Максим Малявин.

Психиатрия для самоваров и чайников



скачать книгу бесплатно

Эхомнезия – когда у больного присутствует ощущение, что событие многократно повторяется. Чаще всего возникает при интоксикационных психозах. В общих чертах может быть описано песней:

 
Вот на первом Стенька Разин,
Стенька Разин на втором.
Вот на третьем Стенька Разин,
На четвертом снова он.
 
 
Вот на пятом Стенька Разин,
Стенька Разин на шестом.
На седьмом вот Стенька Разин,
Стенька Разин на восьмом.
 
 
На девятом Стенька Разин,
На десятом тоже он…
Это ж надо так напиться,
Чтобы плыть со всех сторон! ©
 
Расстройства мышления

Выискивает, собака,

Мыслящих инако.

© Л. Филатов

Положа руку на сердце, следует признать, что отыскивать какие-то закономерности в мыслительном процессе – дело чрезвычайно сложное и неблагодарное. Если уж одно и то же яблоко, пав на голову хомо сапиенса, может дать на выходе что угодно – от набора виртуозных непечатных выражений до закона всемирного тяготения, – что уж говорить о предпосылках, дающих в сумме такой результат! А нарушений, которые могут произойти в столь сложном процессе, так и вовсе легион. Но, тем не менее, некоторые общие закономерности были выявлены.

Рассматривая симптомы нарушения мышления, уместно будет выделить отдельно нарушения (патологию) ассоциативного процесса мышления и нарушения (патологию) суждений.

Патология ассоциативного процесса

В зависимости от того, какая часть ассоциативного процесса мышления пострадала, можно условно разделить эти нарушения следующим образом.

По темпу:

Ускорение темпа мышления, когда человек совершает обработку информации, принимает решение и генерирует идеи заметно быстрее окружающих. Характерно для маниакальных состояний, где это ускорение может быть выражено вплоть до «скачки идей». Замедление темпа мышления. Обдумывание и принятие решений затягивается, иногда настолько, что попытка беседы превращается в обоюдную пытку для ее участников, а если второй собеседник будет к тому же еще и в маниакальном состоянии (см. предыдущий абзац), недалеко и до членовредительства.

Ментизм – непроизвольный наплыв мыслей, когда эти самые мысли вторгаются помимо воли человека в его размеренный мыслительный процесс, основательно мешают его деятельности, зачастую полностью ее дезорганизуя. Как бы вам понравилось, скажем, если бы наплыв размышлений о судьбах отечества застал вас за просмотром порнофильма?

Остановка (закупорка, шперрунг) мышления – непроизвольный обрыв, остановка течения, отсутствие мысли. Думали-думали – и все. Тупик. Обрыв. И никаких мыслей. И ни диалог продолжить, ни дело сделать нет никакой возможности. Застыли, ждем, когда все снова тронется.

По подвижности, живости процесса:

Детализация – в процесс мышления постоянно вовлекаются второстепенные несущественные подробности.

Это как если бы вас в непринужденном разговоре о погоде осчастливили классификацией облаков и среднегодовыми нормами температуры и осадков.

Обстоятельность – выраженная детализация с систематическим застреванием на деталях и побочных ассоциациях. К предыдущим деталям наверняка добавилась бы роза ветров, обсуждение испорченной экологии и координаты наиболее достойных доверия бюро прогноза.

Вязкость – ярко выраженная обстоятельность, при которой мышление становится непродуктивным, отследить изначальную мысль не представляется возможным, равно как и то, в каком направлении шел разговор изначально, – в общем, к четвертому часу дискуссии вы, скорее всего, будете мучительно решать, кому бить морду: Гринпису, метеорологам или собеседнику.

По грамматическому строю речи:

Речевые стереотипы – штампованные обороты или использование вопроса для построения ответа; это когда в речи используются клишированные, шаблонные обороты («итак, о чем я говорил…», «ну, как говорится, вернемся к нашим баранам», «как говорил один мой знакомый – впрочем, вы его не знаете…»), а также использование вопроса для построения ответа: «Как моя фамилия? А фамилия моя слишком известная, чтобы я вам ее тут называл!» Вербигерация – бессмысленное повторение одних и тех же слов, фраз, окончаний слов или отдельных звуков. Бессвязность – «словесная окрошка», набор отдельных слов или словосочетаний, лишенных логического и грамматического строя (не путать со стихотворением «Мама, папа, ложка, кошка»).

По целенаправленности:

Витиеватость – в этом случае для выражения даже простой мысли пациент прибегает к массе сравнений, выдержек из различных источников, метафор и поговорок, формул и научных терминов. А надо всего-то сказать «иди в задницу». Теперь представьте, как у такого человека будет звучать объяснение в любви.

Соскальзывание – это расстройство можно представить следующим образом. Пациент рассуждает, к примеру, о кошках. Рассуждает вполне связно и здраво. Вдруг, зацепившись за то, что некоторые из них бывают серыми, вспоминает сентенцию «в темноте все кошки серы» и далее выдает пространное рассуждение на тему взаимосвязи кошек, темноты, демонического начала в кошачьей душе… после чего как ни в чем не бывало возвращается к обсуждению того, какие они, в сущности, милые и пушистые создания. Почему соскальзывание? Потому что такой ход мыслей выглядит будто пациент, идя по дорожке рассуждений, поскользнулся, опершись на незначительную ассоциацию, и какое-то время проехался на ней, после чего вернулся на прежнюю, проторенную дорожку.

Резонерство – многословное мудрствование, переливание из пустого в порожнее, пространные словоизвержения на незначительную тему – без цели, без какой-либо направленности. Кто встречался с флудом (болтовне не по теме) в комментариях, реплик этак на двадцать-тридцать, меня поймет.

Формализм мышления – когда все внимание и вся сила интеллекта брошены не на постижение сути вопроса, а на четкое исполнение протокола и буквы устава.

Разноплановость – в этом случае пациент может рассматривать предмет или явление с нескольких точек зрения, исходя из нескольких критериев оценки, постоянно меняя уровни обобщения, но так и не способен прийти к решению, чему же в данной конкретной ситуации стоит отдать предпочтение. Так, попросив его исключить из картинок с изображением за?мка, замка? и шалаша что-то одно, вы не добьетесь от него ответа. Он скажет, что в той или иной мере все картинки взаимосвязаны, ничего лишнего на них нет, и вообще, специально, что ли, такую неразрешимую задачку подбросили?.. Аморфность – нечеткое, противоречивое использование понятий. При этом речь построена синтаксически и грамматически правильно, но понять, О ЧЕМ в ней говорится, не представляется возможным. Нет ни основной идеи, ни выводов – только набор фраз, которые самому пациенту кажутся логичными. Если вы спросите его «как жизнь», ответ вполне может оказаться: «Ну, как сказать? То есть сказать обязательно надо. Потому что, сам понимаешь, где разница между тем и этим. Нельзя ведь все только в одну сторону. Справедливость хоть и восторжествует, но это когда еще мы второго такого вождя найдем – объективных условий не напасешься. Когда верхи не могут, низы не хотят. А когда переполнится – уже поздно будет говорить. Так-то».

Паралогическое мышление – это нарушение логики мышления, так называемая «кривая логика», когда страдают либо предпосылки, либо доказательства, либо процесс установления связи между причиной и следствием (это разграничение условно). Пример? Пациент принципиально не пьет соки. Почему? «Сок – это здоровье. Здоровье – это спорт. Спорт – это много денег. Много денег – много женщин. Много женщин – это СПИД. СПИД – это смерть. На фиг мне такое счастье?» Символическое мышление – мышление, основанное на псевдопонятиях, на символах, смысл которых понятен и доступен только самому пациенту. Так, он может говорить об особом значении того, в какую цветовую гамму сегодня одеты его сотрудники, и что это может означать. Или заявлять, что для него все цифры имеют, помимо основного, еще и дополнительное, тайное значение, благодаря которому каждая новая дата – это зашифрованное послание с руководством к действиям.

