Максим Долгов.

Кровные узы. Часть вторая



скачать книгу бесплатно

Редактор Сергей Крутиков

Корректор Александра Ильина

Иллюстратор Артём Королёв


© Максим Долгов, 2017

© Артём Королёв, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4485-2832-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

На собственной крови

Здесь было постоянно темно. Невозможно было даже понять, день сейчас или ночь. Каменные стены, окружающие со всех сторон, непрерывно источали влагу, словно вода просачивалась сквозь них, пробираясь из почвы внутрь темницы. Сырость, сковывала дыхание, вонзаясь в легкие смесью запахов гниения и чёрной плесени. Но ужаснее всего был холод. Он нёс с собой сильную дрожь, распространявшуюся по всему телу, от неё звенели даже натянутые цепи оков.

Постоянное обескровливание, которому подвергался Нестеров Борис, обернулось для него состоянием бреда. Впадая в беспамятство, он блуждал по лабиринтам собственной памяти, возвращаясь в реальность лишь в те моменты, когда огонь свечи, озаряя помещение, предзнаменовал появление новых глубоких порезов на руках.

Почти осязаемая темнота, окружавшая пленника со всех сторон, становилась настолько густой, что казалась материальной. Она превратилась в нечто похожее на субстанцию, состоящую из огромного количества мелких частиц. Казалось, если бы Нестеров смог протянуть руку, то его пальцы, утонули бы в них, ощущая мельчайшие прикосновения.

За годы службы в тайной канцелярии, ему приходилось видеть многие пытки, но то, что происходило в поместье Звягинцева, превосходило по своей жестокости даже инквизицию. Конюх Матвей, встретившийся мужчине в таверне, предупреждал, рассказывая совершенно дикие истории о двух сёстрах-близнецах, держащих в страхе всю округу. И Борис Васильевич, продолжил свой путь, пробираясь через лесные чащи в поместье, держась на чеку и не подозревая о том, в какой ад ему предстоит попасть.

Он был направлен в края близь Царицына, по приказу Его Превосходительства, начальника тайной экспедиции. Расследование исчезновения представителей знатного рода Звягинцевых зашло в тупик и Нестеров прибыл прямиком из первопрестольного града, чтобы на месте разобраться в происходящем.

В 1762 году, ровно тридцать семь лет назад, тайную канцелярию упразднили. Но в том же году восстановили и переименовали. Это дало возможность простым людям обрести веру в ликвидацию государственного органа власти, получившего имя «Русская Инквизиция». Но в тайных кулуарах, агенты канцелярии продолжали всё сильнее углубляться в дела, нерешаемые ни одним другим государственным органом.

Нынешнее преобразование канцелярии, сменило её образ деятельности, создав самый засекреченный департамент Царской России. Нестеров Борис Васильевич, был лучшим её агентом, он лично принимал участие в допросах и расследованиях дел. Часто приходилось ему встречаться с вопиющими и пугающими делами, но всякий раз Нестеров быстро и безошибочно определял виновников, после чего получение признания становилось делом времени.

Но дело Звягинцева Афанасия Ивановича превратилось в тяжелую задачу и, пробираясь через заснеженный лес к поместью, Нестеров не предполагал с чем ему придётся столкнуться.


***

Оставив возницу и забрав с собой саквояж, в котором он перевозил всё самое необходимое для дальних поездок, Нестеров побрёл по дороге в сторону поместья, вспоминая рассказ бывшего конюха. Странная история о том, как маленькие девочки вырезали практически всех, кто обитал в этих краях, звучала в его голове не правдоподобнее старых сказок. Но долгая служба в канцелярии, обязывала быть аккуратным и предусмотрительным. Необходимо было всегда прислушиваться даже к самым невероятным историям, чтобы проанализировать их, найти то самое зерно, из которого прорастает правда. А правда существует повсюду, необходимо только суметь найти её.

Он вынул из кармана платок с вышитыми на нём голубыми нитками инициалами «ЗЕА» и посмотрел в сторону здания, заостренные крыши которого возвышались над деревьями. На фоне серого неба оно выглядело брошенным, старым, словно средневековая постройка, давно оставленная людьми. Нестеров, остановился, оглядываясь вокруг. Если слова конюха Матвея хотя бы на четверть состоят из правды, то предусмотрительность не будет лишней. Идти напрямую в усадьбу через парадный вход будет слишком рискованно, а если обойти стороной и вначале присмотреться к окрестностям, то удастся немного разобраться в происходящем.

