Майкл Улин.

Шёлк лоскутный



скачать книгу бесплатно

Перевернув листок обратно, Фред обратил своё внимание на эту самую зону – восьмимесячного развития эмбриона. Линия, слегка извиваясь, как бы нетвёрдо подводилась в область 10—6 тысячелетнего периода до нашей эры (т. е. до рождества Христова)!

Интересно, что могло происходить в это время с человечеством [кроме его появления на планете, эволюции и/или инволюции]? Загадки – от исчезновения динозавров, строительства пирамид в Древнем Египте, инками в Южной Америке, Тиавонако, земляных пирамид Китая, храма Ваала в Сирии, Баальбэк, Библос, каменных изваяний на острове Пасхи, каменных сфер в Южной Америке, библейский потоп, Атлантида, Вавилонская башня и большого множества других. Что-то подсознательно прикоснулось в его голове к его архиву.

* * *

Это время наступало неотвратимо. Гормоны, точно выверенные в своей концентрации и времени поступили в почти холодную лимфу, мягко и неотвратимо завершая процесс морфогенеза крыльев, новых органов зрения, хоботка, усиков, не столь роскошных, как у мужских особей (?), членистых изящных лапок и других скрытых органов, включая ультразвуковой модулятор. Это поступление гормонов завершилось рефлекторным движением отмирающих личиночных жвал, перегрызающих каудальную стенку кокона, смоченную протеазной слюной.

Было раннее утро, начало светать. И это время было также генетически детерминировано филогенезом… мягкое, полупрозрачное, почти белое тело неторопливо выбралось из своей обители, медленно выталкиваемое и вытягиваемое тремя парами тонких твердеющих лапок. Растворившиеся жвалы сразу, после выполнения своей функции освобождения, были впитаны и разнесены по лимфе – они, эти питательные остатки была уже необходимы для укрепления других органов. Белая рама окна – малая родина этого, всё ещё так уязвимого существа притягивала и хранила. Медленно передвигаясь вверх, Она остановилась у верхнего угла оконной рамы. Здесь мягкие и причудливо скрученные зачатки крыльев стали удлиняться, выправляясь в изящные симметричные белеющие крылья. Она также была белой, жемчужно-белой[4]4
  Варианты окраски шелкопрядов в современных условиях представлены в Приложении 1: http://www.proza.ru/2017/06/09/1992. Тенденцией в селекции является преимущественный выбор белых и не имеющих крыльев вариантов.(Примечание автора).


[Закрыть]
. Всего два часа, и взрослая, по своему прекрасная самка шелкопряда, приняла ориентацию с учетом угла рамы. А так же специального частотного органа – нервного скопления внутри мышц грудного отдела. Первые ноты были короткими. Элл открыла глазки – она никогда сама так рано не просыпалась даже после установки брекетов. Через минуту сон новой сладкой волной унёс её в мир волшебных сновидений.

Пробный сигнал. Вокруг, на несколько миль простиралась пустыня, – отсканированное пространство, в терабайт информации пронеслось по Её резонирующим органоидам. И только где-то там, далеко на западе был «провал» – сигнал вернулся правильно искажённый, совер-шенный, но очень слабый и задержка указывала на предельную удалённость.

Да, это и был Он, ТУТ 20081953-й. С небольшим сдвигом, как отражение, пришёл также ещё более отдалённый сигнал с юга – уже как бы на «уровне шума». Сигналы с таким удалением слышны едва и только в самое тихое время суток – более удалённые воспринимать не имело смысла в виду критичности расположения. Первого сигнала было достаточно только для идентификации и начальной ориентации усиков антенн. Следующий, согласно сценарию бытия, ожидался через 3 часа. 8 частей – строгий ритм вида на планете. Синхронность всех – спасение в шумном многоголосии мира, шанс не потеряться в нём. Это время синтеза энергии в частотном органе и каскадных усилителей сигнала в воспринимающих антеннах. Никаких лишних телодвижений – до формирования контакта всё другое – лишнее и мешало главному. Генные часики внутривидового общения запущены! Запущены давно. Мужской кокон, водитель ритма всех членистоногих задавал синхронность на всей планете.

Рутинный труд дворника

Фред поднялся к себе в свою комнату, где заканчивался его «строгий постельный режим» с установленным диагнозом «собачий грипп». Этот грипп не считался чем-то особо опасным, однако требовал нестрогой изоляции заболевшего. Собачьим он был назван из-за того, что вызывался только воздействием одновременно пары вирусов, один их которых был гигантским и по сложности был близок к геному рептилий… а второй – такая маленькая добавка – кнопочка / ключик и обеспечивала его вирулентность, т. е. размножение в клетке. Научное название было, конечно, другим типа N9 H65. И правильнее бы его назвать «гриппом ящера». Но… победила дружба – проверенная дружба двух видов человека и собаки. Ну и в честь…

Фред не стал возвращаться, когда услышал звуки вернувшейся сестры, чтобы спросить о впечатлениях от переданного архивного текста, имевшего, судя по оглавлению, отношение к теме диссертации сестры. Ведь он был без такой обязательной разовой повязки на период болезни и общения с Элл. Завтра, после посещения врача, его ожидала встреча со старым другом, и одним из его шести клиентов – физиком по специализации наннотехнология, человеком физически накаченным, плотного телосложения. Его вчерашний звонок был неожиданным и интригующим для Фреда. Когда-то один из общих знакомых в частной беседе говорил о Боцике (такая кликуха велась за ним как сокращённая от «Боцман»). По поводу его головокружительно удачной карьере. Года три назад получившего грант и работавшего где-то в Штатах по особому контракту на научном секретном или даже военном объекте. В голосе Боцика чувствовалась уверенность и непререкаемая энергия власти. Это явно был новый нюанс их отношений.

Строгий постельный режим – это сложенный диван и солидная стопка каких-то документов на письменном столе и постоянно мигающими кнопочками спящего режима экрана-коврика на стене над столом. Справа, на подносе с услужливо вытянутой фигуркой лежала перчатка управления – «Десница» – в обиходе варежка с названием «Дес».

Фред работал дворником в архиве. После сокращения, вот уже нескольких лет назад с неконкретной должности в клубе долго стоял на очереди по трудоустройству, и пришлось принять эту работу с небольшим окладом – 3-месячные курсы ничегонеделания и сочковства и небольшие личные долги (тому же Боцику) подкупили его на согласие с государственной службой в архиве. Причём не просто принять, а участвовать в достаточно сложном конкурсном отборе на эту вакансию. Шансов было ноль, или около этого… на финишном этапе, однако помог случай, странный случай.

Дело было так: – Фред сидел, дожидаясь своей очереди для окончательного собеседования, он не знал ответа на выпавший билет. Сидел уже с ощущением статиста, ожидающего известный итог. В нём боролся лишь искус – уйти, не дожидаясь развития сюжета с неизбежным провалом. Каким-то образом в краевом поле его обзора нарисовался сложенный листик бумаги, воткнутый в щель стола. Как он сразу его не заметил!? Переживая напряжённое ожидание, он вытащил лист, развернул его и посмотрел. На этом листике был напечатан мелким шрифтом… ответ на вопрос его билета! Оглянувшись вокруг, – ничего необычного. Всё из этой ситуации, в которой он до сих пор находился, продолжало своё развитие во времени. Прочитав содержание этой «случайной шпоры», Фред понял – шансы изменились кардинально. Единственное, что его по-прежнему слегка напрягало и порой вводило в состояние задумчивости – это подпись, сделанная на шпоре от руки: «Инох д. Ф. Hi!» Что-то смутно тогда напомнило ему эта надпись, дежа вю!?


Работа была хлопотной – чистка архива от старых документов с истекшим сроком хранения на бумажных носителях, включающее их окончательный пересмотр, копирование при необходимости (прерогатива дворника), как, впрочем, и их уничтожение за ненужностью (или невостребованностью). Работа неуклонно двигалась к завершению, папка № 00а1953р0820 L была открыта на букве «У». УБО Эм уЛИН.

Вчера как жест провидения из этой папки выпал скреплённый прошивкой текст – «Расшифровка и трактовка «манускрипта Войнеца». В котором, кроме массы странных генетических оглавлений о третьем типе клеточных азо-связывающих и фиксирующих органелл, хрониках. Отчетах о попытках восстановления некоторых видов вымерших и внеземных растений. А также растительных химер, типа морских слизней, имеющих генную стадию пригодную для жизни на этой планете и иллюстрированную очень необычными для него рисунками. Имелась глава о внутриутробном развитии человека прошлого и настоящего. В папку текст попал не известным образом, это было «случайное наследство». Листок был водворён назад в нижний ящик стола, в соответствующую папку.

Какие-то странные отчёты в никуда, лирические дневнички с малюнками – это всё пролистывалось десятками страниц не читая. Остановился Фред, пролистнув ещё несколько листов – что-то задержало его, заставило ещё раз вернуться к немногословной страничке-оглавлению «НЕНУЖНОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ» в конце располагался дописанный от руки «(?)» – вопросительный знак в скобках. Фред что-то слышал о плеяде ненужных изобретений, типа фонарика работающего от солнечного света без энергетической буферности. Или электронная скрепка для сшивки документов в папке, функция которой в отличие от её металлического аналога включала скорее направленную программу комплектации и дрейфа файлов в другие папки – и только в последнее время это, ранее ненужное изобретение было вполне востребовано! Причина для появления чего-то нового, как правило, являлась следствием новой востребованности, нужности, иногда ещё не сформулированной… иногда эти понятия тесно переплетались, и уже трудно было выделить, что из них первично.

До того, как его позвала Элл, он успел попытаться прочесть и понять одно из таких ненужных изобретений, как Постоянный градиент концентрации вещества в жидкой среде. В качестве прототипа был приведен пример сорбирующей пластины с большим коэффициентом связывания. Процесс длился несколько минут и выливался в простую схему процесса связывания, сорбции вещества и заканчивался на каком-то минимальном уровне, определяемом тем самым коэффициентом связывания-десорбции. Прототип даже не являлся заявкой на изобретение. Предлагаемый способ заключался в использовании «градиентного» компонента – какого-либо субстрата ферментативной реакции. При этом в разных местах помещались иммобилизованные на мембране ферменты для данного субстрата, имеющие разнонаправленность ферментативной реакции или заметные различия в равновесии субстратных соотношений компонентов. Судя по значительно повреждённому временем графику «Time course» градиент сохранялся в течение нескольких недель, а причиной «проблемы долговечности» было падение активности «старения» одного или обоих ферментов.

– В общем, бред какой-то… действительно никому не нужный биохимический градиент. Надо бы ещё запатентовывать к таким изобретениям их полезное использование, – подумал он. – Скажем, если бы это были вещества разного цвета, то можно было хотя бы создать постоянно действующий переливающийся цветами коктейль.

Весьма довольный своим изобретением идеи к изобретению, Фред переложил несколько бумаг с описанием в корзину для уничтожения. Туда же последовали ещё какие-то… изобретения с использованием ДНК-полимеразы – вообще мрак! Не говоря уже о выделенных из личинок и взрослых особей шелкопряда особых классов нуклео-протеиновых модуляторов ДНК-полимераз и их использованию.

Далее следовала страница с надписью «ИЗОБРЕТЕНИЯ». Просто изобретения.

Фред пролистнул, не глядя сразу несколько десятков страниц с описанием изобретений, и выбросил их в корзину. Но природная добросовестность его всё-таки сработала, наконец.

Следующим описанием было что-то типа кольца со ступеньками, а также в виде странно-скрученной ленты Мёбиуса…

– Но где же начало? – Пришлось доставать скомканный пакет, – там действительно скромное начало ещё одного ненужного изобретения с названием Светонакопитель. В нем достаточно подробно перечисляются материалы с учётом их прозрачности и оптической плотности, форма кольца и приёмных щелей, их размерность; а также получение «выстрелов» светопотока типа фотовспышки приложением импульса, меняющего поляризацию внутреннего циклического световода-накопителя… Тоже какой-то странный повторяющийся бредовый объект, похожий, как в старом мульте о том самом знаменитом Властелине колец! Да ещё с выверкой чертежа на бумаге с множеством непонятных ссылок. Это тоже наверняка не представляет интереса ни для Боцика, ни кого-либо ещё. И количество макулатуры в корзине стало ещё больше.

Принцип работы «волшебной палочки» – следовал технический текст, мало соотносимый с интригующим названием этой детской забавы для человека – обывателя. Рисунок продолговатого предмета – «Волшебной палочки» с кнопкой в передней части ручки и микрофоном на толстом конце, в задней её части. Далее следовали описания – компонентов для предметов, выполняющих команды этой самой псевдо-волшебной палочки согласно коду слова (Волшебного слова, или заклинания). Фред представлял в самом общем виде работу телефонов сотовой связи, но детали, описываемые в патенте, были слишком непонятны для неспециалиста. В одном из дополнительных пунктов формулы предлагалась схема аппарата для развития и тренировки дикции в процессе игрового обучения, исправления речи младших школьников. В последнем пункте формулы указывался вариант применения этого принципа в военной технике, но уже с выходом исполнения на уровень спутниковой связи. Множество печатей на заключении рецензентов.

Однако, похоже, эти вероятнее всего ненужные изобретения ещё не закончились. Остатки документа продолжали описание каких-то оптических свойств титановой плёнки, образуемой механическим нанесением на стеклянную поверхность при обычных температурных условиях, а так же и самих стёкол, включающих различные редкие металлы индивидуально и композиционно представленные.

Едем дальше… странные картинки на фоне городского пейзажа. Вместо описания примеров – трюки под номерами с сюжетными описаниями «исчезновений» от наблюдателей, расположенных по вариантам под углом обзора до 30°, 45°, 60° и 120°. В отдельном примере (уже примере!)) – под 75° и 105°.

– Что за градусы? – Театр какой-то!

Нет, название звучит так: – Переносная стереотелевизионная система, экранирующее стереоизображение в полевых условиях. Забавно, но что-то лень вникать

– ага! В конце этого описания есть рецензия… ого! С печатью какого-то военного ведомства! —

Недостатки – эффект не проявляется при наблюдении одним глазом (через прицел автомата, например) и даже при наблюдении обоими глазами, но расположенными на одной вертикальной оси (лежа на боку).

– Ну вот, от снайпера не убежать – подумал почему-то Фред.

Далее следовали какие-то ответы автора с решением через «увеличение частотной передачи и поворота раскадровки на 90° к исходной оси». – Тоже в утиль, хоть и любопытно. Этим занимались профессионалы, да и что тут хранить – на настенном экране – ковре в режиме покоя можно было выставить объёмный грот с кораллами и рыбками, плавающими в глубоком слегка голубоватом пространстве. Правда объёмность была идеальной только при надевании обруча на голову – для подстройки зоны стерео соответственно положению головы наблюдателя. В первых моделях, – это ещё помнил Фред, – обруч нужно было надевать строго относительно лобной части головы… однако в последующем и это неудобство было устранено, просто обруч стал чуть дороже, «дрова» чуть тяжелее, зато одевать его можно было и набекрень и задом-наперёд – всё едино!

Далее следовал Прибор для определения и подбора условий для левитации.

Фред пролистнул текст с формулой изобретения и уже на третьей странице задержался на картинке, напоминавшем средневековый предмет древней астрологии астролябию. Только в ней – ось каждой сферы была оснащена автономным беспроводным плоским моторчиком с отдельным пультом управления ими, а так же какими-то тумблерами, реостатами, расположенными в ряд. Прибор был оснащен также компасом у основания, и в довершение всего этого все эти навороты располагались на весах. Весы почему-то крепились на массивной подставке, и были к тому же прикручены к столу, – это не рационально, подумал Фред, да и компас можно было бы поместить отдельно, не закрепляя его с основой. Заключение было пространно и включало какие-то астрологические схемы с расположением планет, солнца, фаз Луны, суток, а также состав и магнитные характеристики некоторых внутренних деталей начинки внутреннего шара прибора…

– совсем как у «Незнайки на Луне», – с улыбкой вспомнились Фреду милые и всеми любимые детские тексты.

– Едем дальше, – добросовестно просматривая через один – два названия…

Расчёт – обоснование угла поворота оптически активных плёнок в пространстве между поляризующими слоями в создании феноменологии «Изумрудного города»… такое длинное и сложное название – Фред даже не пытался напрячь внимание и перечитать его, несмотря на свою ностальгию к хорошим сказкам детства.

Проект светоскребы и прозрачные стены с различными степенями резкости…

– всё это пропускаем, проходим дальше… таак, вечные дневные светильники, оформленные в виде солнечных часов – а, это тоже… просто вариант, пример исполнения всё тех же светоскрёбов… проходим дальше.

Проект фотодорога полоса дороги, состоящая из сплошного фотоэлемента, с движущимися Э-М (электромагнитными) Авто на магнитной подвеске с опорной – направляющей над поверхностью дорожного полотна, с наводимой сверхпроводимостью,

– Таак… кажется, я об этом уже где-то слышал, проходим дальше. —

Затем следовал какой-то рисунок – индивидуальное строение в форме раковины-катушки для отшельников, на период их уединения от мирской суеты. (См. рисунок 2, фигура 1,2).


Рисунок 2. Спальный домик-улитка. /Набросок Фигура 1 – пустой домик, открытый для входа; Фигура 2 – домик с отдыхающим обитателем.


Домик был центрирован по оси и сам «подстраивался» поворачиванием в зависимости от местонахождения своего обитателя; по достижению ложа поворот осуществлялся в такой степени, когда вход перемещался на 180° и, автоматически закрывался крышкой (лесенкой).

– Следуем дальше. —

В связи с непременно приближаемым жизнедеятельностью человека экологическим кризисом, «удушения планеты углекислотой» из-за общего уменьшения и угнетения растительного покрова и поверхности океанов… проект гребне – (эко) города, иллюстрированный цветной картинкой (См. рисунок 3). С зелёными террасами южных склонов и застеклёнными многоуровневыми провалами с северной (теневой) стороны, с многочисленными спусками между уровнями, оснащёнными дорогами, тротуарами и сплошными стеклянными витринами.


Рисунок 3. Гребнегород./ Юго-восточный (зелёный) ракурс


Выделялся так же огромный колесообразный транспортный люк для автотранспорта, лифты-поезда и многое другое… только слегка задержавшее взгляд дворника.

– Проходим дальше… Ну вот, какие-то цветовые картинки с непонятным названием «Цветовые ритмы и их гештальт-отношения с органолептикой» и далее – хищные цветовые полоски на цветной вклейке, всё перепечатано номерами со ссылками, несколько мешающими их восприятию и, как ни странно, некоторые из них вызывали ощущения вкуса кислость, шершавость кожицы персика, бугристость ежевики…

Эту цветную вставку Фред аккуратно вытащил из папки, ещё раз взглянул, повернул обратной стороной (на обратной стороне была от руки написан номер и название патента), объединил с предыдущей картинкой «астролябии» и засунул во второй ящик своего архива, – потом рассмотреть, вкусить! Там он оставлял что-то из уничтожаемых документов, если это что-то почему-то ему приглянулось. Чтобы как-нибудь пересмотреть не торопясь, и, возможно, показать своей новой знакомой чудненькие вещички из прошлого. У него по этому поводу даже были клиенты, из хорошо знакомых, надёжных людей, например тот же физик Боцик, Гена, муж сестры Энн физиолог растений, сама Энн и достаточно странный типчик Славик, всегда внимательный и настороженный, даже после литра крепкого эля, были и другие.

/См. ниже.

Скелет в шкафу.

Был ещё один т. н. «пользователь» у Фреда. Но о нём Фред никогда не упоминал. Он был физиком-любителем, по кличке Глюк. Глюк проучился 2 года на дневном отделении физфака университета, после чего вообще оставил учёбу. Работал он в том же Архиве, что и Фред, на должности сторожа. Знакомство было не случайным – Фред почти три месяца после своего устройства на работу в Архиве задерживался в своём служебном помещении, пригодном для работы и на компьютере и с огромным массивом бумаг, наследием, скопившимся после пропажи Иноха ден Фоникена и не только.

С предшественником Фреда у Глюка были почти приятельские отношения. До своего исчезновения, после очередного разговора о жизни, увлечениях, Инох ден Фоникен пообещал передать Глюку какой-то текстик, в связи с темой их спонтанной беседы. Прошло достаточно много времени, Глюк несколько раз напоминал об обещании, прямо и с намёками… однако Инох ден Фоникен так и исчез, не выполнив его полностью.

В процессе общения с Фредом, сторож Глюк упомянул эту тему, и, как только «наследник» нашёл папку, при первом же просмотре её содержимого, ему, уже подготовленному, попался тот самый файл, отделённый в бумажный конверт с карандашной пометкой «Для Глюка». Файл включал несколько страничек текста, густо пересыщенных рисунками, графиками, формулами. Фред попытался прочитать и понять этот документ перед тем, как отдать его адресату. Однако тема была сложна для него. Понял он лишь то, что речь шла о некоторых особенностях из области оптики. Тех особенностях, которые обоснованно защищали сторонников закона сохранения энергии и материи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6