Патологический полисемантизм – когда пациент обнаруживает в словах новый смысл, основываясь на том, сколько в них, к примеру, гласных или согласных, рифмуются ли они с тем или иным словом – скажем, с такими, как «смерть», «любовь», «измена»…

Аутистическое мышление – это мышление, мало соприкасающееся с окружающей пациента реальностью, понятное и доступное только ему, отражающее его мир, в который посторонним вход воспрещен. Мышление фантастическое и причудливое, но не лишенное собственной вычурной логики, «пир за закрытыми шторами» © Е. Блейлер. Вот пример, приведенный Блейлером[18]18
   Эйген Блейлер (1857–1939) – швейцарский психиатр и психолог. Защищал теорию развития жизни, согласно которой приобретенные свойства могут передаваться по наследству благодаря «мнемизму» живой субстанции. Описал в 1911 г. шизофрению как самостоятельное заболевание.


[Закрыть]
: «Пациентка Б. С. в работе Юнга о раннем слабоумии является Швейцарией, она также – Ивиков журавль; она – владелица всего мира и семиэтажной фабрики банковых ассигнаций; она также – двойной политехникум и заместительница Сократа. Все это кажется, на первый взгляд, полной бессмыслицей, и действительно является бессмыслицей с точки зрения логики. Но если мы присмотримся внимательнее, то мы найдем понятные связи: мысли, по существу, подчиняются аффективным потребностям, т. е. желаниям, а иногда и опасениям; пациентка является Ивиковым журавлем, потому что она хочет освободиться от чувства виновности и порочности; она Швейцария – потому что она должна быть свободна».

Архаическое мышление – в этом случае за основу построения берутся суждения «времен очаковских и покоренья Крыма», взгляды и стереотипы, к примеру, тех же раскольников-староверов. Или неандертальцев – тут уж как повезет…

Персеверация (от лат. perseveratio – настойчивость, упорство; от persevere – упорствую, продолжаю) – наиболее ярко это расстройство характеризует анекдот: «Доктор, я все делаю четыре раза, четыре раза, четыре раза, четыре раза, я очень устаю, очень устаю, очень устаю, очень устаю, но жена довольна, жена довольна, жена довольна, жена довольна…» Это устойчивое повторение или продолжение однажды начатой деятельности, фразы, причем это повторение продолжается даже тогда, когда уместный для него контекст исчерпан. Например: «Как тебя зовут? – Леша. – Сколько тебе лет? – Леша. – Ты тормоз, что ли? – Леша. – Где ты учишься? – Леша. – А кто твои родители? – Я не тормоз…»

Разорванность – отсутствие логической связи между отдельными умозаключениями, суждениями, понятиями при формальном сохранении грамматического строя речи. Если разорванность мышления приобретает крайнюю степень выраженности – начинает страдать и речь. Пример: «Я считаю необходимым применение крайних географических, конституционных и нецензурных условий, чтобы всякого рода, и вида, и пола, и вероисповедания вы сами поняли кто не могли помешать выполнению возложенной на нас великой, ужасной, но крайне приятной миссии членства в Совете Федерации».


Если выше были описаны нарушения ассоциативного процесса мышления, касающиеся того, КАК человек думает, то сейчас речь пойдет о том, ЧТО он думает. Итак,

Патология суждений (содержания мышления)

Это навязчивые, сверхценные и бредовые идеи, если рассматривать их по степени усугубления. Как их различить?

Навязчивые идеи возникают непроизвольно, вопреки воле, и дезорганизуют логический ход мышления. Важно: они воспринимаются пациентом как болезненные, и к ним сохраняется критическое отношение, они НЕ определяют направленности деятельности этого человека, то есть не подчиняют ее себе, хотя и дезорганизуют психическую деятельность в целом.

Основные отличительные черты навязчивых мыслей выделены С. А. Сухановым (1912) и В. П. Осиповым (1923).

1. Навязчивые мысли возникают в сознании человека непроизвольно и даже вопреки воле. Сознание при этом остается непомраченным, ясным.

2. Навязчивые мысли не находятся в видимой связи с содержанием мышления, они носят характер чего-то чуждого, постороннего мышлению больного.

3. Навязчивые мысли не могут быть устранены волевым усилием больного. Больной не в состоянии от них освободиться.

4. Навязчивые мысли возникают в теснейшей связи с эмоциональной сферой, сопровождаются депрессивными эмоциями, чувством тревоги.

5. Оставаясь чуждыми мышлению в целом, они не отражаются на интеллектуальном уровне больного, не приводят к нарушениям логического хода мышления (С. А. Суханов называл навязчивые мысли паразитарными), но их наличие сказывается на продуктивности мышления, умственной неработоспособности больного.

6. Болезненный характер навязчивых мыслей осознается больным, к ним существует критическое отношение.

Сверхценные идеи. Понятие сверхценных идей было выдвинуто К. Вернике[19]19
   Карл Вернике (1848–1905) – немецкий врач-психиатр, основатель психиатрической школы и открыватель многих психоневропатологических явлений. С 1885 по 1904 г. был профессором душевных болезней в Бреславле.


[Закрыть]
(1892). Они аффективно насыщенны, занимают большое (непропорционально большое) место в сознании пациента, дезорганизуют его психологическую деятельность и подчиняют себе в значительной мере его поведение. Занимая промежуточное положение между навязчивыми и бредовыми идеями, они, в отличие от последних, всегда имеют в основе своей реальную (не фантастическую, не вымышленную) подоплеку, хотя критика к ним уже формальная либо вовсе отсутствует.

Бредовые идеи – болезненные, нелепые, непоколебимые суждения и умозаключения, не соответствующие объективной реальности, дезорганизующие психическую деятельность и подчиняющие себе поведение больного, не поддающиеся критике и коррекции.

Образно говоря, муж, страдающий навязчивыми идеями ревности, мучается вопросом – а не изменяет ли ему жена, но, поскольку не может найти реальных тому подтверждений, мучается про себя. Муж со сверхценными идеями ревности убежден в том, что жена ему неверна, может привести несколько вполне реальных, хотя и косвенных фактов и немалую часть свободного времени посвящает детективной самодеятельности, отдавая себе отчет в том, что, даже найдя оные, убивать никого не будет. Муж с бредовыми идеями ревности ни в чем не сомневается. Он ЗНАЕТ – любовник у нее мэр. Или сосед снизу. Или специально вызванный ею, ведьмой, инкуб. Поэтому доказательства можно даже не искать, но если кто-то еще сомневается – то вот: цвет одежды, в которой она пошла на работу, духи, которые наверняка нравятся не только ей, окурок с ее помадой, брошенный на нижний балкон, а также следы астрального присутствия. И эфирного, быстро испаряющегося, эякулята. А в случае парафренного бреда супруга и вовсе организатор, идейный вдохновитель и единственный волонтер всегалактического борделя. И вообще, «убью стерву-курву-лярву».

Теперь подробнее.

Навязчивые явления можно поделить на идеаторные, фобические и двигательные. Идеаторные, или обсессии, – отвлеченные навязчивые мысли, навязчивые сомнения (выключила или не выключила плиту-воду-свет) и воспоминания, навязчивый счет (а здесь девять ступенек, а за мной на остановке вошли пять человек, а на следующей восемь) и мысли, чаще всего хульные или кощунственные (а покойник-то лучше всех устроился, ему уже не жарко; а вон та девица в черном – ну так бы и…), навязчивое мудрствование (хотя бы с целью угадать, влияет ли настроение наблюдающего на то, жив или мертв кот Шредингера).

Навязчивые страхи, или фобии. Не удержусь, оглашу весь список (на самом деле их еще больше, но для общего представления хватит и приведенных ниже).

А

Аблютофобия – страх мыться.

Агирофобия – боязнь перейти оживленную улицу.

Агорафобия – боязнь открытого пространства.

Агрофобия – боязнь открытых пшеничных полей.

Айлурофобия – боязнь кошек.

Айхмофобия – боязнь острых предметов.

Аквафобия (также гидрофобия) – боязнь воды.

Акнефобия – боязнь кожных угрей.

Акрофобия – боязнь высоты.

Акрибофобия – боязнь не понять смысл прочитанного.

Акустикофобия – боязнь громких звуков.

Альгофобия, алгофобия – боязнь боли.

Аматофобия – боязнь пыли.

Амихофобия – боязнь повредить кожу.

Ангинофобия – боязнь стенокардических приступов.

Андрофобия (также аррхенфобия, гоминофобия) – боязнь мужчин.

Анемофобия – боязнь быть застигнутым врасплох бурей.

Апейрофобия – страх перед бесконечностью.

Апифобия – ужас перед пчелами, осами, шмелями.

Арахнофобия – боязнь пауков.

Аритмофобия (также нумерофобия) – фобия числа (определенного).

Аррхенфобия – см. андрофобия.

Астрапофобия (также бронтофобия, кераунофобия) – боязнь грозы, грома и молнии. В большей степени свойственна детям.

Астрофобия – страх перед ночным небом, звездами; частично астрапофобия.

Атаксиофобия – боязнь нарушения координации движений.

Атазагорафобия – боязнь забыть или быть забытым.

Аутофобия – боязнь одиночества (например, боязнь находиться одному в комнате); страх собственной эгоистичности.

Афобофобия – боязнь отсутствия фобий.

Аэрофобия – боязнь полетов на летательных аппаратах (авиафобия).

Б

Базистазифобия (базостазофобия, стазобазофобия) – боязнь стояния.

Базифобия (амбулофобия, базофобия) – боязнь ходить пешком.

Бактериофобия (бациллофобия, верминофобия, вермифобия, гельминто-, сколецифобия) – боязнь заразиться бактериями от зараженных предметов, боязнь червей, заразных насекомых.

Баллистофобия – боязнь пули, ракет, метательных предметов.

Барофобия – боязнь подъема тяжестей, земного притяжения, гравитации.

Батеофобия (акрофобия, аэрокрофобия, аэроносифобия, гипсифобия, гипософобия) – боязнь высоты. Проявляется при нахождении на высоте (на крыше, балконе высокого этажа, над пропастью). А также боязнь глубины (водоема). Проявляется при плавании в водоемах с большой глубиной.

Батрахофобия (буфонофобия) – боязнь лягушек и жаб.

Баттофобия – боязнь глубоких водоемов.

Бациллофобия – см. бактериофобия.

Беленофобия (белонефобия, белонофобия, оксифобия) – боязнь острых предметов, уколоться.

Библиофобия – боязнь книг, библиотек.

Блаптофобия – боязнь нанести кому-либо поражение.

Бленнофобия – боязнь слизи.

Богифобия (фазмофобия) – боязнь призраков, духов, дьяволов, пугал.

Ботанофобия (ботонофобия) – боязнь растений.

Бромгидрофобия (аутодизомофобия, бромидросифобия) – боязнь собственного запаха, потливости.

Бронтофобия (кераунофобия) – боязнь грозы, грома, молнии, шторма.

Буфонофобия – см. батрахофобия.

Барбафобия – боязнь усов, бороды, растительности на лице.

В

Венерофобия – страх заразиться венерическими заболеваниями.

Вертигофобия – страх головокружения.

Винофобия – страх употребления алкоголя.

Вомитофобия – боязнь рвоты в неподходящем месте.

Виккафобия – боязнь колдунов и колдуний.

Г

Гаптофобия – боязнь прикосновения окружающих.

Гастерофобия – боязнь гастарбайтеров.

Гафефобия – боязнь нечаянных прикосновений.

Гексакосиойгексеконтагексафобия – боязнь числа 666.

Гексакосиойгексеконтагексапараскаведекатриафобия – боязнь числа 666 в пятницу, 13-го дня месяца.

Гелиофобия – боязнь пребывания на солнце.

Гемофобия – боязнь крови. В случае, когда человек видит кровь, он может или упасть в обморок, или начать кричать.

Гетерофобия – собирательный термин, обозначающий не фобию в клиническом смысле, а негативное отношение к гетеросексуалам или гетеросексуальности.

Геронтофобия – боязнь общения со стариками; боязнь старения.

Гефирофобия – боязнь проходить по мосту (разновидность батеофобии).

Гидрозофобия – боязнь вспотеть и простудиться.

Гидрофобия – боязнь воды, боязнь жидкостей, а также устаревшее название бешенства, когда гидрофобия считалась одним из главных симптомов бешенства.

Гимнофобия – боязнь наготы.

Гинекофобия – боязнь женщин (разновидность анахоретизма).

Гипенгиофобия – боязнь ответственности.

Гленофобия – боязнь кукол (боязнь взгляда куклы).

Глоссофобия – боязнь выступать перед публикой.

Гомилофобия – боязнь общения, страх проявить несостоятельность, показаться смешным, подозрительным, привлечь к себе внимание.

Гоминофобия – см. андрофобия.

Графофобия – боязнь писать, брать в руки письменные принадлежности.

Д

Демофобия – боязнь толпы, большого скопления людей.

Дерматопатофобия – боязнь заболеть кожной болезнью.

Динофобия – боязнь головокружения.

Дисморфобия – боязнь своего уродства (часто мнимого), неприятие своей внешности.

З

Зоофобия – боязнь животных, чаще всего какого-либо определенного вида (кошек, кур и пр.).

Зоифобия – боязнь жизни.

И

Иерофобия – боязнь встречи с предметами религиозного культа.

Изолофобия – боязнь одиночества в жизни.

Иофобия – боязнь случайного отравления.

К

Кайрофобия – боязнь новых ситуаций, незнакомого места.

Кардиофобия – навязчивый страх самопроизвольной остановки сердца.

Канцерофобия – боязнь заболевания раком.

Кенофобия – понятие близкое к агорафобии, боязнь больших незаполненных пространств, например пустой площади.

Кераунофобия – см. бронтофобия.

Кипридофобия – см. венерофобия.

Клаустрофобия – боязнь замкнутого пространства.

Клептофобия – боязнь воров, часто в пожилом возрасте, сочетается с навязчивыми идеями обворовывания.

Климакофобия – боязнь ходьбы по лестницам.

Коинофобия – боязнь заходить в помещение, в котором много людей.

Контрафобия – навязчивое провоцирование ситуации, вызывающей страх, например, страх высоты сочетается со стремлением стать летчиком, стюардессой и пр.

Копофобия – фобия переутомления.

Космософобия – страх космических катастроф.

Криминофобия – боязнь совершить преступление.

Криофобия – боязнь холода и льда.

Ксенофобия – обозначает не фобию в клиническом смысле, а неприязненное, негативное отношение к «чужакам», иностранцам и т. д.

Ксерофобия – боязнь сухости, засухи.

Л

Лалофобия – боязнь говорить из-за страха возникновения заикания.

Латерофобия – боязнь лежать на левом боку (при кардиофобии).

Лепрофобия – боязнь заразиться проказой.

Лигирофобия – боязнь громкого шума.

Лиссофобия – навязчивый страх сойти с ума.

Логофобия – боязнь разучиться говорить слова.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное