Макс Брукс.

Minecraft: Остров



скачать книгу бесплатно

Max Brooks

MINECRAFT: ISLAND

Печатается с разрешения издательства Del Rey, an imprint of Random House, division of Penguin Random House LLC и литературного агентства Nova Littera SIA

© 2017 by Mojang AB and Mojang Synergies AB «MINECRAFT»TM is a trademark or registered trademark of Mojang Synergies AB. All rights reserved

Cover art and design: Ian Wilding

© Дмитрий Могилевцев, перевод, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

***

Всё последующее основано на реальных событиях



Введение

Я не жду, что вы поверите в описываемый мною мир. Хотя, если вы взялись читать эту книгу, значит, находитесь в этом мире. Возможно, вы уже бродили по нему, но только теперь открыли мой остров. А может, как и для меня, остров для вас стал вратами в новую вселенную. Если вы один, растеряны и насмерть перепуганы, значит, вы точно там, где был и я в свой первый день. Этот мир кажется запутанным лабиринтом, временами – безжалостным бандитом. Но суть в том, что он – учитель. Ваши испытания и тяготы – всего лишь замаскированные уроки.

Потому я оставляю эту книгу. Пусть история моего путешествия поможет на вашем пути.

Глава 1
Никогда не сдавайся

Я тону!

Я очнулся глубоко под водой – тёмной, холодной. И первой моей мыслью было: «Я же тону! Где поверхность?» Я заметался, пытаясь определить направление, выяснить, куда плыть. И наконец увидел свет – бледный, тусклый, далёкий.

Инстинктивно я кинулся к нему и быстро заметил, что вода вокруг светлеет. Значит, впереди поверхность и солнце.

Но постойте! Оно – квадратное?? У меня галлюцинации? Или вода обманывает зрение?

А, наплевать! Лишь бы хватило воздуха. Главное – выплыть.

Мне раздирало грудь, с губ срывались мелкие пузырьки и бежали передо мной к свету. Я толкал и хватал воду, будто загнанное животное. И вот он, блестящий колыхающийся потолок. Я ближе к нему с каждым отчаянным гребком. Но как же он далеко! Тело болит, лёгкие горят огнём.

Плыви же!!!

Хлоп!

Моё тело скорчилось. Внезапная боль пронизала его от глаз до пяток. Рот раскрылся, чтобы испустить истошный вопль. Я потянулся к сиянию, желая уцепиться за свет, за жизнь.

Я выпрыгнул в прохладный чистый воздух.

Я кашлял, икал, чихал. И смеялся.

Я дышу!

Сначала я просто наслаждался, зажмурившись, позволяя солнцу ласкать лицо. А когда открыл глаза, то не поверил им. Квадратное солнце! Я поморгал. Хм, облака. Никаких тебе округлых пушистых комьев небесной ваты. Над головой лениво плывут тонкие прямоугольники.

«Галлюцинации», – подумал я. – Упал с лодки, ударился головой. Слегка повредился рассудком.

Но разве я падал с лодки? Не помню. Я вообще ничего не помню: и как попал сюда, и где это „сюда“».

– Помогите! – заорал я, обшаривая взглядом окрестности. – Хоть кто-нибудь! Помогите! Спасите!

Хоть бы какой корабль, самолёт или клочок земли вдалеке.

Вокруг – тишина, море и небо.

Я один.

Почти.

Что-то плеснуло в паре дюймов от моего лица, мелькнули щупальца, толстая серо-чёрная голова.

Я завопил, отпихиваясь ногами, стараясь отплыть. Тварь походила на спрута, но будто сложенного из кубов, как и всё в этом странном месте. Она развернула щупальца ко мне, раскрыла их – и я уставился прямо в красную пасть, окаймлённую острыми как бритва зубами.

– Убирайся! – заорал я.

У меня мгновенно пересохло во рту, бешено заколотилось сердце. Я неуклюже грёб прочь. И зря. Щупальца сложились, и спрут метнулся в противоположном направлении.

Несколько секунд я судорожно месил воду. Но спрут благополучно скрылся в глубине, и я испустил благостный, звучный, полный невыразимого облегчения вздох.

Затем я глубоко вдохнул раз, другой и третий – а потом ещё и ещё. Наконец сердце успокоилось, перестали трястись руки и ноги и впервые с момента пробуждения нормально заработал рассудок.

– Ну ладно, – сказал я вслух. – Ты угодил в озеро, океан либо вроде того – и не слишком близко от берега. Никто тебя не спасёт, а долго на плаву не удержишься.

Я медленно развернулся на триста шестьдесят градусов, надеясь заметить хотя бы намёк на далёкий берег. Ничего. В отчаянии я снова уставился на небо. Ни единого самолёта. И никаких тонких туманных полос. Они же в моём мире повсюду! Но, очевидно, не там, где квадратное солнце и прямоугольные облака.

Да уж, облака.

Я заметил, что они всегда движутся в одном направлении, прочь от восходящего солнца. Строго на запад.

– Хм, если всё равно куда, отчего бы не туда? – подумал я вслух, глубоко вздохнул и медленно поплыл за облаками.

Не слишком-то рациональный выбор направления, но, возможно, ветер подтолкнёт меня или, во всяком случае, не станет мешать. Если бы я отправился на север или юг, ветер мог бы понемногу завернуть меня, и я стал бы плавать кругами. Хотя, может, и не стал бы. Я не знаю этого до сих пор. Как может знать тот, кто очнулся с тяжёлой травмой головы посреди океана и теперь отчаянно пытается не оказаться там снова?

– Просто плыви и не думай, – приказал я себе. – Сосредоточься на том, что впереди.

Я наконец заметил насколько странно моё «плавание», – не периодические махи руками и ногами, толкающие вперёд, а словно скольжение по воде, которому руки и ноги, похоже, почти не помогают.

«Да, травма головы», – подумал я.

Не хочется представлять, насколько серьёзной она может быть. Однако я совсем не устаю – и это здорово. Хотя, по идее, плавание должно утомлять. Мышцы быстро начинают ныть и наливаться свинцом. Я подумал, что выплеск адреналина маскирует усталость. И что будет, когда аварийный бак организма иссякнет?

А он рано или поздно иссякнет. Меня начнут пробирать судороги, собьётся дыхание, плавание превратится в шевеление, затем я стану качаться, как поплавок на воде, не продвигаясь вперёд. Конечно, я попытаюсь перевести дыхание, набраться сил, но надолго ли меня хватит? И как скоро я, дрожащий, стучащий зубами, погружусь назад, в холодную темноту?

– Нет, я ещё не сдаюсь! – вырвалось у меня.

Я крикнул – и будто сразу прибавилось сил. Я приказал себе сосредоточиться и двигаться вперёд.

Я успешно выполнил приказ, поплыл во всю мочь, пытаясь одновременно не спускать глаз с окрестностей, надеясь приметить корабельную мачту либо тень вертолёта. Шанс малый – но, когда занят наблюдением, меньше думаешь о своём отчаянном положении.

Вода на удивление спокойная. Нет волн, меньше сопротивление – а значит, я смогу проплыть больше. Плюс к тому, вода пресная – то есть я в озере, а не в океане, а озёра меньше океанов. Конечно, большое озеро опасно не в меньшей степени, чем море, но, чёрт возьми, разве не лучше смотреть на вещи с позитивной стороны?

Ещё я мог видеть дно – очень глубоко, между мной и им можно засунуть небоскрёб, но всё же не бездна, как в океане. Причём, не ровное дно, а с массой ложбин и холмов.

Справа склон подводного холма шел наверх, его верхушка пряталась где-то за горизонтом. Может, она выходит на поверхность? Я свернул приблизительно на северо-восток и направился прямиком к холму.

Я не успел перевести дух, как подводный холм превратился в гору – и стал надводным! Его верхушка торчала наружу.

– Наверное, в самом деле земля, – осторожничал я, стараясь не спугнуть надежду. – Хотя, может и мираж, хитрый обман зрения, туман…

А потом увидел дерево. Ну, что-то похожее, так как издали я различал только угловатую зелёную массу на коричневой прямой ножке. От возбуждения я понёсся как торпеда. Не отрывал глаз от берега, и вскоре увидел другие деревья, стоявшие рядком у коричневого берега. Внезапно передо мной открылся зелёно-бурый склон холма.

– Земля! – заорал я. – ЗЕМЛЯ-Я-Я!!

У меня получилось! Вот она, тёплая, твёрдая, устойчивая земля. Меня захлестнула волна облегчения – и, как настоящая волна, тут же отхлынула.

Моей радости хватило едва на секунду. Затем я рассмотрел остров. Добравшись до берега, я был совершенно сконфужен и растерян. Даже пробуждение в океане не так сильно меня ошарашило.

Остров состоял из кубических блоков. Из них складывалось всё: и песок, и земля, и камни, и даже штуки, сперва принятые мной за деревья.

– Ладно, так и быть, – согласился я, не желая верить глазам, – подождём минутку, отдохнём.

Я стоял по пояс в воде, моргал и размеренно дышал, ожидая, пока развеется морок. Ещё немного – и все эти резкие углы станут привычным мягким и округлым пейзажем.

Они не стали.

– Травма головы, – твёрдо решил я и пошёл на берег. – Никаких проблем. Главное, убедиться, что не теряешь слишком много крови.

Инстинктивно я потянулся ощупать предполагаемую рану, поднял руку – и охнул.

– Что???

Прямоугольная болванка, заканчивающаяся мясистым кубом вместо кисти. Сколько я ни пытался разжать пальцы, у меня не получилось.

– Где моя рука? – заорал я в панике.

Закружилась голова, пересохло в глотке. Я в испуге осмотрел себя. Ступни-кирпичи, прямоугольные ноги, тело в форме коробки для туфель. Всё покрыто нарисованной одеждой.

– Да что со мной такое? – завопил я пустому пляжу.

– Этого не может быть! – кричал я, бегая туда и сюда, судорожно пытаясь соскрести краску.

Я чуть не задохнулся, бросился к воде, чтобы увидеть свое отражение и успокоиться. Но не увидел его.

– Где я? – закричал я мерцающему морю. – Где это место?

Я подумал о воде, о том, как очнулся… а очнулся ли я на самом деле?

– Это сон, – сказал я себе, чтобы унять панический страх, прибегнув к единственному разумному объяснению. – Ну конечно!

На секунду мне почти удалось себя убедить.

– Это безумный сон, и скоро ты проснёшься по-настоящему…

И что? Я попытался представить, как просыпаюсь дома, в обычной жизни, – и не смог. Я помнил настоящий мир округлых плавных форм, людей, домов, машин. Взаправдашний мир. Но себя в нём не помнил.

Будто невидимая рука стиснула мою грудь.

– Кто же я?

От напряжения вздулись вены на шее, я ощущал кожу лица, корни зубов. Мне стало дурно. Шатаясь, я снова пошёл к холму. Как же меня зовут? Кто я? Как выгляжу? Стар я или молод?

Глядя на тело, похожее на коробку, ничего не узнать. Я мужчина или женщина? Я, вообще, человек?

Что же я такое?

В мозгу будто лопнула связующая нить. Рассудок отказался работать.

Где? Кто? Что? И наконец главный вопрос.

– Зачем? – заорал я яркому квадратному солнцу. – Почему я не могу вспомнить? Почему я другой? Почему я здесь? Почему всё это происходит со мной? ПОЧЕМУ?!

В ответ – тишина. Ни крика птиц, ни плеска волн. Даже ветер не свистит в убогой пародии на деревья. Вокруг лишь чистая злая тишина.

А потом…

Г-р-р-р.

Тихий звук. Сначала я решил, что мне почудилось.

Г-р-р-р.

Теперь я точно его услышал – и почувствовал. Это из меня. Бурчит мой живот.

Я голоден!

Отличное средство вырваться из круга дурных мыслей, простая понятная цель, на которой можно сосредоточиться. Проще еды только дыхание.

– Г-р-р-р, – сообщил мой желудок, будто говоря: Я жду.

Я резко встряхнулся, чтобы кровь прилила к голове, и снова осмотрелся в поисках съедобного. Когда я впервые сделал это, от изумления мог что-нибудь пропустить. Может, в моём кармане водонепроницаемый телефон или бумажник с удостоверением личности?

Увы, я не нашёл даже карманов, но зато обнаружил тонкий пояс, нарисованный тем же цветом, что и штаны. Потому я и пропустил его при первом осмотре. По бокам на поясе были по два плоских кармана. Проверяя, что в них – пусто, разумеется, я ощутил лёгкое давление чего-то висящего на спине.

Я назвал его «рюкзак», но не увидел ни лямок, ни крючков, удерживающих предмет на спине. Он просто держался, как и нарисованные штаны. Снять нельзя, но можно переместить вперёд.

– Безумный сон, – повторил я, снова прибегая к простейшему спасительному объяснению.

Внутри рюкзака было двадцать семь кармашков, похожих на поясные, – и тоже пустые.

– Вот и провели инвентаризацию, – подытожил я.

Есть хотелось всё сильнее. Значит, надо идти на поиски пищи. Я осмотрелся, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь смутно съедобное. Но сначала нашёл растущую из блока высокую траву. Такие блоки торчали поодиночке и парами на земле за пляжем. Я потянулся к одному рядом со мной, но не смог ухватить. Мне удавалось лишь неуклюжее движение, похожее на боксёрский удар.

Меня снова обуяла тревога. Странно выглядящее тело – это полбеды. Но если оно ещё и не хочет слушаться…

Я махал рукой, и ничего не случалось, а когда наконец случилось – несчастная трава рассыпалась в пыль. В буквальном смысле. Высокие зелёные стебли не упали, не сломались, но испарились. Хрустнуло, и – упс! Всё пропало.

– Ну что это такое? – пожаловался я, глядя на прямоугольную руку. – Ты вообще можешь работать?

М-да, сколько руку ни уговаривай, лучше не станет. И вряд ли есть смысл повторять то же самое с другим пучком травы.

Я читал, хотя и не помню где, что безумие – это повторение одного и того же действия в расчёте на другой результат. Не знаю, верно ли определение для всех людей, но, что касается меня – оно в самую чёртову точку.

– Просто работай! – процедил я себе и изо всех сил ударил в траву. – Работай, работай, РАБОТАЙ!!!

Мой рассудок снова покатился под откос. Пропасть – вот она, прямо под ногами. Чтобы спастись, надо, чтобы удалось хотя бы малое.

Нельзя сказать, что мне и в самом деле удалось, но кое-чего я определённо добился. Четвёртый удар случайно попал не в траву, а в землю. Я не только уничтожил траву, но разнёс целый блок земли.

– Ого! – выговорил я.

Отчаяние сменилось любопытством. Сначала я не увидел, что стало с блоком. Передо мной оказалась кубическая яма. Я заглянул в неё и увидел разбитый блок. Он сильно уменьшился в размерах и парил посреди дыры. Я сунул руку, чтобы достать его – а он сам вылетел мне навстречу.

Я изумлённо охнул, отшатнулся, посмотрел на кубик в своей руке. Точно, земля – грубая и сухая, с крошечными камешками. Я попытался сдавить его. Он казался мягким, но не крошился. Я поднёс его к лицу и понюхал. И пахнет как земля.

Я понюхал снова – и стало спокойнее на душе. До сих пор всё вокруг было чужим, включая меня самого. А запах земли – тот самый, знакомый. Мои мышцы расслабились, я перестал стискивать зубы. Ей-богу, мне не стыдно признаться в том, что я ещё раз пять долго, с наслаждением втягивал ноздрями замечательный успокаивающий запах. Мне не стыдно признаться и в том, что, нюхая, я трусливо поглядывал по сторонам – а вдруг кто-нибудь смотрит?

Я не сказал бы, что эксперимент с землёй очень помог, но я ощутил себя увереннее, набрался решимости и разжал пальцы, выпустил блок из руки. Тот послушно упал. И я почувствовал себя ещё лучше.

– Ну, отлично! – с облегчением выдохнул я. – По крайней мере в моих силах ронять вещи.

Не то чтобы великое свершение, но кое-что значимое. Я не совсем беспомощен.

Я немного понаблюдал за маленьким кубом, висящим у моих ног, затем протянул руку, и не испугался, когда он снова прыгнул мне навстречу.

– Ладно, раз я могу тебя бросать, – осторожно выговорил я, – посмотрим, смогу ли…

Я передвинул куб к карману на поясе, и куб послушно скользнул внутрь.

– Ну что же, – улыбнувшись, сказал я, – вещи здесь – во всяком случае, земля – сжимаются, и можно их нести. Странно, но, похоже, полезно для жизни в этом… этом сне.

Я пока не мог выговорить слово «мир». Мой рассудок был ещё слишком хрупок.

– Гр-р-р, – заметил желудок, напоминая, что он ещё здесь.

– Хорошо, – заключил я и достал земляной куб из кармана. – Съесть я тебя не могу, и не вижу причин таскать с собой.

Я понёс куб к дыре, где он и был. За шаг-два до неё куб выпрыгнул из руки, раздулся до прежнего размера и встал на место, будто ничего не случилось. Впрочем, почти ничего: выбивание куба из земли лишило его зелёного покрова.

– Хм, – изрёк я и попытался выбить блок снова.

Да, пара ударов – и он опять в моих руках. На этот раз я опустил его рядом с дырой, но куб и там вернулся к исходному размеру.

Я снова замурлыкал под нос. Когда успокоишься, голова работает как часы. И что мне напоминает установка кубических блоков? Что-то из прежнего округлого мира… детей, играющих в кубики, строящих дома…

– Если тут всё сделано из блоков и они сохраняют форму, возможно, я смогу составить из них то, что хочу построить? – поведал я блоку.

– Г-р-р-р! – крайне сердито ответило моё нутро.

– Ты прав, – указал я желудку и обратился к блоку: – Ну, увидимся позже. Мне надо кое-чего перехватить.

Я решил напоследок попробовать ещё раз с травой – и правильно. Пятый исчезнувший пучок травы оставил после себя коллекцию семян.

– «Наконец-то!» – подумал я и попробовал подхватить их.

Курьёзная особенность моего кошмара: я могу ухватить только все шесть семян, но не каждое в отдельности. Ещё одна курьёзная особенность, страннее прежней: я не могу съесть семена. Рука с семенами застывает в дюймах от рта, и не хочет двигаться дальше.

– Неужто? – раздражённо спросил я и попытался придвинуть лицо к руке.

Тоже без успеха – словно невидимая сила не давала им соединиться.

– Неужто, – со злостью повторил я, ощущая, как внутри закипает ярость. – Вот и пусть!

Я замахнулся, чтобы вышвырнуть бесполезную находку, – и снова обратил внимание на блок, который выбивал и ставил. Несколько минут назад на нём не было зелени – а теперь она вернулась. Дёрн образовался заново.

«Так быстро? – с удивлением подумал я и поглядел на семена. – А может, здесь всё растёт настолько же быстро, и стоит посадить эти семена?»

Эх, мать честная, я попытался. Всерьёз. Перепробовал буквально всё. Уронил их – они застыли над землёй. Попытался вдолбить их в землю – и выбил другой блок. Поставил его наземь и попробовал всунуть семена ему в бок. Безуспешно.

– Ну почему вы так, – прошипел я и вовремя приказал себе остановиться.

Спрашивать «почему» здесь – прямая дорога к безумию.

Я крякнул и приказал себе:

Давай работай. Не сдавайся.

После чего уронил семена в карман и в отчаянии отправился искать что-нибудь другое. Хоть какой-то источник пищи, хоть что-нибудь похожее…

Деревья!

Я подбежал к ближайшему, попытался отодрать кусок коры. Кстати, люди едят кору или нет? Возможно, кто-то ест, но не я. Мои руки не позволили ухватить ничего на стволе, покрытом светлыми и тёмными коричневыми полосами. Хоть ствол казался подходящей для лазания толщины – почти с меня, – руки не дали вскарабкаться к самым листьям – гроздьям маленьких кубиков.

Я не сдавался – в моём положении нельзя мириться с поражением.

– Если уж это сон, – заметил я, – то я могу просто взлететь и взять, что нужно.

Я поднял руки, посмотрел вверх, прыгнул – и моментально приземлился. Но в тот критический момент, когда я завис в воздухе, произошло нечто волшебное. Я попытался ударить листву над головой, и, хотя меня отделяла от неё пара блоков, я почувствовал: рука во что-то уткнулась.

Так что, я могу далеко доставать?

Я нерешительно принялся ударять вверх.

Конечно, моя рука не могла растянуться на четыре блока, но отчего-то я мог попадать по мелким блокам листвы над головой.

– Я могу достать! – заорал я и принялся осыпать листву ударами.

Они словно размётывали в клочки затаившееся безумие.

– Да! – завыл я, когда первый блок исчез и оставил в моей руке красный, блестящий полукруглый плод.

– Вот о чём я говорю! – голосил я.

На этот раз тело позволило мне есть.

«Может, я нашёл, в чём дело? – Хрустя свежей прохладной сладостью, ощущая, как льётся в глотку сок, размышлял я. – Не иначе рука позволяет съесть только пригодное в пищу».

Плод не совсем походил на яблоко, но на вкус был точь-в-точь. Если меня успокаивал и утешал даже запах земли, аромат и вкус яблока так подействовали, что защипало в глазах.

– Давай работай, – приказал я себе, когда яблоко целиком исчезло в жадном желудке. – Никогда не сдавайся!

Сам не понимая, я только что усвоил очень важное. Назовите это девизом, жизненным уроком, чем угодно. Но главное – я нашёл слова, которые надо слушать и говорить себе всю жизнь. Я сделал первое из многих важных открытий в моём странном и чудесном приключении.

Я нашёл ценнейшее правило.

Никогда не сдавайся!

Глава 2
Паника лишает разума

Используя новооткрытую способность, я сбил листья с остальных деревьев. Наградой мне стала не только пара яблок, но и критически важное знание о моём рюкзаке и поясе.

Открытие я сделал вскоре после того, как съел первое яблоко. Вместо фрукта в мои руки упал саженец.

– Снова забастуешь? – спросил я у руки и спрятал крохотное деревце в пояс.

Когда спустя пару секунд я добыл второе, то рассеянно сунул его в тот же карман – и понял, что деревца не только сжались, но и сплющились, сложились вместе, как стопка игральных карт.

– Ага, очень даже интересно и полезно, – улыбаясь, выговорил я.

Я и представить не мог, насколько полезно. К тому времени, как закончил оббивать деревья, я умудрился засунуть двенадцать сплющенных саженцев в один карман. И, должен заметить, – при нулевом добавочном весе!

Взглянув на набор карманов в рюкзаке, я подумал, что смогу унести целый склад всякого добра. А значит…

– А значит, – продолжил я вслух без особой радости, глядя на карманы, – что пока я не нашёл ничего ценного, стоящего места в рюкзаке, от вас проку не больше чем от вентилятора на ветру.

«Где-то должно быть больше яблок», – подумал я, осатривая скалу.

У страха глаза велики – она показалась мне непроходимой. Но теперь я наелся, успокоился, набрался уверенности и определил, что скалистый склон вовсе не был отвесным.

«Кто знает, что там ещё?» – подумал я и пошёл по земляным блокам.

Хм, если б я не был таким перепуганным бестолковым хомячком, не оказался бы в ловушке на этой стороне острова.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное