Майя Дордыкова.

Предтеча Парадокса. ASHENDEI SUPERIOS



скачать книгу бесплатно


Поступая в универ, я наделялась, что смогу раскрыться, буду нести прекрасное в социум, только вот я представить не могла, что здесь заинтересованы отнюдь не уникальностью каждого, а всего лишь выживанием. Мне с каждым днём становилось всё тяжелее просыпаться и идти на пары. К тому же стали пробуждаться мои спосбности и я уже не могла игнорировать свою истинную сущность. Моё поведение резко изменилось, я стала меньше говорить, но зато если вынуждали не гнушалась резкости и грубости. Поначалу Раэль думал, что я подсела на наркотики, мне даже пришлось провериться, чтоб он убедился, что я чиста. Мама всё подливала масла в огонь, говоря о всевозможных психических отклонениях, мол это наследственное, ибо в её роду у многих были проблемы с этим. Я уже перестала реагировать на все эти доводы, мне стало просто фиолетово на их мнения. Я знала себя, мне этого было достаточно, чтоб не растрачивать свою личную силу попусту…


День сегодня не задался, настроение с утра было испорчено, в универе достали, потеряла любимый кулон, так ещё и опоздала на сеанс.


Сирша ждала меня в кабинете. Я зашла, скинула сумку на кресло, и плюхнулась рядом. Было очень прохладно, видимо работал кондиционер.


Мне было трудно раскрываться пред кем-то чужим, а рыжеволосые всегда вызывали во мне недоверие. Но Сирша была другой, её поле не читалось привычным образом, и это манило. Моё любопытство всегда оборачивалось невероятными приключениями, при этом ни когда бы не подумала, как всё складывается, как оно так умело сплетено, что один маленький шаг ввергает тебя в пучину невероятных осознаний и проживаний. Родители часто вторгались в моё личное пространство своей волей, постоянно внушая, что и как делать не стоит, и почему. Уж больно они зависели от мнения других, а на своё всегда забивали, находя этому кучу оправданий. Для меня же было просто естественным забивать на чужое. В себе я уже не сомневалась ни капельки, и с каждым днём я всё больше понимала, что вообще творится в этом мире.


Сирша не решалась начать разговор, смотрела на меня, потом куда-то вниз, за тем в окно. Всё выжидала удобный момент и вот наконец-то заговорила.


– Что ты видишь, когда закрываешь глаза?


Меня удивил этот вопрос и в особенности её тон. На мгновение я прикрыла глаза, расслабилась и села по удобнее. Сознание стало расплываться и я провалилась, что-то заволокло меня, предо мной раскрылся проход и я шагнула в поток света.


Сирша не знала, что глаза Айры вспыхнули голубым пламенем. Пред ней уже не было прежнего существа.


– Самое первое, что я вижу, я бы назвала Океаном Возможностей1616
  Океан Возможностей – Изначальный Гобелен абсолютных вариативностей Яви из Пустоты, в многомерность совершенного движения, и стремления быть чем-то иным, чем есть, от осознания Совершенства Самосущной Уникальной Искры.


[Закрыть]
.

Именно так звучит то, что раскрывается и обнажается передо мной каждый раз, как только на долю мгновения стоит сомкнуть веки. Этот Океан, блестит от яркого света, как густая живая ртуть, глубокая, манящая, но в то же время отталкивающая от своей мудрости, как бы предостерегая от чего-то непоправимого: – от огромной Силы, спрятанной в решении познать, и невообразимой цены, за последствия данного выбора. В Океане сокрыта невероятная Мощь, вкус которой мне не ведом. Я осознаю, что стою на поверхности колышущейся массы, но сама будто вовсе не имею веса. Весь простор, который я могу охватить взглядом своего естества, всей своей событийностью в контуре лишь одного намерения, состоит из этого Океана и открытого пространства со множеством сияющих звёзд, которые отражаются в воде, как в зеркале. Яркий свет беспредельного горизонта вечности, тонкого, еле различимого, который и отделяет Океан от Мироздания, исходит неведомо откуда, и длится повсюду. Я хочу замереть, остановится и смотреть, улавливая каждый импульс, каждое мерцание волн жизни и Жизни. Но что-то странное заставляет меня идти, даже нет, не заставляет – Призывает, накрывает мощной магнетической волной, которой нет сил и желания сопротивляться…


Сирша слушала внимательно, ей стало до безумия любопытно. Она уже поняла, что у неё сейчас есть возможности выведать нечто сокровенное и она не стала терять времени.


– Попробуй сосредоточиться на чувствах, – сказала Сирша, немного наклонившись вперёд и поправив прядь своих длинных, рыжих волос, кажущихся такими неестественными.


Сначала я невольно посмотрела в окно, что-то потянуло, на улице шёл снег, я потрясла головой, опять видение… Снег часто шёл за мной по следу, и часто шёл мне навстречу, когда боль множества превышала болевой порог моего кристалла. Прикрыв глаза и немного сосредоточившись, я смутно увидела то, что манило меня идти по воде.


– Это была большая серебряная Пирамида, её вершина сияла, как Маяк. Сама Пирамида была неким межмирным якорем, в котором хранилось что-то важное. Мне необходимо было подойти. Мы, – я осеклась, замолчала, а затем продолжила, – он не хочет, чтоб я рассказывала о происходящем. Я что-то должна передать, я вижу свет, свет множится и заполняет всё пространство…


Я не стала говорить о мелодии, что сопровождала меня всё время, было чёткое ощущение, что об этом Сирше знать не стоит.


– Кто был рядом с тобой? Почему Он не хотел, чтобы ты рассказывала о происходящем?


– Мне нельзя пока вмешиваться в событийный ход данной реальности. Это может внести несвоевременное искажение пространственно-временного континуума. Последствия непредсказуемые, и катастрофичные для всего живого на Земле. Он – часть меня, большее сокрыто белым шумом.


Сирша молча что-то писала в своей большой тетрадке. Она слушала меня. Иногда мне даже казалось, что всё это уже было. «Дежа вю», или что-то ещё, трудно объяснить. Будто Сирша не только с моими проблемами разбирается, но и со своими. То, что происходит со мной, частично происходит и с ней. Я смотрю на её поле и вижу Щиты, умелые, мастерские. Кто же она такая…


Она посмотрела прямо мне в глаза и задала следующий вопрос.


– Ты ощущала там, на поверхности этого Океана, себя живой?


Меня поразила собственная реакция на Сиршу, я почему-то на долю мгновения ощутила презрение. Презрение исходящую отовсюду и большая часть излучения шла именно от неё. Я встряхнула своё поле, и усилила многомерный Щит, после чего выдохнула, покрутила шеей, размяла плечи, расслабилась и слова сами полились из уст.


– Там… там странное восприятие. Я была там в самой наивысшей степени концентрации самой Жизни. Я была Истинно Вечной. Свободной и Чистой, избавленной от связей форм и какого-то либо возможного контурного проявления, от всяческого рода догматов, законов и программ. Там царило необъятное Совершенство Бытия и Небытия.


Парадокс… Это слово Сирша подчеркнула дважды. Вращая ручкой, она задумалась, гладя на него.


Моё тело устало находится в одном положении, я встала, прошла по кабинету. Столько разных книг, статуэток, даже семейное фото на верхней полочке. Но как же всё это пропитано ложью. Дышать тяжело. Я потянулась, резко опустила руки и присела на край стола. Сиршу это смутило, но она не выразила ничего вербально.


– В данном мире ты ощущаешь себя Вечной, или всё-таки смертной? И вообще, каковы различия?


– В данном мире я ощущаю себя Вечной, проживающей в смертном теле. Разница в том, что смертный мир не имеет вкуса Истинной Свободы. Вечность – это доступ к всеобъятному и неисчерпаемому, к чистому, истинному, великому. Это постоянные вспышки Огня собственной уникальности, обращаемые наружу в действии с импульсом Единого. Вечность – это множественность Изначальной Искры, принимающая разные формы, но Знающая себя Целостную – в каждой из, и потеря формы не отмечена страхом. Жизнь имеет Вечную природу, и каждый элемент в уникальности наследует оное. Смертные же истлевают за мгновение, рассеиваясь в вечности без толики собственного звучания, по сути смертные не выходят за рамки одной формы, просто прогорая в клетке собственной неосознанности. Вечные следуют лишь собственной песне Совершенства, у которой свои неповторимые Эталоны Сияния. Вечный – сам себе Закон, Судья и Суд. Нет ничего превыше, чем Свет собственной Искры, уникальный Свет собственной Звезды Бытия. Смертные не помнят, смертные не хотят памяти, и рождаются вновь и вновь, чтоб однажды возгореться новым пламенем забвения, ведя себя, лишь к распаду, не понимая, что собственноручно каждый миг высекают себе тюрьму. Мало кому удаётся возгораться внутри себя истинным зерном Бытия, но у каждого имеется шанс выбрать Вечность. Это долгий путь в рамках их собственной петли восприятия, стоит ли говорить о большем…

Каждый мой шаг, это лишь собственный интерес постижения, импульс не просто прикоснуться, принять нечто новое, но и оставить незримый весомый след. Именно след, а не рваные раны или ожоги. Мои Слова звучат, как осколки безумия, но я не буду более молчать. Предо мной лишь один путь – это Путь Вечности. Пусть я паду пред ликом миллиардов смертных в ущербности, эгоизме и злобе, которые они видя в себе переносят на меня, но для себя и в себе я останусь той, кому покоряются Звёзды. Покоряются не по принуждению, а как Равные, от Искры к Искре. Вечность определяется изначальностью, которая ведома Архитектору Сутей. Но каждый волен сам избирать себе Колыбель Постижения и Исток.


Сирша смотрела на меня, как заворожённая, будто и впрямь созерцала оттиски моих слов. Я понимала, что сейчас я нахожусь в потоке, в единстве с Высшим Аспектом, и слова исходят светом из уст, заставляя внимать и запоминать.


Сирша отхлебнула воды из большого бокала. Поправила причёску и не глядя на меня, спросила дрожащим голосом.


– Откуда ты черпаешь информацию?


– Информация повсюду, в поле самого пространственно-временного континуума. Каждый из нас – элемент, наделённый определённым опытом, навыком и знаниями. При этом информация не ограничена, всё зависит лишь от запрашивающего. Мне приятнее работать с базой данных Кристаллической расы. Она более приемлема, ибо родная по первомонадической прописке воплощённой в определенный контур формы. Но если мне необходимо, я осваиваю любой вариант и перевожу его в своём ключе мировосприятия, но как ты понимаешь – преломления всё равно неизбежны, ибо уникальность вносит свой узор в интерпретации, по Эталону Высшей Метрике от Изначального.


– Как ты понимаешь, что Знание и Опыт, о которых, ты говоришь, не надуманные фантазии? Как ты вообще доверяешь приходящей информации?


– Знание вытекает из того, что проживаешь, что ощущаешь, чувствуешь, понимаешь, применяешь в действии и делаешь выводы о том, как именно оно меняет твою сущность в целом. Опыт – это совокупность знаний, отшлифованных до мастерства на протяжении всей Полновесной Целостной Жизни. Знания переходят в Ценности, которыми соткан твой кокон яви, разве можно усомниться в том, чем являешь себя во всех эпицентрах проявленности.


Сирша явно в чём-то сомневалась, мои слова рушили в ней огромные пласты и её это пугало. Это читалось в её мимике и жестах. Её что-то сильно нервировало. Особо сильно выдавали это глаза.


– А ты со всеми так открыта, или по каким-то качествам определяешь, кому можно довериться, а кому не стоит?


– Я открыта для всех, но по большей частности я уже потенциально знаю, каков примерно будет диалог, с тем или иным существом. Обыватель просто отторгнется моим многомерно-архиметрическим полем, а остряк получив порцию не перевариваемой информации, в следующий раз при встрече попытается исчезнуть раньше, чем я его замечу. Всем остальным оказывается индивидуальный подход, но я всегда говорю, так как думаю и чувствую, исходя из собственного опыта и навыков коммуникации. Опять же я не исключаю иного взгляда, и собственное мировосприятие в Перманентную Истинность не ставлю, ибо это абсурд. Но порицающих мою истину и пытающихся навязать свою, легко убираю из поля взаимодействия.


– Когда ты впервые осознала, что ты не принадлежишь миру смертных, что ты не такая, как все?


– Ну, во-первых, я не знаю всех, во-вторых, – каждый уникален. А если говорить о конкретном воплощении и памяти Высшей Сути: – я знала это уже в утробе, и родилась с открытым доступом к Архетипу. Естественно осознание полностью сформировалось лишь в тринадцать лет, чтоб не было перегрузки телесного, я была вынуждена разделить разблокировку информации о том, кто я, откуда и для чего тут – на три этапа. Правда пришлось кое-чем пожертвовать.


– Чем тебе пришлось пожертвовать?



Жертвенность зацепила Сиршу, как будто хлёстким ударом обожгла.


– Памятью детства. Первый блок слетел в 8 лет. Всё, что было прожито до восьми лет, сгорело при соприкосновении двух разнополярных узоров, но меня это не тревожит, частично я уже востановила память, остались лишь крохотные эпизоды. Многое я считала из памяти родителей и земного рода, остальное развернётся со временем более полновесно.


Хотелось сказать не со временем, а с включением всех мох способностей. Но я пока не готова была настолько открываться этому существу.


Сирша что-то вычеркнула, переписала. Затем ещё раз вычеркнула и поставила точку.


– А тебе никогда не казалось, что всё это – игра воображения, да и только?


Я ожидала этого вопроса очень долго, ещё после двух первых. Она была не готова, тогда ещё у неё были иные варианты нашей беседы. Сейчас же, после обрушения, её сознание ещё надеется восстановиться. Но вернуть всё в прежнее русло не выйдет. Я не поведусь на провокацию.


– Сирша, я могу задать тебе немного иной вопрос, а что такое Реальность?


Она встала и прошла к полочкам с книгами. Видимо не хотела показывать свою растерянность. Мне не было дела до того, что она прячет, важно было дать ей время на проживание и осознание.


– Знаешь, я очень долгое время считала реальным лишь то, что можно воспринять именно физически. Но последний год стал для меня годом перемен. В частности благодаря многим обстоятельствам, которые стали вливать в мою жизнь нечто, что я пока не могу объяснить. С тех пор, как мир стал вносить в мою жизнь элементы, подрывающие мою веру в логическую действительность, я не знаю чёткого определения реальности. Реально то, что существует, несмотря на наши тщетные попытки как-то изменить это. Иными словами не важно, что я сейчас захочу превратить карандаш в ручку, – она резко обернулась вертя в руках карандашом, – закон этой реальности не позволит мне это осуществить. И всё, что я не могу изменить своими желаниями – я считаю реальностью.


Сирша остановилась, подошла к столу, захлопнула тетрадь и села в кресло, постукивая карандашом о край стола.


– Айра, я не просто так решила вмешаться тогда. Пойми с безнадёжными разговоры бесполезны, а ты. Ты просто дитя новой эпохи. Твои родители ни когда не поймут этого, наша с тобой задача, научится видеть правильные пути комплементарного взаимодействия. Такие пути в которых ты сможешь быть собой, но так же – сможешь общаться с семьёй…


Я заметила, что Сирша стала какой-то грустной, говоря мне всё это. Наверно, она вспомнила не очень приятный эпизод из своей жизни. Мне бы хотелось пообщаться с ней не как с психологом, а как с равной. Но ещё не время и не место.


– Реальности… просто множественные реальности переплетены меж собой и ограничены определёнными уникальными законами. И вот ты живёшь в одной из, – я показала руками на окружающее, – принимая её законы, даже не зная их в точности. Ты не сможешь влиять на мир, пока не изучишь его. Но приходит существо – некий вселенский программист, и рулит в понимании, для него нет законов таких, которые ему не по зубам, он меняет их дёргая за верные ниточки, пишет программы и запускает. Для него ни чего не стоит превратить карандаш в ручку одним щелчком пальцев…


Сирша смотрела с недоумением. Она улыбалась, глазами – улыбалась. Я не решилась вмешаться в процессы осознания, взяла свою сумку, встала и ушла – молча, не оборачиваясь и не останавливаясь. Это было так красиво. Я всегда ощущала длань судьбы, которая бережно вела и направляла, это было таким моментом, который не хотелось нарушать собственной волей.

Глава 3


Я Архангел – седой зари

 Прилетевшая вспышкой – кометы,

Я на разных концах Земли

Вижу в разное время рассветы…


Ты приходишь ко мне домой,

Словно в Храм белоснежно-невинный,

И встаёшь за моею спиной

Что бы стали мы снова Едины…


Километры чужих дорог

Как мосты, что уходят в закаты.

Ты мне даришь бесценный Цветок

Что вростает Огнём в Анахату…


Если просто закрыть глаза,

То спиной мы врастаем друг в друга,

Чтобы вместе держать Небеса

Чтобы мир в одночасье не рухнул…


Я стою за твоей Пустотой,

Ты же – Там, в полноте проявленья,

Обернись и я стану – Звездой

И раскроются Крылья – знаменьем.


Снова целое рухнет на дно,

Снова тени коснуться Предтечи,

Я смотрю, как горит полотно —

На котором свершается Вечность.

На улице шёл дождь, но было всё равно слишком душно, жар сгущался, испаряясь от перегретого асфальта и измученных человеческих тел. А мне так хотелось чего-то волшебного. Хотелось жить на полную, но оставалось лишь бороться за право быть собой, в рамках этого непонятного мира, который в отчаянье призвал меня, как единственную способную снять с него оковы, в которые он по глупости позволил себя заковать.

Я шла по краю неровной дороги, и смотрела на прохожих, на проезжающие машины, на детей и их родителей. У них был свой сюжет, они были вовлечены в систему, отшлифовывающую всех до стандарта пригодного к целому механизму самопоглощения. Я ощущала себя иной, маленьким замкнутым Мирозданьем со своими ценностями и качествами, которые не предавала в течение всех своих воплощений. Эти качества стали моими эталонами, благодаря которым я ещё жива и не раздавлена коллективным заблуждением данного пространственно-временного континуума. Сейчас мне кажется, что на мне огромная, непосильна ноша, что я не выстою одна со всем этим. Мир видит мои слабости, являет их мне, и я спотыкаюсь, так же как вот просто о камушек под ногами. Но я продолжаю идти и исследовать…


Всё излучает усталость, ветер вырывает листочки, разбрасывает брызги, всё летит, смешивается, создаётся впечатление, что сам мир пытается стереть с себя нечто невыносимое. Запахло озоном, прямо надо мной мелькнула молния, будто кто-то свыше отснял мои размышления, и мне стало намного легче. Я вдохнула полной грудью и пошла вперёд, не концентрируясь более на мыслях.



Серость этого дня рассеялась, когда я неожиданно заметила впереди Вею. Вея была удивительной, умела многое интуитивно, мы с ней часто общались без слоя смертной оболочки, путешествовали по иным мирам и вселенным. Я с ней познакомилась в одном из измерений, когда искала Печать Распада. Вея тогда, помогла мне с поисками, а я помогла ей – так мы и подружились. Она не всегда знает, не всё видит, иногда в ней берёт верх коллективное, но мы с ней, как родные сёстры.


– О, ты как тут оказалась? – спросила я её, ускорив шаг, чтоб быстрее перейти дорогу.


Вея была красивой, чёткие черты лица, очень стройная, но с плавными переходами – фигура, которая придавала ей загадочности. Она всегда одевалась со вкусом, подчёркивая свою красоту. Короткие, светлые волосы, огромные серые глаза и красивые тонкие губы делали её немного высокомерной, чем-то напоминающей эльфийку. Она являла собой хрупкость и одновременно невероятную силу. Её светлая гладкая кожа создавала впечатление, что она вылита из фарфора, а в этом необычном одеянии, она выглядела как иномирянка, удостоившая этот мир своим визитом.


– Привет, сестрёнка, – обнимая меня, пролепетала Вея, – я в магазин ходила, вот перебралась жить поближе. Так, что мы теперь будем часто видеться. У меня много изменений в жизни, я хотела сначала осесть тут, обжиться, кое-какие проблемы решить и уже потом тебе позвонить.


Я прикрыла глаза, сфокусировалась, открыла и слегка отпрянула. Давно я не видела таких изменений, моё зрения меня ни когда не подводило, но сейчас я была в растерянности.


– Ого, вот это даааа, – я обошла вокруг неё, чтоб более подробно разглядеть, – все твои структуры перестроены, будто во все тонки тела вплели нечто невероятное. Во что ты в этот раз влезла?


Я была очень удивлена, ибо ещё не встречала таких кардинальных перестроек даже при трансформации. В неё встроили что-то неземное и мощное, настолько мощное, что я пока не разобралась, а что же именно. Запечатано несколькими слоями, и связано Печатями вероятностной защиты. Очень интересно…


Вея улыбалась. В её глазах читалась безмятежная глубинная печаль, неразгаданная сущность и море любопытства к неизведанному внутри себя.


– Сказано было, предупреждали, да я же как всегда нарушила запрет, теперь вот на здоровье влияют сильно изменения эти. Голова болит, кровь из носа идёт каждое утро, тошнит.


– Так, в ближайшее время сходим с тобой в Альсавур. Там смогут распутать эту головоломку. Чисто физических опасных искажений я не считываю, но моих знаний точно не хватит, чтоб с этим справиться.

Пошли, посидим в кафешке, поболтаем. Я давно хотела с тобой пересечься, но не могла найти тебя. Ты прям со всех радаров исчезла.


– Я была вынуждена, это не моё решение было. Но я не могу пока всего рассказать, надеюсь ты понимаешь, – она улыбнулась и крепко сжала мою ладонь, – мы многое прошли вместе, многое ещё впереди.


Вея умела поднимать настроение, её поле будто развеивало весь негатив. Мне стало хорошо, это похоже на опьянение, весь мир преображается, появляются силы, хочется действовать. Серый старый забор вдруг показался мне как нельзя гармонично вписывающимся в обстановку. Кусты перешёптывались с деревьями, птички летали, как частички единого – покорённые стихией ветра, небо рушилось под силой ласки и нежности ко всему, что происходило внизу, на поверхности Земли. Сердце стучало, странно так – несвойственно, и Душа звучала по-особому.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9