Маир Арлатов.

Воскрешающая



скачать книгу бесплатно

– Да, ты просто мне зубы заговариваешь! – я не спешила верить в его историю.

– Я говорю правду! Выслушайте меня до конца.

Синие глаза так искренне и с мольбой смотрели на меня, что я решила повременить с выбрасыванием собеседника из звездолета.

– Да, я соврал, что мне нужна помощь, и что я хочу попасть домой, но поймите меня, я это сделал для того, чтобы поговорить с вами наедине. Обещаю, больше врать не буду.

– Ладно, – нехотя поверила я, – допускаю, что это было не вранье, а маленькая хитрость. Можешь продолжать.

Я поставила свободное кресло напротив моего гостя и села.

– Вас не удивило, откуда я знаю ваше имя? – спросил мальчик.

Вопрос действительно на засыпку. Больше всего обо мне знает лишь налоговая полиция, меньше всего мои немногочисленные, но верные друзья. Ни к тем, ни к другим Будущий Король не мог иметь отношения. Еще одно обстоятельство, которое меня беспокоило – это то, что ждал он меня у моего звездолета. А на этой планете о моем прибытии знало едва ли больше двух человек: один из них – я, а другой – вице-президент. Ну, с большой натяжкой включу в этот список секретаря, но могу ручаться, он даже под пытками не выдаст ни одного имени или фамилии.

Информация о жизни таких богачей, как я является запретной и к тому же трудно добываемой и разглашается лишь после смерти. Даже журналисту, чтобы пообщаться со мной пришлось бы заранее заручиться согласием всех органов, которые ведут мою финансовую деятельность и обеспечивают тайну всех денежных и иных операций. Афиширование моим положением в обществе может привести к плачевным результатам их деятельности.

Чтобы эти органы дали свое согласие, они должны получить мое, а я такого ни одному их них не давала, и давать не собираюсь. Так, что я богата, но не знаменита. И такая жизнь меня вполне страивает. А люди, чем меньше знают, тем крепче спят.

– Вообще-то, мне интересно знать, как тебе удалось это выяснить, – ответила я на его вопрос.

– Я объясню, – поспешно заверил паренек. – Вот уж почти два года, как я блуждаю по звездам в поисках приключений на свою голову. Про Дарьяндес я сказал правду и пока не совершу сто подвигов, не могу вернуться домой. Все это время я не совершил ни одного подвига и пребывал в отчаянии. Подвигом считается спасение чей– Нибудь жизни – это как минимум. А на что-то большее, мне казалась, я вообще не смею рассчитывать.

– Но ты же еще не взрослый, как тебе удавалось выживать вдали от дома?

– Было трудно, но не об этом речь. Недавно наш главный Бог Дарьян посетил меня во сне и сказал, что я должен совершить единственный подвиг, который будет приравнен к ста. Мне надо спасти Воскрешающую…

Нервная дрожь пробежала по моему телу, начиная с шеи и теряясь где-то в районе пяток. Сразу стало как-то не по себе. Стараясь, изо всех сил сохранить хладнокровие, я спросила:

– И тебе удалось ее найти?

– Дарьян подсказал, где она и вот я здесь.

– То есть ты… имеешь в виду… меня?

Мальчик закивал головой, не переставая смотреть на меня внимательными, немного грустными глазами.

– Ты ошибаешься.

Я не та, кто тебе нужна, – произнесла я уверенно, надеясь посеять в его душе зерна сомнений. – Разве мало во всей вселенной женщин с именем Лануф?

– Да, я могу ошибаться, но не Дарьян. Он знает все!

Похоже, зерна сомнений попали в не благодатную почву. Будущий Король был верен себе, в то время как я пребывала в полнейшей растерянности.

– Я ожидал, что вы будете отрицать свой дар, – продолжил он, – и потому у меня есть доказательство.

Я сидела в кресле и чувствовала, как леденеет сердце, а в ладонях появился странный зуд. Хотелось потереть руки друг об друга, но я не позволила себе даже пошевелиться. Мальчик полез в карман рубахи, затем медленно вынул что-то, спрятанное от моего взора, в кулаке. Протянув ко мне руку, он медленно разжал пальцы, и я увидела то, отчего у меня остановилось дыхание… мертвую птичку!

Я только успела заметить ее желто– зеленые перья и скрюченные когти, как сработала моя давняя привычка, не раз спасавшая меня от неприятностей – я закрыла глаза.

Кажется, прошла целая вечность прежде, чем до меня донесся голос мальчика.

– Почему же вы закрыли глаза?

– Ты опять обманул меня! – с трудом сдерживая гнев, проговорила я. – Уходи, я не желаю тебя видеть!

Мне стоило больших усилий не повышать голос.

– Я не обманывал. Она никогда не была живой. Мне очень жаль…

– Что?..– я открыла глаза.

– Она из папье-маше. Даже перья ненастоящие.

Я смотрела на птицу и все ждала, что она вот– Вот зашевелит ножками, повернет головкой, пискнет или каким-либо другим образом подаст признаки жизни. Но она на самом деле была ненастоящей – мертвее мертвого!

– Это Дарьян надоумил тебя устроить проверку?

– Он лишь сообщил, что Лануф боится всего мертвого.

– Я действительно боюсь всего, что когда-то было живым, но мой страх не является доказательством того, что я являюсь Воскрешающей.

Мальчик, молча положил искусственную птичку в карман, поднялся, странно посмотрев на меня, и ничего не говоря, направился к выходу. Он явно что-то задумал. Интуиция подсказывала: мне грозит позорное разоблачение, если я не приму меры, чтобы этого избежать.

Неприятно сознавать, что какой-то юнец раскусил вас, как орех. Хотела бы я пообщаться с глазу на глаз с этим Дарьяном, пусть был бы он даже самым великим из Богов или даже его ужасной противоположностью. Уж я бы ему устроила лекцию о правилах хорошего тона!

– Куда ты? – мой вопрос догнал паренька почти у трапа. Ему оставалось лишь нажать на кнопку.

– Вам ведь нужны доказательства… – он оглянулся.

Если Будущий Король блефовал, то мастерски. А если нет? От него как я поняла, можно ждать чего угодно.

– Ты где-то спрятал труп? – вкрадчиво осведомилась я.

– Да, – сознался он, – я собирался его принести.

– Не надо не приноси. Ты можешь собой гордиться, тебе удалось найти Воскрешающую. Если ты выйдешь, я улетаю без тебя.

Будущий Король пошел обратно, остановился напротив меня и сказал, глядя по сторонам:

– У вас здесь здорово! Настоящий летающий дом!

Мне вдруг стало смешно. Скорее всего, оттого, что за своими невзрачными словами, он изо всех сил пытался скрыть радость. Каковы бы не были его планы, один из них удался: он остается в звездолете!

– Вот что, королевский плут, – сказала я, посмеиваясь, – осматривать мое жилище будешь потом. А сейчас марш в кресло и пристегнись. Не хватало, чтобы с меня взяли лишнее за стоянку.

Мальчику повторять не пришлось. Ему не терпелось начать свою миссию. Глаза его так и бегали по экранам и клавишам приборов управления. Его нетерпение передалось и мне. Я подкатила к пульту, намереваясь дать «Птичке» разрешение на взлет.

– А вы ведь за стоянку не платите, – сказал мне под руку Будущий Король и, встретившись со мной взглядом, продолжил: – постоянные клиенты Бюро ПКН не платят за стоянку. Я это точно знаю!

– Что-то ты слишком много знаешь, – ответила я сурово.

– Знания позволяют выжить, особенно, если можешь, их применить.

– Ответ достоин короля. Считай до ста и не отвлекай меня. Взлет штука серьезная.

Вскоре «Птичка», послушная командам компьютеров, зажужжала, содрогнулась, противясь магнитному притяжению, заворчала, словно была недовольна таким препятствием и, набрав обороты двигателя, рванулась ввысь.

За считанные минуты мы вырвались за пределы атмосферы планеты Астар. Я разрешила мальчику отстегнуть ремни, после чего он долго смотрел, как быстро уменьшается, окруженная абсолютной тьмой оранжевая планета.

– Круто! – восхищенно выдохнул он, отрываясь от иллюминатора. – А вы научите меня управлять звездолетом?

– Чтобы ты его у меня угнал?

– Конечно же, нет! Как я могу быть таким неблагодарным? Вы позволили мне лететь с вами, даете возможность выполнить свое предназначение…

– Стоп, стоп, стоп, – прервала я его восторженные излияния. – Во– первых, перестань обращаться ко мне на «вы». Называй Лануф. Во-вторых, если у меня из-за тебя возникнут проблемы, я высажу тебя на первом попавшемся астероиде.

– Даже если там живут только преступники?

– Ну, я не такая жестокая. Лично в руки им я тебя не отдам. Там, наверняка, найдется хоть один приличный человек, который установит над тобой временную опеку, до прилета любого грузового судна.

Будущий Король вздохнув, нахмурился. Это условие ему совсем не нравилось.

– В-третьих, – продолжала я, – когда мне нужна будет помощь, я тебе скажу и без моего разрешения на этом корабле, прошу, подвигов не совершать.

Мальчик кивнул и спросил, глядя себе под ноги:

– А какое четвертое условие?

– Откуда ты знаешь, что оно у меня есть? Ты читаешь мысли?

– Нет, – он поднял голову, – у вас, то есть у тебя, все на лице написано.

– Делаю вид, что верю тебе. Да, есть четвертое условие. Даже не условие, а так… просто хочу знать, о какой беде ты твердишь?

– Что именно произойдет, я не знаю. Дарьян сказал, что я должен быть рядом с тобой и обещал мне помогать. Я не могу ему не верить.

Я усмехнулась: чего его не спроси, он всегда найдет, что ответить.

Внутри звездолета было тепло и уютно. Белый свет ламп мягко освещал его нутро: немногочисленную мебель – кресла, да большой круглый стол, стоящий перед огромным смотровым экраном, на котором, как на ладони, мы могли видеть космическое пространство вокруг себя. Сбоку располагался вмонтированный в стену шкаф – кухня, представляющая собой вакуумное хранилище разнообразных, быстрых в приготовлении продуктов питания. Вот и все, чем был богат отсек управления. Ничего лишнего. Никаких картин, карт, панно и прочих вещей. Они не должны меня отвлекать во время полета.

Я откинулась на спинку кресла. Полет проходил нормально, так что можно было расслабиться. Главный компьютер лишь предупреждал о возможном метеоритном дожде, ожидаемом при переходе через Млечный путь, но до него еще лететь часов шесть.

– Ты голоден? – поинтересовалась я у гостя.

– Да, – он не стал отрицать.

– Тогда разрешаю познакомиться с моей кухней. Прежде, чем открыть какую – либо дверцу, нажми на зеленую кнопку.

Мальчик подошел к шкафу, долго рассматривал его содержимое сквозь стеклянные дверцы. Вся еда была тщательно запакована. Для души было все что угодно: деликатесы с разных планет, сладости, супы, напитки и многое другое. Запас продуктов проигрывал ассортименту, но мне и не нужно было много всего запихивать в шкаф. Для чего тогда нужен складской отсек? Вот уж в нем еды хватит на несколько лет.

Наконец, мой попутчик решил, что взять и как я советовала, нажал на пульте зеленую кнопку. Внутри кухни находился вакуум, обеспечивающий сохранность продуктов и теперь все пространство наполнилось воздухом, давая возможность брать, что захочется.

– А для чего белая кнопка? – спросил он, накладывая в правую руку хлеб, кое-что из консервов и сыр.

Вместо ответа я встала, решив, что и самой тоже неплохо было бы подкрепиться. И лишь взяв пару бутербродов и пакет шоколадного высококалорийного молока, ответила, одновременно нажимая на белую кнопку:

– Это чтобы внутри образовался вакуум, и были крепко заперты дверцы, – и, заметив, что паренек не знает, куда бы ему устроиться, добавила, указывая в сторону выдвижной панели: – отодвинь ее. Там столовая.

В столовой находился прямоугольный, покрытый серебристой скатертью стол, несколько пластмассовых стульев, посудомойка, приемник отходов. Помещение небольшое, как раз рассчитанное на двоих, но достаточно просторное. Кухонных приборов типа: тостера, комбайнов, кофеварок я не имела, потому что не испытывала в них нужды. Был лишь компактный, универсальный котел для нагревания или, наоборот, охлаждения воды до нужной температуры с одновременной ее очисткой несколькими способами, определением состава и жесткости, а также выдачей рекомендаций по ее использованию. Истинно необходимая вещь для дальней дороги!

– А куда мы летим?

Я с трудом поняла, о чем меня спрашивает Будущий Король. Его рот был набит так, что слова застревали.

– А разве ты не знаешь?

– Знаю, но не знаю, как называется твоя планета.

– У вас на Дарьяндесе всегда короли с набитым ртом разговаривают?

– Только когда они очень голодны.

Мне этот паренек определенно нравился – за словом в карман не лезет.

– Мы летим на планету, которая пока не имеет названия. Находится она в галактике Синего Веера. Она – четырнадцатая планета, считая от местного солнца. На ней отсутствует всякая жизнь, так что тебе не понравится.

– А как ты назовешь ее?

– Ну, об этом думать пока рано, сначала надо на нее посмотреть.

– А когда мы прилетим?

– Через восемь земных месяцев.

– Так долго? – удивился он, вытирая рот рукой.

– А ты хотел бы уже завтра там оказаться?

Будущий Король пожал плечами, кажется, он не знал, что ответить. Мы молча закончили свою трапезу и покинули столовую.

– Можно мне заглянуть в другие отсеки? – поинтересовался мальчик.

Я разрешила ему, но предупредила:

– Ничего не нажимать и нос во всякие детали и отверстия не совать!

– Понял! – бодро отчеканил Будущий Король и умчался исследовать мой летающий дом. Я надеялась, что с ним на корабле неприятностей произойти не может.

Сама я подошла к главному компьютеру. На экране мигали цифры, обозначающие скорость, температуру внутри и снаружи, давление, и другие не менее важные данные. Я надела наушники и в уши ударила какофония звуков: скрипы, свистки, гудки – все это сигналы различных летательных аппаратов, бороздящих просторы космоса. Космос давно перестал быть безмолвным.

–Шатл «Медиум» предупреждает, – сквозь звуки до меня донесся сигнал грузового судна, следующего маршрутом Кассеопея – астероид Фендер, – на международной станции Голубая Луна обнаружена холера. Соблюдайте гигиену и личную безопасность. Большая просьба не настаивать на посадке. На станции установлен карантин на шесть месяцев. За дополнительной информацией свяжитесь со спутником «Икс– 4».

Эта информация не имела для меня большого значения. Я крутанула рыле уловителя сигналов на другую волну.

«SOS! SOS! SOS!.. – из глубин космоса летел сигнал бедствия. – Помогите, теряем управление кораблем. Наши координаты: созвездие Золотой Рог – тысяча световых лет к югу от Колец Клоуна. Помогите! SOS! SOS! SOS! Звездолет «Перун» ждет помощи!»

Они были очень далеко от меня. Одно из негласных между нами – пилотами правил гласит: «Не можешь помочь, передай сигнал о бедствии другому». Я решила так, и поступить, и даже настроилась на передачу, как меня опередили.

«Перун, Перун, иду на вы. Сигнал принят, прием!»

И вскоре последовал ответ:

«Вас понял. Назовите себя».

«Космический разведчик «Бекас». Сообщить ли спасательной службе?»

«Большая просьба не сообщать».

«Вас понял. Боитесь потерять права?»

«Боюсь потерять деньги».

«Вас понял. Ждите, мы идем. Переключитесь на низкочастотную волну».

«Ждем»

Далее разговор между двумя транспортными средствами из-за помех расслышать не удалось. На душе стало легче от сознания, что есть еще в космосе люди, способные придти на помощь по первому зову. Конечно, ко мне это не относится: я, вряд ли стала бы просить о помощи, а спасать вообще не мое кредо.

«Кошка подбирается к молоку», – услышала я странную фразу. кто-то зашифровал сообщение, и мне стало интересно: каков будет ответ. Ответ не заставил себя долго ждать. Через минуту я услышала следующее:

«Тише, тише, кот на крыше, мышеловка после дождя».

«Как быть, если сова потеряет зрение?»

«Филин заклюет!»

На этом кодированная речь закончилась. Смутно я подозревала, что так общались между собой два пиратских корабля. Находились они Где-то за пределами чувствительности радаров «Птички». Тревожное беспокойство охватило меня. Я не раз сталкивалась с корсарами космоса, у меня даже есть среди них знакомые. В большинстве случаев от них мне приходилось просто откупаться: имуществом, провизией, деньгами. Поэтому я всячески стараюсь их избегать. Хотя на моей памяти найдется пара случаев, когда меня отпускали без всякого выкупа.

Я сняла наушники и задумалась: «Если кошка – это я, то нужно срочно менять курс. Мышеловка после дождя… К примеру, метеоритного, значит, у меня назревают проблемы, ведь через несколько часов я могу оказаться в полосе настоящего ливня. Млечный путь – вот вам и молоко! – я аж вскочила с места.

Мысль, что я являюсь объектом охоты, взбудоражила меня.

– Берегитесь пернатые – я вам устрою! – воскликнула я, преисполнившись решимости обвести их вокруг пальца.

– Что случилось?

Я совсем забыла о мальчике.

– Нам предстоит встреча с пиратами!

– С пиратами? – в его глазах мелькнул испуг.

– Ты не ослышался.

– Лануф, а что ты обычно делаешь в таких случаях?

– Обычно удираю, если не могу удрать, договариваюсь о выкупе, плачу его и меня отпускают. Но на этот раз они от меня ничего не дождутся!

Я сбавила скорость звездолета, и вновь надела наушники. Рукой подала знак мальчику, чтобы он не задавал вопросов. Он, послушно притихнув, вжался в кресло. Ему было страшно. Как я его понимаю… Похоже, пареньку приходилось иметь дело с пиратами.

«Кошка молоко не пьет. Идет к коту, – простучала я телефаксом. – Сова паникует».

Тишина в эфире. Лишь бы сигнал дошел… Лишь бы был принят… Я занервничала, считая секунды.

«Угости кота, отвлеки кошку. Филин недоволен».

И тут же ответила настоящая «Сова»:

«Сова в дупле. В гнезде порядок. Для лохов песня!»

Филин задумался минуты на три, потом спросил:

«Кошачья песня или Садко?»

«Капитана Немо».

«Никто откуда?»

Я не дала «Сове» отозваться, перебила своим сигналом:

«Садко в дупле поет дуэтом».

Хорошо хоть сигналы, преобразованные в слова, имеют нейтральное звучание. Не разберешь по голосу, кто говорит. Обычно ответ подается тем голосом: мужским или женским, которому обучен передатчик.

После моей фразы в эфире возникла длинная пауза. Кажется напарник «Совы» пребывал в замешательстве. Надеюсь, он завис надолго. Теперь осталось ввести в заблуждение саму «Сову».

«Сове спать хамелеоном! Крыльями не хлопать! Филину не возражать! Прием окончен»

Если я все хорошо продумала, то «Сова» должна затаиться и прекратить преследования кошки, то есть меня. Я сняла наушники и посмотрела на Будущего Короля.

Все это время мальчик напряженно следил за моими манипуляциями по компьютеру. Вся беседа была ему известна.

– Здорово ты придумала! А как же «Филин»? Мы ведь не знаем в чем его роль.

– Ты прав. На этот счет у меня кое-что есть, – я улыбнулась довольная собой. – Сейчас мы станем метеоритом.

Я дала «Птичке» команду для соответствующей маскировки. За считанные минуты гладкая наружная оболочка звездолета превратилась в шероховатую, имитируя поверхность метеорита. Все антенны за исключением одной – уловителя сигналов, были спрятаны.

– Теперь мне понадобится твоя помощь, – сообщила я мальчику. – Пристегнись и надень наушники. Слушай все переговоры и дай знать, когда услышишь позывные пернатых «друзей». Я буду контролировать полет вручную.

Мальчик обрадовался возможности мне помочь и потому быстро выполнил просьбу.

– Ты готов? Сейчас будет темно.

–Готов! – ответил мой помощник.

Я окинула его беглым взглядом, проверяя, не расходятся ли слова с делом, затем, убедившись, что с ним все в порядке, пристегнулась сама и выключила свет.

Потом рванула на себя рычаг, заставила двигатель «Птички» замолчать. Теперь мы находились в свободном полете. Невесомость. Возникло странное чувство, к которому я до сих пор не могу привыкнуть, легкость тела и ощущение всепоглощающего одиночества. Вокруг нас лишь беспросветная темнота и ни единого звука. Вряд ли кто мог догадаться, что в чреве летящего метеорита находятся люди. На это я и надеялась.

– Что-нибудь слышишь? – спросила я. Мой голос звонким эхом отскочил от металлических стен.

– Пока ничего интересного. Пираты молчат. Вот только что Космопрогноз передал сообщение, что комета Гейза поменяла направление. Сейчас она движется вдоль Млечного пути.

– Постой, комета Гейза? Ничего о ней не слышала. Ты все точно понял?

– Все точно. Сообщение повторили четыре раза, – заверил будущий Король.

– Черт! – чертыхнулась я. – Придется менять курс. Откуда только взялась эта комета!

Развернув «Птичку» на девяносто градусов, я перевела рычаги управления в режим бесшумного полета. При таком полете скорость чрезвычайно высока – нас буквально вдавило в кресла, мы с трудом могли дышать – топлива тоже сгорает немало. Я редко решаюсь на подобные меры. Режим бесшумного полета сильно изнашивает двигатель, и я рисковала потерять управление, если компьютер не сможет взять контроль за полетом на себя, а на ручном управлении далеко не улетишь.

Так мы летели часа два.

На смотровом экране, сквозь толстое пластичное стекло я видела лишь яркие пятна звезд. Одна из них – мерцающая красная искра, как я догадалась и была кометой Гейзой.

– Она мчится на нас? – мальчик тоже заметил ее.

– Нет, это иллюзия, – успокоила я, – космический мираж.

– Слышу «Сову»: «Хамелеон меняет цвет, ветер пронес мимо зеленый лист, а голова одна». Что это может значить?

Я засмеялась. Хотя, смехом мои свистящие прерывистые звуки назвать можно было лишь с большой натяжкой.

– Это же мы промчались мимо «Совы». Думаю, он решил найти себе другое место для засады. Сейчас мы проникнем в полосу висячих астероидов и остановимся.

Прошло еще полчаса. И вот появились первые черно-бурые обломки какой-то , давно взорвавшейся или взорванной человеком, планеты. Звездолет ловко лавировал между застывшими в неподвижности объектами разной величины и формы. Я выбрала самый внушительный астероид, приблизилась к нему, замедляя скорость.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10