Майя Гогулан.

Великая формула здоровья. Уникальный семинар автора, который помог миллионам



скачать книгу бесплатно

«Не останавливайся! – подбадривал меня внутренний голос. – Ты это сможешь! Если человек чего-то страстно хочет, значит, его душа просит этого, и он может это сделать. Никто никогда не хочет того, чего сделать не сможет. Прислушивайся не к рассудку. Слушай интуицию: она – работа сверх – сознания».

Моя «премьера» в Институте Вишневского

С Наташей Графской у нас сразу установились добрые, дружеские отношения. Она мне очень нравилась и внешне, и по характеру – она внушала доверие, да и возраста мы были почти одного, и судьбы у нас сложились схожие. Палата, куда меня положили, была заполнена до отказа – по десять человек с двух сторон на койках, стоящих друг против друга. Но я была такой уставшей, что, как только моя голова коснулась подушки после душа, где меня переодели в больничное белье, я тут же отключилась. Палату курировала Наташа Графская. Но ко мне она проявляла особое внимание.

Очень скоро из отпуска вернулась Тамара Тимерхановна, заведующая лабораторией полимеров. От двух этих женщин, когда они входили в палату, исходило такое сердечное тепло, забота, понимание, что мы ждали их появления как праздника.

Однако дней через пять Наташа вошла в палату подавленная, села ко мне на край кровати и сообщила:

– Вишневский не хочет тебя оперировать.

– Почему?! – воскликнула я.

– Сказал: «У нее же 37 % гемоглобина! Да она умрет у меня на столе!»

– Наташа! Я не уйду от вас! – воскликнула я с такой решимостью, что она испуганно посмотрела на меня. – Сделай что-нибудь, Наташа! Придумай, как поднять гемоглобин. Я верю, что это возможно. Я знаю, что я все выдержу…

Видимо, моя уверенность, моя решимость, тронули ее. Она вдруг окрыленно заговорила.

– Да?! Хорошо! Тогда так: спать, гулять и хорошо питаться. Я распоряжусь, чтобы тебе выдавали твою одежду. Ты будешь чередовать сон и прогулки на воздухе. Гулять в день не меньше двух часов, а спать как можно больше! Кто тебя навещает?

– Сестра. Я напишу, а она передаст родным, что мне надо, ты только скажи!

– Витамины и микроэлементы мы тебе поколем. А сестре скажи: тебе нужна сырая говяжья печень с кровью и луком, зелень, овощи, лучше с рынка, орехи и сухофрукты – изюм, курага, чернослив, инжир. Ну, и подождем еще неделю. И еще: тебе надо будет подписать бумагу. Если нам не удастся наложить пластику для восстановления органа и придется удалить что-то или даже все из твоего женского хозяйства, у тебя к нам претензий не будет.

– Да все у нас будет хорошо! – успокаивала я ее. – Не волнуйся! Подпишу я вам эту бумагу. Но у нас будет все хорошо!

– Дай-то Бог! – ответила Наташа, уповая на мою веру.

Начала осуществляться программа по подъему моего гемоглобина.

Очень скоро Наташа принесла хорошие вести – гемоглобин увеличился. Когда он достиг 59 %, она решила убедить Александра Александровича Вишневского, что мой организм быстро реабилитируется, что поскольку мне всего 34 года, а физически я выгляжу еще моложе, значит, я способна родить, чем и подтвержу плодотворность его научной идеи.

Каким-то образом она его убедила. И меня стали готовить к операции.

Надо сказать, актриса, которая всегда сидела во мне, отнеслась к этому знаменательному дню, 23 апреля 1966 года, как к премьере. Перед каждым выступлением надо принять душ, сделать прическу, подушиться хорошими духами. Не успела я повязать на голову красную ленточку и сделать все необходимое, как за мной приехали санитары с каталкой. Кто-то из них сказал: «Скорее! Профессор уже моет руки! Ложитесь!»

«Ничего! – подумала я про себя. – Без меня представление не начнется!» А вслух сказала весело:

– Да вы что?! Если я лягу на эту каталку, я буду представлять себя умирающей. Нет! Я пойду на операцию ногами, рядом с каталкой.

И мы отправились…

Меня поразило, что операционный стол был покрыт не белоснежной, а зеленой простыней, и врачи были не в белоснежных халатах, а в зеленых. Чтобы не бояться, я представила, что восхожу на трон, как Клеопатра, когда легла на предоставленное мне ложе.

Кто-то невидимый навис над моей головой и не успела я поднять глаза, чтобы взглянуть на него, наложил на мое лицо резиновую маску. Я тут же сорвала ее и сказала:

– Подождите! Я должна предупредить вас. У меня переставлены реакции – я смеюсь на похоронах и плачу, когда какая-нибудь фабрика перевыполнит план. На меня может не подействовать ваш наркоз. Проверьте хорошенько, прежде чем резать!

– Это будет что-то новое в анестезиологии, – насмешливо прозвучал голос надо мной, и на меня снова наложили отвратительно пахнущую резиной маску.

– Уберите эту гадость, – прокричала я.

– Пожалуйста-пожалуйста, – ответил голос надо мной.

Это было последнее, что я слышала.

Мне показалось, я уснула на минутку, но когда очнулась, тут же почувствовала, что рядом стоит Наташа Графская. Она держит мою голову и, целуя в лоб, говорит: «Все в порядке, Майя! Все хорошо! Наложили пластику».

Я благодарно улыбнулась и тут же снова провалилась в глубокий сон.

Вскоре меня перевезли из реанимации в общую палату. Меня предупредили, что больше обезболивающего давать не будут, придется потерпеть и ни в коем случае не спать на животе – только на спине.

Наступили боли. Я сжимала ладони и прислушивалась к тому, что у меня происходит внутри. А там что-то «стягивалось» – по-другому объяснить свои ощущения я не могла. Постепенно, день ото дня избавляясь от боли, я ощущала прилив сил.

Я стала первым человеком, на котором была произведена аллопластика! Наташа сказала, если я рожу ребенка, Вишневский будет делать подобные операции на любом органе – на сердце, на сосудах, на желудке, и так далее. И со мной произошло настоящее чудо – я начала быстро поправляться и хорошеть настолько, что за мной по пятам ходили врачи, говоря: «Что делается?! Что делается?! Нам, что ли, вшить аллопластику?» А какой-то больной подошел и сказал: «Если бы ваш муж видел вас после операции, он бы еще тысячу раз в вас влюбился. Мы все ходили смотреть на вас каждый день, пока вы лежали в реанимации. Вы лежали такой красавицей». Что я могла сказать на это? «Спасибо». Я еще чувствовала себя слабой, но во мне уже все пело. Я победила! Я осуществила задуманное! Я сделала хорошее дело для себя и других людей!

Аннушка

Любопытно… Когда человек болен, он обременен, отяжелен, мрачен, грустен, все ему кажется трудным, невозможным, непреодолимым. Но стоит ему стать здоровым, как все вокруг преображается. До операции я была слабой, ходила по боли, и у меня были взгляды на жизнь человека, временно находящегося в этом мире. Но после операции у меня вдруг изменилась психика! Я стала ощущать себя вечной. Я начала думать о будущем. А когда человек живет будущим, он становится мечтателем, творцом, оптимистом. «Ты будто феникс, восставший из пепла», – говорили друзья.

Окончив университет, я, как и планировала, забеременела от любимого человека. Моя беременность проходила легко, в творческом, праздничном настроении. Было невероятным блаженством слышать, как внутри меня кто-то стучится в мир. Я родила замечательную девочку, Аннушку.

Вместе с благодарственным письмом к Александру Александровичу я отправила фотографию дочурки в Институт Вишневского. Александр Александрович положил эту фотографию в своем рабочем кабинете под стекло письменного стола, а еще опубликовал в каталоге Института хирургии, изданном на английском, испанском и русском языках издательством «Планета». Под фотографией поместили подпись: «Эту девочку родила женщина, перенесшая пластику матки».

Наташа Графская потом рассказала мне, как он был рад моему подарку и триумфально восклицал на всех конференциях и симпозиумах, что реплантация (восстановление) внутренних органов человека возможна. Я, естественно, была счастлива и втайне очень гордилась собой. Это была настоящая победа! А главное – мне так нравилась моя девочка. Глядя на нее, сердце мое переполнялось счастьем и безмерной любовью.

Надо сказать, я оказалась единственным успешным экспериментом. После меня было прооперировано еще восемь женщин, и ни одна из них не родила. А все потому, что я верила в возможности своего организма и понимала, как это важно и для меня, и для всех людей. Позже Наташа Графская призналась: если бы я сама так решительно, так безоглядно не шла на операцию, врачи бы еще долго тянули. Но моя уверенность в успехе была такой несокрушимой, что Наташа смогла убедить Вишневского сделать первую операцию именно на мне. В Америке сейчас вживление лавсановой сетки – обычная операция. Эти операции делают на сосудах, печени, пищеводе и других органах, собственными силами органа восстанавливая его работоспособность.

Победа над раком

Прошло 12 счастливых лет, как вдруг – кровотечение. Иду к врачу. Оказывается, у меня опять опухоль, причем почти на том же месте. «Что же происходит? – обескураженно подумала я. – Получается, врачи убирают последствия, а причина-то болезни остается! Откуда вообще берутся опухоли? Я же не родилась с ними». Профессора Вишневского в живых уже не было. Мне шел 47-й год. О втором ребенке думать было поздно. Я согласилась на удаление матки. И на этот раз операция закончилась почти трагично: после нее я не встала. Меня начало раздувать, на руках и ногах образовались тромбы, по всему телу лопались сосуды. Я превратилась в огромную глыбу боли.

«Не шевелись! Лежи!» – говорили врачи. Вот это, как я поняла позже, самая большая ошибка. Если больной не двигается, он погибнет. А те, кто нарушают этот режим, несмотря на укоры врачей, встают, ходят – выздоравливают. За счет чего? Это я узнала только потом. Мышцы, сжимаясь и разжимаясь, дают силу движению крови. Работа мышц стимулирует кровообращение.

После четырех месяцев безуспешного лечения мне предложили перейти на инвалидность.

«Подумаешь – болят ноги, – успокаивала меня лечащий врач. – У меня они 20 лет болят, а я живу!»

«Ее организм 20 лет сигналит о неблагополучии, – поражалась я, – и она считает, что можно ничего не предпринимать! Да это все равно, как у электрика искрила бы проводка, а он бы сидел сложа руки. Нет! Больше ни на кого я надеяться не буду. Надо искать выход самостоятельно! Откуда берутся опухоли? Ведь это – последствия чего-то. Чего?..»

Я начала изучать медицинские справочники, учебники, энциклопедии, журналы, системы здоровья. Пробовала на себе рекомендации Брэгга, Шелтона, Уокера, Шаталовой, Иванова, занималась лечебной гимнастикой, голоданием, водолечением, дыхательными практиками. Это немного улучшало общее состояние, но все же боль не покидала меня, и я оставалась инвалидом, прикованным к постели. Родные и близкие самоотверженно, с плохо скрываемой безнадежностью в глазах ухаживали за мной.

Когда я уже начала терять надежду, кто-то из знакомых мамы передал мне статью в 28 страниц, перепечатанную на машинке: «Рак излечим. Профилактика и лечение рака по системе здоровья Ниши». Прочитав ее, я поняла, что набрела на то, что так долго искала. Начала пробовать выполнять все, что рекомендуется. Сначала делать упражнения было очень больно. Я выполняла их через силу, стиснув зубы. Лопались сосуды, все ноги были в синяках. Тем не менее, я старалась двигаться хоть как-то. И через 2 недели с удивлением заметила, что больше не нуждаюсь в болеутоляющих. Через 3 недели я попросила сестру поставить у кровати стул и помочь мне сесть. В отражении стекла книжного шкафа я увидела слабый намек на мой прежний силуэт. И я уверовала, что упражнения Ниши мне помогают.

Однако правая нога все еще двигалась плохо. Она казалась такой тяжелой, будто туда вшили бомбу. И тут я вспомнила балерину, которая лежала вместе со мной в Институте Вишневского. Она очень боялась опоздать на премьеру «Анны Карениной», поэтому садилась на постели и мысленно проигрывала всю свою партию от начала до конца. Я решила: буду поднимать ногу в воображении. И вскоре нога задергалась! А спустя еще несколько дней я смогла поднять ее.

Преодолевая себя, я продолжала делать упражнения. Через 6 недель я без посторонней помощи встала на ноги, спустилась с третьего этажа и гуляла по улице. Тромбофлебит, который считается неизлечимым заболеванием, исчез! Еще через месяц я вышла на работу. После почти двух лет лежания в постели это было чудом и счастьем! Казалось, сам Бог протянул мне с неба рукопись Ниши.

Первое, что я сделала – помчалась к лечащему врачу. Я хотела ее обрадовать и подарить эту систему здоровья, чтобы врачи, разобравшись в ней, могли по-новому лечить людей. Но моя милая врач скептически вздохнула:

– Ах, Майя… Нам каждый день таскают это, вон столько! – И она показала на кипу бумаг, куда она, не взглянув, положила и мою рукопись.

– Но я же вылечилась по этой системе! – убеждала ее я.

Она со скептической улыбкой пожала плечами.

Я вышла от нее очень разочарованной. Почему мне ничто не помогало, а эта система помогла? В чем секрет? «Ты же журналист, – подумала я, – твое дело собирать информацию, осмысливать ее и доносить до читателей, зрителей, слушателей! Вот и объясни себе, почему тебе помогла эта система здоровья». И я начала искать информацию.

Мне повезло. Моя подруга, концертмейстер Большого Театра, Аллочка Бассаргина, отправлялась на гастроли в Японию. И я передала с ней письмо, полное вопросов. В Токио Алла связалась с Институтом медицинской науки Ниши и привезла оттуда две книги на английском языке. Моя сестра перевела их. Это дало мне возможность понять суть системы Ниши. Несколько лет я пыталась приблизить и приспособить систему Ниши к нашему быту, климату, экономическим, социальным и прочим условиям, поскольку Япония и Гавайские острова по всем этим параметрам отличаются от нас. Только после этого я посчитала возможным пропагандировать эту чрезвычайно талантливую, эффективную систему здоровья.

Меня начали приглашать выступать с лекциями в научно-исследовательские институты, клубы, дома творчества. Я делилась своим опытом, рассказывала о создателе системы, Кацудзо Ниши. Меня восхищал этот человек. Будучи главным инженером Токийского метрополитена, он получил звание профессора медицины, создав уникальную систему здоровья.

Очень скоро вокруг меня образовался круг приверженцев. Газета «Сударушка» предложила мне вести целую страничку. Общество слепых записало первые аудиокассеты моих лекций. И, наконец, издательство «Советский спорт» предложило издать книгу, тогда еще не написанную, а только задуманную. Собралась довольно большая группа (около 70 человек) желающих освоить систему Ниши, чтобы в дальнейшем пропагандировать ее и обучать людей. Я начала преподавать и подготовила инструкторов.

«Не корми меня рыбкой, лучше научи меня ее ловить»

Мой опыт и опыт моих многочисленных учеников, последователей, слушателей семинаров убедил меня: если человек начинает жить по Ниши, он выздоравливает. Мы болеем, потому что не знаем Законов Жизни. Система Ниши формулирует эти законы и учит, как убрать саму почву, на которой произрастают болезни. Этот подход называется натуральной гигиеной. Каждая рекомендация Ниши научно обоснована. У него нет ни фантазий, ни домыслов – все объясняется физиологией, особенностями устройства человеческого организма.

В Японии есть пословица: «Не корми меня рыбкой, научи меня лучше, как ее ловить». Когда вы идете к врачу, целителю, знахарю, вы как бы просите у него рыбку, и медик дает вам ее, и эта рыбка утоляет ваш голод – снимает симптомы болезни. Но проходит время – симптомы уничтожены, а причина-то осталась! И вскоре приходит другая болезнь или с новой силой проявляется старая. Вы снова идете к доктору и просите еще рыбки. И так без конца. Потому что в организме остались прежние условия – условия, благоприятные для рождения патологической клетки. Их нужно устранить, тогда болезни исчезнут раз и навсегда.

Я больше 30 лет следую законам и правилам, которые раскрыла мне система Ниши, и убедилась, что опыт натуральной гигиены наиболее плодотворный. И теперь передаю этот опыт вам, дорогой читатель.

Семинар первый. Шесть правил здоровья Ниши

Кто такой Ниши

Кацудзо Ниши родился в 1888 году очень больным мальчиком – у него был туберкулез легких и туберкулез кишечника. Ниши мечтал стать инженером. Когда наступило время идти в гимназию, его не приняли, потому что его физические параметры не соответствовали нормам. И он понял, что между его мечтой и ее осуществлением глубокая пропасть, и эта пропасть называется «нездоровье». И он по детской наивности начал собирать сведения по здоровью. Медицинские книги изобилуют сведениями о болезнях – как начинается болезнь, как она развивается, во что выливается, как лечится, но в них нет ни слова о здоровье. Ниши игнорировал эти книги. Он искал такой способ жизни, который позволил бы ему стать здоровым.

Скрупулезный дотошный японец изучил и проверил на практике свыше 70 тысяч источников литературы по вопросам, касающимся здоровья. В числе этих источников были древнеегипетская, древнегреческая, тибетская, китайская, филиппинская медицинская практика, йога, исследования современных специалистов в области лечения и профилактики различных заболеваний, диетологии, дыхания, биоэнергетики, водолечения, голодания – словом, все, что современный человек осваивает по отдельности. В результате он стал абсолютно здоровым человеком и реализовал свою мечту – поехал в Америку учиться, окончил Колумбийский университет и по возвращении домой получил должность инженера Токийского метрополитена.

К 44 годам он создал свою систему здоровья, которая компактно уложилась всего в Шесть Правил. Уже более 50 лет она внедрена на Гавайских островах в Гамуолулу, Саку, Маци, Кауай, в Японии. В Токио работает Институт медицины Ниши, госпиталь «Ватанабе».

Что делает систему Ниши столь эффективной, и на каком основании Ниши заявляет, что рак излечим

Дело не только в том, что она является выжимкой из накопленного за тысячелетия опыта человечества в оздоровлении. Ниши смотрит на болезни совершенно под иным углом зрения, нежели традиционная медицина. Он говорит: нет болезней, есть симптомы, которые медицина принимает за болезни и начинает бороться с ними. Простой пример. Вы приходите к врачу и говорите: кисло во рту. Начинают лечить кишечник. А на самом деле у вас нарушено кислотно-щелочное равновесие. И восстановить его может только живая пища – сырые овощи, фрукты. Ребенок жалуется на тошноту. Это не болезнь, а сигнал организма, что он хочет избавиться от избытка продуктов обмена, которые мешают ему жить.

Почему так происходит? Потому что в организме есть целительные силы Природы. Награжден человек ими при рождении. И эти целительные силы работают, как хозяйство: то ввод, то вывод, то приход, то расход. Питание – это приход, а выделения – расход. Баланс – это здоровье. Нарушение равновесия – болезнь. Целительные силы помогают восстановить равновесие. Потение, понос, рвота и прочие неприятные симптомы являются невыплаченным долгом на текущем счету человеческого хозяйства, который организму предстоит возвратить, так как это единственно пригодный способ регуляции несбалансированного счета в человеческом хозяйстве.

Обладая высокой потенцией, целительные силы организма, однако, имеют предел. Поэтому человек должен помогать им. По крайней мере, не мешать.

Почему нарушается баланс

Главная причина нарушения баланса: в организм поступает больше пищи, чем сгорает – «кредит» превышает «дебет». Рацион современного человека состоит в основном из вареных и рафинированных продуктов. Такая пища образует слизь, которая плохо выделяется экскреторными органами и оседает на стенках кишечника. В слизи содержатся токсичные продукты обмена, бактерии. Когда кишечные реснички залепляются слизью, в кровь не поступает достаточного количества необходимых питательных веществ и организм начинает их искать. Он кричит: «Хочу!», «Надо!», «Давай витамин А, В1, В2… C, D, E». И мы по невежеству даем в ответ конфеты, сосиски, копчености, жареную картошку, молоко – «мертвую» пищу, которая образует еще больше слизи. Слизь проникает в кровь, закупоривает сосуды. Кровь становится вязкой, нарушается ее движение. Если питаться только слизеобразующей пищей, выделению слизи не будет конца. Отсюда и избыточный вес, и насморк, и кашель, и астма, и хронический гайморит, и воспаление легких, и другие болезни, точнее симптомы – проявление работы целительных сил организма, которые, пытаясь избавить его от слизи, выводят ее всеми возможными путями.

Недостаток кислорода – причина болезней

Почему слизь плохо выводится? Из-за недостатка кислорода! В крови современного человека, особенно городского, кислорода мало, потому что кожа – наш самый обширный дыхательный и выделительный орган – постоянно закрыта одеждой, мы мало двигаемся, живем и работаем в плохо вентилируемых помещениях, а воздух отравлен выхлопными газами.

Недостаток кислорода создает еще одну очень серьезную для организма проблему. Известно, что потребляемые нами продукты сначала превращаются в глюкозу, затем в уксусную кислоту, потом в муравьиную кислоту и, наконец, при условии присутствия кислорода, – в углекислый газ и воду. Ниши задал себе вопрос: а что будет, если кислорода недостает? Этот вопрос вполне уместен. И Ниши совершает потрясающее открытие: без кислорода пища не превращается в углекислый газ и воду, которые просто выдыхаются и выходят с потом и мочой – вместо них образуется щавелевая кислота.

Щавелевая кислота бывает двух видов. Из вареной пищи получается неорганическая щавелевая кислота, из сырой – органическая. Эти две кислоты имеют разные свойства. Неорганическая кислота соединяется со свободным кальцием в крови и образует соль щавелевой кислоты, которая ничем не растворяется и не выводится из организма. Эта соль – страшная мошенница. Медленно, но верно она накапливается в клетках и вызывает в организме образование камней, суставной ревматизм, склероз, артроз, артрит, рак – у кого что. Практически она становится почвой для любых заболеваний. А что происходит, когда мы съедаем «живой» продукт? Он превратится в органическую щавелевую кислоту, полезную организму, которая не соединяется со свободным кальцием, не образует соль щавелевой кислоты и растворяет соль, образовавшуюся из вареного продукта в результате нехватки кислорода.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16