Маир Арлатов.

Воскрешающая



скачать книгу бесплатно

Магнитный клещ – последняя разработка фирмы «Нить Ариадны», изготовляющая приборы и различные приспособления, обеспечивающие безопасность полета, пригодилась мне как нельзя кстати.

Это своего рода присоска, при помощи которой звездолет прочно присоединился к астероиду. После этого я полностью выключила двигатель. Теперь найти мою «Птичку» будет ох как нелегко, даже комете не удастся стрясти нас с астероида взмахом своего хвоста.

– Ух, я думал, эта тряска никогда не кончится, – выдохнул Будущий Король, радуясь остановке.

– Разве это тряска, – усмехнулась я, – вот когда будет проходить комета, ты узнаешь, что значит настоящая болтанка.

– Жаль, что я ее не увижу.

– Зато останешься жив. Кто там на связи?

Мой помощник долго молчал, потом радостно воскликнул:

–Есть! «Сова» точит когти, но кошки в черной комнате может не быть. А вот и ответ: «Чисти перышки, в городе много бродячих кошек. Гейза опалит ей усы».

–Гейзы нам нечего опасаться, можем расслабиться. Свет я включать не буду, так что единственное, чем мы можем заняться – это поспать. Тебя это устраивает?

–Еще бы! Я чувствую себя, как выжатый лимон.

– Ничего привыкнешь. Под подлокотниками есть две кнопки, нажми обе: одна опускает спинку кресла, а другая включает обогреватель.

После того как наши кресла приняли горизонтальное положение, в отсеке установилось безмолвие. Даже в лежачем положении я видела окружающие нас астероиды, на их поверхности мерцали редкие блики приближающейся кометы.

Температура в отсеке постепенно падала. Скоро она достигнет минусовой отметки, и лишь тепло, которое излучают кресла, спасет нас от замерзания.

Незаметно для себя я уснула. Сон мой был так же черен, как все вокруг. Если хотели сновидения посетить меня, они не могли пробиться сквозь стену тьмы, а их голоса безнадежно затерялись в пространстве безмолвия. Сон был короток, как вспышка молнии. Он принес мне бодрость и хорошее настроение.

Какое-то время после сна я лежала, всматриваясь в черный потолок. Рядом сладко спал Будущий Король. Даже дыхание его не было слышно…

Тут я встревожилась: почему неслышно?

Сердце лихорадочно запрыгало в груди и я, стараясь не шуметь, встала. Кресло мальчика было пустым…

Благодаря тому, что мои глаза уже привыкли к темноте, я могла различать где, что и как расположено в отсеке. Вскоре и мальчика я нашла. Он лежал на полу, свернувшись калачиком, и посапывал. Я облегченно вздохнула и даже улыбнулась, подумав: «Привычка – вторая натура, чудной король…»

Затем вынесла из склада пару теплых одеял и укрыла его. Почувствовав на себе тяжесть, он заворочался и сказал что-тона своем языке. Лишь одно слово, произносимое многократно, было мне знакомо: «Дарьян, Дарьян, Дарьян…»

Он общался с Богом, а я? Во что верю я?

Я верю лишь себе, собственной интуиции и собственным силам.

Коснувшись рукой пола, я пришла к выводу, что мальчик не простудится, пол еще хранил тепло.

Успокоившись окончательно, я опять забралась в излюбленное кресло, но мне уже не спалось.

Странные мысли начали настойчиво влезать в голову. Чтобы защититься от ностальгии и глупых грез, я надела наушники. Далекое шипение кометы перебивали все сигналы.

Поблизости не должно быть ни одного летательного аппарата. Обычно предупреждения Космопрогноза не остаются без внимания даже пиратами. Мало кто хочет рисковать своей жизнью, и при первых сигналах тревоги все мчатся изо всех сил от греха подальше. Я же частенько пренебрегаю его предупреждениями.

Вспомнились слова своей матери, умершей во время четырехлетней войны между двумя мировыми корпорациями: «Доченька, если победит «Железное сердце», ты будешь богата, но несчастна. Если победит «Религия» ты тоже будешь богата, но одинока».

Ее слова сбылись, хоть и носили в себе более глубокий смысл, нежели тогда я могла себе представить. Большую часть жизни, особенно несколько последних лет, я предоставлена сама себе. Я одинока, но это лучше, чем быть несчастной.

Победителем в этой короткой, но не менее кровопролитной, чем иные, войне, оказалась «Религия», а «Железное сердце» перестало существовать. Великая война разума и металла была окончена. Роботы ушли в прошлое, даже их биологические братья, останки которых до сих пор попадаются под ноги на заброшенных урановых рудниках многих планет. Лишь редкие оригиналы все еще предпочитают использовать их в качестве слуг.

«Религия» прозомбировала сознание многих людей на достижение во всех ситуациях компромиссов, жажду свободы, власть желаний. Короче говоря, с тех пор и развелась такая масса космических жителей, как отшельники, бродячие торговцы, корсары, и огромная армия космических преступников. С последними вообще опасно иметь какие-либо дела. О, сколько безжизненных планет и крупных астероидов является местами их заключения.

«Кот сдох. Сова рвет когти, прием».

Пиратский сигнал вывел меня из состояния покоя. Я посмотрела на экран и затаила дыхание. Мимо проплывал звездолет «Совы» оснащенный современным боевым вооружением. Дула ракетных установок едва не сняли маскировку с «Птички».

Корабль класса «Б» – боевой, прошел рядом с нами, замер на несколько секунд, затем повернул влево, и резко увеличив скорость, улетел прочь. Я едва успела прочесть на его борту броскую надпись: «За свободу надо платить!» Что ж весьма впечатляюще.

– Это была «Сова»? – вопрос паренька вывел меня из оцепенения. Я вздрогнула и посмотрела на него. Будущий Король был едва различим в темноте. Он стоял, укутавшись в одеяло, и не спускал глаз с экрана.

– Да, – ответила я, – кот сдох, сова рвет когти.

– Значит можно не прятаться?

– Рановато еще высовывать свой нос. Вдруг это блеф. Дождемся, когда комета пролетит.

Гейза между тем была достаточно близко. Хоть мы и не могли ее видеть, но заметили, что снаружи стало гораздо светлее. Астероиды, имеющие многочисленные раны от метеоритов и отшлифованные изменчивыми космическими вихрями, светились в лучах огненного хвостатого тела.

Чем ближе подходила комета, тем громче раздавалось в ушах шипение и треск электрических разрядов. Наш спасительный астероид покачнулся, отразив от себя волну высокотемпературного газа.

– Скоро будет жарко, – заметил паренек.

– Ничего, переживем. Расскажи лучше что-нибудь о себе, – попросила я, снимая наушники, решив, что глохнуть мне пока рано.

– Рассказывать, в общем-то, нечего, – нехотя проговорил он, усаживаясь в кресло.

– К примеру, почему твоя планета называется Дарьяндес?

– На нашем языке это название означает – обитель Дарьяна, то есть его земля…

Мы долго разговаривали о своей жизни, делились мыслями, планами. Хорошо, когда в мире гордого одиночества возникает кто-то, способный уж если не понять, то выслушать. Будущий Король был способен сделать и то и другое.

– А как случилось, что ты стала воскрешать? – задал он вопрос, на который я долго не решалась ответить, что он вынужден был поинтересоваться: – Ты мне доверяешь?

– Мне не хочется пережить это заново. Может, позже я буду готова рассказать об этом.

Он не стал настаивать.

Грозное шипение Гейзы стало слышно даже внутри звездолета. Становилось все жарче. Я не сомневалась, что «перья» моей «Птички» выдержат много тысячеградусные перепады температуры. Нас беспрерывно трясло. Метеоры вокруг устроили массовый танец. Постепенно урывками они отходили в сторону от летящего объекта. Наш астероид не был исключением. По моим расчетам к хвосту кометы присоединится лишь некоторое количество близко к ней расположенных осколков. Да, и те по площади должны быть втрое меньше ее ядра. До нас притягательная сила кометы даже не достанет.

Я представила, как Гейза врезается в астероиды, словно огненная стрела, и освобождает себе путь, уничтожая их, даже не почувствовав столкновения. Их расплавленные остатки застревают в огненном хвосте, делая еще больше ее неукротимую мощь. Потом надолго после нее останется черная дорога, разделяющая надвое Млечный Путь. Но свято место, пусто не бывает.

Неожиданно наш астероид совершил резкий скачек, и, ударившись о соседние, как юла завертелся на месте. Будущий Король едва усидел в кресле. Он решил не рисковать, и пристегнулся. Как раз вовремя. Астероид опять подпрыгнул, но на этот раз уже оттого, что на него налетел другой. Все обошлось – звездолет не пострадал.

Вокруг становилось все светлее. Во избежание ослепления я закрыла на смотровом окне жалюзи. Наш отсек погрузился в сумерки.

Снаружи был ад. Грохот сталкиваемых тел, которые разламывались от удара, взрывы, исходящие от каких-то ядерных процессов, происходящих внутри самой кометы, оглушительное шипение и свист.

Все эти звуки, разумеется, во много раз уменьшенные, врывались к нам, заставляя беспокойно оглядываться и замирать от страха. Если мы обращались друг к другу с вопросами, то слова наши нельзя было расслышать среди этого хаоса.

Неизвестно сколько времени прошло с тех пор, как началось это светопреставление. Но когда оно закончилось, мы долго не могли поверить, что все еще живы.

–Если это та беда, о которой ты предупреждал, то она миновала, – радостно сообщила я, отклеиваясь от кресла.

Будущий Король ничего не ответил, хотя ответа я и не ждала.

Мне предстояло провести проверку целостности всех систем звездолета, обнаружить повреждения и по возможности устранить их.

Первым делом я проверила уловитель сигналов. В наушниках слышался посторонний треск и шум, не имеющий отношения к звукам снаружи. Скорее всего, была повреждена антенна, которую заменить не составит особого труда. Ее заменой я займусь на ближайшей техобслуживающей станции.

Затем включила рубильник, обеспечивающий все оборудование необходимой энергией. Ожили мониторы, включилось освещение. Вроде бы все было в порядке. Я вывела на экран главного компьютера схематическое изображение корабля, и поочередно проверила работоспособность всех узлов двигателя, целостность обшивки, и вообще все его технические характеристики. Я более чем опытный пилот и потому даже одного взгляда на схемы мне хватило, чтобы понять – моя «Птичка» отделалась лишь парой царапин, и несколькими вмятинами, короче говоря, легким испугом.

Я была рада, что все обошлось даже лучше, чем я предполагала.

– Это Дарьян нам помогает, – уверенно произнес мальчик. – Это он нас спас от пиратов, и защитил от кометы.

– Может быть, – согласилась я, заметив, что он какое-то особое внимание уделяет моим манипуляциям с разного рода аппаратурой, и спросила: – Ты запоминаешь, что и как я делаю?

– Просто интересно, – он отвел глаза от моих рук, устремив взгляд на смотровое окно.

– Тебе приходилось работать за пультом управления?

– Немного.

– Основы знаешь?

– Да, нас обучали в школе, но за два года столько всего нового произошло, что я уже сомневаюсь, знаю ли что-нибудь.

– Когда мы пересечем Млечный Путь, у тебя будет время проверить свои знания.

– Правда? Вот здорово! Вы такая добрая!..

– Ну-ну, мы же договорились…

– Ах, да… Лануф, когда я стану Королем, я сделаю для тебя все, что попросишь.

Я весело рассмеялась.

– Ты мне не веришь?

– Верю, но не пойму, откуда такая уверенность, что именно ты станешь королем? Вас же четверо…

– Да, четверо, но королем все-таки стану я!

Его уверенность в своем будущем меня поражала.

– Не сердись, пожалуйста. Просто я не понимаю, что произойдет с другими твоими братьями.

–Братьев у меня только двое. Третья сестра – она мне не соперница, в шестнадцать лет она уйдет из королевства разыскивать того, кто полюбит ее и сделает своей женой. Мой брат Ларенс встретит женщину своей мечты на одной из многочисленных планет Солнечной системы. Он не захочет возвращаться назад. Брату Нацтеру осталось совершить всего один подвиг, и он его совершит, но, к сожалению, он пошел неправильным путем: Нацтер служит силам зла, и не знает об этом.

– Хорошо, наверно, знать свое будущее? – с завистью в голосе произнесла я.

Мне лично хотелось порой заглянуть немного вперед, и сделать что-то не так как положено, зная заранее, что не придется переживать неприятные последствия. Частенько у меня все получается совсем не так, как я рассчитывала, и это обстоятельство все больше делает меня одиноким космическим странником – отшельником, без пользы прожигающим свою жизнь. И только деньги поддерживают меня в живом состоянии. Не будь их, как долго бы я смогла прожить?

– Хорошо, если оно хорошее.

– Ты прав, если оно плохое, то лучше его не знать. Кстати, как мне тебя называть? Ведь у тебя должно быть имя.

– Должно быть, но теперь его нет. Называй, так как называешь меня в уме.

– Будущий Король?

– А что, хорошее имя, оно мне нравится, – он улыбнулся.

– Скажи мне честно – ты читаешь мысли?

– Нет, не читаю. Скорее угадываю. Будто кто-то в моей голове выдает ответы. Вот, например, ты только начала печатать первые буквы, а уже знаю, какое слово получится.

За разговором я совсем отвлеклась от работы. На мониторе появилась следующая надпись: «Звездолет класса «К» исправен и готов к эксплуатации, все систему находятся в порядке, атмосферное давление в отсеках в пределах нормы».

– Как же ты объяснишь, о чем говорили люди возле своих кораблей тогда у Бюро? – я откинулась на спинку кресла и обернулась к пареньку. – И как ты узнал, что к швейцару подойдет слепой старик?

– Со стариком все просто – я заметил, что ты не смотришь по сторонам, а если бы ты тогда чуть-чуть повернула голову в бок, то тоже его заметила бы. Ну, а разговор тех людей я просто услышал. У меня очень чуткий слух.

– Замечательно! – что я еще могла сказать?

– У меня способности врожденные также как у сестры и братьев.

Я чувствовала, что мальчик хочет продолжить разговор о способностях. И естественно его интересовал вопрос о происхождении моего дара, о котором у меня не было желания говорить. Мне трудно называть мою способность даром – это проклятье, с которым очень трудно жить и невозможно избавиться.

– Да, при таких суровых законах, как на Дарьяндесе, просто необходимо иметь уникальные способности. Без них не выжить вдали от дома, – высказала я свое мнение и тут же, пока он не стал с другой стороны подбираться к столь интересующей его теме, я встала и торжественно сообщила:

–Будущий Король, с этой минуты я назначаю тебя вторым пилотом, и вверяю тебе очень серьезное дело, – я взяла в руки наушники, и протянула ему. – Отныне твоей обязанностью будет прослушивание сигналов бороздящих бескрайние просторы космоса, следить за данными радаров и своевременно сообщать мне – главному пилоту – о любом движущемся объекте, который попадет в зону видимости и слышимости приборов. Готов ли ты приступить к своим обязанностям?

Будущий Король не ожидал такого поворота событий. Он остолбенел от удивления, но едва я закончила свою речь, бодро по-боевому отчеканил:

– Так точно!

– Тогда, приступай. Наше путешествие продолжается!

Мы приступили к своим обязанностям. Будущий Король воспринял новость очень серьезно. Чувствовалось, что ему можно доверить и не такое маленькое дело.

Вскоре моя «Птичка» перестала цепляться за спасительный астероид, который как оказалось за время прохождения кометы, уменьшился почти вдвое. Теперь нам предстояло на минимальной скорости выбираться из пояса раздробленных на части астероидов, избегая при этом столкновения с метеоритами. По моим расчетам, чтобы добраться до того места, где прошла Гейза, у нас уйдет недели две – опять же по земным меркам. Потом почти столько же времени уйдет на преодоление оставшейся части.

Беспросветная тьма окружала нас. Свет далеких солнц редко мог пробиться сквозь каменную толщу. Благодаря прожекторам звездолета наш полет проходил более или менее благополучно. Временами приходилось делать длительные остановки, так как иногда астероиды и их обломки находились в подвижном состоянии. И не просто в единичном экземпляре, а в таком большом количестве, что пробираться через них было бы полным безумием. И чем ближе мы подлетали к черной дороге, оставленной Гейзой, тем реже нам встречались крупные астероиды. Было больше метеоритов размером с футбольные мячи. Они то и дело врезались в звездолет, избавляясь от лишней энергии. Мы буквально кожей чувствовали их мощные удары. В такие минуты нервы наши были на пределе, а страх за целостность корабля – безмерным. Казалось, эта «бомбардировка» никогда не кончится.

Но удача была с нами. Мы все-таки пересекли Млечный Путь, и радости нашей не было предела в тот час, когда позади оказался последний астероид.

–Есть! – воскликнул Будущий Король. – До нас доходят сигналы Космопрогноза!

– И какую они обещают погоду в созвездии Белой Орхиды?

– А мы как раз и находимся в этом созвездии?

– Это первое и последнее созвездие, которое мы пролетим: начитается Вторая Смешанная галактика, затем идет Третья, далее Туманная, и, наконец, галактика Синего Веера.

Мальчик выслушал меня и вновь начал сосредоточенно прислушиваться к сигналам космоса.

– Туманную галактику пересекает Холодная комета, кольцо алмазных болидов начинает вращение в обратную сторону, произошел взрыв Зеленого Карлика – одной из пяти планет Третьей галактики, понесший за собой выброс радиоактивной плазмы. Черные Дыры в районе этой галактики при поглощении плазмы значительно уменьшились по площади. Исследователи полагают, что в ближайшие сто лет дыры полностью исчезнут. Вот и все, – мальчик отложил наушники.

– Хорошие новости, особенно про Черные Дыры. Жаль только, что когда они не будут стоять на моем пути меня, возможно, не будет в живых.

– Ты не хочешь долго жить? – удивился мой помощник.

– В данный момент у меня нет особого желания продлевать свою жизнь.

За время полета между мной и мальчиком сложились дружественные отношения. Мы ни разу не поссорились. У меня даже появилось такое впечатление, будто мы знакомы, по крайней мере, лет двести. Иногда мы понимали друг друга без слов.

Будущий Король проголодался. Он при первой возможности устраивал себе в столовой пир. Конечно, звал и меня, но я обычно приходила тогда, когда он заканчивал есть. Зато когда я набивала рот едой, он без умолку рассказывал о жизни на своей планете, а так же о том какие приключения ему удалось пережить, пока он был вдали от дома. Мой мозг в последнее время представлял из себя энциклопедию жизни существ Дарьяндеса, мифов, легенд и прочих сведений. Я даже начала изучать язык его королевства. Могу гордиться собой: у меня, оказывается, есть способности к языкам. Если так пойдет и дальше, то общаться с Дарьяндесянами я смогу без переводчика. Вообще-то прелести этой планеты меня совсем не привлекали…

Этот знаменательный день мы отпраздновали весело. Я извлекла из недр складского отсека законсервированный торт, и торжественно внесла его в столовую.

У мальчика от счастья засветились глаза.

– Торт, настоящий! – в восхищении выдохнул он.

– У нас ведь есть повод, не так ли?

– Повод? – Будущий Король на секунду задумался. – Пересечение Млечного Пути?

– Угадал! – я зажгла на торте свечку. – Мы пережили первое серьезное испытание, и достойны вознаграждения.

Звездолет летел в режиме «автопилот» мы спокойно могли заниматься своими делами. Если вдруг радары засекут какой-нибудь движущийся или иной объект, который появиться в пределах их видимости, компьютер предупредит нас звуковым сигналом.

После того, как торт был съеден, мы стали смотреть видео. Мне нравились мультфильмы, а Будущий Король предпочитал крутые боевики. День удался на славу.

Впервые за все время полета мы спали на настоящих кроватях в отсеке на дверной панели, которой красовалась табличка: «До весны не будить!»

На вопрос мальчика, что она означает, я поведала ему историю с разумными медведями с планеты Арктур. Медведями этих существ назвать можно было только с большой натяжкой, они на них совсем не походили. Единственное, что сближало таких разных существ – это зимняя спячка и сооружение, отдаленно напоминающее берлогу.

Я тогда впервые в жизни купила себе планету. Арктур считался безжизненным, покрытым толстым слоем вечного льда космическим объектом третьей величины. Но наступал иногда на Арктуре такой период, когда один из его блуждающих спутников – давно угасшее, но сохранившее тепло Черное Солнце – проходил по его орбите почти в плотную, и тепла хватало чтобы растопить какую-то часть льда и снега.

И вот тогда на свет выползали странные фиолетовые волосатые существа. Издавая скрипящие звуки, они вытаскивали из берлог своих детенышей и учили их искать пропитание.

А едой им служили погибшие от тепла снежные рачки, которые питались исключительно льдом, смешанным с космической пылью, и были на редкость бесхребетные, бескостные, безмозглые, то есть, проще говоря, на редкость мягкотелые создания. Фиолетовые медведи нагуливали жирок, дурачились, заводили любовные романы, последствия которых будут известны лишь следующей весной. Детеныши учились уму-разуму. Даже странно, что эти существа имели разум, но, ни к чему его не применяли. В общем, они вели растительный образ жизни.

Я прожила рядом с ними несколько бесконечно долгих зим. Каждый раз, когда медведи засыпали, зарывшись в снег, мне казалось, что следующая весна никогда не наступит. Ни осени, ни лета на этой планете не было. Лишь весна и зима.

Существа легко овладели моим языком, научились грамотно излагать свои мысли, и даже писать. Один из медведей красными чернилами на пластиковой дощечке написал: «До весны не будить!» и подарил мне из самых лучших побуждений.

Блуждающий спутник стремительно остывал. С каждым своим следующим возвращением, он все меньше и меньше согревал их планету. Фиолетовые существа постепенно вымирали. Мне пришлось продать Арктур, так как медведи, узнав про мой дар, все более настойчиво просили меня оживить их детей или родственников. Они буквально преследовали меня с мертвецами на беспалых лапах. Они не понимали, что если я оживлю их сородичей, то все они погибнут от голода. Живых снежных рачков им при отсутствии пальцев и когтей не поймать, а мертвых все труднее стало отыскивать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10