Максим Бондарчук.

Научиться любить 2



скачать книгу бесплатно


Очнулась уже глубокой ночью. В той самой постели, где она когда-то давно, еще до тех страшных времен ее ухода из родных земель и погружения в совершенно иную жизнь. Все тело жутко болело: ноги, руки, особенно таз, где сейчас все еще нестерпимо покалывало, но было уже гораздо легче.

Она слегка приподнялась на руках, сонными глазами, еще толком не разобравшими что вокруг нее находится, осмотрела помещение и вскоре увидела небольшую кроватку всего в каких-то паре шагов от нее.

Ни Шахгара, ни прислуги, ни охранников сейчас здесь не было. Может быть снаружи, с другой стороны массивных деревянных дверей они все еще стоят, бдительно охраняя сон своей королевы и их будущего короля.

Лориэль встала с кровати и все еще слабая, но сделал несколько шагов в сторону накрытой белых покрывалом кроватки. Немного подождав, как бы прислушиваясь к звукам ночи, она еще более уверенней приблизилась к ней и аккуратно, стараясь не разбудить спящего ребенка, заглянула туда.

Он был там. Мирно спал держа у рта свой не по-детски большой палец. Настоящий орк с едва различимыми человеческими чертами, он был гораздо больше обычных детей в таком маленьком, младенческом возрасте. Гораздо больше, гораздо сильнее, даже сейчас в нем чувствовалась сила, которая была дарована ему той частью мужского начала, что вкупе с ее дал такой странный, но все равно дорогой ее сердцу результат. Сила еще не раскрытая, но таившаяся внутри него и что вскоре, когда он подрастет, должна была выплеснуться наружу.

Лориэль тихонько погладила его – он едва шевельнулся, но спустя мгновение опять погрузился в глубокий сон.

Прошлое теперь было для нее пройденным этапом. Глядя на него, на своего сына, женщина твердила себе, что все было не напрасно, что каждая капелька ее слез и ее крови, потраченных в том долгом и тяжелом походе, словно дар для высших богов, оказали свое влияние на исход последних событий. Да, она была другой, но ей удалось преломить себя и свое женское, человеческое и слабое начало, чтобы выжить в том прошлом, о котором она сейчас старалась думать как можно меньше.

Из окна теперь открывался другой вид. Женщина подошла к нему, распахнула руками и свежий, прохладный воздух, не чета тому, что царил в жаркой пустыне почти весь день, хлынул прямо в комнату.

Она вдыхала его и наслаждалась им. Такой приятный, такой родной, что не было ничего более прекрасного в этот миг, когда Лориэль всей своей грудью вдыхала его в себя.

Странно все это было. Она смотрела вперед, прямо на те места, где всего несколько дней назад кипела кровопролитная битва и гибли воины с обеих сторон, чтобы в очередной раз поймать себя на мысли, что она все еще не осознает какой ценой ей далось это возвращение. Орки все время были с ней, рядом с людьми, рядом в каждом доме и на каждом углу, она твердо решила для себя, что сделает все возможное, чтобы люди и орки, какими бы разными они не были внешне и внутренне – жили вместе в мире и согласии. Быть может на это уйдет ни одно десятилетие, родятся новые люди, новые орки, может быть кто-то из женщин повторит ее судьбу и родить от другого орка, положив начало по-настоящему новому народу, что соединит в себе все самое лучшее и худшее от обеих рас.

Но она сделает все, чтобы больше никогда кровь не пролилась на ее земле и никому не выпала участь покинуть родные края по воле беспристрастного рока.

Женщина вернулась к себе на кровать. Еще раз посмотрев на маленького ребенка, мирно спавшего у себя в накрытом детском ложе, она с терзаниями в сердце наконец смогла заснуть сама.

Ей снился дом – прежний. Пустыня, жаркое солнце, обжигавшее ее хрупкое тело, жуткие песчаные бури, шипевшие из покрытых паутиной пещер Арха. Это и многое другое теперь стало неотъемлемой частью ее жизни. Оно будет с ней навсегда. Как бы она того не хотела, как бы не противилась всему произошедшему – память уже никогда не забудет всего этого.

Сон теперь стал для нее лишь временем, проводимым меду ночью и днем. Она едва ли могла отдохнуть. Ноги все так же ломило, тело, истощенной столь сложной беременностью и не менее трудными родами, теперь очень долго восстанавливалось. Ей даже казалось, будто все годы ее жизни в одночасье свалились на нее как груда тяжелых камней, раздробив кости и превратив все в одну сплошную кашу.

На утро пришел охранник. Смуглый орк, из тех самых диких, что стали теперь для всего клана одной из его частью, вошел в покои королевы и немного подождав, когда та проснется, объявил о встрече с Шахгаром.

Теперь он был весь в делах. Несмотря на победу и ту радость, что сопровождала всех после взятия замка и казни предателей с остатками прибывших с севера войск, дела в королевстве шли очень нескладно. Мирное население тяжело восприняло новость о возвращении орков. Едва освободившись от их правления и почти забыв о том, каково это работать на чужаков, требовавших только одного – подчинения, крестьяне опять попали в западню, откуда не было выхода. Ощущение бунта буквально висело в воздухе. Каждый, кто теперь жил и работал рядом с орками, был готов взорваться гневом и наброситься на грозного воина, несмотря на полное превосходство последнего над любым из крестьян. Только лишь королева, законная наследница престола Лориэль, дочь Троя, казненного предателем Гирмом в надежде занять его трон, не давала крестьянскому бунту вспыхнуть на землях долин.

Женщина встал с кровати, оделась так быстро насколько ей позволяло сегодняшнее самочувствие и, предварительно посмотрев на спящего сына, вышла из комнаты. Внутрь забежал высокая орчиха. Няня, нанятая приказом Шахгара следить за наследником во время отсутствия королевы, взяла на себя все обязанности по уходу младенца, пока женщина шла по каменным коридорам навстречу со своим мужем.

Шла босиком – так теперь ей было привычно. Годы жизни в пустыне и практически полное отсутствие хоть какой-либо человеческой обуви, превратили ее ступни в огрубевшую кожаную подошву, практически не чувствовавшую боли при ходьбе по не самой приятной и приспособленной для этого поверхности. Вышла вперед, быстро взглянула на собравшихся вдалеке орков и вскоре попала прямо в тронный зал, где ее уже ждали.

Он был полон и на этот раз внутри ее ждали все: и люди, и орки, таково было ее желание, когда после победы она объявила о грядущем мире между людьми и орками, чья жизнь теперь будет нераздельно сплетена в одну сплошную линию.

Шум прекратился – все молчали. Следили за идущей босоногой королевой, одетой в широкую тунику и внимательно осматривавшей всех присутствовавших сейчас в зале. Прошла еще несколько десятков шагов, после чего села рядом со своим мужем, дав отмашку гостям и купцам, продолжить свои обсуждения. Шум возобновился.

Это было очень и очень знаменательно для нее и тем более для Шахгара. Он вновь восседал на троне, завоеванном им по праву сильного, смотрел на свих слуг, на своих вассалов, явившихся сюда сразу после разгрома северян и понявших, что с новым королем, каким бы он не был внешне, лучше иметь хорошие отношения, чем пытаться противиться и, тем самым приближать смерть к своим границам. Многие цари и вельможи из дальних королевств, прознав о случившемся тут же отправили своих представителей и законных послов, чтобы представить себя нынешнему и будущему королю, чья власть и сила простиралась далеко за пределы долин и Великого океана.

Процесс обещал быть долгим, но избежать церемонии было нельзя. Толпа двигалась как единый живой организм, медленно подходя все ближе к королевской чете, чтобы затем быть отброшенной выставленной заранее охраной короля. Пульсировала, словно внутри нее текла кровь и где-то далеко билось громадное сердце, все сильнее и сильнее подталкивающее людей к высокому трону.

– Ты опоздала, – наконец сказал Шахгар и голос его был груб как в самые плохие дни. – Ты заставила их ждать, – потом замолк и перевел взгляд на нее, – ты заставила ждать меня.

Лориэль опустила глаза и лишь слегка проговорила, – Я еще слаба. Беременность забрала у меня все силы.

Но орк был непреклонен.

– Это не оправдание и ты это прекрасно понимаешь.

После, гневно сверкнув глазами, повернулся к подошедшему к нему послу.

Мужчина преклонных лет держал в своих вытянутых рукам длинный шерстяной сверток, по его словам, сшитый лучшими портными его короля.

– Настоящий подарок для будущего и нынешнего короля. Прими же это в дар и пусть каждый из этих прекрасных борентийских ковров украшает внутренние убранство твоего замка.

С этими словами он отступил и позволил своим слугам разложить у ног Шахгара все дары, с которыми он приехал из далеких земель.

Потом подошли другие, за ними третьи, и так до тех пор, пока весь пол до самого выхода не был уложен дарами и подарками, драгоценными камнями и редкой утварью. Воздух наполнился приятным ароматом благовоний и различных заморских приправ и специй. Все внутри буквально цвело от переливающихся красок драгоценностей и злата, что теперь лежали у ног короля.

Было еще много, но все это вряд ли могло вместиться в огромный тронный зал, где теперь скопилось уйма народу, глазевших на те богатства, привезенные из дальних краев в знак признания власти и силы Шахгара.

Он смотрел на них и каждый раз поднимал голову, когда его имя разлеталось в едином кличе под звуки бьющегося оружия. Орки не знали человеческих правил и каждый раз выкрикивали имя своего вождя, как только он поднимал на них свой взгляд и взмахом руки с зажатым в нем оружием, требовал от всех тишины и внимания.

Говорил не долго, как и любой орк. Не знал он многих слов, поэтому всегда обходился лишь парой предложений, где умудрялся вместить все самое важное и нужное для тех, кто сегодня присутствовал во время приема.

–Я здесь навсегда. И вы должны это понимать.

Орки радостным рычанием поддержали своего вождя, заглушив человеческие аплодисменты и дав понять кто тут настоящий хозяин.

– Предатели будут всегда. Я уверен, что они есть даже сейчас здесь, среди нас, и пусть каждый, кто слышит меня и хочет узнать, что будет с теми, кто решит что он выше меня и сильнее, посмотрит вдаль, на то самое поле, где всего несколько дней назад кипела битва.

Но все стояли на своих местах. Каждому было понятно, о чем идет речь и что тем самым хочет показать новый король. Власть для него – все. И сила, дарованная ему еще с рождения, станет для орка хорошим оружием, которым он будет удерживать ее любой ценой.


Когда церемония закончилась, люди постепенно и нехотя стали выходить наружу. Все было сделано и сегодняшний день стал для них всех и для орков в том числе отправной точкой, с которой начиналась их новая жизнь. Шахгар обещал им новый дом – и он сдержал данное им еще в пустыне слово. Теперь же оставалось воплотить задуманное и как можно быстрее придать плодородным долинам необходимый вид.

Люди вышли – внутри тронного зала осталась лишь охрана. Орк посмотрел на свою жену, на то как сильно она изменилась после беременности и какой уставший вид был сейчас на ней. Он тихонько встал – его огромное тело напряженно взыграло мускулами, подошел к ней почти вплотную и внимательно посмотрел в глаза. Его большие, все еще хищнические глаза упрямо смотрели на нее, и каждая секунда молчания все сильнее давила на женщину.

– Теперь все будет иначе, Лориэль. Мы переступили ту грань, где ошибка одного из нас ничего не может изменить. Под нашей опекой оказалось целое королевство, целых два народа, веками ненавидящие друг друга. Нам нужно сплотить усилия, чтобы в будущем больше не произошло подобных конфликтов.

Она подняла на него свой взгляд и увидела орка уже совсем с иной стороны. Теперь внутри него все больше преобладала орочья, дикая сущность, которую она так тщательно старалась вытравить из Шахгара, сделав его более человечным по отношению к другим. Но сегодняшняя церемония приема послов из дальних краев показала, что все ее усилия были напрасны. Орк остался орком даже здесь, даже спустя столько времени совместной жизни и рождения общего ребенка. Ничто не могло изменить его и внутри женщины начал копиться страх.

– И как ты собираешься осуществить все это? Каким способом?

Он вернулся на свое место. Обхватил своей толстой рукой огромный кубок с вином и в несколько глотков осушил его, стерев свободной рукой стекавшие по лицу алые капельки хмельного напитка.

– Мы слишком долго ждали этого, слишком многое поставили на кон. Я сделал выводы из тех событий, что предшествовали нашей победы и больше не допущу подобного.

– О чем ты? – вдруг громко спросила Лориэль видя как наливаются кровью и злостью глаза ее мужа.

– Это мой трон. Мое королевство. И я никому не позволю отнять его у меня.

В эту секунду в тронный зал вошел глашатай и объявил и визите очередного посла. Шахгар махнул рукой, давая понять, что прием окончен, но вдруг остановился, увидев, как перед ним возникла прекрасная высокая женщина. Она была одета в длинное арабское платье-кафтан изумрудного цвета, покрывавшее все ее тело с ног до головы и расшитое вдоль золотыми нитями. Длинные бусы обрамляли ее тонкую шею, опускавшись гроздьями на большую грудь, где среди многочисленных драгоценностей висел фамильный амулет с родовым гербом. Она прошла вперед так и не дождавшись разрешения могучего орка. Шла так легко и быстро, словно под ногами ее был воздух, а за спиной росли широкие крылья, так плавно и по-ангельски несшие ее прямиком к трону короля.

Она остановилась лишь тогда, когда Лориэль встала перед ней и громко крикнула, первой, не стерпев такой наглости за которую многих других казнили бы не задумываясь. Затем поднялся и орк, но он… он молчал, словно прикованный невидимыми нитями черных глаз, окруженных плотными ресницами.

Гостья слегка отошла назад, поддавшись крику королевы, но осталась очень близко к трону, давая грозному орку внимательно осмотреть ее как дорогую вещь, не имевшую цены и не доступную простым смертным. Затем поклонилась. Слегка. Как бы сделав одолжение всем присутствующим и тем, кто был до нее и преклонялся перед силой и могуществом нового короля.

– Меня зовут Сатифа. Я прибыла с востока. Из далеких земель, где вода дороже золота и даже короли вынуждены ходить на поклон к водоносам. Прошу извинить меня за опоздание, но погода в наших землях очень привередлива, как строптивая жена, поэтому прошу принять меня несмотря на окончание церемонии.

Она еще раз поклонилась, но не ниже того, как сделала это раньше. Затем молча стала ждать ответа. Шахгар остался неподвижен. Лориэль смотрела на него и не могла понять, что сейчас произошло с ее мужем и почему эта незнакомка так грубо нарушила установленные правила, ворвавшись в тронный зал даже не дождавшись на то разрешение.

– Почему ты молчишь?! – громко спросила она орка, отчего тот будто очнулся от сна.

– Я… что… хорошо. Пусть говорит.

Она не верила своим ушам. Всего несколько секунду назад он был готов уничтожить любого, кто посягнет на его власть, а сейчас… просто потерял над собой контроль. Женщина смотрела на орка, переводила взгляд то на него, то на стоявшую гостью, чьи глаза, черные, не имевшие зрачков, как ночь, смотрели на них и не знала, что и говорить.

Слегка пошатываясь, орк поднялся со своего трона и вытянул руку. Это был сигнал-разрешение, позволявший гостям нести свое слово, с которым они явились к королю.

Улыбка появилась на лице Сатифы.

– Я представляю могущественное королевство моего отца Сиддика, великого правителя и близкого друга самого могущественного человека на земле, чье имя позволено называть лишь в присутствии моего отца. Весть о твоей победе, Шахгар, пронеслась по нашим землям как песчаная буря и вскоре дошла до моего отца. Мы так же как и ты, вождь орков, уважаем силу и ценим людей, способных контролировать и направлять это грозное оружие. В этом есть истинное могущество любого правителя – знать, когда и в какой мере применять его.

– Чего ты хочешь?

– Мои люди принесли тебе дары: золото, серебро, лучшее оружие наших мастеров и самое главное – мир, который я хочу заключить с тобой.

– И все? – подозрительно спросила Лориэль, глядя как сверкают глаза ее мужа, не переставая смотревшие на прекрасную гостью.

Она была такой красивой, что даже женщина поймала себя на этой мысли и была готова разорвать ее и выбросить, лишь бы ее тут не было. Внутри все вспыхнуло. Едкое чувство начало наполнять ее как высохший кувшин.

Что это? Ревность? Почему она ощущало это именно сейчас? Прошло столько времени, столько женщин и девушек проходило мимо нее и мужа, и никогда не было даже малейшего намека на состояние, которое сейчас овладевало ее. Но она… она была другой. Сатифа буквально источала красоту, от которой было невозможно скрыться. Ее фигура, ее тело, стройное и извивавшееся, как змея, вползавшая на камень ранним утром, желая побыстрее погреться в лучах жаркого солнца. И глаза… Черные, как ночь, как кровь Арха, запекшаяся на рукоятке топора Шахгара. Они не имели зрачков и никогда нельзя было сказать куда сейчас в этот момент смотрит эта женщина и что скрывается за этим непроницаемым зеркалом ее души.

– Да. Все. – она немного замолчала, но после, совсем тихо, так что этого не услышали даже король с королевой, добавила, – Пока все.

После этого она развернулась и медленно вышла в открытые двери. Там ее ждала прислуга, всюду следовавшая за ней, и прежде чем скрыться за массивными дубовыми дверями, последний раз бросила черный взгляд на все еще находившегося под впечатлением Шахгара.

Лориэль была вне себя от ярости. Теперь она понимала, что так сильно вызвало ненависть и огненную ревность внутри нее. Женщина ушла, но ее запах все так же витал в этом огромном помещении и казалось сам призрак Сатифы, женщины с востока все еще был здесь, рядом с ней и с ее мужем.

Не выдержав все этого, она встала со своего трона и направилась к выходу. Орк молчал, ничего не говорили и так же молча провел ее взглядом до самых дверей, где она в сопровождении орочьей охраны, направилась обратно в свои покои. Там она встретила ту самую женщину-орка, что теперь была няней для молодого вождя и следила за всем, что так или иначе касалось ее сына. Каждый момент его жизни был у нее под контролем. Большая, с такими же массивными и сильными руками как и мужчин-орков, она была и кормилицей, и защитником в одном лице.

Увидев как королева вернулась, она отступила от кроватки, откуда уже вовсю доносились ребяческий смех. Немного грубый, едва ли напоминавший обычный детский смех, какой бывает, когда человеческий ребенок радуется появлению своей матери или лучам солнца, жарко касавшихся молодого тела. Смеялся как человек, но голос его не был таким же.

Она наклонилась к нему, погладила по головке и малыш, поддавшись инстинктам, схватил ее руку своей, так сильно сжав, что женщина невольно вскрикнула от боли, причиненной ее собственным ребенком. На крик женщины малыш рассмеялся. Маленькие клыки оголились и лицо расплылось в удивительной, но совершенно не человеческой улыбке.

– Он сильный, – сказала нянька, глядя как потирает покрасневшее место на руке, где крепко сжались пальцы будущего вождя. – Почти как и его отец. Шахгар силен и сын его будет таким же. Может даже превзойдет его по силе и могуществу. Я слышала как шептались старухи. Мать Шахгара верит, что сами боги даровали ему великое будущее и с ним великую силу. Она будет крепнуть внутри него и расти. Вы должны гордиться им.

Она сказала это и легонько коснулась ее плеча. Нянька была одной из тех орчих, что уже давно воспринимали Лориэль как свою. Даже тогда, когда не было еще ни ребенка, ни великого исхода из пустыни, ни той победы, даровавшей всем им новый дом в окружении плодородных земель и журчащих рек. Она видела в ней «свою» почти сразу, когда она появилась в лагере в сопровождении Шахгара. Просто теперь это чувство укоренилось в ней настолько, что внешний вид не играл совершенно никакой роли.

– Он совсем не похож на человека, – робко сказала она, – Я думала, что…

– Боги все решили за нас, – нянька подошла еще ближе и огромная рука легла на ее плечо. – Разве мы вправе диктовать им наши желания. Им виднее, а значит и ребенок родился таким, как им они его задумали. Пусть же все будет так, как и должно, а будущее само раскроет перед нами дорогу.

Может так, а может и нет. Женщина смотрела на своего сына и не могла понять почему ей хотелось увидеть в нем человека, а не орка. Он был силен как его отец, даже сейчас, в столь маленьком возрасте его сила была очевидна, но ей хотелось воспитать в нем именно человека. Такого какого она хотела видеть и в своем муже. Но орк и меняться никогда не будет. Она сама стала свидетелем бесполезности всех усилий. Однако сын ее все еще ребенок. Она может изменить его в лучшую сторону. Постараться заглушить дикую часть ее ребенка и слегка… очеловечить, чтобы оба народа смогли принять его как своего родного правителя. Она хотела этого и должна была хотя бы попытаться осуществить задуманное.

Ее мысли роились внутри нее и с каждой секундой все сильнее наполняли разум женщины не давая думать о чем-нибудь другом. Ребенок смеялся, глядя на нее, хохотал, оскаливался и вновь успокаивался. Он рос так быстро, что женщина не верила во все происходящее. Она думала, что все увиденное обман, что это злая шутка невидимого волшебника, заставившего время внутри этого места идти гораздо быстрее обычного, заставляя организм ее ребенка развиваться не по правилам, придуманными природой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5