Макс Халтурин.

Даже не думай. Я все равно тебя обману:)



скачать книгу бесплатно

Разговор с шефом вывел меня из состояния эмоционального равновесия, захотелось острых ощущений на свою пятую точку. И я занялся «раскольниковским» вопросом: «тварь ли я дрожащая или право имею?» Человек ведь сам творец своего счастья. Если он (то есть я) чего-то захочет, то помешать ему может только он сам. После недолгих колебаний я пришел к выводу: «Право имею!». Надел на себя что под руку попалось (вязанный домашний свитер и джинсы совсем не парадно – выходные) и, со своим лицом больше похожим на морду, направился к предмету обожания.

Через несколько минут я уже трезвонил в дверной звонок. Мне открыла она, открыла без всяких вопросов, как будто своему другу, который вот-вот должен был прийти. Я стоял и смотрел на нее умиленный. Как же она хороша… даже в домашней футболке и без макияжа. Правду говорят, настоящую леди никаким спортивным костюмом не испортишь.

Стоит упомянуть, что с момента расставания мы даже не здоровались, мне не позволяла совесть, ей, по всей видимости, гордость, а может она меня успела забыть. Вариантов масса, но то, что мое появление для нее стало нежданным очевидно

– Вам что-то нужно? – спросила меня хозяйка, едва прикрыв дверь


– Тебя! – не стал я скрывать своих намерений.

– Что? – переспросила она, нахмурив черные брови, – чего надо, уважаемый? И почему на «ты»?

– Ну, на первый вопрос я уже ответил. Да и знакомы мы с тобой много лет, меня Саша зовут, если забыла.

– У тебя с головой все в порядке? – сказала она знакомую мне фразу – По-моему, по тебе психлечебница плачет.

– Может быть, – согласился я.

– Хорошо, что мы здесь согласны. Хотя бы протрезвей…

– Мне хотелось, чтоб ты знала, как сильно я тебя люблю, и всего лишь. К тому же я может быть не совсем здоров, но абсолютно трезв.

– До свидания, Саша, – сказала она, собираясь хлопнуть дверью перед носом.

– Значит, еще свидимся? – остановил я ее.

– Да я смотрю, ты совсем плох, – ответила она на это.

– А ты думаешь, зачем я к тебе пришел.

– Хочешь, чтоб я тебе лично врача вызвала?

– Я думаю, что здесь ты и сама справишься, – «тонко» намекнул я.

Мой намек она восприняла как оскорбление, отвесив мне смачную пощечину.

– Я ничего плохого не имел ввиду, – сменив тон на обиженный, пробормотал я.

– Я тоже, – ответила девушка и добавила – просто так захотелось врезать, а ты под руку попался.

– Может, все-таки впустишь к себе? – предложил я после неловкой паузы.

– П-о-ш-е-л в-о-н!!! – сказала она по буквам, как будто имеет дело со слабоумным.

И тут я сделал то, о чем она так долго просила. Я развернулся и ушел, ни сказав ей, ни слова (даже не попрощался). На самом деле это был лишь маневр. Ведь в жизни тоже действуют законы физики: пока ты пытаешься куда-то пробиться встречаешь максимальное сопротивление. Как только начинаешь уходить, тебя начинают притягивать с силой не меньшей, чем когда-то отталкивали. И вот тут главное выбрать такой момент, когда это притяжение (противодействие) максимально.

На этот раз интуиция меня не подвела. Я спиной чувствовал, как девушка провожает меня взглядом. Надо признать ей этот разговор тоже был интересен, несмотря на то, что она с самого начала пыталась его закончить. Все то время пока я спускался по лестничному пролету, она искала предлог, чтобы остановить меня:

– Уважаемый! – окликнула меня Алина.

– Я, кажется, представлялся?

– Саш, ты к себе, – вспомнила девушка.

– Да – сказал я, продолжая спускаться.

Лишь пройдя один пролет, я остановился и взглянул на нее. Она немного смутилась, видимо не зная, что же сказать дальше. Я, наблюдая за ее растерянностью, улыбнулся, она ответила тем же.

– Подожди немного, – уже уговаривая, сказала девушка – я сейчас выйду.

И скрылась за дверью, не дожидаясь ответа.

Я был готов ждать вечность. Все это очень походила на хороший сон, для достоверности я даже ущипнул себя. Сильно ущипнул и почувствовал радость, потому что стало больно.

Сколько я простоял у ее дверей я и не помню, в тот момент время для меня не имело никакого значения. И вот мы уже гуляем с ней по набережной. Погода была чудесная, а собственно, какой она еще могла быть, в этот день для меня все было в радужных красках, дул легкий ветерок, нагоняющий свежесть реки. Ночной город выглядит гораздо привлекательней дневного. Он как та самая девушка-студентка, которая отсыпается днем, чтобы вечером преобразится (накраситься) и зажечь по полной. Если говорить о набережной, так это то место, которое не успели до конца изуродовать рекламными баннерами и пивными ларьками безобразного вида. Это место где очень часто собираются молодые люди. И неважно как, влюбленными парочками, шумными компаниями, большими или маленькими группками, здесь все кто еще не разучился жить настоящим. И, разумеется, именно в этот день все были как никогда чудесными


Нет в этом городе места, с которым у меня были связаны более приятные воспоминания, чем эта прогулка.

Разговаривали мы обо всем. О том, что было, что есть и что будет. Вспомнили все и всех, как еще детьми любили друг друга, про то как я лазил по пожарной лестнице к ней на этаж, как она сбегала с уроков, чтоб потом кататься со мной на каруселях. Нам действительно было о чем поговорить. О том, что со мной происходило в настоящее время, я не хотел ей рассказывать, боялся все испортить. Но все же мне пришлось это сделать.

– А почему ты решился поговорить со мной? – спросила Алина.

– Это долгая история.

– А я никуда не тороплюсь, – обезоружила меня девушка.

И я рассказал ей все, начиная с того момента, когда встретил Женю на улице, и заканчивая последним разговором с внутренним голосом. Впервые за последние дни я чувствовал, что мне верят. Она не задавала лишних вопросов и абсолютно ничему не удивлялась. Будто бы речь шла о вполне обыденной жизненной ситуации, которая случалась с каждым.

Лишь когда я закончил, она спросила меня:

– Что именно эта Женя может сделать с тобой?

– Насколько я понял, она даст мне абсолютную свободу, теперь никакой внутренний страх не способен остановить мои желания, – ответил я.

– Разве это плохо?

– Пока не знаю. Мой внутренний голос предупреждал о том, что теперь все мои грязные мысли могут воплотиться наяву.

– А ты не думал, что они уже начинают воплощаться?

– В каком смысле – не понял ее намеков.

– Сколько мы не разговаривали, лет десять? Почему ты именно сегодня решил зайти ко мне?

– Да, ты права, мне давно бы стоило это сделать, – согласился я. – но боялся.

– Я такая страшная? – сказала она остановившись, для того чтобы я мог оценить ее полностью.

– Ты слишком хороша для меня. И я боялся услышать от тебя это. Наверное, я бы не пережил отказа.

– А чего это ты стал за меня решать? Может быть я каждый день ждала, когда ты наконец соизволишь прийти ко мне со своими признаниями..

– Тогда почему ты так себя вела, увидев меня на пороге?

– Я как-то не так это себе представляла. Ты хотел взять мою квартиру штурмом, – возмутилась Алина.

– Меня не интересовала квартира, я пришел к хозяйке, – парировал я.

– А если бы я не остановила тебя, ты бы ушел и не вернулся? – поинтересовалась девушка.

– Размечталась, сегодня я твердо решил добиваться твоего расположения, как в старые добрые времена полез бы по пожарной лестнице, – ответил я ей искренне.

– Зачем так сложно, у меня ключи есть, может ими воспользуемся? – неожиданно перевела она разговор в другое русло.

– И ты после моих признаний готова меня впустить?

– Ну, я еще подумаю, стоит ли…

И мы пошли к ней. Как и ожидалось, попал я туда беспрепятственно, хотя была одна очень приятная преграда уже в прихожей. Едва я пересек порог, Алина бросилась мне в объятия, мы были настолько увлечены друг другом, что минуя все формальности, сразу перешли к осмотру спальни. Что было дальше, думаю детям до шестнадцати знать не положено, а тому, кто постарше и так все понятно, посему на этом месте ставлю многоточие…


Домой я вернулся только под утро. Уставший, я еще долго не мог уснуть. Меня переполняли эмоции, я надеялся, что сейчас, когда у меня все стало налаживаться на личном фронте, все мои чертики исчезнут сами собой. Но не верил в это. Больше всего мне не хотелось впутывать в это Алину. Поэтому я решил разобраться со своими кошмарами самостоятельно и как можно быстрей. Мне нужно было найти свою ночную знакомую. Я знал лишь ее имя, да и то у меня не было никаких гарантий, что оно не выдуманное. Я хотел новой встречи даже во сне, но боялся ее последствий. И зачем я рассказал Алине обо всем, впутал ее в свои страшилки. Не мог я допустить, чтоб она пострадала. Свои проблемы я буду решать самостоятельно, любимая пусть подождет, десять лет ждала, пусть еще немного потерпит.


Эта ночь так же не порадовала меня новыми сновидениями. Проснулся я от дребезжащих звуков мобильного телефона, звонила любимая.

– До тебя как до президента.. Все еще не можешь прийти в себя? – спросила она

– Да только проснулся.

– Какие планы на сегодня?

– Надо появиться в офисе? Забрать расчет… – ответил я.

На самом деле я просто оттягивал время, конечно же, моя работа была в этом списке не на первом месте.

– Зайдешь, сегодня ко мне? – спросила она.

Отказать ей было не возможно.

– Конечно, как освобожусь сразу к тебе?

– Не задерживайся, милый.

– Думаю, управлюсь к вечеру.

– Ну, хорошо, буду ждать, – ответила Алина и положила трубку.

Тоже самое, намеревался сделать и я. Но именно в этот момент мне пришла смска. Номер отправителя оказался скрыт. А ее содержание состояло из непонятного мне набора слов.

«Воскресенье. Второго интернационала. Дом 50 кв. 67 курок взведен»

Последняя фраза явно не предвещала ничего хорошего. Но то была зацепка, шанс выяснить правду и покончить со своими страшилками, упустить его я не мог.

Перекусив на скорую руку, я отправился на поиски указанного дома. О такой улице я ничего не слышал. Мне удалось найти таксиста, который согласился мне помочь в поисках. В итоге покрутившись по городу, он вывез меня на улицу Второго Интернационала, но тут нас ждал еще один сюрприз, дом за номером 50 оказался более призрачным, чем это можно было себе представить. Выяснилось что на «Второй интернациональной» было всего сорок домов. куда подевались еще десять было непонятно.. Таксист, понимая всю комичность ситуации, не взял с меня ни копейки, но дальнейшее путешествие я продолжил на своих двоих.

Вскоре я понял, что мои карманы ощущали острый дефицит материальных средств. Надо же я даже не подумал о том, как бы мне пришлось, расплачивается с таксистом, но «к счастью» обошлось.

Свое финансовое положение я отправился поправлять на работу, нужно было уладить все формальности с моим увольнением и получить расчет. Это заняло около двух часов, после чего я побрел в парк, который находился неподалеку от нашего офиса. Сотни раз я проходил мимо него и думал, что неплохо было бы зайти туда, подышать свежим воздухом. Наконец-то такая возможность появилась.


Состояния этого уголка природы оставляло желать лучшего, а может просто я был в том состоянии, что видел сплошные недостатки. Наверное, дворники в этом парке были не предусмотрены, потому как урны вдоль тротуара были переполнены, краска на скамейках шелупенилась от старости, а через асфальт на дорожках пробивалась трава и молодые топольки. Здесь, посреди этого убожества, я решил отдохнуть, усевшись поудобней на скамейку, державшуюся на честном слове. Наверняка, их ставили еще при царе-горохе.

Долгое время я смотрел в одну точку, разглядывая то, как муравей пытается тащить на себе травинку, гораздо больше, чем он сам. С какой бы стороны он к ней не подходил результат был одинаков.

«А воз и ныне там» – стал я разговаривать с насекомым. В голове начали возникать параллели с собой. Я увлекся настолько, что не заметил, как ко мне подсел седовласый дед с тросточкой в одной руке и поводком для собачки в другой. На меня он первоначально не обращал никакого внимания, продолжая разговаривать со своим Викингом (так звали его полуметрового долматинца). Одним словом он не далеко эволюционировал от нас с муравьем.

«Наверное, тоже местная достопримечательность» – оценил я деда. И вот эта святая простота обратилась ко мне дружелюбным тоном.

– День добрый – сказал он.

– Добрейший – ответил я.

– Хорошее время для прогулок.

– Бывало и лучше, – сказал я в надежде, что на этом наш разговор закончится.

– У вас какие-то проблемы, молодой человек?

– Каждый день у кого-то что-нибудь случается, почему я, почему опять ко мне с этими вопросами вы лезете. Вам – то зачем свой нос совать, куда не следует!!! Вы вообще кто? – бросил я презрительную тираду.

– Тихонов Степан Петрович, – спокойно ответил дед.

– Очень приятно – немного смягчился я, но при этом отвернулся к муравью.

– Так что занесло вас в наши края? – не унимался дед.

– А откуда вы знаете, что я здесь впервые? – заподозрив что-то неладное, спросил я.

– Я каждый день тут бываю, вас раньше не встречал, – сделал выводы он.

– И с каждым незнакомцем в парке вы непременно разговариваете? – решил уточнить я.

– Нет, конечно, я просто вижу, что вы чем-то озадачены. Кстати, как вас зовут? – не отставал он.

– Саша. – ответил я, – А вы что и мысли мои читать умеете?

– Нет, конечно – сказал он, будто я спросил у него что-то смешное – я ведь не волшебник, просто раньше психиатром работал. Лечил стрессы, нервные срывы… в основном конечно с дамочками работал, они более эмоциональные. Сейчас вот на пенсии, но все же привычки остались. Так что вас беспокоит?

– Надо же – ответил я, едва сдерживая хохот, – если Магомед не идет к горе, то она приходит сама.

Дед не понял моей иронии, а потому просто подождал, когда я немного успокоюсь.

– Видите доктор, за последние дни меня уже не раз отправляли к вам. Вот видимо и накаркали..

– Зря вы так, ведь я всего-то хочу вам помочь.

– Интересно, наверное, когда люди душу изливают? – с издевкой спросил я. Он ее (издевку) видимо не заметил.

– Очень. Каждая человек новая загадка, которую нужно раскрыть, – Возможно, и ваши проблемы решаемы, а вам просто нужно немножко подсказать чего…

Его тон, спокойствие, и терпение убедили меня ему открыться.

Сделать это оказалось на удивление легко, старик очень внимательно меня слушал, временами задавая уточняющие вопросы. По выражению его морщинистого лица, сложно было понять, удивлен ли он и интересно ли ему моя история.

– …так я оказался здесь. На этой скамейки, – закончил я свой рассказ.

Он ненадолго задумался

– Ну что доктор вы знаете, как мне помочь? – поторопил его я.

– Не знаю, насколько вам это поможет, но я уже слышал подобную историю.

– Как? От кого? – удивился я.

– Извините, мой дорогой это все же врачебная тайна. Я могу лишь рассказать в общих чертах.

– Да брось дед, не томи? Мне нужно знать про этого человека! – уговаривал я его.

– Нет не могу, так вот просто не могу, – ответил он, почесав свою морщинистую шею.

Намек был понятен, Степан Петрович, готов был забыть о врачебной этике под действием зеленого змия. Что ж я тоже был не против (у вас может сложиться впечатления, что я был заядлым алкашом, вы абсолютно правы).

«Не зря я сегодня зашел на работу вот и заначка сгодилась!» – подумал я, и предложил старику выпить по стопарику. Он одобрительно кивнул головой.

Мы двинулись к ближайшему ларьку. По дороге я заметил, что Степан Петрович слегка прихрамывал на левую ногу. Я не смог удержаться и спросил, что с ним стряслось. Он, поморщившись, пробурчал что-то вроде «в детстве ударился», больше на эту тему мы не разговаривали. Взяв в магазине поллитру, мы в том же парке нашли старенькую беседку и мигом вогнали в себя по сто граммов. Прочувствовав момент, я спросил.

– Так какая там у вас история?

На сей раз, он отвечал более охотно.

– То, что ты мне рассказывал, я слышал лет двадцать назад. До сих пор вспоминать жутко. Была у меня тут одна дамочка, с собачкой, Людой звали. Красивая такая, статная, так вот заходит она ко мне и говорит, мол, ей уже несколько дней сниться один и тот же человек, которого она встретила как-то на улице. Ну, в этом-то как раз ничего удивительного нет. Но она, так же как и вы, утверждала, что ее попутчик существует лишь в ее воображении. Говорила, что он обещает ей открыть будущее и еще какие-то неведомые грани. О том, что он знает, как можно жить беззаботно, без проблем, и для этого ей нужно всего лишь полностью довериться ему, – дед не спеша наполнил оба стаканчика, и, не дожидаясь меня, осушил свой.

– И что с ней потом стало? – спросил я, дождавшись пока старик, закончит смаковать выпитым.

Думаю мою заинтересованность не трудно понять, ясно было одно, в решении проблем мне следовало действовать ее методами.

– Она умерла недели через две такой беззаботной жизни, – спокойно произнес дед.

Я чуть не подавился, когда услышал ответ старика.

– Как умерла? Почему?

– Вскрыла себе вены. Никто так и не понял, почему. – ответил он.

– А что ее родные, говорят? – спросил я

– А что тут скажешь, суицид. Жила она тогда с любовником, но он там точно был не причем, наоборот, он несколько раз спасал ее, а в тот раз не успел..

– А вы можете подсказать мне, где я могу его найти?

– Откуда же я знаю, Сколько лет прошло..

Значит, адреса не вспомните, – сказал я закручивая пробку на недопитой бутылке.

– Ты это брось, я же такого тебе не говорил! – он попытался забрать емкость обратно, – насколько я помню, раньше они жили в переулке Второго Интернационала дом 50 квартира 67,но столько времени прошло.

– Этого быть не может, я был сегодня на этой улице Второго Интернационала, такого адреса не существует…

– На какой еще улице это же переулок. Находиться здесь, не далеко, хотя сейчас возможно его уже переименовали..

Я отдал ему бутылек, а сам полез в карман, нашел там свой расчетный лист, и дал его Степану Петровичу, чтобы тот нарисовал мне маршрут

Старик подробно набросал на клочке измятой бумаги схему, по которой я мог добраться до нужной мне квартиры. Интересно, что на этой импровизированной карте дед не поленился указать СЕВЕР-ЮГ. Может, ожидал, что я буду ориентироваться по звездам.

Мне удалось узнать, что звали ту даму Поляковой Людмилой. Это имя мне абсолютно ни о чем не говорило. Вряд ли мог я ее знать, она умерла, когда мне было лет пять. Ей на тот момент едва стукнуло двадцать. Она была студенткой NГУ. И жила гражданским браком с молодым человеком, о котором Степан Петрович ничего не помнил. Нас роднили только схожие проблемы. И это еще больше меня взволновало, так как мне не хотелось такой же мрачной концовки.


Нужный мне дом находился в десяти минутах ходьбы от заброшенного парка. Это была обычная хрущевка с обшарпанными подъездами, кричащими во всю глотку: «социализм жив». И современными железными дверями, говорящими о тяжелой криминогенной обстановке в городе. Квартира №67 находилась на шестом этаже, а подъезд, как полагается в таких случаях был для «спортсменов» (лифт не работал). Представляете ту радость, которую я испытал, обнаружив что хозяев нет дома. Впрочем, все было не столь безнадежно. На двери висела табличка: прилепленная наспех тонким скотчем

«Сдается в аренду Тел. 89150562607 Михаил»

Я записал номер, но звонить сразу же я не решился. «А вдруг это и есть тот, кто прислал мне сообщение с утра? – подумал я, – надо узнать как можно больше у соседей, о жильцах, а возможно и о Людмиле Поляковой.

Я постучался в квартиру напротив. Дверь открыла миловидная бабушка, с ухоженным лицом и каким-то готическим маникюром. На ней был темная вязаная туника и розовые тапочки, которые предавали ей особую комичность. Наверное, так выглядит большинство состарившихся модниц, время над ними не властно. Мне не пришлось сочинять предлог для знакомства, она меня опередила.

– Пенсию принесли? Ну, проходите тогда, а я вам чайку заварю вашего любимого, – сказал она мне.

Как вы понимаете, эту женщину я видел впервые. А она продолжала задавать мне «очень важные» вопросы. Причем мои ответы ее мало интересовали. Старушка буквально втащила меня к себе в квартиру, довела до кухни, влила в меня чашку чая с лимоном, прежде чем я что-то ей смог объяснить. Я был вынужден примерить на себя роль почтальона, для правдоподобности мне пришлось отслюнявить старушке немножко денжат. Зато спустя две минуты общения я уже знал, что хозяйку квартиры звали Евгения Алексеевна, больше всего на свете она любила свою рыжую кошку и чай с лимоном. Всю свою сознательную жизнь Евгения Алексеевна проработала медсестрой в больнице, а после выхода на пенсию стала выращивать георгины на балконе. Старушка все же посреди своего монолога заметила, что я сильно изменился (и это неудивительно). Невероятными усилиями мне удалось вклинить вопрос в ее болтовню.

– И давно вы здесь живете? – спросил я.

– Ой, да сколько себя помню…

– Наверное, всех здесь знаете? – наводил я ее на нужные темы.

– Ну, всех не всех… – начала увиливать старушка.

– Я тут решил снять квартиру в вашем районе? Вот смотрю, ваш сосед сдает как раз. Вы не могли бы мне что посоветовать.

Старушка изменилась в лице, когда узнала, что меня интересует, она огляделась по сторонам, так будто боялась, что ее может кто-нибудь услышать, а затем заговорила шепотом.

– Молодой человек, вы бы лучше еще что-нибудь поискали.

– Почему это, что-то не так?

– Я сама, правда, в это не верю, но говорят, что квартира проклята. Сколько там семей распалось, сколько смертей было, жуть. Что-то там не чисто.

– И давно это все началось?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4