Максим Калашников.

Наперекор. Россия, обреченная на успех



скачать книгу бесплатно

Но разве Запад переломил эту тенденцию у себя? Нет. По-прежнему золотом осыпают тех же спортсменов, а не выдающихся ученых. Настало настоящее спортивное безумие. Действительно, второразрядный футболист из испанского или итальянского футбольного клуба за неделю получает эквивалент Нобелевской премии. Годовые заработки футболистов клубов первого разряда превышают то, что зарабатывают самые талантливые ученые на том же Западе, даже построившие бизнес на своих разработках. Миллиарды долларов вливаются в спортивные клубы. Как подсчитал экономист Марк Дойл, в 2006 году сумма гонораров, выплаченных спортивным звездам, превышает бюджеты нескольких десятков стран мира. (Людвиг Стомма. «Недооцененные события истории» – Москва, «АСТ», 2014 г., с. 131). Деловые радиостанции и сеть «Евроньюс» посвящают проблемам футбола и подробностям жизни футбольных кумиров времени больше, чем самым жгучим проблемам Европы. Не говоря уж о науке и технике. Не верите? Сами включите канал «Евроньюс» и убедитесь.

Казалось бы, вот тут бы русским не поддаваться этому безумию. Если западники повторяют историю позднего выродившегося Рима (где элитой стали считаться гладиаторы и цирковые мимы), то уж нам-то стоит вкладывать деньги в науку и технику. В ученых, конструкторов, изобретателей. В смелые научно-технические предприятия. Вот она, желанная возможность воспользоваться глупостью врага и обойти его на повороте. Пусть он строит стадионы для новых гладиаторов и вламывает миллиарды долларов в футбольные клубы. Нам же надо строить ускорители элементарных частиц, марсолеты и научные «долины».

Но что же мы видим? То же самое, что и на Западе. То же вкладывание денег в спортивное безумие, в людей-пустышек, в «экономику впечатлений», а не в эпохальные прорывы.

К тому же обрыву

На Западе идет отчетливое «разнаучивание» (десциентизация) общества. Отказ от технократизма. Создается экономика «хлеба и зрелищ» для пресыщенных, выродившихся потребителей. Те же самые процессы мы наблюдаем и в РФ. Когда в чемпионат мира по футболу 2018 года вкладывается эквивалент семи лет финансирования Академии наук! Если взять олимпиаду в Сочи, универсиады в Казани и Красноярске, то картина выглядит удручающе. На фоне срыва графика в создании новой ракеты-носителя «Ангара-5» тяжелого класса. Притом что РФ не смогла создать новых перспективных самолетов-транспортников – ни Ту-330, ни Ил-214.

Наша «элита» любит поразглагольствовать о научно-техническом прогрессе. Но это слова. А в жизни нет никакой концентрации ресурсов страны на важнейших направлениях НТ-развития. Идет какое-то «размазывание» средств. К примеру, еще в 2008 году Путин вроде бы поставил задачу – создать (с применением новейших композитных материалов и аддитивных технологий) перспективный газотурбинный двигатель ПД-14. Для наших авиалайнеров. Лучший в мире.

Прошло шесть лет. К 2015 году есть только опытные образцы ПД-14. Что за черепашьи темпы? Сталин за шесть лет уже производил бы такие двигатели серийно.

Почему РФ проигрывает сталинскому СССР? Да потому, что на разработку ПД-14 ассигновано 70 млрд рублей, причем только 35 млрд – от государства. То есть эквивалент примерно одного футбольного стадиона к чемпионату мира по футболу 2018 г., примерно одну двадцатую затрат на эту мундиаль. Или одну пятидесятую от затрат на Сочинскую олимпиаду. То есть истинные приоритеты государства РФ – это игрища, футбол, зрелища для дебильных масс и источники воровства для самой «элиты». А моторы – дело «-надцатое». Не только авиационные: уже сейчас нам нужны современные дизели для грузовиков и агромашин. Чтобы не закупать «мерседесы» и «камминсы». Но власть предпочитает вламывать миллиарды долларов в футбол и в универсиады. Я уже не говорю о принципиально новых космических двигателях Шойера, о работах корпорации «Локхид-Мартин» по созданию компактного термоядерного реактора, вписывающегося в габариты большого авиадвигателя.

Совершенно фантастические отечественные прорывы, способные вывести Россию на лидирующие мировые позиции, упорно не замечаются. Скажем, к весне 2015-го в Институте общей физики им. Прохорова ученые под руководством Георгия Шафеева изобрели методику, которая позволяет сократить период полураспада радиоактивного цезия с 30 лет до часа! Более того, радиоактивные отходы после облучения в специальной лазерной установке можно будет использовать в качестве удобрений.

Эксперименты по превращению радиоактивных отходов в удобрения проводились в лаборатории макрокинетики неравновесных процессов. Суть опытов – лазерное ускорение радиоактивных распадов. При этом лазер не инициирует ядерные реакции, а только ускоряет природный процесс распада ядер радиоактивного вещества. По словам Шафеева, идея эксперимента родилась в стенах Института общей физики им. Прохорова более шести лет назад. Ученый отмечает:

«Вот уже несколько лет мы исследуем лазерное инициирование некоторых ядерных процессов на наночастицах в растворах радиоактивных солей. И мы обнаружили, что нуклиды, которые входят в состав этого раствора, начинают очень быстро распадаться под воздействием лазера. Например, этому подвержен цезий-137, который всем знаком по трагедии в Фукусиме».

Период полураспада радиоактивного изотопа цезия составляет около 30 лет. Использование лазерного воздействия позволяет сократить это время до одного часа – почти в 9000 раз. То есть это, что открыли в ИОФе, – это ключ к решению проблемы ядерных отходов ядерной энергетики, нынешней и грядущей! Но кто сей прорыв замечает в верхах РФ? Нет, у них главная забота – истратить триллионы рублей на футбольное мировое первенство 2018 года. В то время как Китай строит Оптическую долину в Ухане и уходит далеко вперед по части точного лазерного станкостроения, Россия вкладывает в оптомехатронику Зеленограда средств в сотни раз меньше. Ибо приоритет – спортивное безумие.

Примеры можно продолжать и дальше. Какое там – воспользоваться маразмом и стратегическими ошибками Запада? На наших глазах в РФ также работает мощнейшая машина по «опусканию» русских в инферно исторического регресса. Уничтожается технооптимизм, мир Циолковского и Гагарина, Сталина и Курчатова стирается ради мира футбольных звезд. В остатки мозгов массы транслируется: промышленность не нужна. Не нужна наука. Она и техника «не приносят счастья». Ничего изобретать не нужно: все уже изобретено, нынешние изобретатели – шарлатаны и «разводилы». И вообще дураки, не умеющие жить. Космонавтика – мерзость, истинная ценность – религия. Не нужны нам звезды. Не нужна победа над смертью. Закройте глаза и отдайтесь нисходящему потоку. Это так легко и приятно. Не рассуждайте и слепо верьте власть имущим.

И вот вам – главная причина великой Русской Вторичности. Проклятого следования тем же самым тенденциям, что наблюдаются на Западе. Даже если эти тенденции ведут во мрак. Верхушка нашего общества настолько загипнотизирована верой в непогрешимость Запада, что критически осмыслить процессы, в нем идущие, она не в силах.

Отсюда – и рабское копирование всего западного. Полная неспособность создать Русский Стиль. Откуда взялось это презрительное необандеровское «ватник»? От попытки Горбачева заявить в 1990 г., что СССР – особая цивилизация. Тогда интеллигенция и «демократы» издевательски обозвали это «цивилизаций ватников и кирзовых сапог». Четверть века спустя тот же мем всплыл на Украине и был использован в идейной борьбе.

Но нынешняя Россия не может показать, что она может творить нечто большее, чем кирзу и ватные бушлаты. Что она может дать миру больше, нежели коррупцию, олигархию и чиновный произвол. Для этого у ее верхов нет ни дерзкого самостоятельного творчества, ни Русского Стиля. Мы не можем показать, что можно жить в прекрасном архангельском тереме-пятистенке, попивая иван-чай, но при этом иметь в ангаре русский гироплан. И энергетическую централь на низкоэнергетических термоядерных реакциях по Росси – Цветкову. Что можно париться в русской бане и кушать блины с кулебяками, но при этом работать на заводе по производству оптомехатронических станков. И так далее.

Творить свое будущее всегда и везде!

Чтобы переломить эту самоубийственную тенденцию, чтобы сделать русскость символом не архаики, а самого передового и дух захватывающего, необходимо вначале совершить переворот в умах, в национальном воображении. Надо самим русским поверить в способность творить миры Грядущего. Надо сделать их врагами чистой архаики и неолиберального «нового средневековья». Возродить наш технооптимизм, причем на новом уровне. Воскресить неистребимую, пламенную веру в собственный национальный гений. Избавиться от низкопоклонства перед всем заграничным.

Тут не обойтись, конечно, без новой индустриализации. Только развивающаяся наукоемкая промышленность даст работу легионам ученых, изобретателей, конструкторов и инженеров. В сырьевой стране на всех наших устремлениях можно ставить крест. Но параллельно с неоиндустриализацией Шестого техноуклада нужно породить и мощные яркие образы Русского Будущего. Именно духовно-технократического, а не архаическо-регрессивного. Нужно пробудить в себе способность творить свое Будущее всегда и везде. Будущее именно свое.

Нынешние постсоветские русские собственной картины Завтрашнего дня не рисуют. Они пользуются образами Голливуда. Поглядите на его киноленты: там образ будущего один и тот же. Города с причудливыми зданиями, разделенные на верхний мир для избранных и мир нижний для черни. Летающие автомобили. Компьютеры с искусственным интеллектом. Всевластие богатых. Царство клонирования, трансплантации, «аватаризации» людей. Словом, все то, что до боли напоминает реальность «Космических течений» Айзека Азимова. А где же образ Русского Завтра? Его нет.

Однажды меня, футуролога, пригласили на одно московское либеральное радио. Кажется, «Дождь». Естественно, поговорить о будущем. Ведущий – лет на двадцать младше меня – с каким-то экстазом ставил в эфир музыку из только вышедшего голливудского блокбастера «Джанго Освобожденный». Он походил на истово верующего католика, слушающего папскую мессу.

Конечно, мы пробовали поговорить о грядущем. Но сразу же начались «искрение» и «короткие замыкания» в либеральных мозгах. Сначала шок в них вызвало то, что я ненавижу слово «форсайт» – предвидение. И презираю форсайты, столь любимые в министерствах и «элите» РФ. Потому что Будущее нужно не предвидеть, отдаваясь чужим течениям, а творить. Не форсайт надобен, а План! Проект! Набор мегапроектов творения будущей реальности.

Это оказалось выше понимания типичного московского либерала. Как так? Это что, думать самостоятельно? Пойти наперекор Святому Престолу – Западу? Да способны ли русские на такое?

Но крахом беседы в прямом эфире стало мое заявление о том, что я ненавижу распространение гомосексуализма и не считаю однополые «браки» признаком прогресса. Тут когнитивный диссонанс в голове ведущего стал просто нестерпимым, почти до приступа мигрени.

– Да какой же вы футуролог? Вы ретроград! – почти завопил он.

– Наоборот, именно футуролог, ибо думаю о будущем, – пытаюсь спокойно отвечать я. – Какое будущее может быть у нации, которая уничтожает нормальную семью и не рожает детей? Которая падает в болото декаданса и деградации? Никакие вырожденцы не смогут создавать звездолеты, города будущего, роботов! Они не смогут победить физическое старение, новые болезни, умственную деградацию общества…

Но с равным успехом я мог бы вещать в пустоту. В мозгах либералов намертво впечатан западный штамп: свобода творчества достигается только с помощью узаконения половых девиаций. Преклонение перед содомией и лесбиянством – условие и символ прогресса, не меньше! То, что величайшие прорывы в науке и технике достигнуты в первой половине ХХ века, и то, что мы до сих пор совершенствуем, комбинируем и уменьшаем в размерах то, что изобрели до 1960-х годов, недоступно пониманию современных расейских либералов. Как и то, что все величайшие достижения современной цивилизации, будь то электрическая и атомная энергии, телефон, радио и телевидение, электроника, антибиотики, ЭВМ-компьютер, авиация и космонавтика были созданы как раз людьми, которые жили в крепких семьях, нетерпимо относились к гомосексуализму и плевались от бредовой мазни «современных художников». Нет, на радио понесся шквал звонков от либералов-слушателей.

– Ах, нас пытаются заставить рожать по десять детей, как в Сомали, и жить в нищете, в хижинах…

Но и участие в передачах «патриотических» радиостанций для меня подчас не лучше. Там – одно прошлое. Иконы. Каша в бороде. Царь-батюшка. Истерическая реакция при любой попытке заговорить о том, что человек может себя улучшить и стать представителем новой расы. При разговоре о генной инженерии или медицине стволовых клеток. Из одной крайности – в другую.

Русские мечутся между дремучей архаикой и чисто западным декадансом.

Меня все это доводит до белого каления. Почему иные народы и цивилизации могут творить свое грядущее, никого не боясь и не смущаясь? Почему они используют для этого любой кризис? Любую войну? Ведь мы тоже можем направлять течение истории, причем всегда и практически везде.

Будь я главой РФ, то сразу же запустил бы государственную программу экранизации самых сильных произведений русской (советской и современной) фантастики. Именно средствами современного кино (компьютерного иллюзориума) можно, захватив внимание современного зрителя интересным сюжетом, развернуть картины русских городов будущего. Наших будущих армии и промышленности. Образами русского скоростного транспорта. Можно показать стиль жизни в Великой России звездолетов и храмов. И образование, и медицину, и университеты русского будущего. Это помимо самолетов и космических кораблей Третьего тысячелетия. Именно в этих фильмах могли бы показать свои таланты русские модельеры одежды и молодые архитекторы, философы и социальные мыслители. Ефремов, Булычев, Якубовский, Злотников, ранние Стругацкие, Савченко, Альтов – все они оставили нам за последние 70 лет золотые россыпи еще не экранизированных сюжетов. Самые захватывающие истории. Тот же Савченко еще в 1971-м описал мир наносборки и копирования живых существ. Задолго до Дрекслера или «Облачного атласа».

Я бы сделал могучее производство блокбастеров русской кинофантастики своеобразным психоисторическим проектом в нынешней России. Идущим параллельно с новой индустриализацией, с новой научно-промышленной революцией. Думаю, только так мы сможем воспитать новое поколение русских, не раболепствующих перед Западом. Способных самостоятельно порождать мировые тенденции и течения. Мы создадим свой план Грядущего, соответствующий русским национальным традициям, исконным идеалам. Должна появиться на Земле сила, которая покажет, что высочайшие достижения в науке и технике можно сочетать не с тотальным разложением, а с классическими моралью и нравственностью.

Когда в последний раз русские снимали кинофантастику мирового уровня? «Планету бурь» Павла Клушанцева в 1961-м. Быть может, «Солярис» Тарковского в 1972-м. Пришло время прервать затянувшуюся паузу. Ей-богу, это поважнее футбольных чемпионатов. И кстати, дешевле.

И тогда падет вековое проклятье русской вторичности. Русской умственной несамостоятельности.

Но кино всего лишь начало национального исцеления от страха перед Будущим. Презираю тех, кто сегодня бессильно ноет: «Да что мы можем делать-то, кроме как нефть и газ добывать да за валюту за границу сбывать? У нас ничего нет, наша наука беспомощна…»! Я-то прекрасно знаю, что даже новую холодную войну с Западом, начатую в 2014 году, можно превратить в ускоритель развития России. Даже свой ответ на западные санкции возможно сделать не банальным «импортозамещением», а потрясением основ, подрывными инновациями и нанесением тяжелейших «бесконтактных» ударов по Западу. Дело только в собственном умении думать, изобретать и творить.

Хотите, я вам примеры приведу?

Инновационная агрессия в стиле «Илья Муромец»

Посмотрите на нынешнюю ситуацию. Итак, после начала Крымско-Донбасской войны началась война санкций между РФ и Западом. Но на отечественные контрсанкции смотреть без жалости невозможно. Ах, мы не будем покупать ваших яблочек, сыров, шоколада и цветов! И все?

На самом деле западная монополия на научно-технический прогресс давно нуждается в грубом, даже брутальном нарушении. Нужен кто-то, кто ворвется на сцену и покажет: чтобы творить и показывать чудеса технологий, не обязательно учинять культ педерастии и выставлять в картинных галереях кучки дерьма. Некий добрый геополитический молодец должен предъявить то, что лучше западного. То, что решает те проблемы, перед коими пасуют даже страны Золотого миллиарда.

В свое время такой альтернативой западной модели прогресса (НТР плюс декаданс) выступали СССР (но лишь отчасти!), Германия первой половины ХХ века и современные ей Японская империя с Италией. Пример не очень контрастный, ибо Запад тех времен по сравнению с нынешним Послезападом просто край пуританства и чуть не фашизма. Однако это все-таки некая иллюстрация. При этом все эти альтернативы с 1945 по 1991 год оказались уничтоженными. Современный Китай еще слишком робок: он пока идет по пути старательного копирования западных достижений.

А есть ли возможность создать впечатляющее русское Иное? Есть. Приведу очень простой пример. Скажем, на Западе считается, что гепатит С невозможно вылечить. Можно, используя набор лекарств в 60 тысяч долларов, лишь залечить страшную болезнь. И нет иных снадобий от нее, кроме интерферона и рибоверина, каковые и действуют-то не всегда!

Считается, что грядет эра новых глобальных эпидемий. Потому что повальное употребление антибиотиков, уничтожающих болезнетворные бактерии, сначала перевела старые болезни в новую вирусную форму. А против вирусов антибиотики бессильны. Но в последнее время и бактерии, обмениваясь генетической информацией, стали устойчивыми к антибиотическим лекарствам. Наконец, был открыт третий вид болезнетворных агентов, меньших, чем вирусы, – прионов. А вот от них, как утверждает западная наука, лекарств вообще нет.

А вот русские все это опровергают. У меня на столе – груда патентов и материалов из двух десятков научных центров РФ, из институтов Академии меднаук, тянущих на сенсацию. Итак, с 2000 до 2007 год русские исследователи (команда Алексея Чистякова из компании «Березовый мир») установила, что содержащийся в березовой коре бетулин творит чудеса. Читаю справки и письма из Института вирусологии и ЦНИИ туберкулеза РАМН. Оказывается, лекарства на основе бетулина и вообще экстрактов из березовой коры могут излечивать страшный гепатит С, причем быстрее и намного дешевле, чем западные синтетические лекарства. За неполную тысячу долларов вместо шестидесяти тысяч. Подобные же бетулиновые (на основе экстракта бересты) лекарства способны лечить самые страшные формы туберкулеза, устойчивые к «мировому» набору синтетических лекарств, практически неизменному с 1964 года, и распространяющиеся воздушно-капельным путем. Да что там: эти же снадобья позволяют не заражаться чахоткой! Они работают как профилактическое средство.

«Березовый мир» за много лет работы смог совершить прорыв, сравнимый с тем, что когда-то сделал великий Флеминг, извлекший из плесени пенициллин. И создавший целый мир антибиотиков.

Если говорить вкратце, то выяснилось, что средства с экстрактом из бересты обладают способностью бороться с прионами. С вирусами – само собой. Это решает проблему эффективной борьбы со стремительно мутирующими гриппозными инфекциями. Тот же бетулин – это еще и мощный иммуномодулятор (усилитель защитных сил организма). Он же и мощный антиоксидант на внутриклеточном уровне (замедление старения). С бетулиновыми препаратами и химиотерапия становится не такой страшной для человека. Некоторые препараты могут сократить потребление кислорода мышцами на 25 %, и это – отличное средство для подводников, аквалангистов, спортсменов, военных. И так далее.

Причем отправной точкой для исследований послужили, по словам А. Чистякова, загадки народного применения бересты. Почему русские издревле хранили съестное в коробах и туесках из бересты? И оно долго не портилось? Почему наши предки любили намазывать красную икру на бересту? Почему поморы настаивали водку на бересте? Копнули – и открыли целый удивительный мир. По сути дела, можно создать фармацевтическую компанию мирового уровня, выбрасывая на рынки всего света дешевые лекарства и биоактивные добавки, способные радикально лечить гепатит С и туберкулез, гриппы и парагриппы, «коровье бешенство», рак и даже старение. И ничего не попишешь: все это подтверждено научными экспертизами и хорошо поставленными опытами.

Попробуйте сказать это типичному российскому интеллигенту, городскому «креаклу» или отечественному чиновнику. Они же презрительно расхохочутся: «Чего? Из березы? Может, еще квасом и лаптями лечить предложите, водкой и балалайкой?». И ничем это национальное неверие в себя не прошибешь. Проще, кажется, таким смердяковым головы отрывать, чем просветлять их умы.

Ибо все, что я описываю, было обнаружено «Березовым миром» за 2000–2014 годы. Защищено множеством международных патентов. Препараты производятся фирмой промышленно. Казалось бы, как минимум с 2007 года в Российской Федерации должна возникнуть фармацевтическая корпорация мирового уровня, ворочающая миллиардами и славная от Москвы до Меланезии. Сметающая с пути западные архидорогие и недейственные лекарства.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное