Макс Глебов.

Смутное время



скачать книгу бесплатно

Чужой искусственный интеллект ответил не сразу, но через пару секунд все же решил не игнорировать вопрос.

– Мы знали о существовании Роя – он и раньше приходил в наш мир, и в этот раз наш флот был готов к отражению удара. Неизвестным оставалось только конкретное время вторжения, так что элемент неожиданности врагу удалось использовать лишь в незначительной степени. Ну а дальше… Одновременное массированное применение установок «Серый Шквал» ударными артиллерийскими дредноутами «Император Йорт», «Хвост Дракона» и «Бригадный генерал Дин» с последующим контрударом тяжелыми силами объединенного флота, подавлением ближней обороны портала и высадкой на его пустотные объекты абордажной стаи с больших десантно-штурмовых кораблей «Генерал армии Князев» и «Адмирал Лит-та».

– Н-да, – разочарованно выдохнула Синта и произнесла с невеселым сарказмом. – Все сразу стало кристально ясно. И, похоже, ответы на любые уточняющие вопросы будут столь же информативны…

Наверное, если бы у искусственного интеллекта по ту сторону портала были плечи, он бы ими пожал. А может и руками бы развел.

– К сожалению, вы правы, я ведь предупреждал. Ничего личного, просто жесткая программная директива. Единственное, что я могу порекомендовать вам, так это облететь портал, раз уж вам удалось восстановить работу двигательной установки. С обратной стороны вы найдете немало интересных техногенных объектов, которые, по-хорошему, вам стоит немедленно уничтожить. Не знаю, справились ли вы с вторгшейся к вам армадой Роя, но, видимо, в основном справились, раз уж вы здесь. Так вот, отсюда к остаткам недобитых вами подразделений противника исходят какие-то сигналы. Разобраться с их природой мы не успели, предпочтя просто уничтожить источник. Полагаю, вам следовало бы поступить аналогично…

– Что ж, господа офицеры, – отключив канал связи, Синта развернулась к своим подчиненным и Колну, – с Роем ситуация частично прояснилась, а вот с тем, как мы донесем эту информацию домой, нам еще предстоит разобраться.

– Скорость относительно портала погашена, – доложил второй пилот, занявший место увезенного медиками коллеги.

До поверхности, разделяющей миры, оставалось меньше десяти тысяч километров, и теперь ее можно было рассмотреть во всех подробностях, как почти невидимую прозрачную пленку, слегка колеблющуюся в странном неуловимом ритме.

– Гипердвигатель будет готов к работе через четыре с половиной часа, – дополнил доклад пилота начальник инженерной службы, – но вместо четырех внутрисистемных двигателей у нас теперь только один. Разгон для ухода в прыжок займет около двадцати часов. А нам этих прыжков надо… В общем, почти полгода полета до Чииры… Хорошо хоть тетрала у нас достаточно.

– Я полагаю, нам стоит воспользоваться полученной рекомендацией, – вмешался в обсуждение Колн. – Не знаю, в силах ли мы уничтожить портал, но попытаться сделать хоть что-то мы просто обязаны.

* * *

«Мартину.

Вернулась экспедиция, отправленная лейтенантом Чеховым в систему Мю Волка.

Во время разведки системы корабли под общим командованием профессора Колна (джангр из ближнего круга Чехова) столкнулись с организованным сопротивлением (предположительно были атакованы малыми внутрисистемными кораблями Роя). Эсминец проекта «Акула» к Чиире не вернулся – прибыл только транспорт поддержки. Официально экипаж эсминца числится пропавшим без вести, но вероятность гибели «Акулы» мной оценивается, как превышающая девяносто процентов (источник – отрывочные сведения, полученные от сержанта Звонарева). Менее чем через двое суток после возвращения разведки, к системе Мю Волка отправилась новая экспедиция, позиционируемая руководством СГЛД, как спасательная. Однако в ее состав помимо трех крейсеров проекта «Сом» вошли два средних транспорта поддержки, что явно избыточно для целей поиска пропавшего эсминца. Эскадру Чехов возглавил лично. Командовать силами, оставшимися у звезды Кута, назначен сержант Звонарев. В обстановке на поверхности Чииры изменений нет. Активность наземных сил Роя не спадает, но десанту СГЛД при поддержке с орбиты пока удается удерживать ключевые территории.

Вепрь».

* * *

Сообщение от адмирала Ямады догнало мою эскадру уже после выхода из первого прыжка к Мю Волка. Транспортный корабль, отправленный к Эпсилону Индейца для закупки боеприпасов и продовольствия, на обратном пути сделал промежуточную остановку на нашей астероидной базе. Между базой и Чиирой уже существовала цепь гипермаяков, и переданное через командира транспорта послание Ямады переправили мне, правда, чуть не опоздав – еще несколько часов, и я получил бы его только после возвращения на Чииру.

Я открыл полученный файл, и над планшетом сформировалась голографическая фигура адмирала.

– Приветствую, лейтенант, – Ямада был явно чем-то серьезно озабочен, – Ничем хорошим я вас не порадую. Боюсь, что это последняя партия боеприпасов, которую мы можем вам отправить. Увы, но весьма вероятно, что скоро запасы ракет и снарядов к корабельным орудиям пригодятся нам самим, а быстро возобновить их производство в условиях послевоенного упадка… Ну, сами понимаете. Теперь о том, что произошло. После начала нашей с вами торговли, с тетралом у нас стало несколько посвободнее, и Государственный Совет решил выделить топливо для разведки обстановки в соседних колониях. Я отправил два средних разведчика к звезде Глизе. По плану у них был и дальнейший маршрут, но, увидев, что там происходит, командир разведчиков принял решение сразу вернуться, и поступил совершенно правильно. Глизе практически полностью разграблена, и сделали это наши бывшие добрые соседи из системы Лакайль. Вы, кстати, как-то обмолвились о своем желании слетать к ним, чтобы купить корабли. Похоже, вам тогда сильно повезло, что мы договорились, и вы отказались от этого намерения, – невесело усмехнулся Ямада, – Так вот, мои разведчики переговорили с представителями объединенного правительства двух планет системы Глизе, и они рассказали, что пять месяцев назад к ним заявилась бывшая эскадра прикрытия Лакайля с весьма недружественным визитом. Откуда у этих бандитов взялся тетрал, я не знаю, но они явно не испытывали в нем недостатка. У Глизе к тому моменту ситуация с топливом сложилась такая же, как у всех, то есть критическая. Соседи потребовали не оказывать сопротивления и передать им в целости всю промышленную инфраструктуру и накопленные запасы ресурсов. Правительство Глизе, конечно, от такой наглости в восторг не пришло – жить-то потом как? В общем, корабли местной эскадры сцепились с агрессорами, но мы ведь с вами на собственном опыте знаем, каково это – воевать без тетрала. Защитники системы потеряли несколько кораблей и были вынуждены отступить к планетам под прикрытие орбитальных крепостей, а эскадра Лакайля начала планомерно реквизировать в свою пользу все, до чего смогла дотянуться в космосе. В результате в системе Глизе больше нет никакой действующей промышленности, кроме той мелочи, что сохранилась на самих терраформированных планетах. Штурмовать их противник не стал. Видимо, оценил возможные потери и решил, что оно того не стоит. В общем, выяснилось, что мы имеем у себя под боком мощную и агрессивную силу, от которой в любой момент можно ожидать удара. А ведь эскадра прикрытия у них на момент окончания войны была одной из сильнейших. К Глизе пришли шесть линкоров, девять крейсеров и авианосец, причем два крейсера оказались даже имперской постройки. Метрополия была вынуждена передать им эти корабли для усиления – Лакайль являлся одной из стратегических точек в войне с Роем. Может быть, именно этих двух крейсеров и не хватило императору Константину, чтобы продержаться до подхода флота колоний…

Ямада немного помолчал, вспоминая те не такие уж и далекие события, и продолжил.

– Вы забрали у меня больше половины кораблей, лейтенант, – с явной неохотой произнес адмирал, – Да еще и я, по жадности своей глупой, отдал вам в аренду два оставшихся линкора. Я все понимаю, это была честная сделка, и, несомненно, без вас я бы не имел и тех сил, которые есть у меня сейчас. Но я не смогу отбиться от эскадры Лакайля, если она атакует нашу систему, а рано или поздно это обязательно случится. Думаю, вы понимаете, что произойдет, если эти пираты захватят Эпсилон Индейца. Пострадает не только население наших планет и пустотных объектов, по вашим планам тоже будет нанесен серьезный удар, а бандиты с Лакайля станут еще сильнее. Я не вправе что-либо от вас требовать, кроме срочного возврата двух моих линкоров, но думаю, вы понимаете, чем может грозить вам бездействие. Не знаю, насколько сильно вы увязли в своих проблемах на Чиире, хоть и предполагаю, что не все у вас там гладко, раз вы продолжаете закупать боеприпасы в таких количествах, но имейте в виду, что, возможно, сражаться придется на два фронта. Наш Совет санкционировал прокладку цепи гипермаяков к вашей базе на старой тетраловой выработке, так что скоро связь станет более оперативной, но физику никто не отменял, и быстро прийти нам на помощь вы не сможете, а если потерпим поражение мы, вы почти неизбежно станете следующими. Думайте, лейтенант. Предложение, сделанное вам Госсоветом сразу после победы над мятежниками, все еще в силе. Боюсь, поодиночке мы в новом мире выжить не сможем.

Эк адмирал заговорил-то, когда хвост прижало. Нет, Ямада – мужик правильный, и я его понимал прекрасно, но возглавить флот Эпсилона Индейца, влившись в него со своими кораблями, я был категорически не готов, да и мои люди, не говоря уж о джанграх, меня бы точно не поняли. А вот линкоры придется вернуть, что очень некстати…

Радости мне известие о новой угрозе, естественно, не доставило, но вместе с тем, оно открыло для меня и новые возможности, которыми я собирался воспользоваться немного позже. Понять бы только, где эти поганцы с Лакайля тетрал нарыли, и сколько его у них. Но в данном случае гадать смысла не имело, и проблемы стоило решать по мере их поступления. Сейчас перед моей эскадрой стояли две конкретные задачи – выяснить судьбу «Акулы» и вытряхнуть из системы Мю Волка засевший в ней Рой с последующим присвоением всех спрятанных там джанграми материальных ценностей. Вот этим я и собирался заняться в первую очередь.

* * *

Полковник Левски напряженно размышлял над сложившимся раскладом сил. Появление нового фактора резко меняло общую картину и требовало внесения корректив в дальнейшие планы. Подумать тут было над чем. С одной стороны, решительность действий эскадры Лакайля полковнику нравилась, и вызывала желание попытаться привлечь ее руководителей на свою сторону. Но эта же решительность и бескомпромиссность, проявленная ими в операции у звезды Глизе, вызывала у Левски опасения, что даже если они согласятся действовать совместно с ним и Феррейрой, потом, после победы, эти ребята могут и не захотеть делиться с союзниками ее плодами. Ситуацию стоило рассматривать и с третьей точки зрения. Если эскадра Лакайля в ближайшее время ударит по Эпсилону Индейца, то для самого Мариуша Левски результат может оказаться весьма плачевным – в таком раскладе будет уже поздно о чем-то договариваться. Это соображение вынуждало полковника торопиться.

Левски вздохнул и сделал над собой усилие, создав на планшете новый документ, чтобы написать сообщение Феррейре. Не любил бывший имперский безопасник делиться информацией с кем бы то ни было, но в данном случае флот Солнечной системы мог оказаться слишком весомым аргументом в переговорах. Если гипотетически объединить его с эскадрой Эпсилона Индейца, то ребятам с Лакайля может очень не поздоровиться в прямом столкновении. Реально предлагать создание такого союза полковник, естественно, не собирался, но зачем партнерам по переговорам об этом знать?

Написание сообщения помогло полковнику разложить мысли по полочкам, и он окончательно пришел к выводу, что договариваться с новой силой нужно однозначно, причем инициатива в этом деле должна исходить от Феррейры. Именно ему следует выйти на контакт с властями Лакайля и предложить совместные действия и раздел сфер влияния, иначе может стать поздно, и вместо того, чтобы укрепить свою власть и распространить ее на другие звездные системы, две активные и здоровые силы послевоенного мира сцепятся между собой, взаимно истребляя друг друга.

Еще раз перечитав послание, Левски остался доволен. Что ж, теперь все зависело от решения адмирала Феррейры, но полковник надеялся, что глава Солнечной системы проявит благоразумие, соизволит отвлечься от тех благ, которые обеспечивает ему высокое положение, и сделает все, как надо.

* * *

Наш выход из гипера не остался незамеченным. Визит экспедиции Колна в систему Мю Волка разворошил осиное гнездо, которое свил здесь Рой, и теперь внешний пояс астероидов плотно патрулировался корветами противника. Конечно, плотность эта была понятием относительным – слишком уж велик объем пространства, занимаемого каменно-ледяными глыбами на окраине системы, но зоны действия вражеских сканеров надежно перекрывали все подходы к интересующим нас объектам. Точных координат форпоста джангров у Роя не имелось, но искусственный интеллект, управлявший его кораблями, однозначно сделал вывод, что эсминец и транспорт людей заявились сюда не на прогулку – они что-то искали среди мерзлых обломков на краю системы, и, возможно, нашли. Поэтому теперь незаметно появиться в окрестностях Мю Волка стало весьма сложно.

Противник отреагировал на наше появление со свойственной Рою холодной расчетливостью. Быстро оценив силы прибывшей эскадры, враг решил сразу в бой не вступать, а сперва сконцентрировать силы для удара. Патрульные корветы оттянулись на безопасную дистанцию от моих крейсеров, но не слишком далеко, чтобы не терять надежного захвата сканерами наших кораблей.

В центральных областях системы началось активное движение кораблей противника. Их количество меня неприятно удивило. То ли после столкновения с эсминцем Колна Рой мобилизовал все ресурсы на строительство флота, то ли в преследовании кораблей разведчиков участвовали далеко не все силы, имевшиеся у врага в системе Мю Волка, но сейчас…

– Уже сто семьдесят четыре цели, господин командующий, – в голосе командира моего флагмана звучало сомнение, – это, конечно, пока всякая мелочевка, даже на нормальный корвет тянущая с большим трудом, но что-то их слишком много, и откуда-то все время появляются новые.

– Пока они не представляют для нас серьезной опасности, – пожал я плечами, стараясь, чтобы мой голос звучал уверенно, – Защитные поля крейсера в несколько раз мощнее, чем были у кораблей Колна, не говоря уж об орудиях и ракетах. К тому же нас трое, а даже одиночному эсминцу проекта «Акула» удалось навести здесь изрядного шороху и сжечь полтора десятка этих поделок Роя.

На самом деле я не испытывал той уверенности, которую пытался изобразить. Предстоящее сражение грозило нам огромным расходом боеприпасов, а их запас на моих кораблях был далек от желаемого. Учитывая важность экспедиции, мы, конечно, наскребли для трех крейсеров полные боекомплекты ракет и снарядов, но взять дополнительный запас уже не получилось – что-то следовало оставить и основным силам флота. Кроме того, расстреляв весь боезапас в системе Мю Волка, мы имели все шансы столкнуться с тем, что пополнить его нам будет нечем. Адмирал Ямада в своем послании сказал об этом совершенно недвусмысленно.

– Командир, новые цели!

На тактической голограмме появились восемь более крупных отметок, чем те, что мы видели раньше.

– Судя по размерам, это эсминцы, – доложил оператор систем сканирования, – Маскировочные поля хуже наших, но с такого расстояния подробностей все равно не разобрать.

– Интересно, почему они не появились в прошлый раз? – спросил молчавший до этого Линг. До этого момента джангр наблюдал за ходом подготовки к сражению, стараясь не вмешиваться в процесс, в котором не слишком хорошо разбирался.

– Возможно, еще не были готовы. Эти эсминцы явно строились, как полноценные межзвездные боевые корабли, но гипердвигатель, судя по всему, Рою пока технологически не потянуть. Вот и ждали они своего часа в каких-нибудь подземных ангарах, а потом прилетела экспедиция Колна, и по итогу схватки Рой решил, что нужно мобилизовать для боя все имеющиеся корабли, независимо от того, достроены они полностью или нет.

– Противник лег на курс перехвата.

Похоже, Рой собрал уже все силы, которые в данный момент счел необходимым бросить против нас. Остались ли у него резервы, предполагать было сложно. Опыт многочисленных боев в космосе подсказывал, что бывает очень по-разному. Вычислители Роя работали не совсем так, как наши, и предсказать действия искусственного интеллекта, управлявшего эскадрой противника, всегда было непросто.

– Маяк форпоста не активен, – доложил Линг, – Я пока не пытался связаться с его вычислителем. Пусть лучше молчит и дальше, чтобы не увеличивать риск обнаружения.

Я молча кивнул джангру и вернулся к анализу ситуации. Двести двенадцать корветов и восемь эсминцев противника войдут в зону действия наших ракет через пару часов. Это если мы просто будем висеть неподвижно и ждать их прибытия. Будь у меня здесь весь флот СГЛД, я бы сам пошел навстречу врагу, но для трех моих крейсеров кораблей противника оказалось все-таки слишком много, по крайней мере, для боя на встречных курсах. Корвет, конечно, крейсеру не противник. В бою один на один он просто не сможет подобраться к нему на дистанцию открытия огня, а если даже каким-то чудом сумеет это сделать, то силовой щит и зенитные системы крейсера все равно отразят практически любую его атаку. Но это пока корвет один или их несколько, а в данном случае на каждый мой крейсер приходилось по семьдесят противников, и это не считая эсминцев, о боевых возможностях которых мы пока не имели ни малейшего представления. Конечно, до рубежа открытия огня доберутся не все, причем далеко не все, но если эсминцы свяжут нас боем, то корветам станет гораздо легче сократить дистанцию.

Решение напрашивалось само – противника следовало разделить и заставить вводить свои силы в бой по частям. Прием этот стар, как мир, но выглядит простым только на первый взгляд. Легко воплотить его в жизнь можно только в бою с неопытным противником. Рой таким не был ни в начале войны, ни сейчас. Мне требовалось создать очень серьезную угрозу, чтобы он пошел на дробление своей эскадры на несколько частей.

– Профессор, – обратился я к Лингу, – в информационном пакете, полученном Колном от форпоста джангров, должна быть информация о невоенной инфраструктуре Роя в системе. Мне нужны координаты наиболее критичных для противника промышленных объектов – верфи, добывающие комплексы, заводы… Где-то ведь они строили эти корабли, а сканеры форпоста просто обязаны были их засечь за годы наблюдений.

– Минуту, – откликнулся джангр, и углубился в анализ данных на своем пятиугольном планшете.

Довольно быстро на тактической голограмме стали появляться значки, отмечавшие интересующие меня астероиды и спутники газовых гигантов. Рой учел опыт разгрома флотом колоний своей кораблестроительной промышленности и больше не размещал верфи в космосе. Строить такие объекты в скальной толще астероидов в разы сложнее, но зато там их можно надежно спрятать и легче защитить, что наглядно продемонстрировал опыт визита эскадры людей к Мю Волка, когда все пустотные объекты противника были надежно зачищены, а вот упрятанные под землю заводы как раз уцелели. Рой сделал выводы.

Противник развернулся в системе с размахом. Конечно, средства пассивного сканирования, применявшиеся форпостом, не могли собрать исчерпывающую информацию о подземных сооружениях врага, но анализ маршрутов боевых и транспортных кораблей позволил искусственному интеллекту форпоста сделать нужные выводы о характере тех или иных объектов.

На тактической голограмме отображались три верфи. Две из них были сравнительно небольшими и располагались в поясе астероидов между третьей и четвертой планетами. Третья верфь отличалась более крупными размерами и именно на ней, судя по всему, строились эсминцы, ставшие теперь причиной нашей головной боли. Размещалась она на спутнике четвертой планеты, вернее, внутри спутника. Пояс астероидов оказался богат ресурсами, и, как следствие, добывающих комплексов и обогатительных заводов Рой натыкал в нем почти два десятка. Ну и, чтобы упростить логистику, там же противник разместил и вспомогательные производства, некоторые из которых уцелели еще с военных времен, а также мощности по изготовлению боеприпасов и наземных боевых машин.

Окинув взглядом все это великолепие, я решил, что самыми ценными для Роя являются верфи. Именно их он лишился несколько лет назад, и это создало ему очень серьезные, можно сказать, почти непреодолимые проблемы, к решению которых он смог подойти только сейчас, да и то не в полной мере.

Три очень удобных цели, довольно далеко разнесенных в пространстве, вполне подходили для решения вставшей передо мной задачи.

– Крейсерам принять вектора разгона и координаты для прыжка.

На начальном этапе я решил разделить собственную эскадру, чтобы потом, в нужный момент, вновь собрать ее вместе. Пока расстояние до противника позволяло нам достаточно легко уклониться от боя, что я и собирался сделать, уводя корабли из системы. Сражение с объединенным флотом противника в мои планы не входило.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении