Майк Гелприн.

Русская фантастика – 2018. Том 2 (сборник)



скачать книгу бесплатно

Безумные сказки
Андрея Ангелова

Андрей Ангелов
Неразменный рубль
ПРЕДИСЛОВИЕ

В стародавние времена воин по имени Теофилус, желая получить власть и деньги, вступил в сделку с дьяволом: отдал душу в обмен на исполнение желаний. Дьявол подарил Теофилусу магическую Книгу, за которой присматривал Демон-хранитель.

Вскоре Теофилус получил всё, чего жаждала его душа гладиатора. После смерти «первого клиента» Книга соблазнила Нерона. Затем отдалась рабу, пронзившему императора мечом, а после много людей владело Ею, если пролистать века.

Книга могла переживать эмоции и сама выбирала жертв, независимо от географии Она прельщала только мужчин и только симпатичных Ей.

На протяжении веков Книга обольстила многих и многих. Хранитель выполнял все желания околдованных самцов, а потом жрал их души в угоду дьяволу и утоляя голод своей плоти.

1. ЭТЮД ИЗ XVIII ВЕКА

– Проклятая блудница! – зло бросил дворянин.

Он вскочил со скамеечки перед пылающим камином и подбежал к столу, опирающемуся на изогнутые ножки. Схватил небольшую чёрную книжку в мягком потертом переплёте и пристально уставился на неё.

– Слышишь, чёрт возьми!

Книжка завибрировала в нетвердых руках аристократа и рассмеялась. По обложке побежали изумрудные искорки.

– Слышу, слышу. Вижу, вижу, – послышался от порога насмешливый голос, и в залу ступил маленький демон, внешним обликом похожий на человека. В плаще с капюшоном. Без лица. Под капюшоном, на месте глаз, ярко горели два зелёных огня, а полноценный рот заменяли два ряда гнилых неровных зубов без губ. Ни носа, ни щёк в отблесках пламени из камина не отображалось.

– Аха-ха-ха… – ехидно хохотала книга прямо в глаза человеку. Тот болезненно кривился, тиская эту издевающуюся мегеру.

Действие развернулось на первом этаже деревенского дворца местного помещика. Звали его Артём Барин. Он был человеком компанейским, часто устраивал у себя приемы, куда съезжались окружные баре. Закалывали живность, сгоняли крепостных девок, открывали ящики с шампанским – веселье пело и плясало сутками. Барину было шестьдесят три года, он являлся обладателем неплохого чувства юмора и длинной бороды. В столицах борода давно стала пережитком, но дворянину было на это начхать, как в силу природного пофигизма, так и в силу отсутствия столичной прописки. Прописку в XVIII веке ещё не изобрели, но на это Барину тоже было начхать.

Сегодня за окном хлестал осенний дождь, в доме присутствовали только Барин и гость из ада. Ну, и книга.

– Я тебя уничтожу, развратница! – прокричал помещик в гневе. В глазах его отраились страдание и боль. Он распахнул книгу и стал рвать её на части, торопливо приговаривая:

– Никого ты больше не прельстишь, сука, как прельстила меня! И не очаруешь, не снасильничаешь!

Стоявшего на пороге гостя хозяин явно не замечал.

Разорванные листы летели в огонь камина. Обугливались там, противно треща. Кабинет постепенно наполнялся изумрудным дымком. На смену книжному смеху пришёл испуганный писк.

– Слышь, мурло! Оставь мою девочку в покое, – вдруг громко и яростно крикнул демон.

Барин побыстрее бросил остатки книги в огонь, помедлил и нехотя повернулся к гостю.

– Ты! – мрачно сказал помещик. Во взгляде лишь ненависть. – Ты со своей долбанной подружкой просрали мою жизнь. Нахрен!

– Да ладно, – лишь усмехнулся демон, стоя на пороге. – А где же твоё чувство юмора?

– Вы мне дали много денег, – согласно кивнул Барин. – Подарили две сотни красивых девок, десяток крепостных деревень с уймой крестьян, скота, полей…

– И речку с русалкой, – напомнил гость.

Дрова прогорали в камине, обнимаясь с книгой. Демон щурил зеленые гляделки.

– Но взамен ты взял у меня нечто большее, чем эти драные материальные блага, – с горечью подытожил аристократ. – Так что, пошёл ты… – он сплюнул в огонь, потом цыкнул слюной в сторону демона, три раза перекрестился и удалился из залы.

– Я как раз собрался валить, – пробормотал гость. – На обед…

Демон споро поймал Барина в другой комнате. Схватил его за грудь. Рука резко удлинилась и толстой змеёй влезла в горло аристократа. Помещик попытался возмутиться. Не получилось: даже хрипеть и кашлять он не мог, только беззвучно бился в судорогах.

– Опять, чёрт возьми, намазался раствором! – недовольно зашипел демон, ворочая рукой в горле дворянина. – Чесноком от тебя несёт, как от охотника за вампирами… Дьявол тебя забери. – Он ощутимо встряхнул жертву, насаженную шеей на руку, и потянул. Изо рта Барина показалась белесая борода, потом белесая голова и руки, ноги, тело… Стук – рухнуло на пол физическое тело дворянина.

– Вот так-то, – подытожил демон, крепко держа за бороду полупрозрачную копию Барина. Душа в оторопи моргала белесыми глазками.

Пришелец из ада покрепче перехватил добычу и отправился восвояси. Душа волочилась за ним по паркету, суча белесыми ножками в полной тишине.

– Сегодня я отлично поужинаю, – пробормотал демон, проходя мимо камина, и щелкнул пальцами. С мерцающих углей тотчас стали подниматься книжные листки.

Восставая из пепла, они взлетали и опускались в демоновскую ладонь. Дождавшись последнего листа, гость из преисподней растворился в темноте за порогом. В одной руке он крепко держал обед, в другой – книгу-подружку.

2. ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ЖЕНСКОГО НАЧАЛА

Как известно, люди делятся на самцов и самок. Они встречаются, влюбляются и женятся. Не всегда, но иногда такое происходит. Затем у парочек могут родиться дети. В появлении детей самец играет чисто номинальную роль. Главная тут – самка, она носит ребёнка в животе, даёт ему жизнь, потом растит и воспитывает. Зачастую одна.

Самец, если не женат, в большинстве случаев исполняет возложенную природой детородную миссию и исчезает в неизвестном направлении. Но не будем о грустном.

Защитой и охраной женского здоровья занимается множество специалистов, не последнее значение среди которых имеют врачи-гинекологи. Наш главный герой, Андрей Васильевич Бутербродов, был как раз таким доктором.

Андрею Васильевичу намедни стукнуло тридцать лет. Он обладал высоким ростом, хорошим сложением, симпатичным лицом, бархатным голосом и большим половым членом. Любил тратить деньги в непомерных количествах, однако «капуста» у него в огороде особо не росла, поэтому любовь оставалась невзаимной. Врач жил в скромном домике из двух комнат, выращивал картошку и помидоры, днём занимался своей не пыльной работёнкой, а по вечерам мечтал. В свободные дни смотрел науч-поп и собирал редкие книжки. Завистью не страдал, мозг себе не выносил, был ровен и лёгок нравом. Женщинам нравился, но дальше случайных половых связей доктор сознательно не шёл, несмотря на дикое желание провинциальных любовниц заполучить его в мужья. А ещё была у него Юлька-соседка и два верных друга, заместитель прокурора и бизнесмен.

На работе, в городской поликлинике Андрея Васильевича ценили, как классного врача без признаков маньяка и сексуального неудовлетворенца. Копаться в женских гениталиях, конечно, не очень приятно, однако многие мужчины считают наоборот. Время от времени Бутербродов брал мелкие взятки или подрабатывал «левыми» абортами. Так вот и жил.

* * *

В одну из сентябрьских пятниц Андрей Васильевич находился на рабочем месте в своём кабинете. Он только что заработал очередную взятку, помыл руки с мылом, и сел за стол. Взяткодатель, толстая баба с торчащими грудями, белокурая, с пышной причёской и при густом макияже, одевалась за ширмой.

Доктор ковырялся в карточке не менее тщательно, чем пять минут назад ковырялся между ног пациентки. Когда баба оделась, врач заверил, что её женские органы здоровы и вкусно пахнут, и предупредил, что не нужно давать директору местного супермаркета по причине его природного сволочизма. Мол, от сволочей появляются сами-знаете-какие дети. Получил от дамы конвертик с баблом, вежливо улыбнулся, нежно пожал пухлую ручку.

– До свидания, Жаннетта Петровна! Через три месяца с удовольствием вас опять осмотрю.

– Ах, Андрей Васильевич! – закатила дамочка маленькие карие глазки. – Вы такой толковый доктор! Просто феерия… Ах!

Пациентка величаво удалилась.

Гинеколог открыл окно и закурил, рассеянно вглядываясь вдаль. Там, на горизонте, сияющий дворец весело тянул вверх острые башенки. Во дворце сидел обаятельный плотный человек. Звали его Артём Барин, и был он прямым потомком того самого аристократа из XVIII века, к тому же человеком не бедным и прекрасной души. Чувство юмора, в отличие от предка, у него было так себе, бороду не носил. Миллионер, сделавший большие деньги сам, с нуля. Трудоголик. Честный муж. Намедни бизнесмен закончил дело жизни, и теперь звонил своему верному другу Бутербродову, дабы поделиться радостной новостью.

– Бу, я сегодня завершил реставрацию усадьбы, – бойко говорил Барин, держа у уха телефонную трубку. – Наследие мрачных веков… Оказывается, домику двести пятьдесят лет, был построен при Екатерине Великой. Даже библиотека сохранилась, представляешь.

– Очень рад! – искренне ответил врач в мобильник. – Я могу тебе чем-то помочь, кроме морального восторга?..

– Да, – усмехнулся бизнесмен. – Завтра к десяти утра жду тебя здесь. Отметим событие. Для узкого круга лиц. Шашлыки сделаю. Коньяк, вино, пиво… Кстати, у меня для тебя сюрприз.

– Нашёл мне снова жену? Или всё же решился купить мне клинику? – с любопытством спросил Бутербродов.

– Слушай, какого хрена ты меня достаёшь?.. – вспылил верный друг.

– Проехали, – беззаботно зевнул доктор. Он выкинул окурок, прикрыл окно, вернулся к столу. Сел, закинув ногу за ногу. – Так что за сюрприз?

– Узнаешь, – осклабился бизнесмен. – На месте. Завтра, в десять утра.

* * *

Следующей пациенткой стала согбенная девушка лет семидесяти пяти. С клюкой. Пациентка проковыляла к столу, села. Насуплено глянула на симпатичного врача, повела бровями. От взгляда стало не по себе. Повисла пауза.

– Мне нужно стелать аборт, – наконец, просипела старуха, сверля специалиста чёрными очами. – Вы можете помочь?..

Бутербродов для приличия моргнул. Чуть улыбнулся. Правила игры диктуют пациентки, и в ступор впадать нехорошо.

– Да, могу, – наклонил голову в согласии Андрей Васильевич.

Старуха не отводила пристального взгляда, а здравомыслие врача лихорадочно искало выход из ситуации:

– Скажите… какой срок?..

– Ась?.. – бабка выставила морщинистое ухо. Отвела прядь седых волос, чтобы лучше слышать.

– Как же вы умудрились в столь почтенном возрасте?.. – напел врач себе под нос. Риторически.

Еле слышную риторику восприняли. В отличие от явно сказанной конкретики. Иногда так бывает у старух с клюками.

– Внучка у меня, за тверью жтёт, – виновато улыбнулась бабка. – Пош-шупаете?.. Она у меня стеснительная. – Старушенция резво проковыляла к дверям кабинета. – Эй, Любаня, захоти!

В кабинете появилась девушка. Приятная такая. С косами и веснушками.

– Сто шестьдесят рост, вес шестьдесят-шестьдесят два… Бёдра несколько широковаты, живот чуть-чуть округлён, залетела недели три назад… судя по комплекции и внутренней интуиции… влагалище глубокое… – машинально отмечал доктор.

– Не буту мешать процэссу, – по-деловому заметила бабка. – Эй, Любаня, не боись.

Она ушла прочь, прикрыв дверную створку, а стеснительная девушка без лишних слов сняла платье, лифчик, трусики, носки и покорно замерла посреди комнаты. Руки по швам, на врача не смотрит. Грудки «яблоком», свежие… треугольник с тёмной полоской, у вершины виден край щелочки… Бутербродов пожалел, что он врач и сейчас при исполнении. Проглотил генетическую слюну, показал на ширму и молвил сухо:

– Проходите на кресло.

3. ЗАНУДА ЮЛЬКА

Наступило завтра. Утром к дому Андрея Васильевича Бутербродова подъехала синяя легковая машинка. За рулём сидел невзрачный очкарик лет тридцати, заместитель прокурора города Халюкин А. В., второй верный друг доктора и обладатель самой красивой жены в округе, Алисы.

Халюкин, на удивление, не совершал должностных преступлений, пользуясь служебным положением. Несмотря на серьезный вид, был он душкой и хохотунчиком.

Бутербродов жил в коттедже, построенном на двух хозяев. Откликаясь на звук клаксона, он вышел из квартиры и похлопал по капоту автомобиля.

– Минуту!

Врач нёс пакет с тесёмочными ручками. Он проследовал ко второй половине коттеджа, позвонил в дверь. На пороге возникла сухонькая старушка с седым пучком волос на голове и живыми серыми глазами на лице.

– Доброе утро, Елена Сергеевна, – поздоровался доктор.

– Здравствуй, Андрюша.

Бутербродов подал ключи:

– Позаботьтесь о Кысе, как договаривались.

– У меня там рыбки немного есть, – ответила старушка и взяла связку, – не беспокойся.

– Вы его не балуйте, Елена Сергеевна. И так скоро в дверь не пролезет, – попросил врач. – Я молоко в холодильнике оставил. До вечера!

– Счастливо…

Андрей Васильевич направился к синей машинке, но калитке столкнулся с девицей в очках и с двумя косичками. Хрупкая. Маленькая попа, костлявые плечи, грудь почти не видна. В платье из ситца, до колен. В кедах. В руках хозяйственная сумка, в синих глазах – манера. В целом, модельный облик, если не брать во внимание «колхозный» вид.

– Здравствуйте, Андрей Васильевич.

Девица, несмотря на рост в метр семьдесят, смотрела на врача снизу вверх.

– Привет, Юлька, – улыбнулся Бутербродов. – Куда носила свои прелести в выходной день, да ещё с утра пораньше?

– За хлебом посылала бабушка, – девица не подхватила игривый тон, смотрела строго. – Это за Вами? – мотнула она головой на машинку.

– За мной, Юлька, за мной.

– И куда Вы? – безапелляционно спросила особа в очках.

– На шашлыки, Барин пригласил.

– Точно, Барин? – Юлька дырявила врача взглядом. – Я ему позвоню.

– Я человек свободный, – подмигнул доктор. – Или ты беспокоишься о моей целомудренности?

– Я беспокоюсь о себе, – просто ответила девица. – Вы должны быть чисты, когда станете моим мужем. В последующем у нас должны появиться здоровые дети.

Андрея Васильевича не обижали претензии соседки, он к ним привык и относился с юмором.

– Ты же знаешь моё отношение к браку… – усмехнулся Бутербродов. – Ни за что и никогда. Не женюсь даже на тебе – будущей звезде лучших китайских подиумов, без сомнения.

– Я тоже пока не собираюсь связывать себя с вами узами брака. Через два года я закончу Медакадемию, вы к этому времени дослужитесь до заместителя главного врача, финансово окрепнете, а я стану работать. Тогда мы и создадим полноценную семью.

– В любовь не верю. Верю только в секс, именно он спасёт наш милый мир, – подмигнул доктор. – Привет, Юлька!

Андрей заспешил в машинке.

– Вот увидите, будет так, как я сказала, – с убеждением произнесла соседка ему вслед.

* * *

– Ты когда женишься, исследователь женского начала? – встретили врача Халюкины, наблюдавшие сценку через лобовое стекло.

– Очкарику привет, – проигнорировал вопрос Бутербродов, залезая на заднее сиденье авто. – Алисе персонально.

– Привет, привет!..

Машинка тронулась.

– Мужчина без женщины всё равно, что танцор без причинного места, – не отставал прокурорский. – Вроде всё на месте, а ничего не мешает, – сострил он и сам же коротко заржал.

Несмотря на то, что смех никто не поддержал, обстановка осталась ровной. Как всегда, когда в обществе «все свои».

– Я понял. Вы меня хотите поймать на совращении малолеток, – заявил доктор. – Антохе палок не хватает для раскрываемости, да?

Риторические вопросы принято не замечать, особенно кругу друзей. Машинка неспешно катилась по городку. Андрей Васильевич закурил, открыл форточку.

– Она тебя любит, это видно, – серьёзно молвила Алиса.

Муж согласно кивнул.

4. КНИГА ПРОСНУЛАСЬ

Половину кабинета Барина занимали диван, четыре кожаных стула и письменный стол. Шкаф с книгами облюбовал другую половину. Мебель отсвечивала современной лакировкой и отделочными стразами. Из стены хмуро торчал камин образца восемнадцатого века. Сквозь стрельчатые окна осеннее солнышко посылало искренние улыбки.

– Ну их, этих баб! – сказал Барин, разливая алкоголь. – Взяли, парни!

– Поздравляем! – вразнобой ответили Халюкин и Бутербродов, чинно беря рюмки.

Трое верных друзей стояли вокруг стола и пили коньяк. Незадолго до попойки они встретились у ворот отреставрированного особняка и совершили экскурсию по дому. Заглянули и на кухню, где занимались резкой-чисткой-жаркой Ириша и Алиса. Чуть поболтали о насущной ерунде, а потом Барин заговорщицки подмигнул друьям и потянул их на выход.

– Шуруйте в сад и делайте шашлык! – тут же среагировала Ириша. – С коньяком успеете.

– Эй, Халюкин!.. – многозначительно поддержала Алиса, указав ухоженным перстом на большой железный бачок в углу, сто процентов, с маринованным мясом.

– Да мы… – смущенно протянули двое верных друзей.

– Барин, ты мне обещал библиотеку показать, – пришел на помощь третий верный друг.

– Тоже мне, библиотека, три полки рухляди, – фыркнула Ириша.

– Дед их всю жизнь собирал! – горячо, но без особого энтузиазма воразил Барин. – Некоторые книжки – ровесники этого домика, между прочим!

– Я лишь повторила твои собственные слова, – усмехнулась Ириша мужу.

Девочки ещё немного «повыносили мозг», но смилостивились и отпустили друзей «на стопочку». Впрочем, врачу на минутку пришлось задержаться.

– Андрюх, – окликнула Ириша. – Ты знаешь…

– …что твоё половое достоинство должно ублажать законную жену, а не шалав, – согласно кивнула Алиса.

– Хоть кто-то думает о моём достоинстве, – подмигнул врач и удалился.

– Сегодня двоюродная сестра приезжает в гости, познакомлю, – закончила мысль Ириша. Услышал Бутербродов последнюю фразу, или нет, для девочек так и осталось загадкой.


Доктор поднял стопку, понюхал алкоголь. Поразмыслил, пить или не пить, и услышал:

– Эй, Бу, вон твой сюрприз. Как ты уже догадался, но тем не менее…

Друзья уже накатили. Прокурорский задумчиво жевал лимон, а бизнесмен показывал врачу на книжный шкаф. Андрей Васильевич отставил стопку. Три полки были заставлены книжками разного размера и вида. Бутербродов наугад вытащил одну, «Сказание о земле Сибирской». Открыл, удивлённо присвистнул:

– Тысяча девятьсот первый год выпуска!

– Обещаю подарить любую книгу. Как библиофилу.

– Библиофил – это ценитель и собиратель редких книг, – ни к кому не обращаясь, как бы разговаривая сам с собой, вымолвил прокурорский.

– Выбирай, друг.

Барин от души хлопнул Андрея Васильевича по спине и отошёл к столу, чтобы налить по второй.

Ценитель редких книг в раздумье провёл пальцами по ряду корешков, выбирая, какой томик взять. Один из корешков завибрировал под пальцами, переливаясь зелёными полосами. Бутербродов озадаченно нахмурился и аккуратно вытащил книжицу с полки. Чёрная обложка замерцала изумрудным переливом ещё ярче.

– Чёрт возьми! – удивился библиофил и открыл книжицу. Так-так-так… Страницы испещрены непонятными значками.

– Ни буквы, и не иероглифы, – пробормотал Андрей Васильевич, вовсю глядя на изумрудное мерцание. – Ну и фейерверк!

По чреслам разлилось нетерпеливое волнение. Такое чувство возникает, когда видишь и хочешь девушку на первом же свидании. В ушах вдруг зазвучали сладострастные женские стоны… Но тут на плечо врача легла рука Барина.

– Нашёл эксклюзив? – спросил он.

Фейерверк испарился вместе со стонами.

– Что за книга?!

Андрей Васильевич показал томик.

– А я хрен ведаю! – изрёк Барин. – Я тут грамотно всё расставил, но не изучал… Библиотека эта для престижа, статуса… Ну, знаешь.

– Книга не имеет ни начала, ни конца… – возбужденно говорил Бутербродов, листая томик. – И даже названия нет. Сплошные ровные ряды тарабарских значков. Видишь?

– Вижу! – покивал Барин без особого интереса. – Берёшь её?

– Похоже на зашифрованные записи, – не унимался ценитель редких книг, ощупывая страницы. – Чем-то похожим писали древние алхимики и члены масонских лож. Заметь, книга рукописная, а обложка и листы – будто из магазина.

– Возможно, грамотная самоделка, – зевнул Барин. – Кто-то купил бумаги, исписал её абракадаброй, понятной лишь посвящённым, взял обложку и всё аккуратно склеил. Быть может, дед сам… – Хозяин дома замялся и интимно шепнул: – Знаешь, мой дед был чокнутым!

– Не знаю, но верю, – машинально ответил библиофил.

– Ребята, коньяк стынет! – раздался голос прокурорского, который разливал по третьей.

По законам жанра, на пороге кабинета возникла Ириша с большим разделочным ножом в руке.

– Листья кленовые падают с ясеня… – проворчала она. Забрала бутылку со стола, подумав, выпила из рюмки. – Эй, Барин, быстро в сад! – добавила и удалилась с независимым видом.

– Пошли делать шашлык! – призвал Барин и тоже осушил рюмку.

– Бу, женщина выпила твой коньяк, – усмехнулся прокурорский, глотая свою порцию.

Андрей Васильевич созерцал книгу и ничего не слышал.

– Э-гей, Андрюха! – позвали верные друзья.

Библиофил нехотя выпустил книгу из рук и пошел к порогу, немного напоминая зомби. На полпути обернулся: томик в чёрной обложке манил, подмигивая с полки изумрудным светом.

– Как-нибудь в другой раз тебя выберу… – пробормотал ему доктор.

* * *

– Значит, ты и есть двоюродная сестра Ириши? – спросил Бутербродов у русоволосой девушки в зелёной кофточке.

– Да, – односложно ответила Маргарита.

Парочка сидела в саду, за неплохо сервированным столиком. Помимо них, пировали штук десять гостей, впрочем, сейчас все болтали, разбившись на группки. Чуть в стороне Барин и Халюкин возились с мангалом. По окрестностям плыл запах жареной баранины. Атмосферу пропитал крепкий алкоголь, спутник пьяного глубокомыслия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное