леной Алина стала внимательно наблюдать за ними и записывать слетавшие с их уст занятные выражения. Она придумала себе такое занятие не из праздного любопытства. Как студентке университета, да еще будущему филологу, Алине было интересно наблюдать за процессом стремительного изменения русского языка. А ее знакомые, бесспорно, принимали самое активное участие в этом процессе.

Полгода назад, используя свои записи, Алина написала реферат по лингвистике, который назвала «Язык современной тусовки». Как ни странно, оказалось, что до нее никто исследованиями подобного рода не занимался. В университетских кругах работа имела успех. Попечительский совет родного Университета имени Лобачевского даже присудил ей премию «За лучшее исследование в области современной молодежной культуры». Если бы еще и величина премии соответствовала ее длинному названию! А так – всего-то месячная стипендия с половинкой! Но, несмотря на скромные размеры премии, Алина продолжила исследования.

Так, день за днем пополняя и систематизируя записи, она стала обладателем солидной рукописи, которой дала название «Словарь продвинутого человека», или сокращенно СПЧ. Впрочем, и словарь иногда был бессилен. Случалось это, когда речь заходила об электронной музыке, точнее, о тех, кто придумывал и исполнял эту музыку. Именно «придумывал», потому что слово «сочинял» совершенно не подходило. Да и сами кумиры продвинутой молодежи сменяли друг друга столь стремительно, что никакой СПЧ за ними не угонится.

Тем временем автомобиль уже набрал ход и мчался по широкому проспекту. Не чувствовалось, что Лена сидит за рулем всего пару недель.

– Здорово водишь! – не смогла удержаться от похвалы Алина.

– Что? – Лена убавила звук.

– Хорошо машину водишь!

– Меня Вовчик учил ездить на своей тачке почти все лето! – объяснила Лена. – Видела бы ты меня за рулем в июне или в начале июля. Картина «Берегись, пешеход!». Я даже тронуться с места не умела как положено. Теперь другое дело. Можно и на права сдавать!

– А у тебя что, нет прав?

– Нет, конечно!

– А как же гаишники?

– Нас редко останавливают, – вмешалась Юля. – А если и останавливают, то быстро отпускают. Мы ведь чертовски обаятельны!

– Прошлой ночью, правда, попался нам один отмороженный, хотел машину на штрафную стоянку отогнать, – припомнила Лена. – Юльке даже пришлось слезу пустить, чтобы он оттаял.

– А все из-за тебя, между прочим! – упрекнула ее Юля. – Чесала по улице с такой скоростью, что у гаишников радар зашкалил! Соображать же надо!

После этого сообщения пассажирка с заднего сиденья глубже вжалась в кресло.

– Вот черт! – выругалась вдруг Лена. – Совсем забыли, что собирались рассказать! На чем мы там остановились?

– На ночном клубе, – быстро напомнила Алина.

Человеческая речь, даже если это рассказ о каком-то ночном заведении – все-таки лучше, чем громыхание электронных децибел. Чтобы подруги не передумали, пассажирка изобразила на лице глубочайшее внимание.

…Когда Алина выбиралась из машины, ее голову под завязку заполняли во многом бесполезная информация и уйма новеньких словечек, которые следовало немедленно записать. Впрочем, ей было не до филологии. Имелись дела поважнее.

Вскоре Алина стояла возле двери Антона и с силой нажимала кнопочку звонка. На это занятие ушло минут пять, но ответной реакции она не дождалась. Отняв от кнопки палец, девушка прислонилась спиной к прохладной стене и приготовилась всплакнуть.

«На звонки не отвечает, в спортзал не ходит… Ну и что? Да сотня причин найдется! – успокаивала себя девушка. – Мог куда-то срочно уехать! Мало ли куда может занести».

…Она вспомнила, как познакомилась с Антоном. Это случилось чуть меньше года назад в тренажерке. Алина поначалу не обращала на него особого внимания. Антон был заметно старше. Многие, в том числе и Юля с Леной, шептали на ушко: «Алька – обрати внимание, надо брать. У парня свой бизнес, шестисотый «Мерс», да и сам красавец!» То ли уговоры подействовали, то ли Антон таки очаровал, но однажды он вдруг пригласил ее в ресторан, и она решила: «Почему бы и нет!» В режиме «а почему бы и нет» их отношения длились довольно долго. Она все ждала нечто большего, но его все не было. Не подействовал даже демонстративный отъезд в деревню.

…Хлопнула дверь в подъезд. Воспоминания мгновенно улетучились. Алина решила, что такой умной и красивой девушке, как она, не пристало расстраиваться.

– Тоже мне! – шмыгнув носом, сказала она. – Ни за кем не бегала и не буду!

Она направилась было вниз по лестнице, но ее остановил звук шагов и голосов. Голоса приближались, шаги становились все отчетливее. Мужской голос был хорошо знаком.

Поднявшись на лестничную площадку этажом выше и спрятавшись за широкую трубу мусоропровода, Алина обратилась в слух.

– Прекрати, вдруг кто пойдет по лестнице, – сквозь смех говорил Антон.

– Ни за что! – смеялась, повизгивая, его спутница. – Мы не делаем ничего такого. Пока не делаем. Подержи-ка пакет, я достану ключ…

Сердце Алины словно остановилось.

«У нее свой ключ! И это за два с половиной месяца».

Процесс отпирания проходил как-то уж слишком медленно и сопровождался характерным шорохом.

– Мы так никогда домой не попадем! – мурлыкал женский голос. – Что. Да. Что. Нет. Ах, вот они где, эти ключи.

Дверь отворилась, и двое ввалились в квартиру.

В подъезде стихло.

Алина еще долго стояла неподвижно, словно в забытьи, а когда очнулась, то увидела перед глазами покрытое ржавчиной железо. Оказывается, все то время, пока она подслушивала, ее лоб упирался в трубу мусоропровода. Болела голова, болели ноги, болело все. Пора было уходить. Не помирать же там под трубой!

Через пару минут Алина брела по улице, совершенно не понимая, куда идет и зачем. Так, незаметно для себя она оказалась возле небольшого кафе со странным названием «Зоопарк», куда прежде частенько заходила с подлым изменником Антоном. В голове забрезжила мысль: «Не пропустить ли стаканчик!»

Алина поднялась по ступенькам, толкнула входную дверь и обмерла от неожиданности. За ближайшим столиком сидели те, с кем она совсем недавно попрощалась и кого в данную минуту хотела видеть меньше всего на свете.

– Вот так встреча! После долгой разлуки, так сказать… – радостно приветствовали ее Юля и Лена, оживленно размахивая руками. – Давай к нам. У нас тут есть местечко!

Отказываться поздно. Уходить – глупо. Пришлось присесть.

– Что будешь пить? – поинтересовалась Юля.

– Мне все равно, – ответила Алина, вытаскивая из кармана несколько денежных купюр. – Главное, побольше!

– Ого! – покачала головой Юля. – Что-то ты, мать, сама не своя! Что приключилось?

– А чего тут рассказывать! – взмахнула руками Лена. – И так все ясно! Наверняка заходит она, значит, к этому кобелю Антону, а там…

Лена поперхнулась на полуслове, получив сильнейший тычок в бок от своей подруги.

– Ну, Лен, ты вообще с головой не дружишь! – На всякий случай Юля еще разок ткнула ее кулачком в бок. – Тебя кто за язык тянул?

– А чего тут такого, не понимаю? – надула губы Лена.

– Ладно вам ссориться! – остановила начинавшиеся разборки Алина. – Лена права. Я встретила, то есть почти встретила Антона и оказалась в дурацком положении!.. Между прочим, могли бы меня предупредить! Только не нужно говорить, что вы ничего не знали!

– Вот видишь, я тебе говорила, что надо ей маякнуть заранее! – набросилась на свою подругу Лена. – А ты все: «Не надо!» да «Сами разберутся!». Я всегда говорила: нам, девчонкам, нужно всем вместе против этих блудливых типов держаться. Иначе – крышка!

– Ладно, ты, феминистка! – остановила Юля. – Хватит агитировать, лучше прогуляйся к бару за бутылочкой «Мартини». Раздавим вместе с Алькой в знак женской солидарности!

– Вы же на машине! – испуганно напомнила Алина, услышав про бутылочку.

– Ну и что, – улыбнулась Юля. – Мы уже текилы приняли. Одно другому не помешает!

Не желая пропустить интересное, Лена обернулась до бара и обратно в мгновение ока. Затем, быстро наполнив до краев три вместительных стакана, произнесла фирменный тост:

– За нас, красивых!

– Ну докладывайте: кто она такая? – опустошив стакан, спросила Алина. – Я про ту, что с Антоном.

Последнее уточнение было излишним. Давно готовые к подобному вопросу подружки среагировали моментально.

– Зовут ее Наташа, фамилия – Латина, – торопливо сообщила Лена, словно боялась, что Юля ее перебьет. – Восемнадцать или девятнадцать лет. Модель…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6