Майя Блейк.

Влюбись в меня за час



скачать книгу бесплатно

Глава 2

– Ваш брат? – пискнула Мэдди.

– Сводный брат. У нас общий отец, – мрачно ответил Реми.

Она в замешательстве покачала головой:

– Но его зовут Жюль Монтань. И он француз.

– Он француз по матери. А его фамилия – уловка для отвода глаз. Он скрывает свое настоящее имя, чтобы избавиться от охотниц за миллионами и мошенников, – произнес он с холодным осуждением.

Судя по всему, Реми считает Мэдди мошенницей.

– Понимаю.

– Я в этом уверен. – Он усмехнулся.

Мэдди наклонилась к окну и вздрогнула, когда у нее заныла рука. Она отвела взгляд от моста Ватерлоо.

– Куда вы меня везете?

– К вам домой, – просто ответил он. – Что у вас с рукой?

– Что?

Он уставился на ее руку, которую она терла ладонью.

– Ничего. Я в порядке. Вы знаете, где я живу?

Его взгляд задержался на ее руке еще несколько секунд.

– Да. Я также знаю, где вы работаете, где учились и к какому стоматологу ходите.

Ей стало не по себе.

– Вы мне угрожаете?

– Я просто вооружился знаниями. В конце концов, информация – это власть, не так ли? Разве вы сели в эту машину не для того, чтобы сделать то же самое?

– Я села в эту машину потому, что меня привел к ней здоровенный телохранитель.

– Он не трогал вас, – заявил Реми.

Она заставила себя рассмеяться:

– Ну, я просто счастлива!

Реми знает о ней все. Знает ли он о ее отце, матери, Грэге? Знает ли он о позорной тайне, которая преследует ее каждый день и ночь?

– Вы не ответили на мой вопрос, – сказал он.

Она сглотнула, стараясь успокоиться.

– И не собираюсь на него отвечать. Я вижу вас в первый раз. Неужели вы думаете, что можете швырнуть мне деньги – и я подчинюсь вашим приказам?

Он не ответил сразу. Лимузин остановился у светофора примерно в миле от квартиры Мэдди.

– Я не швырял вам деньги, потому что вы не назвали мне сумму. Как давно вы знакомы с Жюлем?

От волнения у нее засосало под ложечкой.

– Я не понимаю, какое это имеет значение.

– Вы знакомы чуть больше недели. Вы встречаетесь с ним почти каждый вечер, но ни разу не возвращались с ним в его квартиру.

От его слов по ее телу пробежал озноб.

– Это ничего не значит.

– Напротив. Из этого я делаю вывод, что вы чего-то ждете. Чего, мисс Майерс?

Она улыбнулась:

– Секса, наркотиков и рок-н-ролла.

Он игнорировал ее сарказм и с презрением взглянул в окно.

– К вам Жюль не приезжал. Поэтому, если вы не совокуплялись за пределами его квартиры, то я сомневаюсь, что вы с ним вообще были близки. Наркотики вас тоже не связывают.

– Это нелепо. Откуда вы все это знаете? – огрызнулась она.

Он слегка прищурился – единственный признак того, что Реми счел ее вопрос наглым.

– Потому что мы договорились, что он не будет злоупотреблять моей добротой. В обмен на щедрое содержание он регулярно сдает анализы на наркотики.

Хотя эта информация успокоила ее прежние страхи, Мэдди все еще волновалась от откровений Реми.

– Анализы? Вы платите ему за то, чтобы он не употреблял наркотики?

Опустив глаза, он тихо произнес:

– И не только за это.

Ее любопытство усилилось.

– В самом деле? А за что еще вы ему платите?

– Вас это не касается, – холодно ответил принц Ремирес. – И если вам взбредет в голову болтать о том, что я только что вам сказал, знайте: я буду судиться с вами и пущу вас по миру.

– Попробуйте, – язвительно парировала она.

– По-вашему, я шучу? – хладнокровно спросил он.

Судя по его позе, он нисколько не боялся Мэдди.

Она покачала головой и с облегчением улыбнулась, когда лимузин остановился на ее улице.

– Нисколько. Просто вам будет нечего у меня отсуживать.

Глаза Реми понимающе сверкнули.

– Вы нищая, – заявил он после напряженного молчания.

Сначала Мэдди почувствовала жуткий стыд, а потом пришла в ярость.

– Не ваше дело. Мы с вами незнакомы. Поэтому я не стану делать поспешных выводов о том, что вы богатый и напыщенный королевский сынок, который смотрит на всех свысока. И вы не думайте, что я никчемная охотница за миллионами, которая жаждет выпрыгнуть из вашей машины и обо всем рассказать папарацци.

– У меня нет доказательств того, что вы никчемная охотница за миллионами. Но я уверен, что вы бесстыжая эксгибиционистка.

– Что-что? Да кто вы такой?.. – Она посмотрела вниз и резко выдохнула, а потом покраснела от смущения.

Подол ее платья задрался вверх и почти не скрывал промежности, а грудь едва не вываливалась из низкого декольте.

– Приведите себя в порядок, – произнес он хриплым голосом и взглянул на нее так, что она задрожала от желания.

Мэдди быстро одернула платье и поправила декольте, понимая, что Реми отслеживает каждое ее движение.

Она уставилась на ручку дверцы.

– Мы закончили разговор?

Он откинулся на сиденье и скрестил ноги.

– Это зависит от многого, – протянул он.

– От чего? – Она не могла посмотреть ему в глаза.

Он не ответил.

Она взглянула на него и переспросила:

– От чего?

Неторопливая и хищная улыбка коснулась его губ. Его глаза блестели и имели гипнотизиру ющий оттенок, который заставил Мэдди поверить, что Реми читает ее мысли. Она сжала пальцами свою сумочку и уже собралась снова заговорить, как кто-то открыл ей дверцу.

– Вы узнаете в свое время. Спокойной ночи, мисс Майерс.


После того как Мэдди бросила учебу на факультете детской психологии в университете и вернулась домой, чтобы ухаживать за отцом, она все ночи напролет думала о том, как сохранить крышу над головой и избавить отца от его пристрастий. Бессонница стала для нее нормой.

Но сегодня ночью в ее голове носились другие мысли и образы. От волнения она сжимала пальцами потертое одеяло.

Ее переполняло неверие, злость и беспокойство.

Она не понимала, что затеял принц Ремирес.

Знал ли он о соглашении, которое она заключила с Жюлем?

Промаявшись от сомнений всю ночь, она вылезла из постели в шесть утра.

Ее отец уже встал, хотя и не был одет. Пройдя на кухню, Мэдди остановилась в дверях и затаила дыхание, смотря на него. Он выглядел еще изможденнее, чем месяц назад. Его почки почти не работали, он долго принимал сильные обезболивающие лекарства, когда его процветающий бизнес в сфере недвижимости рухнул примерно десять лет назад.

Он скрывал свои пристрастия долгие годы и старался обеспечить жене тот уровень жизни, к которому она привыкла. Три года назад он едва не умер от передозировки, и тогда стало ясно, какой шокирующий урон Генри Майерс нанес своему организму.

В конце концов мать Мэдди не выдержала жизни с наркоманом в маленькой квартирке в одном из беднейших районов Лондона.

Давным-давно отец Мэдди был здоровым, общительным и надежным человеком, на которого равнялись его сверстники. Детство Мэдди было счастливым и беззаботным, хотя и немного бурным. Она научилась не жаловаться на жизнь, поняв, что отец любит ее, но всегда занят на работе, а мать больше интересуют походы по магазинам, чем эмоциональное благополучие родной дочери. Даже когда со временем Мэдди сильнее отстранилась от матери, она не перестала сомневаться в отцовской любви.

Все это закончилось после трехминутного телефонного звонка Присциллы Майерс в университет, где училась Мэдди. Присцилла устала. Мэдди должна вернуться домой и заботиться о своем отце, потому что Присцилла не может жить в нищете и позоре. И после этого она уехала в неизвестном направлении.

Мэдди поборола злость, войдя на кухню.

– Ты рано поднялся. – Она старалась говорить беспечно и радостно.

Ее отец нерешительно пожал плечами и пробормотал:

– Не могу спать.

– Позавтракаешь? Тост? Чай? – с надеждой спросила она.

Он покачал головой:

– Я не голоден. Может быть, позже.

Он избегал ее взгляда – верный признак того, что у него вот-вот начнется ломка. Мэдди стало тошно. Но она заставила себя улыбнуться.

– Миссис Дженнингс заглянет к тебе позже. Она приготовит обед, если ты проголодаешься. В холодильнике есть еда.

Поджав губы, он не ответил. Хотя ее отец подозревал об этом, Мэдди не призналась ему, что от отчаяния платит небольшую сумму соседке, чтобы та приглядывала за ним в течение дня.

После того как отца после рецидива дважды исключили из списка претендентов на трансплантацию почки, Мэдди стала пристально за ним следить. Последний анализ показал, что его почки окончательно откажут через несколько недель.

Врачи сообщили, что сделают ее отцу операцию только в том случае, если он не будет принимать лекарства по крайней мере шесть месяцев. Все, что ей надо сделать, – это найти деньги на операцию. А это зависит от того, удастся ли ее сделка с Жюлем Монтанем. Вернее, с Жюлем Монтегова – сводным братом наследного принца Ремиреса Александра Монтегова. При мысли о Реми по ее спине пробежала дрожь.

К тому времени, когда она обслужила покупателей в кафе на Оксфорд-стрит, ее беспокойство усилилось. Обычно Жюль присылал ей сообщение о том, что они встретятся предстоящим вечером. Но вот наступил полдень, а от Жюля не было никаких новостей. Мэдди решила позвонить ему во время обеденного перерыва.

Она раскладывала столовые приборы на столе, когда одна из официанток, Ди, взвизгнула:

– Ох, это же принц Ремирес!

Сердце Мэдди едва не выскочило из груди.

– Что?

Ди указала широко раскрытыми глазами на окно.

Затаив дыхание, Мэдди повернулась и увидела человека, о котором размышляла уже немало часов. Слабые лучи мартовского солнца падали на его надменное лицо. Прошлой ночью в темном ночном клубе и лимузине она подумала, что его захватывающая дух мужская красота нереальна. Теперь, когда солнце ласкало его лицо и фигуру, Мэдди не сомневалась, что наследный принц – настоящий красавец.

Она взглянула на Ди.

– Ты его знаешь?

Ди закатила глаза.

– Его знает каждая женщина старше четырнадцати лет! Его брат, Зак, такой же красавчик. Интересно, что здесь делает наследный принц? Я думала, такие, как он, отовариваются на Бонд-стрит. Ой, он идет сюда!

Через несколько секунд в кафе наступила абсолютная тишина, нарушаемая только уверенными шагами человека, который шел прямо к Мэдди.

– Мисс Майерс?

Стараясь не дрожать, она обернулась. И сразу же выронила из рук вилки, которые с оглушительным грохотом упали на пол.

Побагровев от смущения, Мэдди опустилась на колени и стала собирать вилки. Прямо напротив нее была пара начищенных, дорогих мужских туфель. Собрав вилки, она приготовилась встать.

– Мисс Майерс?

Мэдди прикусила губу, понимая, что не может не смотреть на него. Подняв голову, она затаила дыхание и уставилась в его серебристо-серые глаза. Они были жестокими, хотя он насмешливо поднял бровь, оглядывая ее покрасневшее лицо.

– Хм, что? – хрипло спросила она и моргнула, не в силах собраться с мыслями.

– Вот еще одна.

Откашлявшись, она быстро посмотрела вниз и увидела дешевую поцарапанную вилку, зажатую между длинными, заостренными пальцами Реми.

Мэдди выхватила у него вилку.

– Спасибо.

По-прежнему стоя на коленях, она положила вилки на ближайший столик и увидела, как принц подает ей руку. Ее душа ушла в пятки, когда он крепко сжал ее пальцы и помог встать. Судя по равнодушному выражению его лица, он ничуть не смутился от того, что сделал.

Переведя дыхание, Мэдди украдкой огляделась. Как и предполагалось, все взгляды в кафе были прикованы к ней, включая взгляд ее босса, хотя его любопытство уже сменялось раздражением.

– Не хотите присесть, ваше высочество? – произнесла Мэдди. – Я обслужу вас через минуту…

– Я пришел сюда не обедать, мисс Майерс. – Он не удосужился понизить голос или скрыть презрение.

Она напомнила себе, что ей нужна работа и поэтому она не может грубить посетителям.

– В таком случае, я не смогу вам помочь, потому что я работаю. Может быть, нам удастся…

– В ваших интересах уделить мне время. Сейчас же.

Она вгляделась в его лицо, и ее сердце снова замерло. Мельком посмотрев на часы, она увидела, что уже четверть двенадцатого. Наплыв посетителей в кафе ожидается через полчаса.

– Джим, я могу уйти на перерыв сейчас? Я все сделаю после.

Шеф-повар, который владел кафе, перевел взгляд с Мэдди на принца Ремиреса, а затем, едва скрывая раздражение, кивнул.

Она сверкнула благодарной улыбкой и нырнула в маленькую раздевалку, чтобы взять сумку. Надев сумку на плечо, она быстро вышла из кафе и шагнула на тротуар, где собралась небольшая толпа, готовая сфотографировать на телефон самого очаровательного мужчину на земле.

– В машине нам будет спокойнее, – произнес принц Ремирес, обнял Мэдди за талию и решительно подтолкнул к открытой задней дверце лимузина.

Как только они оказались в салоне, Мэдди захотелось уткнуться лицом в шею Реми и утонуть в его запахе.

Она заставила себя вернуться в суровую реальность.

– У вас пятнадцать минут, ваше высочество.

Он поправил манжеты рубашки, положил изящ ные руки на бедра, пристально посмотрел на Мэдди и ответил:

– Ваши дела с Жюлем окончены.

Мэдди старалась не паниковать. Несколько раз вздохнув, она медленно вытащила телефон из кармана.

– Я хочу услышать это от него.

Принц Ремирес взглянул на ее телефон.

– Он летит на самолете в Монтегову. Вы не увидите его и не поговорите с ним снова. Ваш номер заблокирован, вы ему не дозвонитесь.

Ее пронзила холодная дрожь.

– Зачем вы это сделали?

Он сунул руку в нагрудный карман и извлек оттуда темно-бордовую визитную карточку с золотыми буквами и цифрами.

– Я приехал сюда, чтобы сказать: если вам нужна помощь, я готов вас выслушать. – Он кивнул на визитку: – На обороте мой адрес и личный телефонный номер. У вас двадцать четыре часа на то, чтобы связаться со мной. После этого я тоже буду вне вашей досягаемости.

Глава 3

Прошлой ночью, увидев Мэдди в реальной жизни, Реми решил, что она обладает исключительной красотой.

Наблюдая за ней сейчас, он понял, что ее привлекательность изысканна. Он никогда не видел таких красивых женщин, как Мэдди Майерс. Ей удавалось великолепно выглядеть даже в дешевой серой униформе официантки.

– Жюль действительно уехал? – хрипло спросила она.

Реми стиснул зубы; ему не нравилось то, что эта женщина так интересуется его сводным братом.

– Да.

Она сдвинула брови, которые были на два оттенка темнее ее медово-золотистых волос.

– Но я не понимаю…

– Что тут понимать? Наконец он решил повзрослеть и приносить пользу королевству.

– И все? – скептически спросила она.

– Потребовалось немало времени, чтобы заставить его взять на себя обязательства.

– И вы приехали сюда, чтобы заставить его сделать это?

Реми пожал плечами:

– Кто-то должен был этим заняться. – Он внимательно следил за ней, желая понять, что происходило между ней и Жюлем.

Она облизнула нижнюю губу.

– Он что-нибудь говорил обо мне? – резко спросила она.

Реми рассердился:

– А должен был?

Ее длинные ресницы взлетели вверх, а нефритово-зеленые глаза сверкнули. Потом она повернулась и уставилась в окно невидящим взглядом.

Реми продолжал изучать ее. Хотя Мэдди теребила пальцами ручку сумки, на ее лице не было тоски брошенной любовницы. Нет, поведение Мэдди Майерс выдавало ее панику.

– Вы не поцеловали его в ответ.

Резко повернув голову, она округлила глаза.

– Что-что?

– Прошлой ночью ваш предполагаемый любовник поцеловал вас, но вы не ответили на его поцелуй. На самом деле вы выглядели подозрительно равнодушной.

Мэдди Майерс притворилась удивленной.

– Разве? Вы, должно быть, ошибаетесь.

– Не ошибаюсь. Почему вы были с Жюлем?

– Он уже за несколько тысяч миль отсюда. Причина наших с ним встреч не имеет значения, не так ли? – Она задумчиво посмотрела на свой телефон.

– Как я понял, вы планируете связаться с ним сразу, как только окажетесь вне поля моего зрения. Если это так, то я не советую вам этого делать.

Она с вызовом посмотрела на Реми.

– Я не понимаю, как вы меня остановите, когда я выйду из этой машины.

– Вы обманываете себя, если думаете, что так легко от меня избавитесь.

– А вы обманываете себя, устраивая мне допрос. Я ничего вам не должна. Я села с вами в эту машину только из любезности, которой вам не хватает. Теперь я возвращаюсь на работу, пока не рассердился мой босс.

Она потянулась к ручке дверцы. Реми подался вперед и схватил ее за запястье, переполняясь тихой яростью.

– Вы любите рисковать? – грубо спросил он.

По какой-то причине его вопрос показался ей забавным, хотя ее лучезарная улыбка быстро померкла.

– Вы не спрашивали своего брата, как мы с ним познакомились?

Все, чего Реми хотел от Жюля сегодня утром, – это его согласия сесть на королевский самолет и улететь в Монтегову, а также обещания немедленно разорвать отношения с Мэдди Майерс.

– Нам было не до этого.

– Ну, он едва не убил меня на своей шикарной машине. Я шла по пешеходному переходу на зеленый сигнал светофора, когда Жюль врезался в меня.

В жилах Реми застыла кровь. Прошедшие два года он жил в бесконечном потоке предположений. Образ Мэдди Майерс, замертво лежащей на грязном асфальте, разбудил в его душе демонов, с которыми он давно боролся и которых не смог победить.

– Жюль врезался в вас на машине? – ледяным тоном спросил Реми.

Когда Мэдди вздрогнула, он посмотрел на ее руку и ослабил хватку. Все встало на свои места. Он ощутил ярость и чувство вины.

– Как сильно вы пострадали? – резко произнес он.

Она посмотрела на свои колени.

– Помимо задетой гордости, я получила несколько ушибов и царапин. Могу сказать, что продуктовые лавки на Камбервел-нью-Роуд пострадали сильнее.

У Реми похолодел затылок.

– Не надо шутить. – Он с такой силой сжал кулаки, что побелели костяшки его пальцев. Потом он медленно вздохнул и разжал пальцы. – Значит, вы с ним заключили тайную сделку?

Сначала Мэдди встревожилась, а затем покраснела. Не отвечая, она решительно повернулась к дверце.

– Разговор окончен. До свидания, ваше высочество.

Реми не собирался ее отпускать.

– Я передумал. У вас нет двадцати четырех часов. – Он поднял визитку, которую она бросила на сиденье между ними, и сунул ее обратно в карман.

Реми резко кивнул, и через секунду машина поехала вперед.

Мэдди удивленно посмотрела в окно, потом уставилась на Реми.

– Что вы вытворяете?

– Мы поговорим. Через час вы либо решите, что больше не работаете в этом кафе, либо ваш босс получит денежную компенсацию за ваше отсутствие и вы вернетесь на работу завтра утром. В любом случае никто из вас не проиграет. Пристегните ремень безопасности.

– Нет! Я не знаю, как в вашей стране, но у нас это называется похищением!

Реми схватил ее за руку под коротким рукавом дешевой униформы, снова ощущая шелковистую гладкость ее кожи, и вздрогнул.

У нее перехватило дыхание, она взглянула на его пальцы.

– Пожалуйста, не прикасайтесь ко мне.

Он неохотно отпустил ее. Она слегка покачала головой, словно, как и он, почувствовала их взаимное притяжение.

– Вы расскажете мне, почему хотите связаться с Жюлем. – Он нахмурился. – Кстати, почему в полиции нет информации об аварии и о том, что вы обращались в больницу?

Ее глаза сверкнули.

– Потому что не было ни того ни другого. Ваш брат не отвез меня в больницу.

На этот раз Реми выругался.

– Он чуть не убил вас, а вы даже не потребовали, чтобы он отвез вас в больницу? – Она избегала его взгляда. – Вы скрываете, что ваша правая рука серьезно пострадала, но вздрагиваете и бледнеете, как только прикасаетесь к ней. Либо вы нарочно обманываете себя тем, что ваша травма пустяк, либо… – Внушительная пауза. – Либо у вас имеется другая причина прятать голову в песок.

Он нажал на кнопку интеркома и назвал водителю адрес назначения.

– В любом случае это не имеет к вам никакого отношения, – сухо ответила она.

– Вы ошибаетесь, мисс Майерс.

Моргнув, она настороженно посмотрела на него.

– Что вы имеете в виду?

– Я обязан следить за тем, чтобы ни один из поступков членов моей семьи не аукнулся нам впоследствии, когда мы меньше всего этого ждем. А теперь я лучше понимаю, что произошло между вами и Жюлем, и мы можем подвести итоги. Но сначала я выясню, с чем имею дело.

– В каком смысле?

– Я отвезу вас в больницу, Мэдлен. Вы можете протестовать, если хотите, но знайте: чем раньше мы во всем разберемся, тем быстрее мы избавимся друг от друга. – Он помолчал, стараясь успокоиться. – Итак, вы поедете со мной по доброй воле?

Она с тревогой выглянула в окно, разомкнула губы и медленно вздохнула. Через мгновение она кивнула:

– Да.

– Хорошо. – Он пристегнул ее ремень безопасности, стараясь не пялиться на ее грудь.


– Куда вы меня привезли? – спросила Мэдди.

– К своему личному врачу.

– Но я не смогу оплатить услуги частного доктора!

Реми кивнул водителю, чтобы тот открыл дверцу.

– Я ценю свое время и конфиденциальность. Вы оскорбляете меня, предполагая, что я позволю вам оплатить медицинские услуги, которые вам требуются после поступка моего брата.

Поджав полные и соблазнительные губы, Мэдди вышла из машины. Реми последовал за ней, убеждая себя, что покалывание в пальцах не связано с желанием снова прикоснуться к ней.

Через пятьдесят минут они ехали в отель Реми. Он сидел, уставившись в окно автомобиля и стиснув зубы.

– Меня осмотрели, и теперь вы собираетесь молчать? – сердито спросила Мэдди.

Он продолжал смотреть в окно.

– У вас небольшой перелом локтевой кости. Еще два перелома на ребрах. Сильные ушибы левого бедра, на заживление которых уйдет две недели.

– Я знаю, что сказал доктор.

Не сдержавшись, он повернулся к Мэдди, запустил пальцы в ее волосы и проигнорировал ее громкое оханье.

– Я не знаю, на кого сильнее злюсь: на вас – за то, что вы были против посещения врача, или на эгоистичного идиота Жюля, который оставил вас в такой ситуации!

Забыв о здравомыслии, Реми провел большим пальцем по ее нижней губе и сдержал стон, когда Мэдди разомкнула губы. Каждый момент рядом с этой женщиной заставлял его идти на поводу у своих желаний, предавая память покойной невесты. С каждой секундой он глубже погружался в болото, из которого ему вряд ли удастся выбраться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3