Майкл Грант.

Исчезновение



скачать книгу бесплатно

Michael Grant

Gone


© 2008 by Michael Grant

© С. Резник, перевод на русский язык, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2019

* * *

У маленькой девочки была некая сила.

Такая же, кстати, как у Сэма. Ну, или похожая.

Сила, которая позволила ему в момент паники создать невозможный свет.

Сила, которую он однажды использовал и чуть не угробил человека.

Сила, которая убила ту, кого он пытался спасти.

И Сэм был не одним таким. Он отнюдь не был единственным здесь уродом.

Есть, – ну, или была, – ещё одна такая же.

Почему-то эта мысль не успокаивала.




Глава 1. 299 часов, 54 минуты

МИНУТУ НАЗАД учитель рассказывал о Гражданской войне, и вдруг исчез.

Да, иначе и не скажешь.

Исчез.

Никаких тебе «хлоп!». Никаких вспышек. Никаких взрывов.

Сэм Темпл сидел за партой, рассеянно глядя на доску. Шёл третий урок. История. Мыслями Сэм был далеко: на пляже, вместе с Квинном, в руках у них – доски для сёрфинга, и оба они вопят, восторженно предвкушая первое погружение в холодные воды Тихого океана.

Сначала он решил, что исчезновение учителя ему пригрезилось. Замечтался, что называется. Сэм повернулся к Мэри Террафино, сидевшей слева:

– Ты это тоже видела, да?

Мэри пристально смотрела туда, где только что стоял учитель.

– Хм-м, а где мистер Трентлейк? – подал голос Квинн Гейтер, лучший, а, может быть, и единственный, друг Сэма, сидевший прямо позади него.

Они оба предпочитали парты у окна, поскольку если приглядеться, то в узком просвете между школьными зданиями и жилыми домами можно было заметить далёкую серебристую ленточку моря.

– Вышел, наверное, – сказала Мэри, похоже сама не веря собственным словам.

Эдилио, новичок, которого Сэм считал потенциально интересным, возразил:

– Ничего подобного. Фьють, – и нету! – он прищёлкнул пальцами, весьма точно и наглядно описав произошедшее.

Одноклассники переглядывались, так и этак вытягивали шеи и нервно хихикали. Никто почему-то не испугался, не заплакал. Скорее, им было весело.

– То есть, мистер Трентлейк испарился? – уточнил Квинн, едва сдерживая смешок.

– Эй! – воскликнул кто-то. – А где Джош?

Все начали оглядываться.

– А он сегодня вообще был?

– Был, был. Сидел тут рядом со мной.

Сэм узнал голос Бетти. Козочки Бетти.

– Понимаете, – продолжила та, – он тоже испарился. Точь-в-точь как мистер Трентлейк.

Дверь открылась, все головы повернулись на звук. Наверняка, сейчас войдут мистер Трентлейк с Джошем и объяснят им свой фокус с исчезновением, а потом учитель вновь заведёт шарманку о Гражданской войне, до которой никому нет дела.

Однако никакой это был не мистер Трентлейк.

В класс вошла Астрид Эллисон по прозвищу Астрид-Гений, которое она заслужила тем, что… одним словом тем, что была гением. Девчонка занималась на всех углублённых курсах, которые только имелись в школе, а кроме того – дистанционно училась в университете.

У Астрид были светлые волосы до плеч, она любила носить накрахмаленные белые блузки с короткими рукавами, всегда притягивающие взгляд Сэма. Он понимал, что Астрид была слишком хороша для него, но мечтать-то никому не запрещено, правда?

– Где ваш учитель? – спросила Астрид.

Все дружно пожали плечами.

– Испарился, – сообщил Квинн так, словно углядел в этом нечто забавное.

– А в коридоре его разве нет? – поинтересовалась Мэри.

Астрид покачала головой.

– Происходит что-то странное. Наш математический кружок… Нас было четверо, вместе с учительницей. Они все исчезли.

– Чего-чего? – воскликнул Сэм.

Астрид в упор посмотрела на него. Он не смог отвернуться, как делал обычно, потому что в её взгляде сейчас не было ни скептицизма, ни вызова: один только страх. Голубые глаза Астрид, проницательные и острые, были распахнуты так широко, что отчётливо виднелись белки.

– Они пропали. Они просто… исчезли.

– А ваша учительница? – спросил Эдилио.

– Тоже исчезла.

– Исчезла?

– Испарилась, – вновь произнёс Квинн уже серьёзнее, похоже, начал понимать, что ничего весёлого не происходит.

До Сэма донёсся какой-то далёкий звук. Точнее, – множество звуков: в городе завыли автомобильные сигнализации. Он поднялся и, чувствуя себя немного неловко, словно занимался не своим делом, двинулся на деревянных ногах к двери. Астрид посторонилась, пропуская его. Проходя мимо, он почувствовал запах её шампуня.

Выйдя, Сэм посмотрел налево, в сторону кабинета 211, где занимались зубрилы-математики Астрид. Тут из кабинета 213 выглянуло детское личико, испуганное и в то же время счастливое, какое бывает, когда скатываешься вниз с американских горок.

Справа, из кабинета 207, послышался громкий смех. Слишком громкий. Пятиклашки. Из кабинета 208 внезапно выбежали трое шестиклассников и застыли, точно громом поражённые, уставившись на Сэма. Наверное, решили, что он начнёт их ругать.

Школа Пердидо-Бич была маленькой, и все, от подготовительного класса до девятого, учились в одном здании. Старшие классы общеобразовательной школы приходилось посещать в Сент-Луисе, что в часе езды от Пердидо-Бич.

Сэм направился к кабинету Астрид. Она и Квинн пошли за ним. Комната пустовала. Никого не было ни за учительским столом, ни за партами, лишь на трёх из них лежали раскрытые учебники математики и тетрадки. Шесть выставленных в ряд стареньких «Макинтошей» поблёскивали выключенными экранами. На доске мелом было чётко выведено: «Полин».

– Она исчезла, не дописав слово «полином», – пояснила Астрид шёпотом, словно они находились в церкви.

– Я так и понял, – сухо ответил Сэм.

– У меня как-то раз был полином, – встрял Квинн. – Но врач его удалил.

– Она исчезла, когда писала букву «о». Прямо на моих глазах, – продолжила Астрид, проигнорировав вялую попытку Квинна пошутить.

Сэм неуверенно показал на кусочек мела, валяющийся на полу в том самом месте, где его должен был уронить человек, писавший слово «полином», – что бы оно не означало, – и исчезнувший прямо на букве «о».

– Всё это ненормально, – сказал Квинн.

Он был выше и сильнее Сэма, хотя как сёрфер Сэм ему не уступал. Квинн с его вечной полубезумной усмешкой и экстравагантными нарядами, иначе и не скажешь, производил странное, отталкивающее, если не пугающее впечатление. Сегодня он вырядился в мешковатые шорты, армейские ботинки, купленные на распродаже, розовую рубашку-поло и серую фетровую шляпу, которую откопал на чердаке у дедушки. Квинн был сам себе голова, поэтому, наверное, они с Сэмом и спелись.

Сэм Темпл старался держаться в тени. Джинсы, неяркие футболки, в общем, ничего такого, что привлекает внимание. Почти всю жизнь он прожил в Пердидо-Бич и посещал эту школу. Его знали многие, однако мало кто мог с уверенностью сказать, что он собой представляет. Сэм увлекался сёрфингом, но с другими сёрферами не водился. Он был смышлёным, но звёзд с неба не хватал. Симпатичным, но не настолько, чтобы девчонки вешались на шею.

Единственное, что в школе совершенно точно знали о Сэме, это его кличку: Сэм-Школьный-Автобус, которую он получил в седьмом классе. Они тогда ехали на экскурсию, и у шофёра случился сердечный приступ. Прямо на автостраде. Сэм смог стащить водителя с кресла и остановить автобус у обочины, после чего невозмутимо позвонил в 911 по сотовому шофёра. Промедли он хоть миг, и автобус рухнул бы с обрыва в океан. Фотографию Сэма даже напечатали в газете.

– Получается, что два ученика и учительница исчезли. Осталась одна Астрид, – подвёл итог Сэм. – Да, брат, это действительно ненормально.

Он постарался произнести её имя небрежно, как ни в чём не бывало, но ему это удалось не вполне. Всегда с ней так.

– Ага, здесь и впрямь пустовато, – ответил Квинн. – Окей, кажется, я готов проснуться.

Голос Квинна был теперь абсолютно серьёзным. И тут кто-то завопил.

Они втроём бросились в коридор. Там уже было полно детей. Вопила шестиклашка по имени Бекка. В руке она сжимала сотовый.

– Они не отвечают! – кричала она. – Никто мне не отвечает! Никто!

Несколько секунд все молчали. Затем послышался шорох и клацанье, за которым последовал перестук десятков пальцев по кнопкам.

– Сигнала нет, что ли?

– Моя мама должна быть дома, она бы обязательно ответила. Телефон даже не звонит.

– Господи, и интернет пропал. Сеть есть, а интернета нет.

– У меня – три «палки».

– И у меня, а толку?

Кто-то заплакал. Звук был тоскливым, от него по спине Сэма поползли мурашки. Все заговорили одновременно, то и дело срываясь на крик.

– Звони в 911! – требовал испуганный голос.

– А я куда звоню, балда?

– И что? Не отвечают?

– Нет. Я уже половину списка быстрого набора обзвонил, везде облом.

Коридор заполнился детьми, словно на переменке. Но никто не спешил на следующий урок, не затевал игры, не возился с замком у шкафчика. Никто не знал, что делать. Все просто стояли, как стадо баранов, готовых в любой момент обратиться в паническое бегство.

Прозвеневший звонок показался неестественно громким. Школьники вздрогнули, точно услышали его впервые.

– Что же делать? – спросили сразу несколько голосов.

– Звонок же прозвенел! Значит, в учительской кто-нибудь есть! – крикнул кто-то.

– Это таймер сработал, кретин, – отозвался Говард.

Говард был мелким слизняком, зато – главным прихлебателем у Орка, а сам Орк – злющим мерзавцем-восьмиклассником, которого побаивались даже девятиклассники. Гора жира и мышц. Никто не посмел одёрнуть Говарда: обидеть Говарда было всё равно что напасть на самого Орка.

– В учительской есть телевизор, – сказала Астрид.

Сэм и Астрид побежали к учительской, Квинн – за ними. Спустились по лестнице. На этом этаже кабинетов было меньше, а, следовательно, – поменьше и встревоженных учеников. Сэм взялся за ручку двери учительской, и тут они трое заколебались.

– Нам же нельзя туда входить, – озвучила мысль Астрид.

– Да ладно тебе, – отмахнулся Квинн.

Сэм толкнул дверь. В учительской имелся холодильник. Сейчас он стоял нараспашку, рядом валялась баночка с черничным йогуртом «Данон», её липкое содержимое растеклось по потёртому ковролину. Телевизор работал, картинки не было, только статический шум. Сэм огляделся в поисках пульта. Где же он? Квинн разыскал пульт и принялся переключать каналы. Ничего. Ничего. Ничего, одни помехи.

– Может, кабель выпал? – предположил Сэм, уже понимая, что сморозил глупость.

Астрид пошарила за телевизором, покрутила коаксиальный кабель. Экран мигнул, помехи немного изменились, но когда Квинн переключил канал, там снова ничего не было. Ничегошеньки.

– Ведь девятый ловится всегда, даже без кабеля, – удивился Квинн.

– Учителя, некоторые ученики, кабельное телевидение, интернет, сотовая связь, – начала перечислять Астрид. – И всё это пропало разом? – она задумчиво нахмурилась.

Квинн с Сэмом терпеливо ждали, вдруг ей удастся что-либо придумать, и она сейчас воскликнет: «Ну, разумеется! Я поняла!» Это же Астрид-Гений, в конце концов. Но всё, что она сказала, было:

– Бессмыслица какая-то.

Сэм снял трубку стационарного телефона.

– Гудка нет. А радио у них здесь есть?

Радио не оказалось. Дверь хлопнула, в учительскую вбежали двое пятиклассников, оба взъерошенные и возбуждённые.

– Школа – наша! – завопил один, а другой радостно заулюлюкал. – Мы хотим вскрыть автомат с конфетами!

– Думаю, не стоит, – сказал Сэм.

– Ты не имеешь права указывать, что нам делать! – воинственно, хотя и несколько неуверенно, ответил пацан.

– Ты прав, чувачок. Слушай, давай-ка держать себя в руках, пока не выясним, что происходит? Идёт? – попытался урезонить мальчишку Сэм.

– Сам держи себя в руках! – крикнул тот, а его товарищ вновь заулюлюкал, и оба убежали.

– Наверное, было бы неэтичным попросить их принести мне «Твикс», – пробормотал Сэм.

– Пятнадцать, – сказала Астрид.

– Да, ну! Какие там пятнадцать. Им лет по десять, не больше, – возразил Квинн.

– Не им. Ребятам из математического кружка, Джинку и Майклу. В математике-то они асы, но оба – дислексики с особыми образовательными потребностями, из-за чего и подтормаживали. Они немного старше меня. Мне единственной из всего кружка четырнадцать.

– По-моему, Джошу тоже было пятнадцать, – сказал Сэм.

– И что? – упорствовал Квинн.

– А то. Ему было пятнадцать, и он… исчез. Раз – и нету.

– Чушь, – замотал головой Квинн. – Хочешь сказать, что исчезли все взрослые и все ученики от пятнадцати и старше? Чушь!

– Причём, не только в школе, – добавила Астрид.

– Чего?! – Квинн так и взвился.

– Телефоны, телевизор, – напомнила она.

– Нет, нет и нет! – Квинн затряс головой, на губах застыла кривая усмешка, словно он услышал дурную шутку.

– Моя мама, – прибавил Сэм.

– Парень, немедленно прекрати это, понял? Мне уже не смешно, – огрызнулся Квинн.

Сэм впервые ощутил панику, по спине пополз предательский холодок. Сердце билось так, будто он только что пробежал кросс, в горле застрял комок, дышалось с трудом. Посмотрел в лицо друга. Никогда прежде он не видел Квинна настолько испуганным. Его глаза прятались за тёмными очками, но губы явственно дрожали, а шея покрылась красноватыми пятнами. Астрид была вроде бы спокойна, она задумчиво хмурилась, пытаясь найти смысл в происходящем.

– Надо посмотреть, как оно там, снаружи, – произнёс Сэм.

Квинн издал странный всхлип и развернулся, собираясь бежать. Сэм схватил его за плечо.

– Отвали! – рявкнул Квинн. – Я – домой! Надо проверить!

– Нам всем надо проверить, – твёрдо сказал Сэм. – Мы пойдём вместе.

Квинн задёргался, но Сэм держал крепко.

– Вместе, Квинн. Слушай, это же вроде как с доски свалиться, понимаешь? Что ты делаешь, когда волна сбивает тебя с борда?

– Стараюсь не заводиться, – прошептал Квинн.

– Вот именно. Тебя крутит, а ты держишь голову высоко, верно? И плывёшь на свет.

– Метафоры сёрфингистов? – хмыкнула Астрид.

Квинн перестал сопротивляться и судорожно вздохнул.

– Ладно, проехали. Ты прав. Пойдём вместе. Только сперва ко мне. Ну, и каша! Нет, какая же дурацкая каша заварилась.

– Астрид! – нерешительно окликнул девочку Сэм.

Захочет она пойти с ними или нет? Ему показалось, что спросить её прямо будет чересчур самонадеянно, а не спрашивать вообще – неприлично.

Она уставилась на Сэма так, словно пыталась что-то прочитать в его лице. И тут он понял, что Астрид-Гений не больше него самого знает, что делать и куда идти. Это было невероятным.

Из коридора доносился гул голосов. Громкий, встревоженный гомон. Возможно, всем казалось, что пока они болтают, всё будет хорошо, главное – не останавливаться. Кое-кто дико орал, и звучало это страшновато. Жуткие звуки пугали уже сами по себе.

– Ты с нами, Астрид? – спросил Сэм. – Вместе безопаснее.

При слове «безопаснее» девочка поёжилась, но потом кивнула.

Да, в школе теперь было опасно. Испуганные люди, даже дети, способны на страшные поступки. Сэм знал это по собственному опыту. Страх – опасен. Страх причиняет людям боль. А сейчас школа была под завязку наполнена безумным страхом.

Случилось что-то поистине ужасное, и жизнь в Пердидо-Бич покатилась под откос.

Оставалось надеяться, что он, Сэм, в этом не виноват.

Глава 2. 298 часов, 38 минут

МАЛЕНЬКИМИ ГРУППКАМИ или поодиночке дети покидали школу. Некоторые девочки шли по трое, всхлипывая и обнимая друг друга. Мальчишки хорохорились, но тоже горбились и сжимались, словно опасаясь, что небо вот-вот упадёт им на головы. Многие были в слезах.

Сэму припомнились виденные в новостных выпусках репортажи о стрельбе в школах. Было очень и очень похоже: сбитые с толку, перепуганные дети, бьющиеся в истерике или, напротив, пытающиеся скрыть её за смехом и напускной грубоватой смелостью.

Братья и сёстры или просто друзья держались вместе. Малыши из подготовительного и первоклашки бесцельно разбрелись по двору. Эти даже дороги домой толком не знали.

Дошкольники Пердидо-Бич обычно посещали детский сад «У Барбары», чьё здание в самом центре городка разрисовано было уже несколько выцветшими персонажами мультиков. Оно располагалось напротив «Макдоналдса», рядом с магазином стройматериалов «Отлично сделано».

Сэм от всей души надеялся, что с дошколятами всё будет в порядке. Наверняка всё там обойдётся. В любом случае, это не его забота.

– Как думаете, с малышнёй ничего не случится? – спросил он, словно кто-то тянул его за язык. – Они же могут уйти со школьного двора и попасть под машину.

Квинн остановился и осмотрелся. Впрочем, смотрел он не на детей, а вдоль улицы.

– Ты видишь хоть одну движущуюся машину?

Светофор перемигнулся с красного на зелёный. Никаких машин не было. Звуки сигнализаций сделались громче, выли сразу три или четыре автомобиля. А то и больше.

– Первым делом надо выяснить насчёт наших родителей, – рассудительно сказала Астрид. – Не может быть, чтобы взрослых вообще нигде не осталось, – неуверенно добавила она, потом поправилась: – В смысле, должны же где-либо быть взрослые?

– Точно, – поддержал её Сэм. – Обязательно должны!

– Моя мама сейчас либо дома, либо играет в теннис, – продолжила она. – Если, конечно, не отправилась в гости или ещё куда-нибудь в подобном роде. Мой младший брат может быть с ней, а может – с папой. Папа работает на электростанции.

Атомная электростанция Пердидо-Бич находилась всего в десяти милях от школы. Теперь-то это никого не беспокоило, хотя в девяностые годы там приключилась авария. Нелепая случайность, как тогда объяснили. Роковое стечение обстоятельств, один шанс на миллион. Не о чем волноваться.

Говорили, что именно из-за аварии на АЭС Пердидо-Бич так и остался маленьким городком, не доросшим до размеров Санта-Барбары, расположенной ниже по побережью. Местные называли Пердидо-Бич «Улицей Радиационных Осадков», и желающих здесь поселиться было немного, хотя все радиоактивные загрязнения давно подчистили.

Втроём они двинулись по Шеридан-авеню, свернули направо, на Аламеда-авеню. Длинноногий Квинн вышагивал впереди. На перекрёстке стояла машина с включённым двигателем, врезавшаяся во внедорожник «Тойота». Сигнализация последней как раз и выла, то стихая, то вновь принимаясь истошно визжать. В салоне виднелись сработавшие подушки безопасности, их раздувшиеся белые шары вяло свисали с руля и приборной панели.

Во внедорожнике никого не было. Из-под покорёженного капота сочилась струйка пара. Сэм кое-что заметил, и ему не хотелось говорить об этом вслух. Словно прочитав его мысли, Астрид сказала:

– Посмотрите на кнопки. Дверцы заперты изнутри. Если бы из машины кто-то вышел, они были бы отперты.

– Значит, кто-то вёл машину и исчез, – произнёс Квинн.

Веселья в его голосе больше не было. Шутки кончилось.

Дом Гейтеров располагался в двух кварталах отсюда, на Аламеда-авеню. Квинн ещё пытался крепиться и вести себя как ни в чём не бывало, в общем, – как старый добрый Квинн. И вдруг он сорвался на бег.

Сэм с Астрид бросились вдогонку, но куда там! С головы Квинна слетела шляпа, Сэм на бегу подобрал её. К тому времени, когда они добежали до дома, Квинн уже отпер дверь и скрылся внутри. Сэм и Астрид прошли в кухню.

– Мам! Пап! Эй, вы где? – раздавались со второго этажа вопли Квинна.

Крики становились всё громче и истеричнее, послышался отчётливый всхлип. Сэм с Астрид сделали вид, что ничего не заметили. Квинн сбежал вниз по лестнице, продолжая звать родителей. Ответом ему была тишина.

Свои тёмные очки он до сих пор не снял, и Сэм не мог видеть глаз друга. Однако по щекам Квинна текли крупные слёзы, голос то и дело срывался на плач. Сэм почти физически чувствовал ком, застрявший в горле Квинна, точно такой же был и у него самого. Не зная, чем помочь другу, он молча положил шляпу на кухонный стол.

Квинн, тяжело дыша, вошёл в кухню.

– Её нет. Её здесь нет. Сотовый не отвечает. Может, она оставила записку? Вы не видели записки? Поищите, пожалуйста, записка обязательно где-то должна быть.

Астрид щёлкнула выключателем.

– Электричество работает.

– Что, если они умерли? – спросил Квинн. – Нет, это невероятно. Наверняка мне снится кошмар, и я скоро проснусь. Потому что это… просто невозможно.

Он схватил телефонную трубку, нажал на кнопку вызова, прислушался. Вновь нажал и поднёс трубку к уху, потом принялся указательным пальцем набирать номер, бормоча что-то под нос. Наконец, оставил телефон в покое и уставился на него так, словно ожидал, что тот вот-вот зазвонит.

Сэму отчаянно хотелось пойти домой, узнать, что там, и в то же время он ужасно этого боялся. Но не бросать же, в самом деле, Квинна? Оставить его одного в пустом доме, всё равно что прямо сказать: твои родители исчезли.

– А я вчера вечером поругался с папой, – пожаловался Квинн.

– Не думай сейчас об этом, – посоветовала Астрид. – Пока нам известно только одно: мы в случившемся не виноваты. Не мы всё это устроили.

Она погладила его по плечу, и её прикосновение словно что-то надломило в Квинне. Он сорвал тёмные очки, швырнул их на кафельный пол и громко разрыдался.

– Всё будет хорошо, – промямлила Астрид, успокаивая, похоже, скорее себя, чем Квинна.

– Ага, – неубедительно поддакнул Сэм. – Конечно. Это просто какое-то… – он не знал, как закончить фразу.

– Может быть, такова Божья воля? – с надеждой произнёс Квинн, поднимая покрасневшие глаза. – Это всё сотворил Бог, – добавил он с каким-то остервенением.

– Может быть.

– А как же иначе? По-по-по… – он осёкся, прерывая паническое заикание. – Поэтому всё обязательно образуется, – продолжил он, явно воодушевляясь мыслью, что случившемуся есть объяснение. – Да, я уверен, всё будет хорошо. Обязательно.

– Теперь пойдём к Астрид, – предложил Сэм. – Она живёт ближе, чем я.

– Откуда ты знаешь, где я живу? – удивилась та.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8