Магомед Гамаюн.

Homo Unus. Том 2



скачать книгу бесплатно

Итак, особенностью пирамиды второго рода является привлечение новых вкладчиков самими же вкладчиками. Есть еще такая особенность: организатор финансовой пирамиды второго вида в принципе в любой момент времени имеет возможность выполнить свои обязательства перед вкладчиками – если, конечно, не решил присвоить себе те деньги, которые он обязался перераспределить между ними. Поскольку обязательства у него минимальные: аккуратно вести учет цепочек взаимного привлечения вкладчиков (вести учет топологии сети), и в соответствии с правилами пирамиды рассчитывать суммы, причитающиеся вкладчикам – звеньям этих цепочек, и своевременно передавать вкладчикам начисленные им суммы.


Заметка на полях

Вот он, основной и единственный изъян пирамиды второго вида – в ней нет защиты от дурака жмота.

Нет защиты от ЖИД4242
  ЖИД – жадный инфантильный Делец.


[Закрыть]
а.

Не каждому смертному дано совладать с соблазном, поджидающим любого организатора финансовой пирамиды. С соблазном присвоения громадных денежных средств, ежесекундно текущих, распределяемых по сети. Делу может помочь только предельная автоматизация процедуры распределения средств, хранение средств исключительно на счетах самих участников пирамиды и принципиальное отсутствие позиции организатора, хозяина пирамиды.

Но кто если не организатор будет контролировать автоматизированную систему распределения? Ответ – независимая структура, подчиненная, в свою очередь, независимой же третьей структуре – третьей силе.

Триадная система управления как решение задачи построения самосогласованной и абсолютно надежной финансовой системы, обладающей встроенной защитой от «человеческого фактора».

Подробнее об этом – на предстоящих Ступенях.

Финансовые пирамиды второго вида бывают одно– и многоразовыми. В первом случае по цепочкам распределяются сделанные вкладчиками их единоразовые вступительные взносы, во втором случае для того, чтобы остаться в пирамиде (или для того, чтобы получить в ней более выгодный алгоритм расчета начисляемого и выплачиваемого ему дивиденда), вкладчик должен периодически делать дополнительные взносы.

В том случае, если в пирамиде второго вида между вкладчиками распределяются только деньги и нет движения товара, перемещаемого от участника к участнику пирамиды в направлении, противоположном направлению движения денег – от вершины пирамиды к ее основанию, мы имеем финансовую пирамиду второго рода в чистом виде.

Если же перемещение денег между участниками пирамиды сопряжено с противоположно направленным перемещением между ними товаров или услуг, то финансовая пирамида второго вида плавно превращается в компанию сетевого маркетинга.

А этих компаниях аналогом делаемых вкладчиками первоначальных взносов является первичный (а также последующие) выкуп у компании партии ее «продукта». Торговая наценка, содержащаяся в цене продаваемого продукта, распределяется по цепочке взаимного привлечения – так же как по цепочке вкладчиков финансовой пирамиды второго вида распределяются сделанные ими «добровольные» взносы. Правила, по которым в компаниях сетевого маркетинга распределяются названные денежные средства, носят название «маркетинговый план».

В предельном случае, когда торговая наценка на продающиеся компанией товары сравнима с наценкой, с которой подобного вида товары продаются в обычной, розничной торговле, обвинение компании сетевого маркетинга в мошеннической деятельности, в организации финансовой пирамиды становится абсолютно неправомерным. В этом случае сетевая компания из организатора финансовой пирамиды превращается в организатора торговли, основанной на сетевых принципах. Это очень важный момент, который поможет нам понять, почему построенная на сетевых принципах иерархия «Экономика» нашей будущей державы – не просто еще одна финансовая пирамида, а социальная технология, которой предстоит обратить в свою веру весь цивилизованный мир.

После того как мы разобрались с терминами, покажем, как государство строит финансовые пирамиды, участниками которых мы с вами являемся.

Рассмотрим идеальное государство: представим себе, что чиновники не воруют из бюджета, не берут взяток, используя инсайдерскую информацию, не играют на бирже, не принимают участия в рейдерских захватах чужой собственности, параллельно с государственной службой не ведут частный бизнес, поддерживая (крышуя) его своим административным ресурсом (какое чудовищной силы воображение нужно иметь, чтобы представить себе все перечисленное!).

Мы говорим о государстве с рыночной экономикой, где существует частная собственность на средства производства. Образцом финансовых пирамид первого вида в такой экономике являются спекулятивные пузыри – на биржевом рынке, на рынке недвижимости. История биржевой торговли, по сути, есть история периодического возникновения и схлопывания спекулятивных пузырей (подробности о финансовых пирамидах, выстраиваемых с санкции государства на рынках акций и недвижимости, можно найти в познавательной работе Дмитрия Неведимова «Религия денег»).

Один из последних лопнувших пузырей – фондовый рынок США. После провала в 2000 г. рынка акций так называемых высокотехнологичных компаний ФРС накачала дешевыми кредитами еще один фондовый пузырь – пузырь рынка недвижимости. Который таки лопнул в 2008 г. Сумма привлеченных на биржу, а затем испарившихся инвестиций оказалась максимальной за всю историю биржевой торговли. Надо ли объяснять, что прибыль, которую смогли получить ранее вошедшие в рынок и вовремя вышедшие из него спекулянты, своими деньгами обеспечили те неудачники, что вошли в рынок незадолго до его обвала?

Следует отметить, что на начальном этапе спекулятивный биржевой бум играет положительную роль – движение цен на акции компаний, принадлежащих новому производственному сектору, способствует финансовому притоку, привлечению в него дополнительных, так необходимых инвестиций. Но чрезмерный оптимизм, переходящий в жажду спекулятивных сверхприбылей, превращает денежный инвестиционный поток в безудержный бум, который заканчивается резким обвалом цен на акции (на пятом Шаге третьей Ступени мы уже обсуждали, что такое финансовый пузырь с точки зрения триадной схемы построения социума). Пузыри всякий раз надувались по-разному, с использованием различных спекулятивных активов или схем (в том случае, когда в качестве раздуваемого актива используется абсолютный мусор, не имеющий никакой цены в обычных условиях, – этот актив является теми самыми фантиками, о которых шла речь выше).

Приведем несколько исторических примеров финансовых пузырей, надутых в США: открытие золота в Калифорнии перед крахом 1849 г., развитие железных дорог перед крахом 1875 г., «изобретение» биржевиками «нового финансового инструмента» – покупки акций в кредит под залог самих купленных акций перед крахом 1929 г., рынок «мусорных облигаций», созданный Майклом Милкеном в конце 1970-х гг., возникновение экономики доткомов перед крахом 2000 г., секьюризация бросовых, ничего не стоящих закладных – конструирование на их основе вторичных финансовых инструментов и «впаривание» их участникам финансового рынка, перед крахом 2008 г.

Сам процесс капиталистического производства является комбинацией финансовых пирамид первого и второго вида. Для того чтобы обосновать этот тезис, обратимся к марксизму – «единственному верному»4343
  © Ульянов (Ленин) В.И.


[Закрыть]
экономическому учению о финансовых пирамидах.

В советские времена марксизмом народ кормили из-под палки, что неотвратимо приводило как минимум к несварению – к неверному пониманию, а чаще и вовсе к нежеланию понимать. Однако значение трудов Карла Маркса трудно переоценить, а внимательное изучение понятия прибавочной стоимости дает совершенно неожиданные результаты.

Капиталистическая экономика обладает чертами обоих видов финансовой пирамиды. Сначала обнаружим в ней черты финансовой пирамиды второго вида.

Судите сами – что такое прибавочная стоимость? В двух словах – это предложение считать, что потребительская стоимость произведенного товара (количество денег, которое за этот товар готов заплатить покупающий его потребитель) можно разбить на две неравные части. На себестоимость и прибавочную стоимость, добавленную к совокупному первичному продукту в ходе производственного процесса (таким образом, применяемый во многих странах так называемый налог на добавленную стоимость является косвенным признанием правительством этих стран истинности марксистского учения). Прибавочная стоимость в свою очередь разбивалась Марксом опять на две неравные части – на заработную плату работника и доход владельца капитала (капиталиста).

Маркс объяснял природу возникновения и роста капитала следующим образом: в процессе производства рабочие получают только часть произведенного прибавочного продукта. Оставшуюся долю получает владелец основных фондов, капиталист.

Ибо был человек, чей труд был мудрым, умелым, успешным, А отдаст свою долю тому, кто над ней не трудился, Это – тоже тщета и большое зло.

Екклезиаст (Ек.2:21)

Рассмотрим любую производственную цепочку – к примеру, от карьера, где добывается руда, до домашней хозяйки, которая варит борщ в кастрюле, которая сделана из металла, выплавленного из этой руды. На каждом этапе производства есть специализированное предприятие, и на каждом таком предприятии (от электростанции, питающей горно-обогатительный комбинат, в начале цепочки, до розничного магазина, где эта кастрюля продается) есть свои работники и свои хозяева. Таким образом, продукт, переходя по цепочке производителей, превращается в кастрюлю и, прирастая потребительской стоимостью, распределяет прибавочную стоимость по цепочке производителей – по капиталистам и их работникам.

Как работнику, так и капиталисту придется расстаться с частью своей доли прибавочной стоимости – каждый из них разделит полученный доход на две неравные суммы. Одна часть пойдет на инвестирование, другая – на потребление. Инвестиционную часть капиталист вложит в закупку необходимых для продолжения производства материалов и амортизацию производственного оборудования, а также в расширение своего производства, и в существующие на рынке различного рода инвестиционные продукты (если не сказать пузыри) – в акции, в недвижимость. Часть заработка работника, направленная на инвестирование (правильнее сказать – на сбережение), занимает существенно меньшую долю, чем у его «классового врага» (на самом деле классового «подельника»). Тратя часть полученного дохода на потребление, и тот и другой (конечно, в разной мере) будут потреблять товары и услуги, произведенные другими капиталистами.


Заметка на полях.

Из текста, размещенного Андреем Аркадьевичем Саломатиным на форуме [битая ссылка] http://worldcrisis.ru/:

«Существует мнение, что капиталистическая экономика отвратительна по той причине, что буржуи присваивают прибавочную стоимость и тем самым грабят наемных работников. Но на самом деле капиталист присваивает не всю прибавочную стоимость, а лишь ту ее часть, которую тратит на личное потребление. Б?льшую часть прибавочной стоимости капиталист вынужден реинвестировать в производство, т. е. тратить ее на развитие производительных сил всего общества. В литературе описано немало случаев, когда капиталисты ограничивали свое потребление на крайне низком уровне. Дело доходило до того, что некоторые финансовые капиталисты умирали от голода, лежа на сундуках с золотом.

Часто случалось, что потребление пламенного революционера превышало потребление махрового буржуя, что, безусловно, справедливо».4444
  [битая ссылка] http://worldcrisis.ru/crisis/396701


[Закрыть]


По большому счету потребление также приводит к «развитию производительных сил всего общества» – но уже отраслей, поставляющих потребителям иные товары и услуги. В любом случае как инвестирование (сбережение), осуществляемое капиталистом (работником), так и потребление (как капиталиста, так и его работника) являются замыканием производственно-реализационных цепочек других производителей – завершением чужих цепочек своими деньгами.


Заметка на полях

А еще капиталист и его работники часть заработанного отдадут государству в лице его налогового ведомства. В России же капиталист еще раз заплатит тем же самым (и многим другим) представителям государства, но уже лично, в рамках существующих теневых схем.


Из утверждения о существовании прибавочной стоимости, часть которой присваивается капиталистом, Маркс вывел эксплуатацию рабочего класса буржуазией. Я же в этом утверждении (в этой модели) вижу нечто совсем иное.

Любой капиталист – всего лишь звено в производственно-реализационной цепочке. Добавив к себестоимости продукта труда прибавочную стоимость, он, в свою очередь, отдает конечный продукт дальше, вверх по производственной цепочке, следующему звену добавления прибавочной стоимости – и так до самого верха, до генерального подрядчика. Здесь можно усмотреть все тот же дележ прибавочной стоимости, но уже не между физическими, а между юридическими лицами: у одной крупной компании-интегратора всегда есть много мелких компаний-поставщиков, контрагентов, у тех, в свою очередь, еще более мелкие контрагенты, и т. д. И что работники – для капиталиста, то сам капиталист – для более крупного капиталиста. Если же капиталист произвел продукт, предназначенный для конечного потребления, то следует учитывать, что сам процесс реализации произведенного товара, как указывалось выше, является процессом добавления к нему прибавочной стоимости. То есть доля стоимости, прибавленной к первичному продукту рабочим на заводе, может оказаться смехотворно малой по сравнению с той долей стоимости, которая прибавляется специалистами по маркетингу к уже физически конечному, готовому продукту в ходе его рекламной кампании (Марксу, при всей его гениальности, не дано было предугадать, что в XXI веке доля рекламных затрат, доля стоимости бренда в реализационной стоимости товара будет доходить до 80—90%). На смену производственным операциям над товаром в этом случае приходят операции массмедийные. Распределение прибавочной стоимости по всей длине цепочки выполняется примерно так (точные цифры здесь непринципиальны): 1 руб. получает изобретатель продукта, 10 руб. – его производитель, 100 руб. достанутся продавцу. Дед, бабка, дочка, внучка, Жучка, Мурка и мышка-норушка тянут репку вместе, но львиная доля почему-то всегда достается не льву, а мышке – конечному звену в производственно-реализационной цепочке.


Заметка на полях

«Одну и ту же продукцию для самого требовательного рынка потенциально можно создать хоть в США, хоть в России, хоть в Индии или, там, в Гондурасе, но продвижение ее на рынок определяется не только (и не столько) качеством продукции, но и мощью комплекса продвижения – от политических (включая военные) до финансовых и PR-средств. Рынок в этих войнах отдыхает. Рынок – это ведь какой прибор? Он всего лишь измеряет отношение цена / качество, а промоушен – это хорошо известный прием давления пальцем на одну из чашек весов. Иногда оно, это давление, бывает такое, что равновесие рынка вообще валится вместе с весами, прилавками, торговцами и товаром».4545
  © Баранов В. П.


[Закрыть]


Доля капиталиста в прибавочной стоимости произведенного товара порой невелика – но капиталист один, а работников много. Капиталист имеет свою долю от прибавочной стоимости, добавляемой к товару каждым из своих работников. Ну а большой капиталист имеет свою долю от прибавочной стоимости, добавленной к товару каждым из своих контрагентов – мелких капиталистов.

Вам это ничего не напоминает? Правильно, это схема финансовой пирамиды второго вида, схема сетевого маркетинга. В любом пособии по сетевому маркетингу вы найдете описание обычной производственно-реализационной цепочки завод—оптовик—ритейлер (розничный продавец) и пояснение, что сеть участников-дистрибьютеров подменяет в ней два последних звена. Я бы от себя добавил – между оптовиком и ритейлером пропущена массмедийная стадия финишной обработки (не товара, а наших с вами мозгов – посредством преимущественно телевизионной рекламной кампании). А сеть дистрибьютеров заменяет собой не два, а три звена, с учетом сказанного. Типичная МЛМ4646
  Калька с аббревиатуры MLM (англ. Multi-Level Marketing).


[Закрыть]
-компания заказывает на заводе таблетки (или продукты на основе сока алоэ, или чудо-кастрюли, или еще какой-нибудь хайтек-пылесос или матрац), а затем силами своих дистрибьютеров транспортирует товар до конечного потребителя, при этом телевизионная обработка клиента заменяется на его обработку в приватном порядке. И как владелец оптовой фирмы имеет долю в прибавочной стоимости, создаваемой каждым членом коллектива работников, так в сетевом маркетинге каждый вышестоящий спонсор получает часть прибавочного продукта, возникшего в результате продажи товара дистрибьютерами своей организации (находящимися в его сети).

Любой товар можно реализовать по стандартной производственно-массмедийной схеме, а можно – методом сетевого маркетинга. И там и там вышестоящий забирает себе часть прибавочной стоимости (часть конечной цены товара), произведенной нижестоящими. При этом в случае отечественной практики производственные потоки дополняются, сопровождаются теневыми финансовыми потоками, без которых производство бы встало, задавленное проверками и наездами радетелей «государственных» интересов, а сетевики были бы вынуждены собирать кучи бумаг для оформления копеечных (на нижних, наиболее многочисленных уровнях пирамиды) оборотов.

В описанной схеме не составляет труда увидеть пирамиду, поскольку ее основной характерной чертой является присвоение немногими результатов труда многих. Вспомните описанную выше схему компании сетевого маркетинга. В ней – распределение по цепочке дистрибьютеров торговой наценки, здесь, в традиционной схеме производства и реализации, – распределение по цепочке производителей (капиталистов) прибавочной стоимости. Более того, окончание производственной цепочки (промышленный склад, склад оптовика, розничная точка) по экономическому смыслу совпадает с цепочкой дистрибьютеров компании сетевого маркетинга. В сетевом маркетинге больше всех получает тот, кто находится в начале цепочки распределения, тот, кто пришел в компанию раньше всех. В традиционной схеме больше всех получит тот, кто успел приобрести (накопить) наибольший капитал.

Аналогия наблюдается даже в мелочах. Как мы утверждали, компания сетевого маркетинга превращается в финансовую пирамиду второго рода только тогда, когда продает свой товар с неадекватно высокой наценкой – по завышенной цене, несопоставимой с ценой на аналогичные товары, продающиеся на свободном рынке. В предельном случае товаром такой МЛМ-компании являются «консультации» на тему о том, как вступить в эту компанию и работать в ней. В частности, проводить консультации. Аналогично в стране развитого капитализма монопольное ценообразование считается не меньшим мошенничеством, чем организация финансовой пирамиды. Напомним, что монопольное ценообразование – это производство товара и продажа его по завышенным ценам в ситуации отсутствия на рынке его аналога, заменителя.

Итак, мы увидели, как прибавочная стоимость, созданная трудом работника (человека, не имеющего собственного капитала), всякий раз, на каждом этапе технологического передела достается его работодателю – владельцу капитала. Тому, кто, вступив в экономические отношения с окружающими людьми прежде первого, сумел скопить капитал. Капитал может достаться по наследству – но это ничего не меняет, капитал является воплощенным трудом, эквивалентом жизни предков наследователя (точнее, не предков его, а их наемных работников). Более того, ниже будет показано, какую важную роль играет сама возможность накапливать капитал и передавать его по наследству.


Заметка на полях

В своей книге «Динамика капитализма» известный историк экономики Фернан Бродель утверждает, что неравномерность развития капитализма в различных странах объясняется по-разному складывающимися отношениями между Бизнесом и Властью. Он пишет: «…современное государство, которое не произвело, а лишь унаследовало капитализм, то поощряет его, то препятствует ему. То даст действовать, то стремится сломать его механизм. Капитализм торжествует лишь тогда, когда идентифицирует себя с государством, когда сам становится государством».4747
  Бродель Ф. Динамика капитализма. Смоленск. Полиграмма. 1993. С. 69.


[Закрыть]

И далее: «Подлинная судьба капитализма была в действительности разыграна в сфере социальных иерархий.

В каждом развитом обществе имеется несколько иерархий, несколько своего рода лестниц, позволяющих подняться с первого этажа, где прозябает основная масса народа – Grundvolk, по выражению Вернера Зомбарта: религиозная иерархия, иерархия политическая, военная, различные денежные иерархии. Между теми и другими, в зависимости от времени и места, наблюдаются противостояния, компромиссы или союзы, иногда даже слияние. В XIII веке в Риме религиозная и политическая иерархии сливаются, но вокруг города возникает опасный класс владетельных сеньоров, которым принадлежат обширные земли и неисчислимые стада, и это в то время, как банкиры Курии – выходцы из Сиены – начинают занимать высокое положение в местной иерархии. Во Флоренции конца XIV века старинная феодальная знать полностью сливается с новой крупной торговой буржуазией, образуя денежную элиту, к которой по логике вещей переходит и политическая власть. В других социальных условиях, напротив, политическая иерархия может подавлять все остальные, как это происходит, к примеру, в Китае при династии Мин и Маньчжурской династии. Та же тенденция, хотя менее отчетливо и последовательно, проявляется в монархической Франции при Старом режиме, который долгое время держит купцов, даже богатых, на третьестепенных ролях и выводит на передний план главную – дворянскую – иерархию. Во Франции времен Людовика XIII путь к могуществу лежит через близость к королю и двору. Первым шагом подлинной карьеры Ришелье, обладавшего скромным саном епископа Люсонского, было место духовника вдовствующей королевы Марии Медичи, благодаря которому он приблизился ко двору и вошел в узкий круг правителей Франции.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

сообщить о нарушении