Макс Поклонский.

Застывшие моменты. Любовь и разлука одного фотографа в поисках счастья



скачать книгу бесплатно

© Винсент Котовски, 2017


ISBN 978-5-4485-6309-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Я летел в самолёте и крепко сжимал её холодную руку.

Мне казалось, что я знаком с ней тысячу лет, тысячу лет полных счастливых мгновений проведённых вместе. За стеклом иллюминатора плывут сугробы облаков, облаков настолько белых и чистых, что хочется прыгнуть в их нежные объятия.

Безмятежность и пустота проносятся рядом вместе с облаками.

Я познакомился с ней когда, как мне казалось, все было устроено.

Мне 29. Я как и все ходил на приличную работу, зарабатывал в общем-то неплохие деньги, и все действительно было устроено, устроено как у всех, карьера, деньги и мысли о большем. О большем, конечно, о больших деньгах, и даже может быть власти.

Почему-то современное общество так устроено, общество потребления, общество навязанных соцсетями и телевидением стереотипов. В этом мире все завязано на внешней красоте и лоске, деньгах и бесконечном потоке тщеславия, лицемерия, лести и притворства. Я жил в этом мире и мне было, знаете ли комфортно.

Я смотрел на маленькую дырочку в иллюминаторе, ту самую которая предназначена для нормализации давления в межстекольном пространстве. Смотрел и думал о том, что дырочка маленькая, а её предназначение так велико. Может быть и я могу сделать что-то большее для того чтобы сделать мир лучше.

Самолёт уносил меня все дальше и дальше из этого царства фальши и показного блеска, по крайней мере я так думал в этот самый момент.

Я летел в самолёте вместе с К. Она была из тех немногих женщин, которые любят искренне и всем сердцем, любят тебя какой ты есть, любят не за бриллианты и дорогие подарки, не ща что-то, не взамен. Любят просто потому что так чувствуют.

Я познакомился с ней когда работал в крупной российской компании «А», их принято называть холдингами. Холдинг это такое маленькое царство, со своими законами и правилами. Регламенты и политики есть на любой бизнес процесс, но мою идею с регламентом посещения уборных комнат почему-то руководство не одобрило.

Самое ценное и прекрасное, что было в этой компании это – люди, интересные и харизматичные. Каждый сотрудник по своему индивидуален и особенен. К глубочайшему сожалению и по не понятным мне причинам, в компании почти не было людей, готовых брать и нести ответственность за решения и поступки. Каждый стремился прикрыться бумажкой которая, в случае чего позволит избежать ответсвенности. Наверное это правильно, ведь чем больше бумажек тем чище задница. Словно за шорами, люди прячутся за регламенты и приказы, не обращая при этом ни малейшего внимания на происходящее вокруг, не обращая внимания на интересы и задачи бизнеса.

Это неизбежно привело к потери той целостности которая должна связывать всех сотрудников единой нитью. Приказы, регламенты, служебки, письма, протоколы, это огромное количество бумаг и документов породило каменную систему, которую ничто не способно сломать.

Система стала абсолютно не поворотлива. Система перестала отвечать на динамично изменяющиеся требования рынка. Слишком мало людей было в компании, готовых поступиться личным интересам ради общих задач. Система так и останется неповоротлива для внешней среды, пока внутри компании сотрудники не будут следовать общей идее и помогать друг другу в решении проблем, а не искать причины этих проблем.

Все девушки офиса были похожи одна на другую: Юбки, каблуки, деловой вид и тонны косметики. К. же, напротив, могла позволить себе одеваться как будто из бабушкиного сундука, и при этом выглядеть ярко и интересно, особенно на фоне хроматической черно-белой массы офисных нимф. Она, порой слегка и мило взъерошенная, была всегда озадачена чем-то, она проносилась как вихрь между этими столпами корпоративного стиля, от внезапно вывалившегося на неё срочного дела, дела которое было способно отменять пятницы. В её глазах всегда был честный блеск от того, что она делает что-то важное и полезное.

Носилась она действительно, как вихрь, пока не налетела на меня. Налетела в буквальном смысле – столкнулись на пороге опенспейса. Она была невысокого роста, при этом не носила каблуков, поэтому ей пришлось поднять голову наверх, чтобы увидеть меня. Мы встретились глазами. «Привет!» – робко произнесла она и убежала. А я так и остался стоять в дверном проеме и думать о том, почему я до этого не замечал её красивых озорных глаз и этой милой улыбки. Столкновение я буду вспоминать ещё долго, потому что с этих пор мы стали говорить друг-другу: «Привет!» – немножко чаще.

Каждое утро, я приезжал в офис в чистой и хорошо выглаженной рубашке, в моем портфеле всегда был обед. Я не люблю питаться казенной едой. Я не люблю очереди в столовых. Я не люблю долгие беседы за обедом, сопровождающиеся щебетанием и обсуждением корпоративных сплетен. Я люблю тихо и не навязчиво перекусить, не думая ни о чем, сидя на лавочке в парке у офиса.

Решением всех моих бытовых проблем была Л. Мой опрятный внешний вид – так же исключительно её заслуга. Мы жили вместе несколько лет, нельзя сказать что это было скучно, порой нам было даже хорошо вместе, она могла дурачиться и веселить меня. К сожалению, это была рутина, обычная и размеренная жизнь, которая угнетала меня. Я изредка дарил цветы, дорогие подарки, а взамен получал то, что называется заботой. Любой мужчина мечтает о такой женщине: порядочная, моногамная и хозяйственная.

Образно говоря, я знал досконально все в своей тривиальной жизни. Я знал какой костюм сегодня надеть, я знал чем я буду обедать, я знал сколько времени занимает дорога до работы, я знал что буду делать сегодня, я даже знал во сколько я вернусь с работы. Каждый день, был похож на прошлый, а следующий будет как две капли воды походить на предыдущий. Я жил, время шло, но изменить я уже ничего не мог. Такой жизнью как была у меня живут большинство населения планеты, а ещё большая его часть даже мечтает о такой жизни. Изменить что-то я не мог, но безумно хотел. Я хотел изменить не только свою жизнь, я мечтал сделать жизнь лучше другим. Я хотел нести пользу и сделать мир лучше.

Мои высокие цели и постоянное желание что-то изменить, входило в резонанс с размеренным отношением к жизни Л. Она хотела путешествовать, тратить деньги на шопинг и вкладывала все силы в то, чтобы максимально сохранить тот маленький мирок который сама же и создала. Наверное она любила меня, но я никогда не смогу сказать, что это было взаимно. Вообще странная эта штука – любовь, я никогда не верил в это состояние, хотя люди поговаривают, что оно существует. Это некий удачный баланс между страстью и привычкой, на котором, наверное, и строится семья, но стоит этому балансу сползти в сторону как все начинает рушиться. Камушек за камушком, мирок созданный двумя голубками превращается в руины. Наверное в нашей истории с Л. развернулся именно этот сюжет, привычка начала выталкивать страсть и как только страсти почти не осталось Л. ушла от меня.

В самолёте объявили посадку, стюардессы поцокали смотреть, все ли пристёгнуты, собрать мусор и заставить выключить пассажиров гаджеты. Меня всегда умиляют люди, которых стюардессы заставляют выключить ноутбук или планшет, они начинают смотреть на них такими жалобными глазами, как маленькие дети на мамочек, которые гонят их спать и заставляют оторваться от компьютерной игры.

Я обожаю самолёты, я люблю на них летать, но посадка это что-то не выносимое. После посадки мои уши болят ещё минимум три дня. При этом к посадке возрастает желание покурить, а ведь ещё предстоит столько всего сделать: пройти контроль, дождаться багажа, найти выход из аэропорта. Наверное в 70-е людям жилось проще, можно было курить в самолётах и пить на работе, жаль я не застал этого чудесного времени. Времени когда можно было все. На рассвете AC/DC, New York dolls и Stooges кутёж поощрялся, но только не в моей родной стране, хотя это совсем другая история.

Самолёт приближался к земле все ближе, внизу стало возможно разглядеть машины. Интересное чувство, ты летишь над ними невероятно быстро, но есть ощущение, что они движутся быстрее. в каждой из них едет какая то отдельная семья или человек, у каждого своя цель, своё направление, свои мысли и заботы. А ты просто сидишь сверху и смотришь на них, наверное, бог наблюдает на людей сверху также, смотрит как телевизор, пассивно перелистывая каналы по кругу. Иногда он останавливается, но через мгновение уже смотрит другую историю.

Самолёт наконец-то коснулся посадочной полосы и начал снижать скорость. Как по сигналу, пассажиры радостно захлопали. Меня это всегда очень веселит, интересно, вот приезжают они из бара на такси домой и у подъезда начинают хлопать. Нет, нет! Я безумно уважаю лётчиков и их сложную работу, я просто не понимаю зачем нужно хлопать, ведь лётчик в шумоподавляющих наушниках не слышит эти хлопки. Наверное это ещё один стереотип сформировавшейся под влиянием большинства.

Самолёт не успел докатиться по рулежной дорожке и остановиться, но народ уже подскочил и принялся радостно открывать полки и доставать ручную кладь. Прозвучала стандартная фраза: «Убедительно просим вас оставаться на своих местах до полной остановки самолёта». Странно, куда они все торопятся, если все равно все поедут в одном автобусе до здания аэропорта. Ещё одна загадка человеческого поведения.

В самолете открылась дверь и мы с К. медленно пошли к трапу.

Глава 2

Спускаясь по трапу я увидел знакомую для меня надпись: «Leti?t? V?clava Havla Praha». Аэропорт Праги я видел не первый раз, Прага для меня всегда была особенно важным и значимым местом. Во-первых я безумно люблю этот город, а во-вторых это единственный город в Европе в котором я бывал чаще других, при этом возвращаться сюда было всегда интересно.

Вацлав Гавел, последний президент Чехословакии и первый – Чехии, а для меня все таки в первую очередь писатель, хотя для жителей Чехии он был практически живым мифом, обаятельно-неловким символом революции.

Название Международного аэропорта очень символично, ведь именно Гавел подарил чехам свободу и открыл границы. Он пример того, что значит жить и работать ради какой-то высшей цели.

В одно прекрасное утро, я как запрограммированный робот встал с кровати, принял душ, приехал на работу, уволился и вот уже через неделю я приехал с К. в Прагу. Приехал в поисках себя и понимания того, что я хочу от жизни.

Нельзя сказать, что руководство меня не ценило, даже напротив. Я был сотрудником, который не просто всегда готов решить любую проблему, но и действительно мог её решить. Мне всегда поручались самые не тривиальные задачки и потому я заслуживал самого высокого доверия. Меня уважали и дорожили мной, но чем больше я становился эффективным тем больше задач ко мне приходило. Карьера летела вверх, периодически мне торжественно вручали немыслимые для моего возраста награды и все вроде бы было хорошо, но меня бесконечно тревожила мысль, а ради чего я это делаю. Я терзал себя и окружающих, но в глубине души понимал, что ничего не изменится. Я буду ходить на работу, заниматься ни кому не нужным делом, получать зарплату, а потом тратить её на алкоголь, женщин и развлечения. И даже если я достигну какой бы то не было высокой позиции по сути измениться лишь размер песочницы в которой я играю. Бессмысленно и бесцельно.

Мы с К. вышли из здания аэропорта и побрели на автобусную остановку, которая привезет нас к нашему новому дому, дому на неизвестный период времени, период творческих поисков и осознания.

Все таки не смотря на свой аналоговый подход ко всему, мне нравится эта умопомрачительная цифровая эпоха, век интернета подарил нам не только безмозглое поколение не читающей молодёжи, но и огромные возможности коммуникации. Снять жильё теперь можно в любой точке мира откуда угодно.

Во дворе дома по улице Ростовская нас встретила милая женщина в возрасте около 50 лет, её звали – Яна Седлачек, Она была русская, но говорила на родном языке крайне плохо. Ее родители иммигрировали из СССР в тогдашнюю в просоветскую Чехословакию, поэтому в родной России она ни когда не бывала. Фамилия Седлачек в дословном переводе с чешского переводится как «крестьянин», но это абсолютно противоречило её происхождению. Её отец был Выпускником Высшей партийной школы при ЦК КПСС, переехавшим в далёком прошлом, а Знание языка было для неё чем-то вроде дани прошлому её семьи.

Она была одета нарочито стильно а на голове была забавная шляпка которую обычно носят женщины на 20 лет её старше.

– Здравствуйте, мои дорогие друзья, – приветливо выпалила она

– Доброго дня, – ответил я с надуманной серьезностью

Всегда когда речь идёт о новых знакомствах, я хочу показать себя, взрослее, старше и мудрее, чем являюсь на самом деле. Мне всегда было важно что думают обо мне люди. Но нашу домовладелицу это насторожило:

– Я надеюсь, на наше долгое знакомство и серьёзные отношения! – с укором, проговорила она.

– Конечно, – ответил я и улыбнулся.

Я давно заметил, что улыбка делает с людьми что-то невообразимое, стоит улыбнуться и контакт налажен. Ответная улыбка – знак, взаимной симпатии.

Она проводила нас в квартиру на последнем этаже, пятиэтажного дома с красной черепицей.

Улица Ростовская пересекается с Петроградской и проходит параллельно с улицей Смоленской. Вообще в квартале Вршовице много улиц, ласкающих своими названиями русское ухо: Московская, Крымская, Черноморская и даже Севастопольская. Все началось в начале прошлого века, когда здесь появилась улица Русская. Волну славянофилии пытались затушить и переименовали улицу в честь императора Франца Иосифа первого. Но не надолго, справедливость восстановили с рождением независимой Чехословакии в 1918 году. До сих пор, чехи поговаривают, что все будет в их стране хорошо, когда казацкий конь вдоволь напьётся воды из Влтавы.

Окна из нашей небольшой квартирки выходили на вршовицкий замок, Рангхерку, раньше здесь находилась старая шелковая фабрика.

Район для творческих поисков был выбран совершенно не случайно. Раньше Вошовице был контрастным с остальной Прагой, пролетарским уголком: наполненные сигаретным дымом пивнухи, разбитые тратуары, покосившиеся столбы. Сейчас здесь культурный центр – столичные интеллектуалы, местные звёзды и прочие богемные персонажи стягиваются сюда толпами.

Влиться в местную богему и было моей основной задачей на ближайшие пол года. Именно на этот срок у нас были деньги для безопасного и спокойного существования.

Глава 3

С юных лет я одержимо любил фотографии, застывшие моменты из жизни буквально завораживали мой разум. Время уплывает от тебя невыносимо быстро, мгновение за мгновением, событие за событием, ничто в этой вселенной не имеет способности остановить его. Ничто, кроме фотоаппарата – «Щёлк!» и в одном снимке можно сохранить настроение, атмосферу и эмоции одного мгновения. Я с благоговением смотрел любые фотографии, из разных эпох, из разных мест. любил смотреть на снимки людей, вглядываться в их лица, пытаться угадать их чувства, прочитать их мысли.

У моего Отца был фотоаппарат ФЭД-2, третьего выпуска, сделанный в далёком 67-ом году прошлого столетия, он им дорожил, буквально сдувая пылинки. Он даже пытался прятать его от меня, но любопытный ребёнок постоянно находил его в самых укромных уголках небольшой двушки. Играя фотоаппаратом, щелкая в холостую затвором, смотря в видоискатель, я представлял себя важной птицей – Фотографом местной газеты. Я представлял что фотографирую. Я воображал, что «Фотографировал» прохожих, кассиршу Тетю Свету из местной мясной лавки, Алкашей у подъезда, проезжающие машины, играющих или плачущих детей, их мамочек… фотографировал всё подряд.

Когда мне исполнилось 7 лет, мой отец торжественно вручил мне подарок – большую и тяжёлую коробку, я открыл её в надежде увидеть новый набор, модного в те времена, «Лего», но внутри оказалось его «Сокровище» – тот самый ФЭД.

– Кажется, тебе пора научиться пользоваться этим – с какой то таинственной и заманчивой улыбкой, сказал он.

В подарке, вместе с сокровищем лежали, много маленьких коробочек с надписью «Kodak», он деловито вытянул одну с надписью «400» и важным тоном произнёс:

– Светочувствительность 400 – отлично подойдёт для сегодняшнего праздника!

К моменту когда гости пришли праздновать мой седьмой день рождения, я уже был готов фотографировать, но ни как раньше, а снимать по-настоящему.

Плёнка в этот праздник, конечно, кончилась быстро, я потратил на ту съёмку, своих жующих и танцующих гостей, 4 упаковки пленки, которые я проявил в этот же вечер под строгим взглядом своего старшего наставника.

Магия началась на следующий день, когда из антресоли выехал фотоувеличитель и мы начали, в красном завораживающем свете, печатать мои первые фотографии. Мгновения, которые я пытался поймать в день своего рождения волшебным образом восстанавливались на бумаге прямо под водой. Для семилетнего ребёнка, незнающего физики, это было настоящим чудотворством и волшебством.

Забавно, что на дворе стоял 95-ый год, а я учился работать с плёночной фотографией, которая, буквально, умрёт уже через несколько лет, но именно благодаря этим опытам я приучил себя к важности пойманного момента. Снимок должен быть максимально продуман ещё до нажатия кнопки спуска затвора, в нем должно быть идеально все и сразу, пленка не прощает ошибок. Вдумчивый подход к фотографии несвойственен, к сожалению, современным фотографам, Цифровая революция перевернула привычные устои во всем, но мир фотографии она перевернула сверх на голову. Сейчас каждый человек, даже если не умеет фотографировать, носит в своём кармане телефон, который умеет это делать. Как не прискорбно, фотографии теперь почти не имеют ценности, они превратилась в цифровой шум, который невозможно заглушить. Люди снимают и выкладывают в Инстаграм, снимают и выкладывают в Фейсбук, снимают и выкладывают, бог знает куда, и в этом бесконечном потоке трудно разглядеть что-то прекрасное.

Сейчас стало невозможно смотреть концерты – ты приходишь на концерт, а людям не важен артист, людям важно разместить в социальных сетях подтверждение их пребывания на этом концерте.

Ты приезжаешь в красивейшее место на планете, а люди не вглядываются в горизонт, а снимают, снимают, снимают и постят, постят, постят… Бесконечный цифровой шум…

Я хотел стать фотографом в Праге, в родном городе скандально известного фотохудожника Яна Саудека. Я мечтал чтобы мои работы запоминали и знали, я с предвкушением и благовением думал о собственной выставке. Я желал заниматься любимым с детства делом.

Задача передо мной стояла не легкая, я должен был еще и обеспечить своё безбедное существование и комфортное для моей избранницы, с которой после моего торжественного ухода с работы произошёл следующий диалог:

– Поедешь со мной в Прагу?

– Поехали, а надолго?

– Надолго…

– Во сколько ты за мной заедешь? – лишь уточнила она.


К. была из женщин, готовых к любым самым сумасшедшим авантюрам, а её неиссякаемые волны оптимизма могли запросто сбить с ног, если ты не был готов к очередной порции позитивных эмоций. Именно такой человек и нужен был мне рядом, человек который поможет подняться и идти если упадешь, человек который даст хорошего пинка «под зад» если остановишься, человек который никогда не даст тебе усомниться в твоей индивидуальности. Самое главное, что К. была честна и искренна во всем: в чувствах, в эмоциях и в желаниях.

Я стал искать место, где я буду трудиться над своим именем, я перевел свой персональный сайт на чешский язык и разослал портфолио по местным журналам, газетам и модельным агентствам и стал ждать.

Мы много гуляли, смотрели город с новых ракурсов, узнавали Прагу и находили новые места. Столица Чехии не переставала нас удивлять бесконечными и непохожими друг на друга узенькими улицами, таинственными и мрачными словно из книг Кафки домами и своими милыми жителями.

Мы много гуляли и ждали. Ждали ответа от приличного издания, издания, где я смог бы раскрыть свой потенциал не впадая в дебри бюрократической клоаки из которой только сбежал.

Глава 4

В одно прекрасное пятничное утро, все таки я получил предложение, но в тот момент я ещё не подозревал, насколько судьбоносным было это предложение. Предложение которое перевернуло мою жизнь. Но сегодня это был всего лишь звонок.

– Dobr? r?no! – Поприветствовал милый женский голосок в трубке.

– Zdrav?m V?s, – ответил я и задумался.

Задумался о том, что на этом мои знания чешского заканчивались, и если этот милый голосок продолжит разговор я не смогу ничего ответить, потому что банально ничего не пойму. На самом деле, мой план был таков, что я был практически уверен, что чешский язык, имея славянские корни, будет достаточно легким для изучения, тем более что я погрузился в непосредственную среду его носителей. На деле все оказалось довольно прозаичнее. Мы с К. общались исключительно на русском, а в многочисленных ресторанах, кафе и барах нас выручал английский.

– Jmenuji se Eli?ka, jsem si p?edstavit modelingov? Agentura «Terry», Budete moci dnes zajet k n?m? – затараторила девушка из телефона.

– Ach, mluvte anglicky, pros?m? – Взволновано, спросил я

– Pros?m? – переспросила она и к великому счастью для меня, внезапно перешла на русский: – Простите, давайте на русском, Максим! Меня Зовут Элишка и я представляю модельное агенство «Терри», вы можете сегодня заглянуть к нам?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3