Майкл Бар-Эли.

Прокачайся! Как применять спортивную психологию в работе и менеджменте



скачать книгу бесплатно

Посвящается Асаф, смыслу моей жизни


Перевела с английского Л. Г. Третьяк по изданию:

BOOST! (How the Psychology of Sports Can Enhance Your Performance in Management and Work) by Michael Bar-Eli, 2018.


© Oxford University Press, 2018

Вступление

Сейчас – или никогда…

Элвис Пресли

Седьмого июля 1974 года стоял погожий солнечный воскресный день. Я, тогда еще рядовой израильских ВС, проводил свой отпуск на Олимпийском стадионе в Мюнхене, наблюдая за матчем Кубка мира между Германией и Нидерландами. Звезда голландской сборной Йохан Кройф получил передачу, ловко провел мяч по полю, а затем неожиданно ускорился и ворвался в штрафную площадь. Прежде чем хоть один немецкий игрок успел коснуться мяча, Кройф был сбит и заработал для своей команды пенальти.

Йохан Нескенс, который выполнял пенальти, нанес мощный удар по центру ворот, но голкиппер Зепп Майер внезапно бросился вправо, и мяч свободно попал в сетку. Голландцы повели уже на второй минуте игры, и, хотя в итоге они проиграли со счетом 1:2, этот пенальти мог стоить сборной Германии кубка. Но почему Майер подпрыгнул? Если бы он просто стоял на месте и не двигался, мяч попал бы к нему прямо в руки!

В дальнейшем я не раз наблюдал подобные ситуации и задавался вопросом, почему вратари инстинктивно прыгали за мячом, хотя намного эффективнее было бы оставаться в центре ворот. И даже уволившись из армии, защитив докторскую диссертацию по спортивной психологии и став профессором университета, я не мог найти на него ответ. Наконец в 1995 году с группой коллег мы решили изучить этот феномен с научной точки зрения и провели эмпирическое исследование действий голкиперов, результаты которого были опубликованы в 2007 году.

Мы исследовали штрафные удары лучших игр футбольных лиг и чемпионатов и выяснили, что вратари почти всегда прыгают в правый или левый угол ворот – даже тогда, когда это снижает шансы отразить удар. После тщательного анализа мы пришли к выводу, что в основе такого явно нерационального поведения лежала «склонность к действию», когда человек поступает так, как от него ожидают другие, даже если это противоречит его интересам. Проще говоря, вратари считали, что они должны «что-то сделать» во время пенальти, поскольку бездействие (то есть нахождение в центре ворот) воспринималось хуже действия (то есть прыжка).

«Интересно, – можете сказать вы. – Ну и что из этого?» И будете правы: я мог бы на этом остановиться и просто использовать полученные данные для повышения эффективности игры голкиперов, но подумал, что их можно применить и в других областях. В жизни, как и в спорте, лучшим способом действия иногда является бездействие. Продажи акций на падающем рынке (вместо ожидания неизбежного подъема), чрезмерно заученная и отрепетированная речь (вместо легкого и непринужденного выступления), слишком тщательное взвешивание «за» и «против» какого-то решения (вместо следования своей интуиции), тотальный контроль подчиненных (вместо предоставления им большей свободы) – мы теряем драгоценное время и энергию вместо того, чтобы расслабиться и «отпустить» ситуацию.

Так что лучшим способом действия иногда является бездействие.

Этот простой, но уникальный принцип получил широкий резонанс как в научной среде, так и в СМИ, а журнал «New York Times» назвал его одним из самых инновационных открытий 2008 года. Это окончательно навело меня на мысль, что многие аспекты спортивной психологии применимы и к обычной человеческой деятельности.

Концепция эффективности – нацеленности на результат – играет центральную роль в современной западной культуре. Все хотят быть лучше – не только в профессиональной, но и в других областях. А чтобы быть лучше, нужно на этом сфокусироваться и развивать у себя необходимые психологические навыки.

Да-да, психологические навыки, так же как и физические, можно сформировать, отработать и использовать для максимальной реализации своего потенциала. Я имею в виду прежде всего ментальную подготовку и психологическую осознанность – способность добиваться успехов в любой ситуации.

Изучая психологические детерминанты спортивного мастерства – стрессоустойчивость, целеустремленность, уверенность в себе, креативность, социальную динамику, ментальную подготовку и моделирование поведения, – я пришел к выводу, что они являются неотъемлемой частью не только спорта, но и повседневной жизни. В частности, я исследовал связи между поведением и ментальной подготовкой успешных спортсменов и предпринимателей; между креативностью знаменитых чемпионов и большинства инновационных компаний; между способностью мотивировать и руководить командой, будь то бейсбольный клуб или компания из Fortune 500; между постановкой целей в офисе и на спортивной площадке; между оптимальным уровнем стресса и результативностью и так далее.

Мыслительные процессы и поведенческие паттерны, повышающие спортивное мастерство, улучшают и другие аспекты человеческой деятельности, поэтому инструменты спортивной психологии можно применять во всех без исключения областях, особенно в бизнесе, экономике и финансах.

Сегодня во все более многообразной международной и экономической среде понимание механизмов индивидуального и группового поведения важно как никогда, особенно для руководителей. Используя психологию поведения, лидеры разных отраслей могут создать благоприятный психологический климат, раскрыть внутренний потенциал своих сотрудников и повысить личную и корпоративную эффективность.

За почти сорок лет работы спортивным психологом я не только всесторонне изучил эту область с научной точки зрения, но и накопил большой практический опыт. Эта книга содержит результаты моих исследований и показывает, как их применить для достижения наилучших результатов.

Вы можете спросить, почему я не написал ее раньше, ведь психологические аспекты поведения интересовали меня еще на заре 1970-х годов, когда я служил в армии. Думаю, главная причина заключается в том, что я, как и все ученые, привык излагать свои идеи строго научным языком, и до поры до времени это меня устраивало. Но потом, в связи с определенными событиями, мне пришлось резко изменить свои жизненные планы. Все началось с легкого, практически незаметного дрожания рук, и лишь спустя какое-то время я понял, что это «привет» от моего нового партнера по жизни – болезни Паркинсона.

Симптомы прогрессировали, что выражалось в постепенном нарушении двигательных функций – ригидности, ограниченных и замедленных движениях и периодическом треморе. Писать становилось все сложнее, и мой почерк все больше напоминал детские каракули. Медикаменты достаточно эффективно устраняли эти симптомы, особенно моторные, но их эффективность неуклонно снижалась. В итоге я серьезно задумался о том, как бы хотел прожить оставшуюся дееспособную часть своей жизни.

Я понимал, что какое-то время еще смогу более или менее нормально работать, но также осознавал, что рано или поздно мои руки откажутся подчиняться мозгу, даже если он останется относительно неповрежденным. Именно тогда я понял, что просто должен написать эту книгу. Как сказал Элвис Пресли, «сейчас или никогда».

В последующих главах я уделяю внимание скрытым, зачастую упускаемым из виду психологическим факторам человеческой деятельности. Я опираюсь на собственный научный и практический опыт в таких областях, как спорт, образование, военное дело, искусство, литература и история и привожу результаты собственных исследований и наработок. Эти знания универсальны. Их можно применять как в индивидуальной, так и групповой деятельности, к любой задаче или предприятию, особенно в конкурентных, стрессовых или рискованных деловых ситуациях. Они бесценны для руководителей любого уровня, которые хотят повысить не только личную эффективность, но и эффективность своих организаций или команд, вдохновляя окружающих личным примером.

Что ж, приступим!

Часть I
Активация

1. Мобилизация. Так ли уж плох стресс?

Беги, Форрест, беги!

«Форрест Гамп»

Ребенком я грезил авиацией и хотел собирать модели самолетов из пластика и бальзового дерева. Первой – и, как оказалось, последней, в силу моей неусидчивости – была модель Микояна-Гуревича МИГ-17, советского истребителя, выпущенного в 1952 году. Тем не менее я с гордостью повесил ее в своей детской комнате и любовался этой красотой на протяжении многих лет.

Годы спустя, в понедельник, 8 октября 1973 года, меня и других солдат-срочников израильской армии в составе зенитно-ракетного комплекса разместили в Синайской пустыне. Вокруг гремела война. Израиль был врасплох захвачен египтянами и сирийцами, а мы, оторванные от цивилизации, ничего толком не знали. Мы знали только вой сирен, предупреждающий об очередном воздушном ударе, и искали, где от него укрыться.

Но не в тот день.

Мы находились снаружи, приводя орудия в боевую готовность, и вдруг – без какого-либо предупреждения – передо мной возникла реальная модель моего самолета. Я понял, что он только что пронесся над нами, и следующий будет лететь со стороны солнца (чтобы ослепить зенитную батарею). Так оно и оказалось. Подняв голову, я увидел еще один МИГ-17, и мое сердце бешено забилось. У меня не было времени на раздумья – только на реакцию.

«МИГи!» – заорал я, и все бросились в укрытие. Я бежал как сумасшедший и не успел запрыгнуть в бункер, как у входа разорвались две ракеты. До сих пор помню запах от того взрыва.

Когда все закончилось, я выбрался из полуразрушенного бункера и обнаружил в песке две огромные воронки – результат падения двух 550-фунтовых бомб. Я представил, что было бы, если бы вовремя не заметил самолеты и не среагировал, и мне, мягко говоря, поплохело. С тех пор я называю 8 октября своим вторым днем рождения и вот уже более сорока лет задаюсь вопросом: что меня спасло – совпадение или провидение?

Думаю, что и то и другое, но был еще один важный фактор – защитная реакция мобилизации. Мобилизация – это психофизиологическое состояние «боевой готовности», возникающее при стрессе, опасности, тревоге и даже мотивации. Эта концепция восходит к далеким доисторическим временам, когда реакция «бей или беги» помогала нашим предкам выживать в экстремальных условиях.

При встрече с опасным хищником у древних людей было три альтернативы: бороться, удирать или оставаться на месте. Уже тогда человеческий мозг и механизмы поведения были достаточно развиты, чтобы активировать резервные возможности организма.

В бизнесе, как и в спорте, мы редко сталкиваемся с реальной угрозой жизни, но высокий уровень стресса, сопровождающийся реакцией мобилизации и выбросом адреналина, может пойти на пользу как в повседневных, так и экстремальных ситуациях. Понимание механизмов управления стрессом поможет вам не только повысить работоспособность, но и сделать свою жизнь более насыщенной и полноценной.

Концепция стресса

Выживают не самые сильные или умные, а самые приспособленные.

Приписывается ЧАРЛЬЗУ ДАРВИНУ

В 1930-е годы Ганс Селье, канадский врач австрийского происхождения, предположил, что общий адаптационный синдром (ОАС)[1]1
  GAS (General adaptation syndrome). – Прим. перев.


[Закрыть]
, или процесс адаптации организма к изменениям, связан с кратковременными и долговременными физиологическими процессами, которые он обобщил термином «стресс». Стресс – это реакция организма на угрозу или раздражитель, состоящая из трех фаз (стадий): тревоги, сопротивления и истощения (или выздоровления). Логика проста. Когда организм подвергается опасности (напряжению), он сначала идентифицирует угрозу или раздражитель (испытывает тревогу), а затем мобилизует дополнительные ресурсы – энергию – на противостояние внешним воздействиям.

Десятилетием раньше, в начале 1920-х годов, профессор физиологии Гарвардской медицинской школы Уолтер Брэдфорд Кеннон разработал концепцию гомеостаза, или способности организма сохранять устойчивый внутренний баланс. Когда этот баланс нарушается, например, в результате внезапной угрозы, организм мгновенно задействует свои стратегические ресурсы для восстановления состояния равновесия.

После мобилизации энергии происходит активация всех жизненно важных процессов, которая приводит либо к успешной адаптации и восстановлению гомеостаза, либо к истощению функциональных резервов и невозможности дальнейшего сопротивления.

Природа создала стресс, чтобы помочь нам выжить – это понятно. Но как насчет повседневной деятельности, когда нам приходится бороться не за выживание, а за результаты?

Стресс и продуктивность

Стресс не всегда бывает «плохим» – все зависит от того, как его воспринимать.

Ганс Селье, отец науки о стрессе

Классический эксперимент, подтверждающий влияние стресса на продуктивность, провел в 1908 году пионер американской психологии Роберт М. Йеркс вместе со своим коллегой Джоном Д. Додсоном. Они задались целью изучить «соотношение силы стимула к скорости формирования навыка», опубликовав результаты своего знаменитого исследования в журнале «Journal of Comparative Neurology and Psychology». Если вкратце, ученые выяснили, что умеренные электрические разряды помогают мышам быстрее освоить лабиринт, но если эти разряды были слишком слабыми или слишком сильными, активность мышей снижалась. В результате исследователи пришли к выводу, который сегодня известен как закон Йеркса – Додсона: между стрессом и продуктивностью существует криволинейная взаимосвязь. Другими словами, реакция мобилизации повышает физическую активность, но в определенных пределах: при слишком низком или слишком высоком возбуждении показатели физической активности будут ниже (представьте перевернутую букву U, как показано на рисунке 1.1).


Рисунок 1.1. Закон Йеркса – Додсона


В повседневной жизни оптимальный уровень стресса и мобилизации способствует выполнению задач, достижению целей и преодолению трудностей. Вспомните о рабочем аврале – да, он действует на нервы, но он также заставляет быстрее «шевелиться». Его можно сравнить с ничьей на последних минутах баскетбольного матча. Напряжение растет, и игроки, которые слишком сильно нервничают, допускают ошибки; те же, кто предельно собран и решителен, то есть находится на пике результативности, приводят свою команду к победе.

Но если стресс настолько важен, как он заработал такую плохую «репутацию»?

Хронический стресс

Отчасти ответ заключается в хроническом стрессе, то есть длительном пребывании в экстремальных условиях или ситуациях. Такой тип стресса приносит больше вреда, чем пользы (взгляните на правую сторону кривой на рис. 1.1).

Исследования показывают, что переутомление опасно для здоровья, негативно сказывается на личной жизни и снижает работоспособность. Так, по данным исследования, проводившегося в 2015 году, от рабочих перегрузок ежегодно умирает порядка 120 тысяч человек. Об этом следует помнить всем менеджерам и руководителям. Кроме того, если ваши подчиненные постоянно находятся в стрессовом состоянии, они хуже работают.

Много внимания уделялось и уделяется выявлению так называемых стрессоров – внешних воздействий или раздражителей, вызывающих стресс. Главным стрессором в спорте игроки обычно называют судью. У одного из звездных баскетболистов, с которым я работал, была проблема с конкретным рефери. Спортсмен считал, что тот к нему просто придирался и штрафовал ни за что.

«Когда я вижу этого судью на поле, у меня сразу едет крыша, – говорил он. – С ним я каждую игру начинаю с двух фолов».

Результат?

Злость приводила игрока в состояние сильного возбуждения, в результате чего он вел себя агрессивно – и зарабатывал ненужные фолы в самом начале игры.

Предположим, вы действительно ненавидите своего босса. Вам хотелось бы поступить с ним так же, как первобытные люди поступали с хищниками – убить… или уйти. Естественно, первое слишком экстремально (и противозаконно!), а второе – невозможно, потому что вам нужно оплачивать счета и кормить семью. При виде начальника вас каждый день охватывает гнев и агрессия, но, вместо того чтобы что-то предпринять, вы просто улыбаетесь, пытаетесь быть вежливым и даже предлагаете приготовить ему чашку кофе.

Постоянное подавление своих чувств и эмоций может со временем привести к стрессу и дополнительному давлению – не только на психику, но и на тело. Тем самым вы потенциально подвергаете себя риску развития язвы, проблем с сердцем и нервного расстройства. Это так называемые психосоматические заболевания, которые обычно вызываются бессмысленной активацией ОАС; по сути, их причиной – и еще одним источником плохой репутации стресса – является загнанная внутрь агрессия, разъедающая тело и душу.

Если вы постоянно испытываете гнев в такой ситуации, то неосознанно наказываете себя за то, что не в состоянии контролировать. Я называю это «полным газом на нейтралке», то есть двигатель работает на полную мощность, а машина стоит на нейтральной передаче и, естественно, не двигается с места. Вы злитесь, но не показываете виду, чем можете заработать язву, или, что еще хуже, жмете одновременно на газ и на тормоз, проклиная себя на чем свет стоит.

Если же вы руководитель, то должны найти «золотую середину» в том, что касается стресса – как для себя, так и для своей команды. Эта оптимальная зона функционирования будет определяться вашими личностными особенностями (и личностными особенностями ваших сотрудников), стоящими перед командой задачами и характером рабочей среды. Но для начала вам следует понять, как ваше мировосприятие и мировосприятие других людей влияет на ваш уровень стресса.

Субъективное восприятие

Я реально вышиб дурь из этого диска.

Дейли Томпсон

Одним из самых запоминающихся моментов в истории современных Олимпийских игр было состязание титулованных многоборцев Дейли Томпсона из Великобритании и Юргена Хингсена из ФРГ в 1984 году. Долгое время они передавали друг другу пальму первенства, но последние шесть лет уверенно лидировал Томпсон.

В Лос-Анджелесе события разворачивались таким образом, что все решал этап метания диска. Хингсен был в отличной форме и показывал блестящие результаты. Выступление Томпсона, наоборот, было слабым (диск всегда давался ему хуже всего), вплоть до последнего броска, которым он установил очередной личный рекорд. Хингсена это настолько выбило из колеи, что в итоге он завоевал только серебро, уступив титул чемпиона Томпсону. Вот как описывает этот поединок Томпсон в своей автобиографии:

«В тот момент я не думал о победе. Некоторые люди избегают стрессовых ситуаций; я же, наоборот, ждал этих соревнований. Они были кульминацией всего, ради чего я столько лет тренировался. Участвовать в Олимпийских играх – это непередаваемое чувство. А я не только участвовал, но и победил в своем самом слабом виде – метании диска. Я реально вышиб дурь из этого диска».

Томпсон доказал, что в нужный момент может собраться и показать все, на что он способен. Его интерпретация события была исключительно функциональной: он не воспринимал ответственную ситуацию как угрозу, а наоборот, наслаждался возможностью проявить свое мастерство.

Анат Дрейгор, пожалуй, лучшая в истории израильская баскетболистка и моя давняя подруга, как-то сказала: «Знаешь, в такие моменты игра становится действительно захватывающей и интересной; без них было бы скучно». Эта спортсменка обладает мышлением победителя. Она – как и Томпсон – воспринимает напряженные, стрессовые моменты как позитивные возможности, а не как «кошмар».

Наша субъективная позиция определяет наше отношение к окружающему миру, а также поведение, во многих ситуациях зависящее от восприятия и интерпретации их напряженности.

В 1966 году профессор Калифорнийского университета и пионер в области исследования стресса Ричард Лазарус опубликовал эпохальный труд «Психологический стресс и процесс совладания» («Psychological Stress and the Coping Process»), в котором утверждал, что решающую роль в восприятии ситуации играют когнитивные процессы «одобрения» и субъективная оценка собственных возможностей.

Подумайте о повышении по службе. Это позитивное или негативное событие? Конечно, позитивное, скажете вы. Но всегда ли оно позитивное? Не всегда – по крайней мере в соответствии с «принципом Питера», который гласит, что штатные сотрудники продвигаются по карьерной лестнице за профессиональные заслуги, но рано или поздно достигают «потолка» – должности, в которой они некомпетентны. Разве это не может привести к хроническому стрессу и другим проблемам?

И такие ситуации случаются чаще, чем вы думаете. Поначалу люди воспринимают свое назначение позитивно, но потом понимают, что они просто не готовы к новой роли и стоящим перед ними задачам.

Схожие проблемы вызывает и продвижение на бумаге, которое, как правило, только «навешивает» на сотрудника дополнительные обязанности, но не дает никаких финансовых или других преимуществ. В таких ситуациях нужно взглянуть на свое назначение под разными углами, тщательно взвесить все «за» и «против» и решить, нужна ли вам эта карьерная ступенька. Возможно, вас устраивает текущая должность или вы хотели бы применить свои таланты в какой-то другой области. Все это зависит от вашего опыта и субъективной точки зрения.

Понимание личного восприятия стресса поможет вам лучше обозначить возникшую проблему или препятствие. Если вы будете подходить к каждой ситуации, как Дейли Томпсон к метанию диска, то с большой вероятностью справитесь с ней и достигнете максимальной производительности – своей оптимальной зоны функционирования.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3