Нестеров, сошёл с дороги и углубился в лес, пробираясь по сугробам, порой утопая в них по колено. Ветер раскачивал верхушки деревьев, где недовольные вороны, вылетая из гнёзд, поднимали над головой настоящий гул. Закутавшись в шарф, Борис пробрался через кустарник можжевельника и, как только впереди показались конюшни, остановился, прячась за деревом.

Отсюда поместье было хорошо видно. Весь задний двор просматривался, словно на ладони и, если бы не лютые морозы, которые в этих краях свирепствуют в ночное время суток, слежку за усадьбой можно было бы растянуть на несколько дней. Нестеров стянул кожаные перчатки и принялся дыханием согревать руки. По словам конюха, именно в этой конюшне и произошло то ужасное событие, которое крестьянин запомнил на всю свою жизнь. Наверное, он рассказал каждому в поселке о том, как две маленькие девочки, обескровили скакуна, вспоров тому шею. От одной этой мысли, мурашки бежали по коже, но не следует забывать и о том, что у страха глаза велики. Конюх мог и приврать.

Спустя час наблюдений, на протяжении которого на заднем дворе поместья не показалось ни одной живой души, Нестеров решил пробраться в конюшню. Дом в действительности, как и рассказывали местные жители, выглядел брошенным. Ни людей, ни животных, не было ни видно, ни слышно. А ведь Афанасий Иванович, славился как заядлый охотник и помимо лошадей имел целую свору гончих псов, лай которых должен был быть слышен ещё на подступах к поместью. Нестеров вышел из своего укрытия и, поглядывая в сторону трехэтажного дома, поспешил к конюшням, осторожно пробираясь мимо хозяйственных построек. Выпавший с раннего утра снег выровнял поверхность двора, превратив её в идеально ровное, сплошное покрывало, искрящееся в лучах солнечного света. Видимо, в действительности поместье пустовало до такой степени, что даже работающие в доме слуги не имели причин приходить к хозяйственным постройкам.

Пройдя мимо дровника, полностью заполненного поленьями, Нестеров замедлил шаг, заметив возле постройки возвышающийся продолговатый холмик, под ним явно что-то было. Борис, присев на корточки, принялся раскапывать снег. Он работал старательно до тех пор, пока не добрался до своей находки, увидев которую, агент тайной канцелярии резко отдёрнул руки, словно боясь подхватить заразу. Вмёрзший в землю труп собаки, с иссохшим телом и выпученными остекленевшими глазами, смотрел на мужчину, словно в немом предупреждении о необходимости покинуть эти места, где даже погибшую псину не удосуживаются предать земле. Теперь этот гончий пес, до недавнего времени похороненый под снегом, был обречён по весне стать кормом для ворон и диких животных.

Нестеров поднялся на ноги и поспешил в конюшню. Постепенно его сомнения стали сменяться тревогой. Внутренний голос всё отчётливее твердил о необходимости проявлять максимальную аккуратность. Труп собаки, говорил о многих вещах, которые могли твориться здесь. Он, словно предзнаменование опасности, оказался на пути Нестерова и любой другой человек, получив такой знак, повернул бы обратно.

Войдя в затенённую от солнечного света конюшню, Нестеров ощутил сильный смрад и, выхватив из кармана носовой платок, приложил его к лицу. Тяжело дыша, он медленным шагом направился по застеленной соломой земле к стойлам. Заглянув в первое, Борис увидел практически разложившееся тело лошади. Её шея была неестественным образом изогнута, как будто животному переломили позвонки. Кожа лошади давно загрубела, местами провалившись между рёбрами. Мужчина несколько минут изучал взглядом труп, затем перешёл к следующему стойлу, в котором увидел примерно такую же картину только теперь шея у скакуна была разорвана. Всё это походило на систематическое истребление животных, которые день за днём ожидали своей смерти, словно узники в царских казематах, приговорённые к высшей мере наказания. Несмотря на то, что Нестерову за годы службы доводилось повидать достаточно многое, картина с лошадьми всё же вывела его из равновесия. В чём могла быть причина истребления поголовья скота, таким варварским способом? Или всё-таки конюх Матвей не врал, рассказывая свою историю всякому незнакомцу, готовому оплатить его выпивку?

Агент тайной канцелярии вернулся к выходу из конюшни, не желая больше осматривать тела животных. Давясь смрадным воздухом, он выскочил на улицу, но тут же замер в оцепенении. Весь снег, покрывавший идеально ровным белым полотном задний двор поместья, был истоптан сотнями следов и местами взрыхлён до промёрзшей земли. Цепочка следов тянулась до здания, где в одном из окон был виден блеск отражённых солнечных лучей.


***

Очнувшись от очередного кошмарного сна, он открыл глаза, вновь осознав своё плачевное состояние.

Каменные стены по-прежнему окружали его со всех сторон чёрными глыбами, а холод вызывал дрожь по всему телу. Так долго его ещё никогда не оставляли в заточении одного. В первое время Нестеров мог даже проследить определённую последовательность появления служанки с испуганным взглядом, бегающим по его телу в поисках нетронутого места. Поставив на каменный пол свечу, женщина вынимала небольшой, остро наточенный нож и делала порез на его теле, преимущественно в таком месте, где невозможно было повредить крупные вены. Когда кровь начинала сочиться, она подставляла глиняный сосуд, на дне которого был насыпан некий белый порошок, который, видимо, помогал избегать быстрого свёртывания крови. Наполнив чашку до краёв, женщина, не обращая внимания на вопросы Нестерова, уходила, оставляя мужчину одного в темноте. Он кричал ей в след, испуганный, подавленный и теряющий силы от опустошающей тело процедуры. Иногда она возвращалась почти сразу и приносила скудную пищу, которой с рук кормила узника, поддерживая остатки жизненных сил в его теле. Так продолжалось долгое время, а когда Нестеров стал терять чувство реальности, он уже не мог контролировать ни время ни количество кровопусканий. Он просто висел на цепях, закованный в кандалы, словно тряпичная кукла, оставив попытки вырваться из железных оков.

Теперь визиты закончились, лишь пару раз она кормила его похлёбкой с полусырыми овощами, а затем наступило время длительного ожидания. Постепенно тело Нестерова возвращалось к жизни, чудом выжив после чудовищных мучений. Борис вновь обрёл потребность в еде, движении и в свободе. Отчаяние, которое уже поглотило его разум, рассеивалось, сменяясь жаждой жизни и мыслями о том, как вырваться из плена. Они терзали его ежеминутно.

Нестеров вновь кричал, взывая о помощи, надрывал измученные мышцы, стараясь вырвать крепления из каменных стен. Он пытался найти хотя бы малейший способ обрести свободу и когда впал в агонию ярости и понимания, что конец близок, огонь свечи вновь осветил его темницу, оповещая о возвращении молчаливого и кроткого мучителя.

Женщина вошла в помещение, с удивлением глядя на Нестерова, словно на человека вернувшегося в того света. Она была высокой, но очень худой, одетая в старые одежды, которые принадлежали служанке. Все её действия и слова только подчеркивали плачевное положение, в котором она находилась.

– Вы вернулись, – прохрипел Нестеров, заметив, что помимо свечи в её руках не было ни сосуда для сбора крови, ни тарелки с едой.

– Я давно решила, что Вы уже мертвы, сударь, – сказала она, не сводя взгляда с его обнажённого, изрезанного тела, раны на котором, медленно затягиваясь, местами гноились.

– Я жив, как бы Вам не хотелось обратного, – ответил он, гневно глядя на свою мучительницу. С первого дня своего появления в поместье, Нестеров познакомился с этой особой, но так и не узнал её имени. К тому же его относительно спокойное пребывание в качестве гостя длилось очень недолго – Борис очень быстро превратился из человека задающего вопросы в пленника. Его одаривали лишь молчаливым равнодушием, сопровождаемым бесконечными пытками.

– Не говорите так, – взмолилась она, сделав шаг ближе. – Я не по своей воле делала это с Вами.

На её глазах выступили слезы и женщина, прикусив губу, словно опасаясь собственных слов, отвела взгляд в сторону. Она держала руки перед собой, сжимая пальцами свечу и Нестеров замёрзшим телом, ощущал этот небольшой источник тепла и изо всех сил цеплялся за него, как за спасательный круг.

– Освободите меня, – прошептал он, тяжело дыша и не сводя взгляда с женщины, – долго мне здесь не продержаться. Или убейте, нож ведь всё ещё при Вас?

Она с испугом посмотрела на Нестерова, затем обернулась в сторону двери, словно за ней кто-то мог находиться и подслушивать их разговор.

– Я не могу, – прошептала она в ответ и сделала несколько шагов назад, отстранившись от узника.

– Эти исчадия ада, где они? – спросил Нестеров, имея в виду сестёр Елизавету и Екатерину, которые вогнали его в кандалы, заточив под землёй своего проклятого поместья. Женщина вновь испуганно посмотрела на мужчину и ответила дрогнувшим голосом:

– Я не знаю. Их нет уже несколько дней, с тех пор как…

Она замолчала, а свет свечи начал плясать по стенам, потому что её руку вдруг начали дрожать. Нестеров молча продолжал наблюдать за женщиной, видя как в её душе происходит борьба. Ставшая невольной заложницей обстоятельств, она несла свою страшную службу тем, кто уже давно потерял человеческий облик, но при этом, в ней всё ещё теплилось то человеческое начало, которое называют состраданием. Нестеров смотрел на своего мучителя и взглядом призывал к снисхождению, находя только в этом своё спасение.

Она посмотрела на Бориса и добавила, испуганно, почти неслышным голосом:

– С тех пор как у них закончилась еда.

– А как же моя кровь, ведь я ещё жив?

Женщина чуть улыбнулась, словно новость о возвращении узника в мир живых, действительно радовала её.

– Мы решили, что Вы, сударь, мертвы. В последний раз, когда я приходила к Вам, Вы были уже практически бездыханны. Но, по всей видимости, я ошиблась.

– Тогда освободите меня, пока есть время и мы уберёмся отсюда!

Женщина вновь испуганно посмотрела в сторону двери. Агенту тайной канцелярии показалось, что она постоянно ждала чьего-то появления, но это был всего лишь страх, который владел её бедным разумом, превратив жизнь в постоянную оглядку назад.

– Я не знаю…

– Сделайте это, молю Вас и я смогу помочь Вам.

Она вопросительно и даже с тенью надежды посмотрела на мужчину, совершенно не ожидая от него подобных слов. Он был почти мертв всего несколько дней назад, а сейчас обещал невозможное.

– Каким образом, сударь?

– Я – агент тайной канцелярии и, если мы доберёмся до ближайшего поселения, то там получим защиту. Гарантирую Вам.

– Тайная канцелярия была упразднена, это знает каждый… – начала она, но, увидев как Нестеров отрицательно качает головой, замолчала.

– Лишь только для вас, – пробормотал он, натянув оковы, так, чтобы цепи зазвенев, дали о себе знать, словно подталкивая женщину к принятию решения. Она ещё несколько секунд смотрела на узника и в её глазах отблески свечи сияли как островок надежды и веры в правильность принятого решения.

– Я только схожу за ключами от замков, – прошептала, наконец, она и, удалившись, оставила мужчину в темноте. Он продолжал ждать, не сводя взгляда с двери, изо всех сил веря, что она вернётся.


***

Выйдя из конюшни, Нестеров оглядел взрыхлённый снег, пытаясь понять, кому под силу за такой короткий промежуток времени совершить такое, но звонкий детских смех, раздавшийся в воздухе, заставил содрогнуться всем телом. Словно где-то совсем близко, среди заброшенных построек играли дети.

Борис, обернувшись по сторонам, в поисках того, кто мог быть с ним рядом, ощутил чьё-то присутствие. Он практически кожей, почувствовал, как нечто зловещее обитает в этих краях и зашедшее за плотную тучу солнце, погрузив землю в полумрак тени, открыло для него истинное лицо правды поместья Звягинцевых.

– Добрый день. Я вижу, Вы нашли мой платок, – прозвучал детский голосок у него за спиной.

Он обернулся и увидел перед собой девочку лет десяти, её золотые кудрявые волосы падали на плечи, выбиваясь из-под головного убора, а красивое тёмно-синего цвета пальто было идеально чистым, новым и создавало образ маленькой леди.

Нестеров посмотрел на вышитый узорами платок с инициалами «ЗЕА» и, не спеша вернуть его владелице, сказал:

– Я нашёл его вдали от дома. Буду рад вернуть его Вам.

Девочка улыбнулась и, кокетливо склонив голову набок, махнула мужчине рукой, приглашая следовать за ней. Она направилась через двор к поместью и Нестерову ничего не оставалось, как последовать за ребёнком. Он вновь вспомнил слова конюха Матвея, но теперь, увидев это прекрасное дитя, даже не мог себе представить, как столь нежное создание убивает породистого скакуна.

Возможно, причины падения хозяйства Звягинцева на самом деле таились совершенно в другом, а рассказы местных крестьян, не более, чем глупые суеверия. Деревенские рассказчики – не самые лучшие информаторы и попадись этот конюх вновь Нестерову на пути, то тут же получит по зубам за свои лживые слова.

– Что случилось с лошадьми? – спросил Борис.

Не оборачиваясь, юная особа, со скорбью в голосе, ответила:

– Болезнь. Папенька говорит, что это чума.

– Чума?

Нестеров обернулся назад, недоумевая, отчего тогда трупы животных не были сожжены вместе с конюшней, но решил задать эти вопросы старшему представителю семейства, а не ребёнку.

– А Вы к нам зачем прибыли и каким образом оказались возле конюшен? – в свою очередь задала вопрос девочка, когда они уже почти подошли к дому. Нестеров усмехнулся такому проявлению любопытства и ответил, проходя в открытую дверь:

– Об этом мне хотелось бы поговорить с Вашим отцом, Звягинцевым Афанасием Ивановичем.

Они вошли в дом и Борис, оглядевшись вокруг, заметил, что изнутри дом выглядит столь же плачевно, как и снаружи. Здесь давно не убирались комнаты, в углах разрослась паутина, да к тому же здание было совершенно непротопленным.

– Папенька уехал до конца дня вместе с моими братьями, – девочка, всё ещё улыбаясь своей неотразимой улыбкой, предложила гостю сесть в кресло каминного зала. – Поэтому мы с сестрой и прислугой, сегодня одни.

– А ваша матушка? – спросил Нестеров, поставив саквояж рядом с собой на пол. Мужчина взглядом продолжал изучать поместье, вникая в детали интерьера и у него возникало много вопросов, которые хотелось бы адресовать самому помещику Звягинцеву. Но, не успев более ничего спросить, он услышал со стороны лестницы не менее ангельский голос:

– Матушка наша скоропостижно скончалась в прошлом месяце, ровно, как и брат.

Агент тайной канцелярии обернулся и увидел ещё одну девочку, бывшую точной копией своей золотоволосой спутницы. Одетая в фиолетовое платье, она выглядела не менее мило и обворожительно, чем сестра. Её тёмные волосы аккуратными, ровными прядями лежали на плечах, обрамляя белое, красивое лицо. Руки девочки были скрыты высокими до локтей перчатками, цветом и узорами подстать платью.

Мужчина поднялся на ноги и, поприветствовав хозяйку коротким поклоном, сказал:

– Приношу свои соболезнования вашей утрате и, так понимаю, что вы и есть Екатерина и Елизавета?

Девочки быстро переглянулись и, улыбнувшись гостю, сели на софу, не сводя с мужчины любопытных взглядов.

– В чём цель Вашего визита к нам? – спросила девочка в фиолетовом платье и, судя по тому, что инициалы обеих сестер абсолютно одинаковые, различить их можно было, лишь только по цвету волос и разным одеждам.

– Этот разговор я могу вести только с вашим отцом, – Нестеров улыбнулся и отметил, что смотревшие на него детские глаза блеснули в ответ огнём презрения, от которого мужчина немного растерялся. Было очень неожиданно наблюдать вдруг такое сильное изменение в лицах сестёр. Словно своими словами он мог кинуть им оскорбление.

– Не желаете ли с дороги, чего-нибудь горячего? – спросила девочка с золотыми волосами, взяв со столика, стоявшего возле софы, позолоченный колокольчик. Она принялась звонить им и в каминной комнате появилась высокая женщина. Мельком взглянув на гостя, она остановилась в дверях, ожидая распоряжений.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2