Майя Блейк.

Искусство мести



скачать книгу бесплатно

– Каким образом?..

Рейко остановила себя. Все равно бесполезно.

Мужчина, которого она знала пять лет назад, все так же упорен в преследовании своих целей. Только тогда его целью была она сама, а не ее профессиональные способности.

Она отошла в сторону, чтобы успокоиться. Взгляд Дамиона Фортье неотступно следовал за ней.

– Выходит, ты способен на шантаж, Дамион.

– А ты меняешь любовников как перчатки. Одним словом, мы оба друг друга глубоко разочаровали, дорогая. Может, поставим на этом точку и двинемся дальше?

По ее спине пробежал холодок. Она промолчала.

– Разумеется, я тебе хорошо заплачу, – продолжал он. – Два миллиона долларов за местонахождение двух картин.

Рейко была поражена.

Он усмехнулся:

– Я знал, тебя это заинтересует. Прислушайся к своему инстинкту. Соглашайся.

Ощущение неизбежности согнуло ее плечи. Нет, он не уйдет. У нее был выбор: продолжать бороться или взять деньги. Такие деньги могли изменить не только ее жизнь…

– Хорошо. Я сделаю это. За два миллиона. Но мне нужно и еще кое-что.

Серые глаза потемнели. Он усмехнулся:

– Что еще тебе нужно?

– Пригласи меня на свою выставку.

– Нет! – Ответ был мгновенным.

Ее губы сжались.

– Вот как? Я достаточно хороша, чтобы найти картины, но не достаточно, чтобы появиться в обществе твоих снобов?

– Именно, – выпалил он не моргнув глазом.

Рейко это не задело. Дамион был не первым, кто оценивал ее так, и последним тоже не будет. Может, это к лучшему? Пусть все обсуждают ее манеры и макияж, а не выискивают под ними шрамы, боль потери и страх. Они не увидят пустую темноту в ее душе – то, с чем ей приходилось бороться каждый день.

– Я давно уже не была в обществе. Если ты хочешь поскорее найти свои картины, не препятствуй этому.

Ей же посещение выставки могло дать еще один шанс – найти шестую, последнюю, статуэтку из японского нефритового набора. Недавний отчаянный звонок клиентки до сих пор звучал у нее в ушах. Расследование, которое провела Рейко, указало на одного преуспевающего французского политика. Судя по всему, он как раз собирался быть на открытии выставки Дамиона.

Взглянув на его невозмутимое лицо, она изменила тактику.

– Список твоих гостей уже своего рода эксклюзив. Вряд ли мне когда-нибудь еще представится шанс встретиться с такими влиятельными людьми или познакомиться со знаменитой коллекцией.

– Твое присутствие даже рядом с моей выставкой совсем не то, о чем я мог бы мечтать. Скорее наоборот, это можно назвать ночным кошмаром.

– То, что я общалась с определенным сортом людей, вовсе не означает, что я воровка…

– Все указывает на обратное.

– Я такой же эксперт по произведениям искусства, как и ты! Просто мы идем разными путями. Вот и все.

Надменное выражение лица Дамиона добавило веса оскорблению:

– Вряд ли у нас есть что-то общее. Ты занимаешься делами на черном рынке…

– Я делаю то, что мало кто делает.

Я нахожу и возвращаю произведения искусства их настоящим владельцам. Разве ты сам не поэтому здесь?

Он приподнял одну бровь:

– Ага, понял. Ты – Робин Гуд в мире искусства.

Она состроила гримасу:

– Не люблю ярлыков. Лучше пригласите меня на свою выставку, господин барон. Кто знает, может, ваши безупречные патроны окажут на меня влияние, и я превращусь в примерного члена общества. А заодно и найду ваши картины.

Его глаза сузились.

Рейко задержала дыхание, борясь с желанием заговорить. Иногда молчание – лучшее оружие.

– Ты можешь работать над своим личным совершенствованием в любое другое время. Но сначала ты должна дать мне обещание использовать все доступные средства, чтобы найти картины.

Посмотрев на его лицо, она увидела в нем то, чему не могла дать определения: гипнотические глаза буквально пригвоздили ее к месту. В какой-то момент Рейко готова была забыть все и даже поверить, будто эти картины действительно что-то значат для него.

Почти готова. Если бы по собственному опыту не знала, кто такой этот Дамион Фортье. Бессовестный и бессердечный негодяй. Как он там говорил? Все, что нельзя выразить в денежном эквиваленте, – сентиментальная чушь.

Его родословная была безупречна, чего нельзя было сказать о нем самом. Последние пять лет он колесил по Европе, оставляя повсюду за собой разбитые сердца.

Что же касается романа с Изадорой Баптистой…

– И все же… зачем тебе эти картины? – спросила она.

В его глазах появилось очень похожее на боль. Ей хорошо было знакомо это чувство. Сердце ее учащенно забилось в ожидании ответа.

– Я хочу… мне необходимо вернуть их. Мой дед умирает. Врачи говорят, ему осталось не больше двух месяцев. Картины – это для него.

Глава 2

Сильвиан Фортье. Сколько горя он принес ее семье! И все же слова Дамиона вызвали у нее сочувствие.

– Мне очень жаль… – Что еще можно было сказать?

Еще четыре года назад, когда Рейко разговаривала с брокером, она уже знала, какая история была связана с картинами. Ей рассказал об этом ее дед. Первой мыслью было отказаться от сделки. Но потом она убедила себя, что это просто отголосок разрыва с Дамионом, не более. Теперь, глядя в его потемневшие глаза, она думала: не сама ли она, пусть и невольно, подготовила эту встречу?

– Дамион, мне нужно…

Рейко услышала шаги, ее сердце упало.

Через пару секунд в дверях появился Тревор:

– Дорогая, что происходит? Я думал, гости уже ушли… – Увидев Дамиона, он остановился: – Что ты делаешь здесь, Фортье? – Его руки, покинув карманы безупречного смокинга, сжались в кулаки.

– У меня с ней дело, Эштон, не с тобой. И в следующий раз, прежде чем лгать мне, я бы на твоем месте крепко подумал.

– Тебе нужно было сразу меня позвать, Рейко. После того что он…

– Я не хотела тебя беспокоить, – торопливо сказала она, не дав ему закончить.

Эштон все время волновался за нее. Не мог отказаться от роли защитника, несмотря на ее уверения – в свои двадцать восемь она уже достаточно взрослая, чтобы самой о себе позаботиться.

Она дотронулась до его руки.

Лицо Дамиона тут же стало жестким.

– Мое дело с Рейко конфиденциальное. Ты нам мешаешь, Эштон.

Двое мужчин стояли друг против друга. Напряжение нарастало.

Вздохнув, Рейко взяла Эштона за руку:

– Все в порядке, Тревор. Я скоро закончу с ним.

Отчаянно молясь, чтобы он не открыл ничего Дамиону, Рейко проводила его в коридор. Когда она поднялась на ступеньку, покрытую вытертой ковровой дорожкой, то увидела, как Дамион вытащил из кармана телефон.

На нее накатила волна паники.

– Стоит ли мне спрашивать, кому ты звонишь? Смотрителю тюрьмы в своем фамильном замке? Хочешь отдать распоряжение прислать сюда твою персональную гильотину, чтобы покончить с нами обоими?

– Собираюсь отдать распоряжение, чтобы тебе прислали список моих гостей. Но гильотина тоже может быть предоставлена. Все зависит от того, как ты пожелаешь закончить наше дело. – Темные брови изогнулись в насмешливом вопросе.

Быстрота, с какой она вернула себе самоконтроль, удивила его. Рейко, которую он знал, не умела скрывать свои чувства. Она была открыта, беспечна и чертовски сексуальна…

Дамион стиснул зубы, глядя на стоящую перед ним пару. Непринужденность, с которой они разговаривали друг с другом, вызвала у него презрение. Не оставалось сомнений – Эштон был ее любовником.

Его раздражение еще больше усилилось, когда Рейко что-то сказала Эштону и тот наклонился к ней.

Дамиону хотелось крикнуть, зарычать, сделать что угодно, только бы отвлечь внимание Рейко от другого мужчины! Вместо этого он, стиснув зубы, смотрел, как они поднялись по лестнице и исчезли где-то наверху, даже ни разу не оглянувшись.

О, черт! Он раздраженно откинул со лба волосы и уже собирался взбежать по лестнице, когда там снова появилась Рейко. Одна. Свет мягко обрисовывал ее фигуру. Сквозь тонкую ткань платья можно было видеть ее стройные ноги…

Совершенно потерянный в воспоминаниях, он позволил своему взгляду подняться по изгибу бедер туда, где были сложены ее руки. Какой тонкой была ее талия…

– Ну и что теперь? – спросила она.

– А теперь спустись, – хрипло сказал он.

Рейко была уже на середине лестницы, когда он заметил – она без туфель. Маленькие ножки с ногтями, покрашенными нежным персиковым лаком, совершенно не гармонировали с ярким макияжем.

– Он твой любовник? – бросил он зло, прежде чем этот вопрос полностью оформился у него в голове.

Ее глаза вспыхнули.

– Не вижу связи. Тебе-то какое дело?

– Не хочу, чтобы он создавал проблемы, когда ты будешь заниматься поиском картин.

– Он не будет создавать никаких проблем. Обещаю.

– Ну хорошо. И дай мне номер твоего телефона.

– Зачем?

– Хочу послать тебе список гостей. Завтра в десять я за тобой заеду.

– А если за это время я исчезну? – усмехнулась она.

– Не исчезнешь. Потому что я нашел у тебя еще одно слабое место.

В ее ореховых глазах нельзя было ничего прочитать.

– Ради бога, просвети меня.

– Кроме денег, есть еще Эштон. И он явно тебе не безразличен. Вряд ли ты сможешь избавить его от тюрьмы, если я потребую с него долг.

На ее щеках выступил гневный румянец.

– Будь осторожен. Не запачкай свою манишку.

Дамион рассмеялся. Ему нравилось дразнить ее.

Это даже сняло напряжение последних недель.

– Хочешь играть в грязные игры, мои игры будут еще грязнее. Так какой у тебя номер?

Она сказала ему номер, и он ввел его в свой мобильный.

– Чем быстрее ты вычеркнешь моих гостей из своего списка, тем быстрее сможешь двинуться дальше и найти того, у кого картины. Ты вытянула из меня приглашение на выставку, но предупреждаю – на тот случай, если у тебя будут чесаться руки что-нибудь стянуть, – забудь об этом!

– Честное скаутское! – Она подняла руку с двумя вытянутыми пальцами.

Ее широкий рукав скользнул вниз и на какое-то мгновение Дамион увидел длинный багровый шрам и сморщенную кожу. Резко опустив руку, она отошла в тень коридора.

Он был озадачен:

– Рейко…

– Я бы сказала тебе раньше, если бы не пришел Тревор.

– Сказала бы что?

– Что… мне нужно найти только «Женщину на пляже».

У него внутри все похолодело.

– Почему?

– Потому что я знаю, где «Женщина у моря».

Он облегченно вздохнул:

– И где?

– В Лондоне. На складе.

– И кто владелец?

– Я.

Глава 3

Подобные сны приходили снова и снова… Она смеялась и тянула отца за руку – ему не о чем беспокоиться, в каком-нибудь вагоне все же найдутся места. Нет, она не хотела ждать следующего. Его торопливо скрытая озабоченность… знакомая рука на плече.

А потом ничего… только тяжелый вес темноты. И крики – ужасные, раздирающие душу крики. И кровавое месиво вокруг. Рука отца, все еще держащая ее руку и постепенно холодеющая…

Но на этот раз в ее снах было и другое. Она танцевала. С бароном Сент-Валуар. И не что-нибудь, а аргентинское танго. Во всем этом хаосе Рейко танцевала с ним аргентинское танго.

Утром Рейко проснулась с сознанием, наполненным живыми образами крушения поезда, искалеченных тел и… длинных мускулистых ног Дамиона, в четком ритме исполняющих сложные па вокруг ее собственных ног.

Она мечтала о коротких сексуальных платьях и уносящих вверх стилетто на красной подошве.

Во сне разница в росте не имела значения. Они подходили друг другу просто идеально. И когда какое-то движение было невозможно, ее темноволосый партнер с горячими глазами поднимал ее над своим сильным телом и, не останавливаясь, продолжал танцевать. Их дыхание смешивалось, движения становились быстрее, порывистее, чувственнее…

– Что за черт!

Сбросив с себя горячие простыни, она направилась в душ и встала под прохладные струи воды. Уже девять часов. Через час приедет Дамион. Она должна быть готова.

Вспоминая, каким гневом вспыхнуло его лицо, когда он услышал о картине, Рейко вздохнула. Хорошо еще, что он быстро взял себя в руки. После чего, пожелав ей приложить максимум усилий, чтобы найти другую картину, повернулся и ушел.

Выйдя из душа, Рейко открыла шкаф и достала оттуда свой лучший костюм. Строгого покроя жакет и прямые брюки в сочетании с кремовой шелковой блузкой – то, что и требовалось.

Чтобы завершить образ, надо было поднять волосы и закрутить их в тугой пучок, но шрамы на шее делали это невозможным.

Зачесав челку набок – так, чтобы закрыть шрам на виске, она оставила волосы свободно падать на плечи и надела черные туфли. И последнее – маленькие безопасные пуссеты, еще одна немаловажная деталь.

Каблуки были не лучшим выбором, особенно после вчерашнего дня. Но в данном случае без них не обойтись. Она не могла поставить себя в невыгодное положение, оказавшись в плоских балетках рядом с Дамионом Фортье.

Ей придется заплатить свою цену позже – болезненными вытягивающими упражнениями и долгими часами гидротерапии, но идея побыть с бароном на одном уровне стоила того.

Через полчаса, закончив свой туалет, Рейко спустилась вниз и столкнулась с пристальным взглядом Тревора.

– И все же зачем ты делаешь это, Рейко?

Она сначала хотела обстоятельно рассказать ему о своем договоре с Дамионом, но потом отказалась от этого варианта.

– А затем, что он заплатит мне чертову кучу денег, – улыбнулась она.

Тревор нахмурился:

– Деньги никогда не были для тебя главным.

Ее улыбка померкла.

– Сильвиан Фортье очень болен, и Дамион попросил меня найти его картины. – Часть правды все же лучше, чем совсем ничего.

Губы Тревора сжались.

– После того как они обошлись с тобой и твоим дедом, они еще осмеливаются тебя о чем-то просить?

Сердце ее болезненно сжалось, но она смогла удержать на лице улыбку.

– Это все уже в прошлом. Кроме того, он действительно мне хорошо заплатит – и тогда я смогу помочь и тебе…

Он тряхнул головой:

– Я сам могу справиться со своими финансовыми проблемами!

– Однажды ты мне очень помог. Теперь моя очередь.

Его беспокойство немного улеглось.

– Как ты спала этой ночью?

Она пожала плечами:

– Более-менее. Не беспокойся обо мне, Тревор. И это – приказ.

Он рассмеялся. Красивый, не утративший вкуса к жизни, несмотря на седеющие волосы, пятидесятилетний мужчина. Но что бы он ни собирался ей ответить, его слова потонули в хрипловатом звуке мощного мотора.

Сердце Рейко подпрыгнуло, когда она увидела на подъездной дорожке красную спортивную модель.

Дамион не остановился там, где обычно оставляли свои машины другие гости. Его машина продолжала двигаться, пока ее блестящий капот не оказался напротив оранжереи.

Не сводя с нее взгляда, Дамион заглушил мотор и вышел из машины.

Этим утром он решил отказаться от дизайнерского костюма. Узкие темно-коричневые слаксы заканчивались строго над черными без блеска мокасинами. Серый кашемировый джемпер, надетый поверх синей, как осеннее небо, рубашки, оттенял цвет глаз.

Глядя, как он поднимается по ступенькам, Рейко вдруг представила, как пять лет назад и сегодня во сне, – его ноги обвиваются вокруг ее ног…

Тряхнув головой, она прогнала эти мысли.

– Доброе утро. Надеюсь, не в таком мрачном настроении, как вчера?

– Приятно видеть тебя. Неплохое начало дня. – Его взгляд скользнул по ее костюму. – Почему ты так оделась?

– Как так?

– Мы отправляемся на склад, а не на траурную церемонию.

Она заставила себя небрежно пожать плечами:

– Это Англия, Дамион. Здесь погода меняется каждую минуту, а я ненавижу мерзнуть.

И Рейко с облегчением вздохнула, когда появился Симпсон.

Она повернулась, чтобы взять у него чемодан, но Дамион опередил ее. Их пальцы соприкоснулись, заставив обостриться ее и без того взвинченные чувства. Словно ничего не заметив, он спокойно достал ключ и открыл багажник.

Потом посмотрел на удаляющуюся спину Симпсона и нахмурился:

– Что?..

– Это весь твой багаж?

– Угадал. Но можешь на меня положиться, в этом деле я профи.

Его верхняя губа дрогнула, заставив Рейко насторожиться.

– Я думаю, тебе такие навыки просто необходимы – уметь собраться за пять минут и не взять ничего лишнего.

Ее улыбка исчезла.

– С оскорблениями ты мог бы и подождать. По крайней мере, до тех пор, пока я не переварю свой завтрак. У меня есть пара минут, чтобы попрощаться?

Дамион бросил в сторону Тревора хмурый взгляд:

– Только по-быстрому. Я не собираюсь торчать здесь полдня.

Рейко подошла к Тревору и легко коснулась губами его щеки.

– Я знаю, чего бы ты хотел, – просто вышвырнуть его отсюда. Но постарайся быть выше этого, ладно? – прошептала она.

Губы Эштона скривились.

– Я бы хотел не просто его вышвырнуть… Полагаю, ты знаешь, что делаешь.

Выпрямив спину и подняв подбородок, Рейко наконец вышла из дома. Дамион встретил ее с непроницаемым лицом и распахнул перед ней дверцу. Она села, подтянула ноги…

Дамион сел рядом, и она почувствовала, как трудно дышать. Смесь запахов древесных ноток одеколона и мягкой кожи, которым был обит салон, действовала одурманивающе.

Ее дрожащие пальцы едва успели пристегнуть ремень, когда машина, взревев мотором, резко взяла старт и понеслась по дорожке.

– Пока я не получу картины, ты сюда не вернешься. Ты понимаешь это?

Она нахмурилась:

– Да.

Его взгляд на мгновение оторвался от дороги.

– Размер твоего чемодана указывает на обратное. Если ты рассчитываешь вернуться сюда через пару дней…

– Не беспокойся, я не собираюсь нарушать наше соглашение. Я взяла маленький чемодан, потому что не хотела беспокоить Тревора. Если мне что-то понадобится, я всегда могу купить необходимое.

– Он знает о нашем прошлом?

Она усмехнулась:

– Каком прошлом?

– Он у тебя единственный или один из…

– Наши отношения основаны на доверии гораздо в большей степени, чем были когда-то с тобой. – Она глубоко вздохнула и тут же пожалела об этом. Аромат Дамиона вторгся в ее тело, как и его образ прошлой ночью в ее сны… – И запомни, мои отношения с Тревором тебя не касаются. С кем я сплю или не сплю, к нашему соглашению не имеет никакого отношения. Поэтому, прежде чем один из нас взорвется, предлагаю сменить тему.

Его руки сжали руль, взгляд уперся в светофор, словно приказывая ему переключиться на зеленый.

Нога Дамиона надавила на акселератор, резко посылая машину вперед.

– Согласен… Так почему ты купила «Женщину у моря»?

– Потому… потому что это было хорошее вложение и у меня были деньги.

Дамион пристально посмотрел на нее:

– Это единственная причина?

Она провела языком по пересохшим губам:

– А какая еще может быть причина?

– Ну не знаю… какие-нибудь сантименты…

– Сантименты? Связанные с тобой? – Она попыталась вложить в свой голос побольше сарказма.

– Думаю, наши отношения для тебя все же что-то значили. Иначе вчера ты не была так взвинчена.

– Ты в этом уверен? – Рейко не знала, зачем она его дразнит. Впрочем, она никогда не была примерной девочкой. – И не мечтай. С этим я быстро покончила.

Его пальцы так стиснули руль, что побелели костяшки.

– Я помню, – отрезал Дамион. – Так кто же он?

Рейко отвернулась к окну. У нее не было никакого желания рассказывать о том, что случилось через несколько недель после его ухода. Гордиться было нечем. Все это лучше оставить там же, где хранятся и другие ее секреты.

– Ты все равно его не знаешь. Что же касается картины… Мой дед рассказал мне ее историю. История интригующая. Но я готова отложить сантименты в сторону и вернуть тебе картину.

Дамион снова перешел в другой ряд, чтобы обогнать какой-то еле ползущий грузовик. Она видела, как под его брюками напряглись мышцы. Точно так же, как и в ее сне сегодня ночью…

Рейко с трудом заставила себя отвести взгляд к окну.

– Так что ты знаешь об этой картине?

Ей показалось: в его тоне не было ничего, кроме любопытства. И она решила удовлетворить его.

– Мой дед рассказывал эту историю так. Они познакомились с твоей бабушкой на одном вечере в университете. Твой дед получил и девушку, и возможность ее рисовать. Мой же проиграл… В этом треугольнике твой дед имел больше веса – больше власти и денег. Тем не менее они оставались партнерами, пока Фортье не решили: в свете основной линии их общая история не стоит и ломаного гроша. Мило, не правда ли? Бога ради, сбавь скорость! – И с облегчением вздохнула, когда он остановился у светофора.

Отбросив назад волосы, Дамион выдохнул:

– Слово «мило», пожалуй, здесь неуместно.

– Это была ирония. Смотреть, как тот, кто тебе дорог, теряет все… Что в этом может быть милого? И разумеется, нет ничего милого в том, когда из тебя делают дурака. Поэтому, если только ты не будешь настаивать, предлагаю закрыть и эту тему, хорошо?

Дамион пожал плечами. Оставшийся путь они ехали молча.


Как только менеджеры узнали Дамиона, доступ в хранилище на набережной Темзы им предоставили с почтительной торопливостью. Он стоял рядом, когда из сейфа достали картину.

Женщина в бикини, идущая по кромке моря… Ее развевающиеся по ветру светло-русые пряди так и молили, чтобы к ним прикоснулись. Смеющееся лицо, повернутое в профиль, привлекало взгляд тонкими, изящными чертами. Над левым плечом вздымался белый газовый шарфик, придавая оттенок невинности всей картине.

Картина казалась живой. Масляные краски, даже по прошествии десятков лет, не потеряли яркости. Настоящий шедевр.

– Она действительно была красавицей, твоя бабушка, – сказала Рейко, не в силах оторвать глаз от картины.

– Да.

Она ожидала услышать в его голосе нежность или хотя бы немного тепла, но не услышала ничего. На его лице была все та же невозмутимая маска, которую он надел на себя, едва ступив на лондонский тротуар.

Любопытство заставило ее продолжить.

– Мой дед говорил, вся Сорбонна была у ее ног, когда она там училась.

Его улыбка не добавила ничего к застывшим, как лед, чертам.

– Не сомневаюсь, так и было. Потому что именно там она предпочитала видеть всех мужчин. – Ее изумленный выдох заставил его поднять брови. – Это тебя удивляет?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении