Маир Арлатов.

Там, где нас не ждали



скачать книгу бесплатно

Лорит неохотно принялась за работу.

– Мериэм, – прерывисто шептала она, – только не умирай, я боюсь мертвецов, ведь ты же не хочешь, чтобы я сошла с ума. Верно, не хочешь, так что держись. Мериэм, почему ты не оживаешь? Ален, кажется у нее агония!

Я уже успел немного отойти от нее. Почему-то мне казалось, что от болтовни Лорит очнется даже мертвый.

– Не мели чушь! Она должна очнуться!

– Я делаю все что могу, Ален!

Я на кого-то наткнулся. Вскоре понял на кого: человек лежал на боку, его голова была перевязана бинтом, пульс отсутствовал. Лицо его было холодным как пальцы Лорит.

– Капитан Дорс, – вздохнул я и принялся искать Наддин. Она должна была быть где-то рядом.

Наддин сама выдала свое местонахождение, издав болезненный стон.

– Отстань! – пробурчала она, когда я попытался привести ее в чувство.

– Наддин, вставай. У тебя все цело?

– Угу, – она вяло зашевелилась. – Вроде… спину только ломит, но жить буду.

– Остальные где-то здесь. Ты посиди пока, а я их разыщу.

– Кто это хнычет? – она услышала причитания Лорит.

– Лорит Мериэм в чувство приводит.

– Аа… – и спохватилась: – А как капитан?

– Никак. Сожалею… По крайней мере, ему теперь лучше, чем всем нам.

– Он… умер? – бесстрастно спросила она.

– Да.

Я не услышал, заплакала она или нет. Мне самому было тошно, но не до слез. Я должен был найти Иссиндию.

Ченз, Иссиндия и Зоран к счастью оказались живы. Вскоре мы все пытались приободрить Лорит, которая была безутешна из-за смерти Мериэм. Да, Мериэм умерла, не приходя в сознание, и никто ничего не мог изменить.

Наддин держалась превосходно, словно смерть дедушки и Мериэм случались для нее каждый день.

Ченз держался как и следует настоящему мужчине.

– Ченз, сможешь наладить освещение? – поинтересовался я.

– Сделаю, что смогу.

Сначала он подключил к аккумулятору лампу. Этого было достаточно, чтобы получить представление о полученных разрушениях.

Целые сутки ушли на анализ ситуации. Из-за того, что все приборы странным образом без видимых причин остановились, определить, где мы находимся не представлялось возможным, и сколько времени «Шелковый Путь» бесцельно плутает по космическим просторам, узнать мы тоже не могли. Просто чудом было то обстоятельство, что корабль оставался целым. Устранив причины, приведшие к разгерметизации многих отсеков, мы восстановили в них нормальный микроклимат и вскоре имели возможность использовать их по назначению.

Это был самый трудный космический день в жизни команды. Он помог нам приготовиться к тому, что ждало нас в будущем.

Тело капитана и Мериэм решено было хранить в специальной морозной установке. Мы надеялись, что, вернувшись на Землю, достойно похороним их.

Все это время Лорит пребывала в шоке, она автоматически делала все, что ей говорили и молчала. Наддин выглядела смирившейся, но не отчаявшейся. Иссиндия была рядом с подругами, словами и делом внушая им желание жить, несмотря на горькие потери.

Я не слышал, что она им говорила, но слова ее возымели нужное действие: ко времени, когда мы все – шестеро собрались в столовой, женщины выглядели гораздо лучше, они даже приоделись.

Обстановка в отсеке обрела почти домашний фон. На столе были в основном паштеты из искусственного белка с добавлением ароматизаторов.

– У нас еды осталось максимум на месяц, – сообщила Иссиндия. – Вследствие внешнего гипертермического воздействия испорчено восемьдесят пять процентов плантаций белка. Остальные пятнадцать функционируют ниже среднего уровня. На восстановление уйдет не один месяц.

– А как система водоснабжения? – спросил я у Ченза.

– Нужна полная замена очистительных установок. Через пару недель ее загрязнение превысит все допустимые нормы.

О том, чем это грозит, догадывались все: кишечные расстройства, дерматозы и более изощренные неприятности.

Тут впервые за несколько часов подала голос Лорит.

– Мы ведь вернемся на Землю? – с надеждой спросила она.

– У нас нет другого выхода, – решительно ответил Зоран. – Если не Землю, то любую другую пригодную для нас планету мы просто обязаны найти.

Ужин проходил вяло, без аппетита. Ченз пытался шутить, но вскоре оставил это безнадежное дело.

– Нам нужен капитан, – слова Иссиндии застали всех врасплох.

Ее тут же поддержала Наддин:

– Давайте проведем голосование. Я за Алена!

– Беру самоотвод, – горячо возразил я. – У Зорана больше опыта в управлении кораблем.

– Ален, боишься ответственности? – кольнул Ченз.

– Предлагаю Ченза! – заявил я, пресекая назревающий конфликт. Мне так хотелось сказать в его адрес крепкое словечко, но я сдержался, понимая, что за «подколами» и шутками он пытается скрыть переживания из-за смерти Мериэм. А он переживал и в этом я не сомневался.

Ченз на мгновение растерялся, но лишь на мгновение.

– Я за Алена! – выкрикнул он и, усмехаясь, посмотрел на меня.

Кажется, в этом споре я проигрывал.

– Я за тебя Ален, – тихо проговорила Лорит, и положила свою руку на мою. В ее глазах было столько преданности, как у верного пса, что мне стало не по себе.

Я переглянулся с Иссиндией. Она слабо улыбнулась, давая понять, что против меня голосовать не будет.

Все посмотрели на Зорана. Что скажет он? Но в сущности его слово уже не могло повлиять на исход голосования.

– Я за Алена, – выразил он свое мнение.

– Ну, вы ребята, даете, – недовольно проворчал я.

– Итак, большинством голосов капитаном корабля «Шелковый Путь» выбран Ален Кадерсон! – веселым тоном начал свою речь Ченз. – Зоран, не забудь отметить в судовом журнале о назначении нового капитана, – и повернулся ко мне: – Не нервничай капитан, ты всегда можешь на меня рассчитывать.

– Ну, берегись, Ченз. Я твоих шуточек терпеть не буду! Что ж раз вы все решили, то я приступаю к своим обязанностям с завтрашнего дня. Наддин, составь к завтраку список ночного дежурства, а сегодня все свободны.

Все разошлись, прихватив с собой использованную посуду. За столом остались только я и Иссиндия.

– Ты почему не идешь спать? – спросил я ее.

– А ты? – и не дождавшись ответа, предложила: – Пойдем ко мне.

Я немного помедлил.

– Ты готова все начать с начала?

В ее глазах появился задорный блеск, она улыбнулась и подойдя вплотную, сказала:

– Да, мой капитан…

Начали мы еще в столовой, а продолжили в ее каюте.

Через девять часов Ченз настойчиво стучался в каюту, пытаясь разбудить капитана, которого там, разумеется, не было. Но он быстро сообразил, где я могу находиться.

В каюту Иссиндии стучать он не стал, как объяснил потом – из вежливости к нашим чувствам.

– Что случилось? – спросил я, заметив, что команда собралась в отсеке управления без моего на то приказа. Им словно нечем было заняться. Едва я вошел, сразу почувствовал нависшее в отсеке нетерпение, и по оживленным взглядам догадался, что произошло нечто из ряда вон выходящее.

Ченз шумно вздохнул, встал и подойдя к одному из встроенных в стену иллюминаторов, произнес:

– Капитан, взгляните.

Я подошел к нему. Под нашим кораблем медленно проплывала голубая планета, окруженная туманной атмосферой.

– Почему сразу не сообщили? – сделал я строгий выговор.

Ченз окинул меня удивленным взглядом, но промолчал.

Ответила Наддин:

– Мы уже час кружимся вокруг нее, и прежде чем тебе с Иссиндией портить настроение, сами провели поверхностный анализ объекта, – Наддин подошла к нам, она была в смятении, не решаясь продолжить.

– И что вы узнали? – сменил я гнев на милость.

– Мы не можем сойти с ее орбиты, не хватает мощности двигателей. Ченз, объясни…

Ченз кивнул.

– В реакторе произошло истощение радиационных материалов, словно из них выкачали всю энергию. Необходима замена ядерных блоков. И кстати, у нас есть и хорошая новость… – он интригующе замолчал, но я без слов понял его намек.

– И вы готовы рискнуть? Мы ведь не знаем что это за планета, и где она находится на наших картах.

– Нам все равно нужно провести наружные ремонтные работы, – сказал Зоран. – Это же такой шанс! Дар небес! Неужели, Ален, тебе не хочется ощутить под ногами твердую землю?

– Еще как хочется, – заверил я. – Но я не хочу рисковать.

В отсек вошла Иссиндия. Остановившись возле единственного работающего монитора, она какое-то время вглядывалась в ряды цифр, и, наконец, сообщила взволнованным голосом:

– Нам повезло: атмосфера пригодна для дыхания, планета почти необитаема.

– Почти – это как? – поинтересовался я.

– Прогресс эволюции невысок: от бактерий до высших растений.

– Что живности совсем нет?

– Исходя из полученных данных – нет. Если только они не живут под слоем гранита и песка.

– Она чем-то похожа на Землю, – заметила Наддин

Лорит не вмешивалась в наш разговор, она с отсутствующим видом покачивалась в кресле, тихо напевая печальную песенку:

 
«Ты ушел во тьму и дождь,
В ветер, в холод лютый.
С любовью в сердце чудо ждешь,
Ненужный никому ты…»
 

Я вопросительно посмотрел на Зорана. Тот в ответ пожал плечами.

– У нее депрессия.

– Лорит, – окликнул я ее.

Она перестала петь и недоуменно посмотрела на меня.

– Ты как?

– Я в порядке… если вас интересует мое мнение на счет этой планеты, то мне плевать! Из корабля я не выйду даже под страхом смерти, – после небольшой паузы добавила: – Что решили, будто я сошла с катушек? Не дождетесь!

– Лорит, о чем ты говоришь? – начал оправдываться Зоран. – Никто так не думает.

– Не надо! Я все по вашим глазам вижу! – она встала и спешно направилась к выходу.

Мы молча провожали ее взглядом. У передвижной двери она остановилась, оглянулась и сказала, окинув нас беглым взглядом:

– Кажется, я устала… Если понадоблюсь, вы знаете, где меня искать.

– Я поговорю с ней, – после ее ухода пообещала Иссиндия, и отправилась следом.

Нас осталось четверо, трое из которых ждали, что же я решу. Я не спешил оправдывать их ожидания. Понять желание друзей ощутить под ногами твердую землю, было не трудно. Мне и самому было любопытно полюбоваться на пейзажи неизвестной планеты, но останавливало предчувствие опасностей, подстерегающих неопытных исследователей. Почему-то я был уверен, что опасностей на планете будет предостаточно. Если бы я стал о них упоминать, то думаю мой рейтинг начал бы стремительно падать. А стать объектом насмешек Ченза мне совсем не хотелось.

– Хорошо, мы приземляемся! – наконец решил я.

Все сразу заволновались, бросились по своим местам, готовые выполнять любые распоряжения.

– Я знал, что ты это скажешь, – глаза Ченза светились от радости. – Это не Сириус, конечно, но на худой конец и она сгодится!

– Надеюсь, местные аборигены не будут против нашего вторжения, – произнес я, подмигнув Наддин.

Наддин нахмурившись пожала плечами.

Посадка прошла вполне благополучно. Это был наш первый и последний опыт приземления на неизвестной планете. Но если подумать, другого шанса у нас просто не было…

Воодушевленные удачей, мы смотрели в иллюминаторы и улыбались. Анализ атмосферы был утешительным – это обстоятельство все больше разжигало в нас желание ступить на твердую землю.

– Я и Зоран отправляемся в разведку. Ченз, останешься за главного. – Ченз недовольно поморщился. – Приказы не обсуждаются! – заявил я. – За пределы корабля в ближайшие сутки не выходить.

Через час я и Зоран были готовы отправиться в путь. На нас поверх одежды были надеты легкие скафандры с двумя баллонами кислорода на всякий непредвиденный случай. Кроме этого полный комплект боевого оружия, зонды и прочее оборудование.

– Возвращайтесь скорее, – напутствовала Наддин.

Иссиндия тоже вышла проводить меня. Мы крепко поцеловались на дорожку.

Лорит не вышла проводить мужа, чем очень его расстроила.

– Выходите на связь каждый час, – посоветовал Ченз.

– Разумеется, – грустно улыбнулся Зоран. – Счастливо оставаться!

Прежде чем свежий воздух ворвался сквозь щели открываемого люка, мы успели надеть шлемы. Оказавшись снаружи, отошли от корабля и посмотрели вверх на лица друзей, внимательно следивших за нами через иллюминаторы. Потом дождались, когда закроется шлюз, помахали им руками и отправились в путь.

Под ногами хрустел красный, похожий на миниатюрные кристаллики, песок. Этот хруст напоминал хруст снега, он был слышен даже сквозь шлемы.

– Как дела? – спросил я спутника.

– Отлично! – Зоран показал мне поднятый вверх большой палец левой руки, одетой в черную перчатку.

Вокруг долины, на которой приземлился наш корабль, стояли, словно грозные великаны остроконечные бурые скалы. Солнце скрывала сизая пелена: то ли такие здесь облака, то ли дым. Последнее предположение оказалось верным. Примерно через час пути мы увидели вдали дымящийся вулкан. Серьезной опасности он для нас и оставшихся в корабле членов команды не представлял.

– «Шелковый Путь», я «Странник», – произнес в рацию Зоран. – Как слышно? Прием…

Голос подал Ченз:

– «Шелковый Путь» вас слышит хорошо. Как дела?

– Жаль вездеход не взяли, а так все отлично.

– Не надо было топливо использовать на реактивы.

– Не напоминай, Ченз.

– Ладно, проехали. Прием окончен.

Пройдя несколько километров мы действительно жалели, что вынуждены совершать путь пешком. А все из-за решения капитана Дорса использовать топливо не по назначению. Никто тогда с ним спорить не стал, а вот сейчас мы отдувались за его решение. Хотя без этого решения мы вряд ли бы дожили до этого дня. Кто же знал, что фильтры воздухоочистителей время от времени оказываются засорены тяжелыми фракциями, выделяемыми в процессе роста белковых плантаций. Выделения были незначительными, но они накапливались, образовывая очень устойчивые соединения, мешающие работе воздухообменных установок. Топливо как раз и сгодилось для производства реактивов, применяемых для очистки этих фильтров. И за годы использования его запасы значительно сократились.

– Ты знал, что у Мериэм была скрытая форма эпилепсии? – спросил я приятеля, когда меня утомило молчание.

– Нет, это правда? – Зоран замедлил темп ходьбы. Он все прочел по моему лицу. – Как ей удалось пройти медконтроль?

– Наверно, она очень постаралась.

– А ты как узнал?

– Решил как-то покопаться в ее лаборатории.

– Ну и…

– Все выяснил. Она разработала препарат для личного применения, который как-то влиял на сосуды головного мозга, не позволяя болезни прогрессировать. Но за последние месяцы полета запасы некоторых ингредиентов почти закончились. Она писала в одном из дневников, что покончит с собой, если почувствует себя обузой для команды.

– Она говорила, что всегда мечтала отправиться в космическое путешествие, – вспомнилось Зорану. – Но думаешь, внезапный приступ эпилепсии мог стать причиной ее смерти?

– Вполне вероятно. Только вот, что меня смущает: в ее записях особо отмечены результаты нескольких опытов, в которых были получены опасные для жизни вещества.

– Хочешь сказать, что она подумывала себя отравить?

– Кто знает, кто знает…

Установить истинную причину смерти было делом техники, но стоило ли начинать экспертизу? Не наведут ли мои действия на появление ростков недоверия друг к другу? У каждого из нас свои тайны, и ради светлой памяти биоинженера Мериэм Хорис, я решил оставить все свои сомнения при себе.

– Не стоит говорить об услышанном остальным.

– Заметано, шеф. Я – могила!

Данные приборов обнадеживали. Чтобы сэкономить в баллонах сжатый воздух, я решил снять шлем. Зоран с тревогой в глазах наблюдал за процессом.

– Ты серьезно рискуешь, Ален…

Я сделал первый глубокий вдох, и блаженно зажмурился, подставив лицо лучам белого солнца.

– Снимай шлем, Зоран. Этот воздух чище, чем на нашем корабле.

Парень без возражений избавился от шлема.

– На первый взгляд воздух идеален для дыхания, – после долгой паузы проговорил он.

– А мы удачно приземлились, – поднявшись на холм, заметил я.

«Шелковый Путь» находился в центре огромного по площади горного кольца, словно в жерле огромнейшего вулкана. Причем с корабля горы казались гораздо меньше, чем в действительности, причиной тому были сизые облака, скрывающие большую их часть.

– Из-за этих облаков мы могли врезаться в горы.

Угадал мою мысль, Зоран.

– Нам нужно узнать, что за ними и поискать, чем заполнить баки наших вездеходов. Надеюсь, мы не навечно здесь застряли.

До заката мы достигли подножия гор. Уставшие, измученные долгой дорогой, мы решили здесь заночевать. Нам нравилось думать, что костер, горевший из несгораемых пластин, работающих на обычных батареях, был первым костром, зажженным на этой планете человеком. Пусть он и не был настоящим костром, но все же это был первый след, который мы оставим после себя. Это будет как слова, вырезанные на дереве: «Здесь был…», служа пусть и недолго загадкой для местных исследователей.

После ужина Зоран лег спать, а я решил бодрствовать на всякий случай. Прослушиваясь к звенящей тишине ночи, меня наполняло такое тревожное чувство, будто я оказался с завязанными глазами посреди океана в самый штиль. Над головой светили звезды. Они были не такие как на Земле. И дело не в том, что незнакомые, а в местной атмосфере. Из-за нее они все казались розовыми.

Чтобы не задремать, я включил электронный блокнот и принялся записывать свои наблюдения и впечатления, произведенные этой планетой. А также вычислил период вращения ее вокруг своей оси. Сделав вывод, что сходство с Землей имеется и дежурить мне до середины ночи еще часа три.

В бинокль я пытался разглядеть хоть какие-то признаки местной фауны. О флоре я и не говорю – ни одной травинки, словно растений на планете нет вообще. Но ведь известно: первое впечатление обманчиво. Растения все же были, и это мы установили еще на корабле, прежде чем опуститься на планету.

А животных в поле зрения не было. Даже насекомых мы не встретили ни разу. Кругом тихо и только слышно дыхание Зорана, да скрип песка под нашими телами.

Далеко над горизонтом из-за горы, похожей на острошляпый гриб, медленно выплыла самая яркая звезда. Чем ближе она подплывала к нам, тем яснее становилось, что это не спутник, а отдельный космический объект из разряда планет. На его оранжево-зеленой шарообразной поверхности можно было различить черные пятна. Когда планета появилась над нашими головами, образуя на небе ореол из различных оттенков красного цвета, мое дежурство закончилось. Я разбудил Зорана, а сам быстро и крепко уснул.

Разбудило меня яркое белое солнце. Его жгучие лучи касаясь песка, заставляли его искриться и потрескивать, будто песчинки ломались на части.

Я резко вскочил и огляделся. На душе стало тревожно, когда я не увидел рядом Зорана. Первым делом я схватил передатчик и прокричал:

– Зоран! Зоран! Отзовись! Где ты?

– Я уже возвращаюсь, – послышался ответ.

– Зоран, где тебя носит?

– Не горячись, Ален. Я нашел чудное местечко.

– Зоран, ты не должен был никуда уходить! Мало ли какая хрень здесь водится!

– До встречи, Ален, у меня заряд кончается.

И он отключился, не желая выслушивать мои нотации.

– Недоумок! – в сердцах воскликнул я, зашвыривая передатчик в рюкзак.

Примерно через полчаса на горизонте появился Зоран. Только увидев его, я вздохнул облегченно. Хотелось высказать ему все, что я думаю о нем и его поступке. Но я решил взять себя в руки. Еще издали я заметил загадочную улыбку на его лице. Он определенно был доволен собой.

– Ален, а что я нашел… – восторженно произнес он.

– Хорошо, что не тебя нашли, – съязвил я.

– Ты что злишься что ли?

– Нет, радуюсь!

– Да, перестань. Подумаешь, решил погулять немного. Ничего же не случилось.

– Зоран, ты где находишься? На даче своей бабушки? Ты мог нас всех подвести. Погибнуть в конце концов!

Зоран устало опустился на землю. Потом долго и пристально смотрел на меня. Чувствуя, что пауза затянулась, вопросительно произнес:

– Ну, ты все, закончил? Я могу доложить о результатах разведки?

– Валяй, – сухо ответил я.

Зоран стянул с плеча рюкзак и, порывшись в нем, извлек на божий свет горсть круглых предметов.

– И что это? – скрывая интерес, спросил я.

– Орехи – самые настоящие! Попробуй…

– Спасибо, не хочется. А ты, догадываюсь, уже ими позавтракал. И не боишься?

– Нет. А.Н. в них признаков яда не обнаружил.

А. Н. – автономный нормализатор. Хорошо хоть Зоран, прежде чем совать в свой желудок неизвестный плод, решил воспользоваться этим прибором.

– Ален, ты должен увидеть этот сад. Деревья растут рядами, будто кто-то их специально посадил. Понимаешь, куда я клоню?

– Тебя всегда интересовали инопланетные формы жизни…

– А здесь они явно присутствуют! И если наши сканеры ничего не засекли – это не значит, что их не может быть! – Зоран пылал азартом. – Пошли!

– Сначала свяжемся с нашими.

Пока я пытался выйти на связь, Зоран с беличьей ловкостью расщелкал все орешки. На связь выйти не удалось. Возможно, помехой служили горы или холмистый рельеф местности.

– «Шелковый Путь», я «Странник» прием…, – последний раз произнес я и, выждав паузу, отключил прибор связи. Затем повернулся к приятелю. – Идем, посмотрим твой сад. Но к вечеру мы должны вернуться на корабль

– Есть, шеф!

Часа через два мы оставили далеко горы и оказались на вершине каменистого холма, с которого открывался дивный вид: синие реки, квадратные разноцветные участки земли, напоминающие поля и одиночные черные скалы. Ландшафт очень напоминал земной.

– Знаешь, я было решил, что мы приземлились на старушку матушку – Землю, – признался Зоран.

– И что же тебя убедило в обратном?

– Взгляни левее. Ты видел над Землей вон ту голубую планетку? Что-то подсказывает, что она не Луна.

У самого горизонта действительно был виден голубой шарообразный объект. На фоне темно-синего неба он напоминал луну.

– Ночью эта планетка была оранжевой, – уведомил я.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное