Майя Тёплая.

Сказы Зеркал



скачать книгу бесплатно

Глаза – зеркало души. Взгляните внутрь и вы узрите там чудеса. Откройте глаза и смотрите с любовью на мир.

С верой в красоту, автор – Майя Тёплая.


Фотограф Наталья Петрова

Иллюстратор Майя Тёплая

Дизайнер обложки Диана dianakondra.ru Кондра


© Майя Тёплая, 2018

© Наталья Петрова, фотографии, 2018

© Майя Тёплая, иллюстрации, 2018

© Диана dianakondra.ru Кондра, дизайн обложки, 2018


ISBN 978-5-4490-2946-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Сказки

Марта ждёт

В портовом городе с крошечными домиками под дымчатым небом бежала двадцативосьмилетняя Марта. На её шее развевался тонкий шарфик цвета игристого спуманте. На ногах были чёрные, достаточно поношенные туфли. Шла она очень быстро, почти летела, умудрялась не наступать на стыки между камнями мощёной улицы. Ветер тревожно шелестел её густыми каштановыми волосами. Надо сказать, Марта не была похожа на обыкновенную женщину, которую можно встретить вот так просто на улице. Глаза её были удивительно серые. Практически, стальные. И, тем не менее, нам повезло. Мы её встретили.


– Привет, Марта… – появившийся из переулка мужчина, притормозил Марту

– Не подходи ко мне, Виньо, я тебе уже всё сказала!

– Сколько раз я просил не называть меня так, – схватил её за плечо мужчина

– Ай, Альвин, что ты делаешь? Мне же больно! – девушка попыталась оттолкнуть мужчину

– Марта, подожди! – он попытался заглянуть в её глаза

– Марта давно ждёт, – резко ответила девушка, – Я тоже больше не Марта. Всё. Уйди.


***

Тихое-тихое едва наступившее утро. Простыни практически хрустят от любого еле заметного движения. Свет из окна молочный, рассеянный. Марта спит, обхватив подушку руками. В это время по лестнице пятитиэтажки двое рабочих несут огромное зеркало в тяжёлой оправе. Они поднимаются пролёт за пролётом, иногда останавливаясь покурить. Подходят к квартире 74, звонят. Квартира Марты наполняется железным треском дверного звонка. Марта встаёт и медленно пробирается к входной двери. Глазка в двери нет, Марта смотрит в замочную скважину. Ничего не видит. Открывает.

– Зеркало вот, – мнутся на пороге двое мужчин.

– А… поставьте в коридоре, – девушка выглядит сонной и безразличной, – вот возьмите, – она протягивает денежную купюру

– спасибо, – рабочий кладёт деньги в карман.

Грузчики уходят. Марта закрывает дверь и подходит к зеркалу. Гладит его полупрозрачной розовой ладонью. Смотрит на себя, разглаживает спутанные волосы, потом подходит близко-близко к отражению и дышит прямо на зеркало.

Кажется, что она хочет поцеловать себя в нём. Потом, она отходит на шаг назад и говорит вслух: «Теперь будешь у меня жить. Здравствуй!»

Она отходит от зеркала и садится к овальному столу. Смотрит в зеркало издалека.

– Теперь квартира будет немного больше. И я теперь буду не так одинока. Буду замечать, как старею. Наверное, нужно часы повесить к зеркалу. Пусть они дружат. Они оба жестокие товарищи. Или всего лишь – справедливые. В общем, пусть живут, – Марта вздохнула.

Так, в Мартиной квартире появилось огромное старинное зеркало. Раньше в него кто только не смотрелся. Кто только не оставил в нём свои лики. Зеркало отражало всех без разбору. Но больше всего оно любило отражать одного человека. Оно так его любило, что решило оставить себе его отражение даже после того, как он исчез.

Его звали Виньо. Он был высоким, с глазами оливкового цвета и очень красивыми загорелыми пальцами. Когда-то он жил в большом особняке с сёстрами. Но как только ему исполнилось 30 лет, он решил покинуть дом, забросить свою юридическую конторку, и отправиться плыть через океан. Виньо порвал свою обыденную жизнь, и никто не знает, что случилось с ним дальше. Никто не наблюдал больше за ним. Не было у него ни зеркал, ни приятелей, кто бы мог записывать его дальнейший жизненный путь. Последнее отражение в зеркале сохранило Виньо сидящим за письменным столом и перебирающего какие-то бумаги и книги, пишущим расчёты обычным тихим вечером. Виньо спокойно встал, открыл шкаф, достал светло-салатовый чемодан и большую кожаную сумку, начиная складывать в нее свои вещи. Он делал это так, будто ничего особенного не происходит. Будто он просто решил собрать вещи и отнести их на чердак. Но Виньо действительно покинул дом, оставив сёстрам записку, в которой говорилось что-то про океан и про «навсегда», а может «никогда», что в данном случае, наверняка, значило одно и то же. Изумлению сестёр не было края, когда они обнаружили, что Виньо даже не снял деньги со счёта. Впрочем, уже спустя месяц, сёстры жили так, будто всю свою жизнь они были без брата. Такова сила человека – недолго помнить утраты. Даже если они – целая человеческая жизнь. Но зеркало запомнило его. Запомнило так, как, наверное, ни одна из сестёр. Почему так произошло, дать ответ невозможно. Вскоре, выйдя замуж, сёстры переехали. А мебель распродали. Последним из дома ушло зеркало…

Когда зеркало поселилось в новой квартире, оно долго не могло привыкнуть ко всему, что окружало его. Потолки казались ему слишком низкими, а стены – голыми. Вскоре, подружившись с одинокой хозяйкой, зеркало ожило. Оно исправно отражало всё, наслаждаясь этим процессом, как дыханием. И тем не менее, зеркало часто вспоминало Виньо. Особенно по ночам, когда становилось совсем тихо и грустно. Поэтому украдкой, когда хозяйка спала, зеркало раз за разом прокручивало сцены из прошлого. Все они, так или иначе, были связаны с прекрасным Виньо. Вот он работает, вот курит сигару и смотрит в окно, вот он переодевается. Виньо жил в зеркальных грёзах каждую ночь. Марта же тоже не всегда крепко спала – ей снились волнующие сновидения. Одно из них выглядел примерно так…

Девушка в зелёном платье, сама Марта, идёт к причалу. Над её головой отчаянно плачут чайки и разрывают тугое сизое небо острыми белыми платочками крыльев. Волосы постоянно лезут в лицо. Из-за этого всё кажется странным, немного нереальным и расплывчатым. Вон рыбаки вытаскивают сети с рыбами, и о чём-то разговаривают. Но это не отвлекает внимательного ожидания Марты. Она смотрит в точку на горизонте и ждёт, когда придёт её корабль. Ей должны привезти очень ценное ожерелье из кораллов. Но что же может быть необычного в кораллах? Только она знала, что такого таят в себе эти кораллы. Она знала, что кораллы – это пурпурные существа на дне морском. Ведь их кто-то доставал. Кто-то рисковал, ради неё, Марты.

Соль в воздухе пропитывала кожу насквозь, пена неспокойного моря шипела под ногами, а девушка на берегу всё ждала. Мимо проходили жёлтые собаки, люди в резиновых сапогах, проезжали мимо тележки с досками, а долгожданное время так и не наступало. От этого ожидания душа Марты ныла. И вскоре она просыпалась, чтобы сменить картинки во сне на что-то более щадящее или вовсе – на пустоту. Потом сны повторялись, она снова стояла на причале, подходила к лавке с сувенирами и брала ракушки. Перебирала одну за другой, прикладывая каждую к уху. Они были точно нежно-красные сердца, и шум в каждой подобен их биению. Марта искала одну единственную, нужную ей сердце-ракушку, но шум в них всё время был немного не тот. Она клала их на место и говорила старухе-продавщице: «Завтра приду. Спасибо». В это время за спиной снова рыбаки тянули сети с рыбой, некоторые сидели и разделывали брюшные полости крупных рыб большими ножами. От запаха Марта уходила прочь. И снова просыпалась.

Зеркало же погружалось в свои грёзы, и часто забывало, где реальность, а где начинается воображение. Виньо был словно настоящий. Дело дошло до того, что он выходил из зеркального воображения в пространство тёмной комнаты. Когда фонари медным светом качались в капельках дождя на стекле, и даже фиалки на подоконниках уходили в глубокую дрёму, воображение зеркала и Марты переплетались в единую форму. Проще говоря, возле Марты часто спал практически Виньо. Практически – потому что отражения, как и любые сны, только отчасти физические, в большей степени они, конечно, эфемерные. Тень молодого человека начинала привыкать к этой ночной жизни. Он часто сидел на кровати с хрустящими простынями, боясь сделать лишнее движение, чтобы не нарушить эти мгновения тишины. Он смотрел на спящую Марту, и то ли он отражался в зеркале, то ли зеркало отражало его. Сны Марты так и шуршали цветными фантиками с часовщиками и рыболовами, пока до неё не дотронулся молодой человек. Он коснулся её плеча, и она очнулась.

– Ты пришёл. Я ведь ждала.

– Да, сам не знаю, почему так долго вышло…

– А где кораллы?

– Я, конечно же, их принёс. Двадцать восемь за каждый год твоего ожидания!

– Если бы ты подсчитал ещё каждый час…

Виньо вытащил руку из кармана и положил первый коралловый шарик на лоб Марты. И так по очереди он разложил их все вдоль её тела. Потом лёг рядом с ней, и так же по очереди их собрал. Марта с закрытыми глазами ощущала тяжёлые красные капельки на своей коже. Она перехватила его руку и притянула её к своим губам. Коралловые шарики вылетели из ладони один за другим на простынь и дальше – с кровати на пол, отскакивая звенящими горошинами. Девушка проскользнула ниже по телу Виньо, замерев у его грудной клетки, слушая, как шумит его сердечная ракушка. Она звучала именно так, как подобало! Виньо обнял её, упав в тёплый, сладко-жгучий запах её волос. Пространство комнаты задрожало. Зеркало отражало их любовь.

С тех пор Марте перестали сниться сны. Но это не пугало ее. Наоборот, обрадовало. Каждый вечер, после смены в библиотеке, Марта спешила домой. Она покупала помидоры и красные яблоки в овощной лавке, сыр и булку с корицей в пекарне, неся всё это в бумажном пакете. Она быстро шагала по узкой улице. По дороге ей попадались знакомые женщины-соседки и мужчины-читатели, дворник и продавец из бакалеи, а иногда – дети. Марта шла по переулкам домой. Открывала дверь, здороваясь с домом. Быстро ела и ложилась спать. Вместо снов к ней приходил Виньо.


Однажды воскресным утром к Марте забежала её давнишняя подружка Берта. У неё были светлые прозрачные насквозь глаза, как два замёрзших зимой стёклышка.

– Как представлю, что где-то на кромке океана валяются нежные нерпы, а в Индии бродят большие слоны… А у нас растут виноградники и люди поют о любви, м-м-м, как же приятны мне путешествия, как же приятны мне любви приключения… – Берта щебетала, возясь в пакете с мукой, решив помочь приготовить подруге завтрак

– Да, да, приключения… Не ходите в Африку гулять… – Марта была погружена себя, и лишь повторяла отдельные обрывки фраз.

– Послушай, тебе нужно выходить из этого застоя. Ты целыми днями сидишь в своей пыльной библиотеке и дома. Так нельзя! Твоя молодость проходит, а ты всё сидишь одна, Марта, очнись! – Берта помахала ложкой перед лицом подруги, будто пытаясь вывести её из гипнотического состояния.

– Да я привыкла, Берта. Тем более у меня есть ты, – Марта изобразила довольно милую улыбку.

– Но я не заменю тебе семью. Не заменю мужчину. Это совсем другое! Любовь к мужчине… – тут Берта вздохнула и зависла с улыбкой на чувственных губах.

– Понимаешь, я же никогда не была такой, как ты. Я не умею ни с кем знакомиться. Да и флиртовать у меня не получается. Мне всё это чуждо.

– Ну ведь ничего сложного в этом нет! Пойдём со мной вечером в бар. Вот увидишь, как много мужчин там будет желать твоего внимания, – игриво вздёрнула свои аккуратные брови Берта.

– Я не знаю, – замялась Марта, – я не люблю шумные места.

– Там же весело! Перестань…

– Но мне там почему-то грустно, – сказала Марта, и вылила запекаться на сковородку очередной блин.


Но всё же, что не сделаешь, поддавшись уговорам очаровашке Берте. Она сидела в тонком ярко-зелёном топике с открытой спиной. В ложбинке между грудей виднелась маленькая красная бусинка. Ткань блестящего топа поднимали острые соски, которые хорошо прочерчивались из-под тонкого материала. Узкие бежевые брючки и высокие каблуки модных туфель подчёркивали её ножки. Она пила мартини и стреляла глазами по сторонам. Её язык ловко хватался за трубочку в коктейле и притягивал её в рот, поглощая очередную порцию жидкости. Марта сидела рядом, положив ногу на ногу. Руки она сложила у груди, обхватив каждую за локоть. От этого она казалась немного сутулой. Лицо её было напряжённым, будто она сейчас же собирается встать или будто она высматривает что-то вдалеке, но это является ни чем-то конкретным, а плодом её воображения, застывшим в воздухе. От этого между бровей ходила нервная складка мыслей. На Марте был терракотовый шарфик и тёмно-серое платье с пояском. Тонкие бежевые чулки и коричневые, немного спортивные туфли. Воздух с табачным дымом окутал каштан её волос, принеся с собой все блики прожекторов и отзвуки смешливых девушек, отдыхающих за соседними столами. Марта была напряжена. Обычно в это время к ней приходил Виньо. А теперь она сидит вот тут, одна, в окружении всех этих бессмысленных разодетых людей. «Почему же они все улыбаются?» – думала Марта. «Что здесь такого весёлого они находят?» – и она поднесла к губам чашку ароматного кофе. Берта в это время уже активно улыбалась с какими-то двумя господами. Каждому она улыбалась одинаково искренне и одинаково обнадёживающе. Один держал ее под руку. Другой подливал мартини и элегантным жестом подносил зажигалку к её сигарете. Марта же погружалась в свои размышления об этом вечере, и о том, как же сейчас там Виньо. Под потолком крутился зеркальный шар, от которого во все стороны отлетали маленькие светящиеся зайчики. Не успела Марта провернуть в своей голове и двух сцен, посвящённых её тайной любви, как в дверь бара зашёл мужчина. На нём была простая белая рубашка и светло-серые брюки. Через руку у него была перекинута летняя куртка, в другой был небольшой чемодан. Он подошёл к барной стойке и попросил налить ему немного коньяка и чёрный кофе. Он закурил какой-то очень приятный табак. Всё это происходило возле застывшей Марты. Он сидел прямо по левую руку от неё. На том месте, где сначала сидела неугомонная Берта. Мужчина повернул голову к Марте и рассмотрел её спокойными тёмными глазами. Марта продолжала мечтать, и, естественно, ничего не замечала.

– Добрый вечер, меня зовут Альвин, – его голос был не менее спокойный, нежели взгляд.

Марта медленно повернула голову, стараясь ощутить, откуда пришёл неожиданный голос.

– Альвин… Вы что-то хотели? – ещё не открыв глаза, сказала Марта. Её голос был настолько тих, что мужчине пришлось наклониться поближе.

– Я хотел узнать, как Вас зовут. Я хотел с Вами поговорить.

– Марта, – она открыла глаза, и её зрачки молниеносно расширились.

От удивления Марта покачнулась на стуле и не смогла закрыть глаза. Хотя обычно она прячет их, когда к ней подходят ненужные и неинтересные ей собеседники. Здесь случилось необъяснимое. Это был самый настояший Виньо! Своими красивыми смуглыми пальцами он держал сигариллу и стряхивал пепел. Горло рубашки было расстегнуто, обнажая его мужественный кадык, который так удивительно ходил вверх-вниз. Марта, конечно же, его узнала. Она даже потянулась рукой к шее, но вовремя её убрала. Она проскользнула глазами к щеке, о которую она так любит тереться своей щекой. Его щека была столь же слегка щетиниста, как обычно у Виньо. Марта улыбнулась одним уголком губ, продолжив дальше исследовать мужчину. Вот и его волосы. В его волосы она обычно запускает всю свою тонкую пятерню и нежно копается в ней, слегка касаясь кожи головы ноготками. А глаза… когда он их закрывает, она целует веки своими нежными горячими губами, когда же он их открывает, она долго и пристально в них смотрит. Смотрит так долго и так глубоко, что сердце начинает ныть и у него, и у неё. И вот сейчас она посмотрела так же.


– Ты очень необычная, Марта.

– А ты очень красивый. Только ты не Альвин совсем.

– А кто же? – улыбнулся мужчина.

– Ты мой друг из зеркала, – девушка улыбнулась и её щёки моментально превратились в алые огоньки смущения.

– Из зеркала, – задумался Альвин, – расскажи мне про него.

– Сначала расскажи ты мне про него.

– Я когда-то имел одно важное для меня зеркало… Но я уехал.

– Ты его бросил?

– Нет.

– Да, ты его бросил, – настаивала Марта.

– Ну, можешь так думать. Но я не бросал. Я просто уехал и не мог его забрать с собой, – он наклонился к девушке и произнёс это так, чтобы она ему поверила.

– Зачем же ты уехал? – удивилась Марта.

– Я понял, что моё сердце пустое. И что удобства дома не заменят мне бурю страстей.

– И как твоё сердце?

– В порядке.

– В страстях?

Альвин улыбнулся, будто его только что подловили.

– Моё сердце бьётся.

– Моё тоже. Но я не бросала зеркало для этого. А наоборот. Приютила его.

– Видишь, всё у всех по-разному. Одному надо что-то оставить, другому же наоборот – принять это.

– И куда же ты ушёл от него?

– В океан..Хотя я совсем ничего не помню, что было до океана. Это была другая жизнь, которая лишь иногда всплывает во сне. Может, я смогу что-то вспомнить?

– Как ты мог всё забыть?

– Почти всё. Зеркало помню. А вот где оно было и когда не помню. И девушку помню. Но это уже сон. Где сон, а где не сон – плохо разбираюсь.

– И как успехи с девушкой?

– Не знаю, дождалась ли она…

– Почему она должна тебя ждать? – возмущённо сверкнула глазами Марта.

– Потому что я должен к ней плыть. Так устроено всегда, – на некоторое время они замолчали. Марта посмотрела куда-то в сторону. В её сердце всё кипело и плавилось. Внешне она оставалась холодной. Только руки становились немного влажными, и чтобы спрятать это волнение, она теребила в руках салфетку.

– Почему тебя зовут Альвин? – начала она.

– А что? Не нравиться это имя?

– Нравится. Просто в моём сне его зовут Виньо.

– Расскажи мне свои сны, пожалуйста.

– Тебе это правда интересно? – Марта закусила губу и внимательно посмотрела на Альвина, решая стоит ли доверять ему свои тайны.

– Да, конечно! Только не здесь. Тут слишком шумно.

– Я тут с Бертой. Давай лучше встретимся с тобой завтра?

– Давай. К семи я буду идти мимо базара в центре города. Давай там, у больших часов?

– Давай.

– Я рад тебя встретить, Марта! – Альвин накинул куртку, оставил вдвое больше денег, чем он заказал. И быстро исчез.


Марта подошла к Берте. Та увлечённо общалась с мужчинами. Кажется, это уже были другие.

– Берта, я пойду спать, – наклонилась к её уху Марта, и от этого на её тонкой спине показались сквозь платье кубики позвонков.

– А, хорошо. Всё хорошо? – отвлеклась от беседы Берта. Её губы горели алым хищным огнём.

– Да, просто здесь мне немного душно, – Марта разогнулась и потрогала свою шею, освободив её от шарфа.


Подруги попрощались, и Марта выскочила на улицу. Было темно и прохладно. Ночь густо размазалась по улице, лишь фонари и вывески баров да магазинов разбавляли эту тьму. Марта вдохнула воздуха, и ей захотелось бежать. Бежать за ним и схватить его за руку и упасть на него, слушая его сердце, прижимаясь к груди. А потом долго целовать его губы, обливаясь солёными слезами. Всё внутри Марты сжалось от невозможности. Бежать было некуда. И она пошла домой. Переулки казались угрожающе тихими, и поэтому она пробиралась осторожно, на цыпочках.

Когда она поднялась по лестнице, и вошла в квартиру, первое, что сделала – подошла к зеркалу.

– Вот так вот бывает. Такие вот шутки… – потрогала зеркальную поверхность нежным касанием руки, словно гладила кого-то по щеке.

Дальше она была молчалива. Приняла горячий душ, сложила одежду на стул, и легла в кровать. Посмотрела на будильник и подняла кнопочку сзади. Завтра бы не проспать.

В эту ночь Виньо не приходил. Марта спала спокойно. Ей даже снились какие-то сны.



Проснувшись, Марта не сразу вспомнила про вчерашнюю встречу. Она опаздывала в библиотеку. Поэтому собиралась быстро, и мысли её были, как пчелиный рой. Она то и дело отвлекалась от того, что делала и хваталась за другое. То она начинала рыться в сумке, то искать чулки, то чистить зубы. В общем, она торопилась. Когда она, наконец, вышла на улицу, солнце вплелось лучами в её густые ресницы и плюхнулось, чтобы искупаться в чистоте её серых глаз. Марта зажмурилась и в этот момент она вдруг остро вспомнила про любовь. Она внезапно посмотрела на свои руки, будто решила ощутить, что она жива, не спит и находится в этом теле. Ускорив шаг, она ещё пронзительней осознала в себе Любовь. Ощутила, как она разливается в ней, заполняя её грудную клетку, заползая под рёбра, спускаясь по бёдрам и разливаясь в икрах – в каждой клеточке танцевала солнечная зернистая, но чистая энергия любви. Она то разжижалась, то уплотнялась в поток, который начинал разносить по крови странное чувство эйфории, от которого всё тяжелее становилось ровно дышать. Голова заполнялась парением, будто все мысли оказались в невесомости, отлепились от стенок и начали летать прямо в голове. Марта погрузилась во все эти ощущения. Сконцентрировавшись на каждом потоке, она почувствовала, как от сердца во все стороны исходят мягкие ровные светящиеся волны. Это свечение было направлено во все стороны одновременно. И не имело никакой цели и смысла, кроме как самого свечения. Марта улыбнулась. Она почти дошла до библиотеки. Её ожидали обыкновенные полки с книгами. Но Марте казалось, что в этих книгах бездны историй и миров, путешествий и страстей, океанов и пустынь, героев и героинь. И все они ждали, когда влюблённая Марта наконец-то дойдёт до них. Начнёт их бережно протирать, или же выдавать посетителям. Или же сама захочет окунуться в какой-либо из миров, что предлагают они, радушно раскрывая свои обложки и показывая страницы. Вот Марта зашла в помещение. Она проходит мимо стеллажей к своему столу. Случайно она задевает плечом книгу, которая падает ей под ноги. Марта наклоняется и берёт в руки упавшую книгу, интуитивно начинает читать на том месте, где она раскрылась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3