Маир Арлатов.

Мутанты. Миссия поневоле. книга первая



скачать книгу бесплатно

– Возьмите эти таблетки, и примите их перед сном. Вас не будут беспокоить кошмары и бессонница. А сейчас прошу, успокойтесь и умойтесь.

Глора опять кивнула и, пошатываясь, встала со стула. Доктор дал ей полотенце, и проводил к умывальнику, где она привела себя в порядок. Затем девушка повесила полотенце на спинку стула, взяла таблетки и молча вышла из комнаты. Не разбирая дороги, погруженная в тяжкие думы, она дошла до своей квартиры. Таким было ее первое, отнюдь не последнее пребывание во временном реабилитационном центре…

***

– Все надо идти! – приказала себе Глора. – Что-то я слишком задерживаюсь.

Глора накинула на себя оранжевый в крупную клетку пуловер, сняла пеструю юбку, одев взамен черные брюки. Порывшись в дамской сумочке, она пришла к выводу, что носовых платочков ей явно не хватит, и добавила еще несколько. Почему-то ей казалось, что с сухими глазами она домой сегодня не вернется. Она закинула лямку сумочки на левое плечо, надела черные туфли и критически осмотрела своего зеркального двойника.

– Кажется все нормально, – констатировала она, и добавила, выходя из своей комнаты: – А могло быть еще лучше…

***

В приемной никого не было. Глора прошла в реабилитационный кабинет не обращая внимание на отсутствие надписи о приеме потерпевших, висевшей еще вчера.

– Здравствуйте! – поздоровалась она.

Доктор Соварский оторвался от бумажных дел.

– Вы пришли, а это значит, Анна-Глория, вы на пути к успеху, – доктор был весел, но Глоре показалось, что за этим что-то кроется. – Прошу, присаживайтесь.

– Вы так уверенно говорите, что я начинаю верить вам.

– Это хорошо… Ну, что ж приступим.

Доктор пододвинул к себе толстый журнал, лежавший на краю стола, отыскал нужную страницу и, помедлив, поинтересовался:

– Сколько вам лет?

– Восемнадцать.

– Назовите свой адрес.

– Улица Красных кленов, дом 14 квартира 34.

Доктор занес сведения в журнал.

– На этот раз сеанс будет короче, чем вчера. Может показаться, что вы даже не успели превратиться в мутанта. Кстати, как ваше самочувствие?

– Скверное.

– Да, вы правы. При таких обстоятельствах оно не может быть хорошим. Боитесь?

– Вчера боялась, сегодня нет.

– Тогда нам остается лишь дождаться доктора Громскина. Если у вас появились ко мне вопросы, задавайте, не стесняйтесь.

Глора отрицательно покачала головой, и вдруг ее осенила мысль: «Что же будет со мной, если сеанс окажется неудачным?» Доктор тем временем взял со стола графин с водой и принялся поливать цветы, растущие на подоконнике в изобилии.

«Что если из меня захотят сделать подопытного кролика? А если мое уродство начнет прогрессировать?»

Она представила, как ее лицо постепенно день за днем или месяц за месяцем превращается в обезьянью морду. А затем на мгновение вообразила себя отвратительной пародией на человека, и по спине от дурных предчувствий побежали мурашки.

Необходимо было найти способ обезопасить себя.

– Мне нужна ручка и бумага, – нарушила она тишину.

– Все на столе, берите, – разрешил доктор.

Он тем временем закончил поливать цветы, и извинившись вышел, оставив пациентку наедине со своими мыслями. Она писала, тщательно обдумывая каждое слово, от этого могла зависеть ее судьба. Едва она успела закончить, как дверь в кабинет открылась, и вошли два доктора.

– Здравствуйте! – поздоровался с ней за руку Оршман. – Вы готовы?

– Да, но перед тем, как мы пройдем в соседнюю комнату, прошу вас, прочитайте, распишитесь и поставьте печати.

Девушка протянула им исписанный до половины лист бумаги. Первым прочел документ специалист по массовому воздействию на психику и сознание человека. А на бумаге было следующее:

«Мы, представители Института Исследования Психологии Человека, гарантируем, что Анна-Глория, проживающая по улице Красных Кленов, дом 14 квартира 34, не при каких обстоятельствах не будет преследоваться данной организацией в целях исследования или проведения различных экспериментов. Ни при ее согласии (так как оно может быть получено насильственным путем) ни без такового согласия. О чем данный документ подтверждается соответствующими подписями и печатями. Сведения о результатах сеанса проведенного данного числа являются совершенно секретными и огласке не подлежат».

– Вы нам не доверяете? – удивленно произнес доктор, но отказываться от подписания не стал.

– Случается всякое, а этот документ поможет мне чувствовать себя спокойнее.

Доктора многозначительно переглянулись. Документ перешел в руки Соварского и был должным образом подписан и подтвержден печатью. Затем Глора немного поразмыслив, не стала ложить его в сумочку, а убрала в карман брюк, и лишь после этого проследовала в соседнюю комнату. Второй доктор включив свет, приступил к проверке аппаратуры. Впрочем, вся процедура оказалась такой же, как и в прошлый раз. Сеанс был непродолжительным, минуты три. Страха Глора не испытывала. Какое-то отчаяние постепенно заполняло все ее существо. Все время казалось, что ничего хорошего из всего этого не получится.

И… не получилось. Уродливое ухо, словно родное, было на прежнем месте.

Доктора казались растерянными, а возмущению Глоры не было предела.

– Я так понимаю, что на лучшее мне надеяться не приходится, – дрожащим от гнева голосом проговорила она и, не дожидаясь ответа бросилась за сумочкой в соседнюю комнату.

– Мы можем порекомендовать вам лучшего в мире хирурга по пластическим операциям, – неслось ей вслед, но она уже выскочила в коридор, громко хлопнув дверью.

– Причем здесь хирург? – удивился доктор Соварскин. – Мне, кажется, она сама понимает, что ей уже никто не сможет помочь.

– Необходимо срочно сообщить об этом случае доктору Фогеру. Это уже девятый…

– Я предупрежу. Прикуришь? – Гартен достал портсигар.

– Благодарю, – оба сели за стол у злополучного аппарата. Тихо зажужжал включенный Оршманом вентилятор.

– Думаю, шеф должен быть доволен. Свою работу мы выполнили.

– Какое счастье, что наш институт в тот день не попал в зону действия ПСО, – Гартен засмеялся, оставив сигару в пепельнице, – ты только представь, на кого он стал бы походить.

Перед выходом из института Глора взглянула на себя в большое зеркало.

«Никто, никто не сможет мне помочь! Никто… никто…» – стучала в голове мысль, словно в такт позолоченным часам, висевшим над входом. Девушка поправила прическу. Горячими тяжелыми каплями текли по ее щекам горькие слезы.

Глава 2
Еще мутанты?

Прошел месяц. Глора почти свыклась со своим положением. Каждый день подолгу она разглядывала ухо, ища каких-либо изменений, и не находя их. Дни казались длинными и скучными, даже серыми, несмотря на яркое весеннее солнце.

Прошлый месяц был богат новостями, тревожившими город. Состоялся суд над ученым-самоучкой, окончившийся совершенно неожиданно. Нет, его не помиловали, не осудили условно, ни даже не отпустили на поруки. Его просто расстреляли свидетели, сидевшие в первых рядах зала заседания, в то время, как судьи удалились на совещание. Во время паники, начавшейся после расстрела, люди совершившие «правосудие» надели карнавальные маски и скрылись. Заседание было прервано. Объявили розыск.

Все очевидцы происшествия неохотно рассказывали о случившемся. В какой-то мере они были рады такой развязке. Фотороботы убийц крутились целый день по телевизору вместо рекламных роликов. Глора вспомнила, как она впервые услышала эту новость от матери и не поверила. Но в вечерних новостях показали съемку с места событий: сначала эпизоды процесса, уход судей, и вдруг послышались крики, кинокамера закачалась, едва не падая (видимо запаниковавшие люди бросились бежать, а репортер по случайности попался на пути), затем предстало зрителям искаженное ужасом лицо ученого, пытавшегося спрятаться от направленных на него пистолетов. Далее камера перестает показывать, слышаться выстрелы, оглушительная волна криков, и все – конец. Глоре почему-то стало его жаль, но потом она укорила себя за сентиментальность. Из-за этого человека она стала теперь уродиной – мутанткой!

«Так ему и надо! По крайней мере, он не сможет больше совершать ужасных ошибок, – подумала она. – Мне ходить с этим ухом всю оставшуюся жизнь! Ладно, если еще я не стану той отвратительной обезьяной на страусиных ногах. Не дай бог, мне такой участи!»

Похороны ученого состоялись через три дня. Прошли скромно, без каких-либо церемоний, но… за оградой кладбища. За день до похорон по всему городу были развешаны печатные листовки, призывающие жителей города принять участие в шествии против похорон «этого ужасного изверга с почетными покойными нашего города» Жителям идея пришлась по душе и многие с самого утра пикетировали здание народных депутатов. Власти испугавшись последствий, которые могли последовать вслед за потерей контроля за населением, вынуждены были пойти на уступки.

– Похороны состоятся за оградой кладбища! – провозгласили они.

Все были довольны. К полудню площадь перед зданием освободилась, и депутаты вздохнули с облегчением – конфликт был исчерпан.

В тот же вечер Глору ждало необычное известие. Оказалось, в городе есть еще мутанты! Эту новость принесла соседка с третьего подъезда.

– Я сама видела, как из противоположного крыла дома из окна выглянул мужчина с рогом на лбу, – утверждала она. – Я как раз вывешивала белье в лоджии и оглянулась, а там он. Я чуть в обморок не упала.

– Какой ужас! – воскликнула мать, забыв о чашке чая и пряник в своих руках. Она многозначительно перевела взгляд на дочь.

– А если он просто надел маску, – предположила Глора, которая не хотела, чтобы мать сказала лишнее.

– Кинга, у вас богатое воображение, – вмешался отец. – Этот человек просто хотел вас попугать немножко или привлечь внимание.

– Ну, если бы я одна видела, то ваши слова походили бы на правду. Вот, сосед на нижнем этаже тоже его видел.

– Мд-да… – пробурчал отец, – я скажу лишь одно: этому бедняге не повезло.

– Ему надо было обратиться в реабилитационный центр, и уж там ему помогли бы избавиться от такого уродства, – высказала Глора мнение, которого не придерживалась.

– Спросите нашего почтальона, он вместе с ним ходил в этот центр.

Тут спохватилась хозяйка:

– Да, вы угощайтесь. Чай остывает.

Мать пододвинула к соседке вазу с печеньем. Ее взволновало это известие.

– Наш почтальон он, что тоже был мутантом? – спросил отец.

– Да, еще каким! Такого монстра даже по телевизору в крутом фильме ужасов не увидишь. Так вот он сказал по секрету – мы с ним старые друзья – что этот человек после сеанса вышел с рогом, а чтобы не распугал других пациентов, его вывели через черный ход. С тех пор он никого не пускает в свою квартиру.

Наступило долгое молчание.

Извинившись, Глора вышла из-за стола. Ей надо было подумать.

«Пожалуй, мне стоит познакомиться с ним, – решила она, глядя в зеркало, – две головы лучше, чем одна. Может вдвоем, мы что-нибудь придумаем»

– Начну с почтальона, – решительно сказала девушка своему отражению. – Завтра!

«Наш уважаемый почтальон, даже не знаю, как его зовут, обычно разносит почту с девяти часов. К часам десяти он подходит к нашему дому…»

В задумчивости Глора принялась расчесывать волосы, и взгляд невольно упал на ухо.

– Что это? – она увидела в самом центре среди коричневой шерсти уха черную точку величиной с булавочную головку.

«Началось!!!» – испугалась девушка.

***

Следующее утро Глора решила начать с того, что выходя из квартиры направилась к противоположному крылу дома. Пересекла широкий двор с детскими площадками и лавочками для «старушек – болтушек и старичков – боровичков», как в шутку называли жильцы дома любителей проводить дни на лавочках. Затем поднялась на четвертый этаж и предстала перед дверью «рогатого незнакомца». Рука уже потянулась к звонку, когда она заметила, что дверь не заперта. Ключ вставлен в замок с внешней стороны и стало ясно: внутри никого нет. Создавалось впечатление, что хозяин вот-вот вернется.

Глора решила ждать. Прошло с пол часа. Вдруг на лестнице послышались неторопливые шаги. Девушка слезла с подоконника, с намерением встретить незнакомца, и заговорить с ним. Но это был всего лишь почтальон. Глора разочарованно вздохнула.

– Здравствуйте. Вы уже заходили в шестой подъезд?

– Здравствуй, – почтальон остановился возле ящиков и стал выкладывать корреспонденцию. – Да, заходил. У вас сегодня только газеты. А ты кого-то ждешь?

– Мне надо поговорить с хозяином этой квартиры, но его, кажется, нет дома.

– Нет дома?

Он подошел к двери, и наткнулся взглядом на торчащий в ней ключ.

– Странно…

– Что странно?

– Обычно Реги, после всех неприятностей, что свалились на его голову, сидел дома и даже меня – своего старого приятеля, не пускал к себе, – почтальон, соблюдая приличия, пару раз позвонил в звонок, и не дожидаясь ответа толкнул дверь. – С ним что-то случилось, чует мое сердце, что-то неладное…

Они вошли.

– Он живет один? – поинтересовалась Глора.

– Нет. У него были жена и двое сыновей.

– Почему были?

– Они бросили его, когда узнали про его несчастье. Оставили на произвол судьбы.

Вдвоем они осмотрели все три комнаты, находящиеся в идеальном порядке, заглянули на кухню, в ванную, но незнакомца нигде не было. Холодильник был полон продуктов. Диктор по радио передавал свежие новости. Квартира хранила следы своего хозяина, казалось он скоро войдет.

– Какое несчастье с ним случилось? – спросила Глора, заранее зная ответ.

– А какое с тобой?

Девушка от неожиданности остановилась посреди комнаты, переспросив:

– Что вы имеете в виду?

– А то, что ты неспроста сюда пришла. Это ведь не только любопытство?

– Ну, я… – девушка растерялась.

– Не надо оправдываться. Я узнал, что вчера наша общая знакомая была у вас в гостях, и я понял, она уж непременно расскажет о моем друге, уж очень впечатлительная особа. А сегодня встречаю тебя здесь и у меня естественно возникли кое-какие вопросы, например, что нужно молодой красавице от уже не очень молодого мужчины, уж не товарища ли по несчастью?

Да, Глора не ожидала такого поворота событий и чтобы хоть как-то отвести от себя подозрения, сказала, направляясь к двери.

– Вы, наверно, смеетесь, со мной все в порядке, разве похоже, что у нас общее несчастье?

– Ну, тебе виднее, но в чем я точно уверен – это то, что Реги не один такой невезучий.

Девушка поспешила покинуть квартиру.

«Мне только не хватает, чтобы кто-нибудь узнал о моем несчастье!» – сердито подумала девушка.

Вот уж несколько часов девушка бесцельно ходила по городу. Единственным ее спутником был ветер. Глора понимала, что глупо обрекать себя на пожизненное затворничество в небольшой квартире. Глупо прятаться, все равно рано или поздно, кроме ее родителей, кто-нибудь узнает, что она мутантка. А что будет потом? Потом… когда она окончательно превратится в ужасное существо? Будут показывать в зоопарке на потеху жителям, избежавшим такой участи? Или усыпят, как представляющую угрозу обществу? Может, ей стоит скрываться в лесу? Взять и уйти, куда глаза глядят…

Она чувствовала, что с ней происходит необратимое превращение. С самого утра начала чесаться черная точка на ухе. Как долго она сможет носить человеческий облик? Сколько у нее есть времени?

Улицы плавно переходили одна в другую и, наконец, Глора оказалась на краю города. Дальше начинался пустырь, а за ним поле, поросшее нежными ростками озимой ржи. Еще дальше виднелась полоса темного леса.

«Уйду в лес, и буду идти, идти, идти… Одичаю там, – с горечью думала девушка, шагая по мягкой земле. – Я буду идти долго, долго, заберусь в самые непролазные дебри, где никто никогда не сможет меня найти. Я буду голодать и наверно умру с голоду, так даже будет лучше для меня, – она смахивала на ходу слезы. – Я не хочу жить в образе страусоногой обезьяны! Не хочу! Родители должны меня понять… Я их покидаю, для их же блага. Попереживают и успокоятся. Может, заведут себе еще ребенка. Кстати могли бы и раньше завести…»

Мыслей было много, словно, она хотела их все оставить позади. Глора вскоре перестала плакать и жалеть себя. Она знала, что так должна поступить. Нет ей места среди людей. И чем быстрее она достигнет леса, тем быстрее начнутся и закончатся ее муки. К одиночеству привыкнуть несложно, но вот как избавиться от страха, который будет ее преследовать по ночам?

Дойдя до середины поля, она почувствовала, что за ней следят.

«Все у меня уже начинается мания преследования»

Девушка оглянулась: никого. Ощущение с каждым шагом становилось сильнее, и когда Глора достигла первых деревьев, оно стало невыносимым. Казалось, со всех сторон чьи-то пытливые глаза следят за ней. Они ощупывали ее тело, и с каждым ее вздохом сила этих глаз становилась больше. Вот уж движения девушки замедлились, ноги налились свинцовой тяжестью. Каждый шаг давался с неимоверным трудом. Ей оставалось пройти шагов двадцать, погрузиться в зеленые дебри леса и будь, что будет, но сил для ходьбы почти не осталось. Она остановилась, переводя дыхание. Простояв с минуту, Глора попыталась сделать шаг, но безрезультатно.

И вдруг она почувствовала, как на нее нахлынула волна страха: липкого, безумного, заставляющего ее повернуть назад, и бежать без оглядки. Появилось жгучее желание превратиться в улитку, и спрятаться в лабиринтах раковины. Она в ужасе закричала, сопротивляясь желанию убежать.

– Кто здесь?!!

Вместо ответа из леса выскочило существо размером с огромного пса, в два прыжка оно достигло девушки, и свалило ее на землю. Наступив лапищей на ее правое плечо, зверь повис над ней, разинув усеянную лезвие подобными зубами пасть, и обдал жуткой вонью. Желтая пенистая слюна капала ей на лицо и синюю блузку. Глора с ужасом ждала последнего момента, когда зубы монстра перекусят ее хрупкую шею. Она потеряла способность кричать и сопротивляться.

Но зверь не спешил, он продолжал изучать свою жертву большими черными глазами, обдавая волнами тошнотворного запаха. Наконец, он заскреб по земле свободной лапой, и бурая шерсть на его шее заколыхалась, и до перепуганной насмерть девушки донесся булькающий звук. Глоре показалось, что зверь… смеется.

– Добр-ро пож-жаловать, в наш-ш мир-р-р! – полу прорычал, полу прохрипел зверь, – ты мутантка, а значит, здесь тебе найдется место. Назад пути нет!

Мутант убрал с девушки лапу, и она, будучи в полуобморочном состоянии, судорожно вздохнув, осмелилась спросить:

– Кто ты?

Зверь сел рядом, и принялся лизать свою трехпалую лапу.

– Я охр-раняю этот лес-с от людей.

Девушка хотела встать, но ее ноги подкосились, и она опустилась на землю. Тут она вспомнила, что обрызгана слюной, и принялась руками очищать лицо.

– Гипноз-з-з, – просвистел зверь.

– Что? – переспросила Глора.

– Гипноз-з-з, – повторил монстр.

Глора посмотрела на блузку, и с удивлением обнаружила, что на ней нет ни пятнышка, и вонь, окружавшая ее до этого мгновения, куда-то исчезла.

– Пор-ра идти, з-залез-зай на спину, если не боишься.

– Не боюсь. Мне все равно терять нечего.

– Тогда впер-ред! – весело подпрыгнул зверь.

Верхом на буром мутанте, крепко держась за грубую, жесткую шерсть, она начинала другую жизнь.

Скакать пришлось долго. Несколько раз Глора едва не падала, когда монстр перепрыгивал через упавшие деревья. От мелкой рыси заболело тело, а переход на иноходь показался ей настоящим счастьем.

– Как тебя зовут? – поинтересовалась Глора после очередного удачного прыжка.

– Цыр-рек, – ответил зверь.

– Ты, был человеком?

– Я был с-с-собакой.

– Собакой? – переспросила она, не веря ушам.

Злобно зацокала белка, залезая все выше на сосну. Она цокала, пока странная парочка не скрылась с ее глаз.

Когда они выскочили на поляну, поросшую мелким кустарником и ельником, испуганно взлетела сорока. Она тревожно затрещала, но вскоре замолкла, по-видимому, мутанты не представляли для нее опасности.

– З-звер-ри тоже мутир-ровали, а люди об этом даже не вспомнили. Людей лечили, а звер-рей не стали. Мы ушли в лес-с.

– Цырек, куда мы едем?

– К моему хозяину.

– Он человек?

– Уже нет, мутант.

– И много здесь людей-мутантов?

– Без тебя, как пальцев на моих двух ногах, и еще два.

Глора знала, что все ноги Цырека имели по три крючковатых пальца, значит, она будет девятая.

Они перепрыгнули через глубокий овраг. Пес соскользнул задней лапой, на дно посыпалась земля, но он выровнялся и, не снижая скорости, продолжил путь.

– Вы давно живете в лесу?

– Нес-сколько дней.

Вот, наконец, они выскочили на поляну, которую пересекал маленький ручей. На поляне в ряд стояло несколько палаток, сделанных из веток ели. Дымок струился над недавно потухшим костром. В лагере никого не было.

Зверь принялся жадно лакать воду.

– Где все?

– Пр-ридут вечер-ром. Ищут пр-ропитание. А ты устр-раивайся. Я буду спать.

Цырек лег, вытянув лапы, зевнул и закрыл глаза.

Глора в растерянности прошлась по лагерю, заглянула в палатки. В одной из них она нашла топор, и принялась рубить еловые ветки. Шалаш – какое никакое, а жилище. От дождя, конечно, не спасет, но до него можно еще что-нибудь придумать. Солнце стояло в зените. Было жарко, а тень шалаша дарила прохладу.

Глора вернула топор на место, нарвала камыша, растущего по обе стороны ручейка, и устроила себе постель, на которой устав от томительного ожидания, заснула.

Спала она долго, спокойно, пока неожиданно ее не разбудил дикий душераздирающий звериный вой. Она проснулась в холодном поту и сразу почувствовала присутствие на поляне других мутантов.

– Я напугал? – спросил Цырек, когда она вышла из шалаша.

– Очень. Что это было?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное