Максим Башкатов.

Блокчейн на пике хайпа. Правовые риски и возможности



скачать книгу бесплатно

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИНСТИТУТ ПРАВА И РАЗВИТИЯ ВШЭ – СКОЛКОВО


Авторы:

Иванов Алексей Юрьевич (руководитель авторского коллектива) – директор Института права и развития ВШЭ – Сколково;

Башкатов Максим Леонидович – ведущий научный сотрудник Института права и развития ВШЭ – Сколково;

Галкова Екатерина Викторовна – ведущий научный сотрудник Института права и развития ВШЭ – Сколково;

Тюляев Георгий Сергеевич – младший научный сотрудник Института права и развития ВШЭ – Сколково;

Пивненко Александр Сергеевич – стажер-исследователь Института права и развития ВШЭ – Сколково


Опубликовано Издательским домом Высшей школы экономики

<https://ild.hse.ru/>

Предисловие

За период с 2009 по 2017 г. технология блокчейн стала вехой, которую нельзя игнорировать вне зависимости от позитивного или негативного отношения к ней. Капитализация рынка децентрализованных технологий растет. Спектр продуктов и услуг, предлагаемых участниками рынка, неуправляемым образом расширяется.

В 2017 г. впервые в истории цифровой экономики объем финансирования посредством первоначального предложения токенов[1]1
  Регистрируемый в блокчейне токен удостоверяет право контрагента на получение предоставления по требованию, которое существует в действительности. Не являясь активом, токен представляет собой своего рода виртуальный символ, обозначающий право требования реального актива. Передача данного «символа» свидетельствует о передаче актива.


[Закрыть]
(ICO) превысил количество средств, привлеченных в порядке венчурного финансирования. В 2017 г. блокчейн-стартапы собрали 327 млн долл. США посредством размещения токенов на ICO. Сумма средств, полученных в порядке венчурного финансирования, составила 295 млн долл. США. За период с 2016 по 2017 г. объем финансирования посредством ICO увеличился на более чем 800%[2]2
  Sunnarborg A. ICO Investments Pass VC Funding in Blockchain Market First // CoinDesk. 2017. URL: http://www.coindesk.com/ico-investments-pass-vc-funding-in-blockchain-market-first/.


[Закрыть]
.

Одним из первых ICO стал проект Mastercoin (Omni), в июле 2013 г.

получивший порядка 600 тыс. долл. США в биткойнах. В апреле 2014 г. была запущена первоначальная распродажа токенов виртуальной машины Ethereum, позиционируемой в качестве самобытной блокчейн-экосистемы для разработки новых проектов. По итогам ICO было собрано 18 млн долл. США.

Уже в июне 2017 г. проект Brave аккумулировал 35 млн долл. США посредством первоначальной распродажи токенов. В этом же месяце проект Bancor привлек 150 млн долл. США инвестиций за считанные часы, что стало крупнейшим ICO за историю существования рынка[3]3
  Castor M. Too Easy? Critics Take Aim at Ethereum Token Standard Amid ICO Boom // CoinDesk. 2017. URL: http://www.coindesk.com/too-easy-critics-take-aim-at-ethereum-token-standard-amid-ico-boom/.


[Закрыть]
. Размещение токенов обоих проектов осуществлялось на платформе виртуальной машины Ethereum[4]4
  Соответственно, возрастают и системные риски, так как рост капитализации рынка обеспечивается эволюцией цифровых платформ, в случае неполадки которых разработчики зависимых децентрализованных приложений окажутся в уязвимом положении.


[Закрыть]
.

Финансирование проектов посредством ICO представляется демократическим и практичным решением финансирования предпринимателей, позволяя предоставлять финансирование напрямую, в обход банковских требований и традиционного венчурного финансирования с привлечением фондов[5]5
  Acheson N. Back to Basics for Blockchain Tokens? // CoinDesk. 2017. URL: http://www.coindesk.com/back-basics-blockchain-tokens/.


[Закрыть]
.

Вместе с тем подобного рода непосредственное финансирование связано с рисками, сопряженными с отсутствием правовой и экономической определенности. Архитектура рынков меняется, соответственно, эволюционируют бизнес-модели, детерминированные кругом потребителей, целевым продуктом, способом и целями производства. Если бизнес-модели меняются, изменяется также структура спроса и предложения, и, как показывает практика, последствия данной динамики благоприятны далеко не всегда.

В отсутствие ясной и детализированной информации о новых финансовых инструментах их использование может быть как минимум бесполезным для бизнеса. В одиозных случаях неуправляемое предложение на рынке технологий способно навредить потребителям, обусловливая злоупотребления со стороны более информированных участников рынка. Правовой и информационный вакуум превращается, таким образом, в фактор риска. Руководящий критерий для освоения инноваций – альтернативные издержки, определяемые соотношением промышленной применимости/новизны технологии и издержками на ее внедрение, в том числе в связи с отсутствием правовой определенности[6]6
  Iansiti M., Lakhani K. R. The Truth about Blockchain // Harvard Business Review. 2017. URL: https://hbr.org/2017/01/the-truth-about-blockchain.


[Закрыть]
.

В частности, к основным рискам для потребителя, бизнеса и государства можно отнести: 1) операционные риски; 2) кредитные риски и риски волатильности; 3) системные риски; 4) технологические риски (масштабирование блоков, совместимость и версионность технологий, безопасность хранения); 5) политико-правовые риски, сопряженные с ограничениями монетарной и фискальной политики государств[7]7
  Cummings D. European Financial Regulator Believes DLT Could Benefit Securities Markets // ETHNews. 2017. URL: https://www.ethnews.com/european-financial-regulator-believes-dlt-could-benefit-securities-markets.


[Закрыть]
. В качестве примера реализации данных рисков можно привести рынок стартапов и внедрение инновационных технологий на финансовых рынках.

По классификации Harvard Business Review риски могут проявляться при частном использовании технологии для внутренних целей фирмы либо при адаптации технологии для применения ее в качестве инструмента взаимодействия участников рынка (single use/localizationy[8]8
  Iansiti М., Lakhani К. R. The Truth About Blockchain // Harvard Business Review. 2017. URL: https://hbr.org/2017/01/the-truth-about-blockchain.


[Закрыть]
. Самостоятельной ценности на данных этапах технология не имеет.

Следующий уровень реализации рисков проявляется на финансовых рынках по мере роста капитализации цифровой экономики, при увеличении оборота токенов (символизирующих активы) и виртуальных валют, т. е. при попытке участников рынка вывести привлеченные виртуальные средства в реальные активы и фиатные деньги.

Структурные риски на рынке стартапов. Приобретая токены многочисленных блокчейн-проектов, инвесторы покупают кота в мешке. Таким образом, риски цифровой экономики реализуются на уровне отдельных стартапов. Структурные риски умножаются в ходе попыток монетизации инвесторами привлеченного виртуального финансирования.

В отсутствие регулирования спроса и предложения последствия освоения технологий непредсказуемы. Число проектов, финансируемых посредством ICO, ежедневно растет, однако ни серьезность намерений разработчиков, ни перспективность проектов в условиях информационной асимметрии не поддается оценке. В условиях масштабных инвестиций в блокчейн-проекты возрастают системные риски использования новых бизнес-моделей[9]9
  Smitcoin B. Ether Price Analysis: Here’s What Just Went Down // Bitcoin Magazine. 2017. URL: https://bitcoinmagazine.com/articles/ether-price-analysis-heres-what-just-went-down/.


[Закрыть]
. Так, экономический провал одного проекта ставит под удар репутацию всей цифровой платформы, блокчейн которой использовался для привлечения финансирования[10]10
  См. опыт создания первой в своем роде децентрализованной автономной организации The DAO.


[Закрыть]
. В частности, если реализуемость многочисленных блокчейн-проектов не поддается разумной оценке, спрос начинает формироваться вслепую. Например, в основу формирования спроса могут ложиться неценовые факторы, основанные на иррациональных ожиданиях потребителей и конъюнктурной подаче проектов. При этом спрос и предложение неуправляемы, и, соответственно, смягчить эффекты от масштаба нельзя.

Технические ошибки, обусловленные неопределенностью, ведут к негативным для рынка последствиям, механизмов сглаживания которых не существует[11]11
  Например, ввиду технической ошибки на криптовалютной бирже цена виртуальной валюты Ethereum упала за один день с более чем 300 долл, до 13 долл. США. Следствием ошибки стало вынужденное приостановление операций криптовалютными биржами и криптовалютными кошельками (например, Coinbase) и, соответственно, краткосрочное падение рынка. Bovaird С. S 13: Ether Prices Plunge in GDAX Exchange Flash Crash // CoinDesk. 2017. URL: http://www.coindesk.com/13-ethereum-ether-prices-plunge-2500-gdax-exchange-flash-crash/.


[Закрыть]
. Стартапов становится больше. Соответственно, увеличивается объем информации о состоянии рынка. Информационный зазор между профессиональными участниками рынка (в том числе крупными инвесторами, инициаторами ICO) и потребителями расширяется, так как в значительном числе случаев информация носит неясный и недоступный характер. В условиях асимметрии информации сугубо количественный анализ не способен выявить риски, раскрываемые экспертизой в ходе изучения рынка, фирм и предлагаемых ими продуктов.

Наиболее очевидный случай информационной асимметрии представляет собой неясность программного кода для потребителей. При этом даже если записи в блокчейне по умолчанию достоверны и фальсифицировать их невозможно, программный код все еще очень просто подделать. При проведении ICO финансирование привлекается без рабочей компиляции программного обеспечения, а подчас и при отсутствии кода. Формальных требований к раскрытию информации не существует, и поэтому барьеры входа на рынок достаточно низки – финансирование может быть привлечено под несуществующий и, более того, нереализуемый проект. К примеру, количество токенов может быть увеличено путем несанкционированных изменений в программный код. Произвольно генерировать токены цифровых платформ, на которых сегодня создаются стартапы, может быть значительно проще, чем кажется[12]12
  Castor M. Too Easy? Critics Take Aim at Ethereum Token Standard Amid ICO Boom // CoinDesk. 2017. URL: http://www.coindesk.com/too-easy-critics-take-aim-at-ethereum-token-standard-amid-ico-boom/.


[Закрыть]
. Более того, в основу цифровых платформ положен открытый код, повышающий вероятность хакерских атак и несанкционированного выведения средств потребителей[13]13
  К примерам наиболее масштабных атак относится взлом децентрализованной автономной организации The DAO (утрачено порядка 60 млн долл. США в эквиваленте криптовалюты Ethereum), криптовалютной биржи Bitfinex (утрачено 72 млн долл. США в эквиваленте криптовалюты Ethereum). Следует заметить, что риски могут реализоваться и без участия хакеров – например, в силу банкротства недобросовестных участников рынка. Так, нашумевшее банкротство биржи Mt. Gox повлекло потери в размере 460 млн долл. США.


[Закрыть]
.

Как следствие, проверить техническую реализуемость и обоснованность проекта на стадии первых раундов финансирования практически невозможно[14]14
  При этом, в отличие от традиционного венчурного финансирования, для инвестиционных раундов ICO характерны короткие сроки, что повышает системные риски ввиду интенсивного роста капитализации рынка. В случае возникновения финансовых пузырей эффект от масштаба может быть катастрофическим.


[Закрыть]
. Далее, блокчейн сам по себе может не стать решением всех проблем ввиду более простых и экономичных альтернатив[15]15
  Castillo М. del. Identity without the Blockchain? Skepticism Grows for Once-Hot Use Case // Coindesk. 2017. URL: http://www.coindesk.com/identity-without-blockchain-skepticism-grows-hot-use-case/.


[Закрыть]
. Например, идентификация пользователей при регистрации сделок относится к числу наиболее многообещающих функций блокчейна. Сегодня эффективность использования блокчейн-технологий для идентификации потребителей ставится под сомнение в силу прозаичных причин: на рынке существуют более предсказуемые и простые решения, доступные при меньших затратах и рисках. Современные блокчейн-решения слишком сложны с инженерной точки зрения и поэтому, в отсутствие требований к формальному раскрытию информации, непредсказуемы[16]16
  Kanaracus C. Don't Believe the Blockchain Hype: Examining the Weaknesses and Risks // ZDNet. 2016. URL: http://www.zdnet.com/article/dont-believe-the-blockchain-hype-examining-its-weaknesses-and-risks/.


[Закрыть]
.

Кроме того, с технической точки зрения на данном этапе развития технологии внедрение блокчейн-решений требует большого количества ресурсов, в том числе на хранение и обслуживание информации[17]17
  Martin A. J. Don’t Let Banks Fool You, the Blockchain Really Does Have Other Uses // The Register. 2016. URL: https://www.theregister.co.uk/2016/09/27/ enoughblockchainspam/.


[Закрыть]
. Процесс разработки отличается большим числом итераций и, соответственно, малой предсказуемостью. Альтернативные механизмы, например многосторонняя электронная подпись, также сложны и дороги в использовании[18]18
  Genovese В. Blockchain Technology: Hype or Reality? // CIO. 2016. URL: http:// www.cio.com/article/3058266/security/blockchain-technology-hype-or-reality.html.


[Закрыть]
. Недостатки, связанные с необратимостью сделок в публичном блокчейне, могут быть нейтрализованы централизованным управлением и введением контроля над сделками. Однако наряду с недостатками устраняются и очевидные преимущества использования блокчейн-технологий.

Следовательно, рынок оказывается в ситуации без инфраструктуры и регулирования, нефинансовые способы применения блокчейна работать не будут, однако централизованные меры по созданию инфраструктуры сводят целесообразность блокчейна на нет[19]19
  Gault M. Let’s Be Honest about The Problems with Blockchain and Finance // TechCrunch. 2016. URL: https://techcrunch.com/2016/02/03/lets-be-honest-about-the-problems-with-blockchain-and-finance/.


[Закрыть]
. Кроме того, участники финансовых рынков не захотят создавать инфраструктуру, которая саботирует их собственную деловую активность[20]20
  What Are the Best Criticisms of Blockchain Technology? // Bitcoin Talk. 2015. URL: https://bitcointalk.org/index.php?topic=1080851.0.


[Закрыть]
. Централизованное управление (в том числе слишком «частный» характер блокчейна) противоречит природе и назначению блокчейна, направленного на укрепление доверия между участниками рынка и отказ от посредников[21]21
  Sharwood S. Failing Projects Pray Blockchain Works Aas “Magic Middleware” // The Register. 2016. URL: http://www.theregister.co.uk/2016/07/26/failing projects pray blockchainworksasmagicmiddleware/.


[Закрыть]
. Децентрализация оборачивается асимметрией информации и уязвимостью пользователей.

Представляется, рисковый характер транзакций в блокчейне – оборотная сторона гибкости, открытости и широких возможностей цифровых платформ, а также низких порогов вхождения на рынок новых участников. Даже разработчики крупнейшей в мире блокчейн-платформы признают небезопасность и относительную хрупкость системы на данном этапе развития[22]22
  d’Anconia E Ethereum not Safe but Safer Than Other Blockchains: Vlad Zamfir // The CoinTelegraph. 2017. URL: https://cointelegraph.com/news/ethere-um– not– safe -but– safer-than– other-blockchains -vlad -zamfir.


[Закрыть]
. Вне инфраструктурных и регуляторных ограничений гибкость новой архитектуры рынка оборачивается уязвимостью[23]23
  Demeester T Why I’m Short Ethereum (and Long Bitcoin) // Medium. 2016. URL: https://medium.eom/@tuurdemeester/why-im-short-ethereum-and-long-bit-coin-aee5blcl98fd; Genovese B. Blockchain technology: hype or reality? // CIO. 2016.
  URL: http://www.cio.com/article/3058266/security/blockchain-technology-hype-or-reality.html.


[Закрыть]
.

Универсальных решений не существует, целесообразность применения технологий должна оцениваться в каждой конкретной ситуации. Представляется, разработка гибкого регулирования блокчейн-технологий, в том числе общих условий заключения сделок в условиях цифровой экономики, является оптимальным решением наболевших структурных вопросов. Ответы на них позволяет давать экспертиза в области права и экономики.

Системные/операционные риски на финансовых рынках. Характеристики цифровой экономики постоянно меняются, поэтому моделирование равным образом бизнес-моделей и законопроектных инициатив de lege ferenda может быть неэффективно ввиду непредсказуемости рынка и невозможности реализации ожиданий со стороны его игроков. Вслед за структурными рисками, сопряженными с привлечением средств в многочисленные блокчейн-проекты, риски возникают на финансовых рынках.

В частности, на финансовых рынках риск асимметрии информации может возникнуть из-за искажения ожиданий и сигналов, поступающих частным инвесторам в ходе ICO. Поэтому на законодательном уровне необходимо закрепить требования к раскрытию информации. Доведение информации до потребителя через средства массовой информации не решает проблемы ввиду технологической сложности данных. Для формирования прозрачного и динамичного рынка необходима не только доступность, но ясность и точность[24]24
  По этому пути идет судебная практика США в части требований, предъявляемых при раскрытии информации. См.: Greenaple v. Detroit Edison Со. 618 F.2d 198 (2d Cir. 1980). О применении стандарта ясности к технической информации см.: Hume у. United States, 132 U.S. 406, 413 (1889); 525 F.2d 215 (3d Cir. 1975); Basic Inc. v. Levinson, 485 U.S. 224, 241—224 (1988). Обоснованность ожиданий инвесторов должна приниматься в расчет, см.: Weiner v. Quaker Oats Со., 129 F.3d 310, 320 (3d Cir. 1997); City of Monroe Emps. Ret. Sys. v. Bridgestone Corp., 399 F.3d 651, 669 (6th Cir. 2005); Shaw v. Digital Equip. Corp., 82 F.3d 1194, 1217 (1st Cir. 1996).


[Закрыть]
. Кроме того, необходимо продумать возможность и порядок раскрытия информации при заключении транзакций в частных децентрализованных реестрах с анонимными пользователями (например, специальный порядок раскрытия информации регулятору)[25]25
  Fintech and Financial Services: Initial Considerations // International Monetary Fund. 2017. URL: http://www.eirmews.com/pr_news/387676622/fintech-and-financi-al-services-initial-considerations.


[Закрыть]
.

Структура рынка меняется – регулирование финансовых сделок необходимо для снижения операционных и системных рисков. Крупные инвесторы приобретают альткойны и токены не потому, что они заинтересованы в прибыльности проекта. Это только один аспект. В других случаях инвесторы приобретают токены, чтобы хеджировать риски волатильности и регуляторные риски. Соответственно, с функциональной точки зрения крупные игроки рынка выступают не в качестве венчурных инвесторов, заинтересованных в долгосрочном партнерстве, но в качестве андеррайтеров, нацеленных на создание в портфеле краткосрочной позиции, противопоставляемой курсу биткойна. Регулирование, игнорирующее данный аспект сделок с виртуальной валютой, неэффективно, так как не оправдывает ожиданий игроков рынка, заинтересованных не столько в высокой прибыльности, сколько в безопасности инвестиций и диверсификации инвестиционного портфеля[26]26
  В перспективе можно предсказать расширение рынка кредитных свопов и других производных финансовых инструментов.


[Закрыть]
. Регулирование финансовых аспектов сделок с виртуальной валютой в большей степени отвечает реалиям рынка, чем попытка закрепить единообразный подход к обязательствам в гражданско-правовом смысле, так как минимизирует риски частных инвесторов, сопряженные с асимметрией информации об ICO и финансовых сделках.

Однако для современного рынка криптовалют характерна высокая волатильность (к примеру, в течение полугода стоимость биткойна[27]27
  Биткойн – пиринговая платежная сеть, основанная на собственном блок-чейн-протоколе и децентрализованной расчетной единице, биткойне. Соответственно, под словом «биткойн» принято понимать: (1) децентрализованную платежную сеть; (2) единицы виртуальной валюты в собственном смысле.


[Закрыть]
возросла с 700 до почти 3000 долл. США). В случае биткойна стоимость определяется спросом и предложением. Для предсказания стоимости применяется технический анализ, потому что тренды обманчиво прозрачны, а ситуации на рынке повторяются.

Современным трендом является расширение объема рынка альтернативных виртуальных валют (альткойнов) / токенов по сравнению с рынком биткойнов[28]28
  На сегодняшний день сотни альтернативных виртуальных валют создаются с различными целями. См.: European Parliament. How Blockchain Technology Could Change Our Lives. In-Depth Analysis // European Parliamentary Research Service. 2017.


[Закрыть]
. При этом большая часть альткойнов приобретается за биткойны. Ликвидность альткойнов для потребителей обеспечивается возможностью выведения средств обратно в биткойны. Покупка и продажа альткойнов за фиатные деньги была бы рискованной в силу системных и публичноправовых рисков, ведь жизнеспособность, перспективность и серьезность намерений многочисленных предпринимателей в условиях правового вакуума не поддается проверке. Следовательно, по мере расширения рынка альткойнов спекулятивный (гомогенный) рынок биткойнов будет преобразован в пользу рынка прав требований и биржевых обязательств, причем речь идет обо всех видах криптовалют. Очевидная рекомендация для регуляторной политики – регулирование прав требования, объектом которых является криптовалюта или токены.

В противном случае публично-правовые риски в ближайшем будущем могут опосредовать изменения в структуре портфеля инвестора и выхолащивание спекулятивного гомогенного рынка с появлением оборота прав требования на криптовалюты (в том числе особых финансовых сделок, смарт-контрактов).

Однако в современных условиях биткойн представляет собой не столько валюту, сколько базисный актив, обеспечивающий ценность альтернативных виртуальных валют (альткойнов) и продуктов деривативного типа. Биткойн становится вспомогательным – мерой стоимости, но не средством платежа и обмена. В этих условиях альткойны и токены не валюта, а структурный продукт. Смарт-контракт, обеспечивающий возможность обратного выкупа – не столько гражданско-правовой договор, сколько дериватив, где базисный актив – биткойн, а производная часть определяется рыночной стоимостью токена. Рыночная стоимость токена определяется по итогам ICO. Оборот токенов, с учетом структуры их стоимости, является оборотом производных финансовых инструментов.

Появление оборота прав требования, в том числе секундарных прав, обусловливает запрос на банковское/биржевое регулирование, пересмотр частноправовых положений о корпоративном управлении (в рамках именно таких квазикорпоративных процедур появляются токены), проектном финансировании и партнерствах, производных финансовых инструментах.

Очевидно, регуляторный ландшафт, предназначенный для развития, поддержки и защиты интересов игроков рынка зарождается у нас на глазах. В июле 2017 г. Комиссия по биржам и ценным бумагам США (SEC) признала за криптографическими токенами статус ценных бумаг[29]29
  U.S. Securities and Exchange Commission. SEC Issues Investigative Report Concluding DAO Tokens, a Digital Asset, Were Securities. Press Release. 2017. URL: https://www.sec.gov/news/press-release/2017-131; см. также: Rizzo P. Emin Gun Sirer: SEC ICO Guidance is “End of Beginning for Blockchains” // CoinDesk. 2017. URL: https://www.coindesk.com/emin-gun-sirer-sec-ico-ruling-end-beginning-blockchains/; Higgins S. SEC: US Securities Laws “May Apply” to Token Sales // CoinDesk. 2017. URL: https://www.coindesk.com/securities-exchange-commission-us-securities-laws-may-apply-token-sales/.


[Закрыть]
. Этим решением SEC разрешила в известной степени судьбоносный для дальнейшего развития рынка спор относительно токенов амбициозной The DAO — децентрализованной автономной организации (ДАО), создававшейся с триумфаторским блеском, но взломанной хакерами. Первая ДАО не пережила единственной программной ошибки. Сколько прочих ошибок таилось в коде – мы никогда не узнаем.

По-настоящему важно другое – с признанием за токенами статуса ценных бумаг инвесторы обрели ясность в отношении продукта и своих ожиданий. Раскрытие информации на рынке криптоактивов повысит прозрачность рынка, позволяя избегать несуразных программных ошибок, а значит – многомиллионных потерь. Раскрытие информации при выпуске токенов представляет собой лишь один инструмент, выступающий в защиту инвесторов и потребителей. Освоение новых правовых средств, предназначенных для развития рынка, – это вопрос экспертизы.

Отличный от США характерный сценарий регулирования блокчейн-экономики развивает финансовый регулятор Китая, который в сентябре 2017 г. запретил размещение и оборот криптовалютных токенов на территории государства. Правовое регулирование может стать основной предпосылкой справедливого распределения благ, обеспечивая защиту непрофессиональных пользователей и предотвращая злоупотребления со стороны недобросовестных участников рынка. В противном случае асимметричное распределение вычислительных мощностей может привести к доминированию крупных компаний и экономик. В частности, подобная асимметрия может быть обусловлена геополитикой и засильем доминирующих игроков в пределах одной юрисдикции.

По состоянию на 2017 г. на территории Китая сосредоточен 71% вычислительных мощностей для майнинга в платежной сети Bitcoin[30]30
  Bitcoin Cash and the “Civil War” that Is Disrupting Digital Currency // South China Morning Post. 2017. URL: http://www.scmp.com/news/china/economy/article /2105527/bitcoin– cash – and – civil – war– disrupting – digital – currency.


[Закрыть]
.

Китайские объединения майнеров контролируют беспрецедентный объем вычислительных мощностей. Централизация управления вычислительными мощностями – например, при национализации мощностей либо объединении майнеров в технологические консорциумы – способна привести к последствиям, способным поставить будущее криптоэкономики под удар. Так, централизованное управление более чем 51% вычислительных мощностей позволяет крупному игроку вносить изменения в протокол платежной сети Bitcoin. Безопасность децентрализованной сети снижается по мере геополитической концентрации мощностей.

Геополитической концентрации майнинга способствует тот факт, что большая часть оборудования для майнинга производится в Китае. Кроме того, китайские криптовалютные биржи лидируют по объему торгов, а дешевая электроэнергия в разы повышает эффективность китайских майнеров на фоне зарубежных коллег. Обилие угля на территории Китая обеспечивает дешевый и относительно доступный для быстрой добычи энергоресурс. В совокупности данные факторы позволяют понять, почему по состоянию на 2017 г. крупнейшие объединения майнеров расположены в Китае и привлекают новые мощности[31]31
  Tuwiner J. Bitcoin Mining in China // Buy Bitcoin Worldwide. 2017. URL: https://www.buybitcoinworldwide.com/mining/china/.


[Закрыть]
. Политические риски концентрации вычислительных мощностей повышаются по мере выражения правительством новых регуляторных инициатив, связанных с ограничением майнинга и ужесточением государственного надзора над рынком криптовалют[32]32
  Bitcoin Can Be an Asset but not a Currency, Says China Central Bank Adviser // Reuters – CNBC. 2017. URL: https://www.cnbc.com/2017/07/06/bitcoin-can-be-an-asset-but-not-a-currency-says-china-central-bank-adviser.html; Froelings L. Chinese Government Eyes ICO Crackdown under New “Illegal Financing” Rules // The CoinTelegraph. 2017. URL: https://cointelegraph.com/news/chinese-govemment-eyes-ico-crackdown-under-new-illegal-financing-rules; Das S. China Considers Blanket Ban All ICOs: Report // CryptoCoinsNews. 2017. URL: https://www.cryptocoinsnews. com/china-considers-blanket-ban-icos-report/.


[Закрыть]
. Например, Народный банк Китая (People's Bank of China) обязал китайские банки уведомлять Центральный банк о совершении всех операций с наличными средствами на сумму более 50 тыс. юаней, а Государственная администрация по обмену иностранных валют (State Administration for Foreign Exchange, SAFE) обязала физические лица отчитываться о мотивах и способах использования квоты на оборот иностранных валют (объем квоты составляет 50 тыс. долл, на человека в год)[33]33
  Smith J. How a China Crackdown Caused Bitcoin’s Price to Plunge // Fortune. 2017. URL: http: //fortune. com/2017/01/05/bitcoin-plunge – china– currency/.


[Закрыть]
. По итогам регуляторной политики отток иностранного капитала за первые 10 месяцев 2016 г. составил 530 млрд долл. США.

В силу оттока из Китая иностранных почти 100% операций по приобретению криптовалют осуществляется в юанях – в том числе из-за сокращения оборота иностранных валют в юрисдикции Китая[34]34
  Oyedele A. One country dominates the global bitcoin market // Business Insider. 2017. URL: http://www.businessinsider.com/bitcoin-trading-china-yuan-remnibi-2017-1.


[Закрыть]
. Китайский рынок биткойнов составляет порядка 30% от совокупного мирового объема торгов[35]35
  Qu C. Bitcoin in China: Price Discovery and Volatility Transmission. March 16. 2017. Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=2934031 or http:// dx.doi.org/10.2139/ssrn.2934031.


[Закрыть]
. Инвестиции в криптовалюты являются способом выведения фиатных денег из национальной экономики. Кроме того, в условиях ограниченного оборота иностранных валют криптовалюты помогают инвесторам диверсифицировать инвестиционный портфель, оптимизировав соотношение риска и доходности.

В результате регуляторной политики и мер, принятых Народным банком Китая, корреляция между китайским юанем и криптовалютой усилилась (15—20% прироста в стоимости криптовалюты на 1% девальвации китайского юаня)[36]36
  Aru I. How Chinese Yuan, Capital Flight Influence Bitcoin Price // The CoinTelegraph. 2017. URL: https://cointelegraph.com/news/how-chinese-yuan-capital-flight-influence-bitcoin-price.


[Закрыть]
. Девальвация национальной валюты привела к росту спроса на криптовалюту, рынок которой характеризуется восходящими трендами. На фоне концентрации вычислительных мощностей у ведущих объединений майнеров, дешевой электроэнергии[37]37
  Yang Misha. Cryptocurrency in China: Light-Touch Regulation in Demand. May 2. 2016. Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=2792477.


[Закрыть]
и доступных ресурсов валютная политика регулятора усилила влияние Китая на рынок криптовалют, превратив национальные компании в ведущих игроков данного рынка[38]38
  Так, например, в январе 2017 г. Народный банк Китая издал уведомление, в котором указал на нарушение тремя ведущими криптовалютными биржами (OKCoin, Huobi.com, BTCChina) законодательства о финансовых сделках.
  В частности, были нарушены правила о перемещении средств с депозитных счетов, нормы об источниках финансирования и необходимости привлечения квалифицированных посредников. Кроме того, Центральный банк напомнил инвесторам о рисках вложений в криптовалюту. На официальные заявления банка рынок отреагировал моментально – спрос на китайском рынке просел. В течение нескольких часов мировая цена биткойна сократилась на 7%. См.: Qu С. Bitcoin in China: Price Discovery and Volatility Transmission. March 16. 2017. Available at SSRN: https://ssm.com/abstract=2934031 or http://dx.doi.org/10.2139/ ssm.2934031.


[Закрыть]
. Величина населения Китая послужила своеобразным мультипликатором, усилив интенсивность последствий от потрясений на финансовом рынке, ведь большее количество потенциальных игроков рынка означает больше транзакций и, соответственно, эффект от масштаба[39]39
  Ibid.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное