Мадлен Эссе.

Обрученные Венецией



скачать книгу бесплатно

Каролина повернулась к зеркалу боком и оценила легкии? струящии?ся шлеи?ф, собранныи? от талии и мягко спадающии? к полу.

– Палома, зачем здесь корсет? – капризно поморщилась она, чувствуя, как он бездушно впивается еи? в ребра. – Он ведь выходит из моды…

– Ох, синьорина, много вы знаете, я смотрю, о моде, – весело пропела Палома, поправляя складки на платье Каролины. – Бесспорно, корсет доживает свои последние дни. Но в нашеи?, генуэзскои?, моде он пока существует. Так что сегодня вам следует его поносить, моя дорогая.

Кормилица с восхищением наблюдала за хозяи?кои?, – девчонка не так давно была капризным, хоть и сообразительным ребенком. А сеи?час она превратилась в статную даму, ослепяющую своеи? красотои?, словно переливающии?ся в солнечных лучах алмаз.

– Зато теперь дамы понемногу заголяют свою грудь, – произнесла сама себе с улыбкои? Каролина, рассматривая в зеркале свое отражение.

– Ох, синьорина, вы же на выданье: вам негоже светить своими прелестями, – сердито буркнула Палома и расправила складки на груди Каролины, чтобы они хоть немного поднялись кверху и скрыли легкии? треугольныи? вырез.

– О Боже Всемилостивыи?! Палома, что ты поправляешь? – Каролина откинула ее руку. – Там до декольте еще целая миля.

Кормилица только заливисто рассмеялась и принялась снова прихорашивать свою капризную госпожу.

– Палома, я недовольна прическои?, – пожаловалась Каролина, пытаясь поправить руками заколотые кормилицеи? локоны, мягко спадающие с тоненьких плеч.

– Разве можно быть красивее невесты, синьорина? – возмутилась та, весело всплеснув руками.

– Несомненно, Палома! – Каролина нахмурила тоненькие брови и возмущенно посмотрела на свою кормилицу. – Изольде уже можно не прихорашиваться – она однои? ногои? замужем. А я хотела бы приглянуться мужчине, которыи? не просто заключит сделку с моим отцом, но и полюбит меня. Поэтому я должна быть еще красивее невесты!

Это прозвучало капризно и возмущенно. Палома улыбнулась, пряча свои? взгляд от молодои? госпожи. Каролина с детства мечтает о принце, которыи? похитит ее из владении? строгого отца, управляющего судьбои? дочери, и эта наивная мечта до сих пор не угасла в ее душе.

Потускневшие карие глаза Паломы, сияющие некогда кокетливым блеском и озорством, сохраняли в ее морщинах закоренелое разочарование женщины, пережившеи? на своем веку много трудностеи? и невзгод. В свои пятьдесят шесть лет Палома Доньо выглядела на все шестьдесят пять, а ее жизнь можно было прочитать по каждому седому волосу на ее голове.

И хотя она не желала с кем-либо говорить о болях, скрывающихся в беспокои?ном сердце, большая часть обитателеи? палаццо да Верона знали, что кормилица младшеи? синьорины перенесла в своеи? жизни множество потерь, начиная с пятнадцати лет, когда ее привезли в Геную и продали в рабыни местному пополану, издевавшемуся над своими подданными.

Через десять лет она родила дочь от конюха, насильно овладевшего ею. Господин не позволил Паломе оставить девочку у себя, ссылаясь на лишнии? рот и дополнительные бессмысленные растраты.

Поэтому беднои? женщине тут же пришлось отдать малышку в женскии? монастырь святого Франциска, где о девочке обещали позаботиться. И как раз в этот момент герцогине да Верона потребовалась служанка, которая смогла бы стать кормилицеи? для ее младшеи? дочери.

Выкупив Палому у ее хозяина, герцог и подумать не мог, насколько осчастливит несчастную. Та нянчилась с синьориной Каролинои?, словно с собственным чадом, вкладывая всю материнскую любовь и заботу в эту девочку, излучавшую вокруг себя какои?-то дивныи? ореол.

Как правило, герцог и герцогиня окружали себя и своих детеи? подданными из местных обедневших дворян, сведущих в этике и воспитании. Однако, наблюдая за ласкои? и заботои? этои? женщины, кормившеи? своим молоком их младшую дочь, Патрисия и Лоренцо сделали вывод, что никто лучше с этои? ролью не справится. Потому и оставили Каролину под опекои? няньки Паломы до самого ее замужества.

Именно эти воспоминания прокрались в мысли кормилицы, пока она прихорашивала названную дочь. Поправив по велению Каролины прическу, кормилица надела еи? изумрудное украшение и с восхищением посмотрела на отражение юнои? синьорины в зеркале, отступив от нее. Перед неи? стояла не озорная девчонка с игривым взглядом, а дама, слепящая своим великолепием и превосходством.

Проходя мимо опочивальни сестры, Каролина все же заставила себя остановиться возле распахнутои? двери. Изольда стояла посреди комнаты, вокруг нее крутилась дюжина служанок, вносившая последние штрихи в праздничныи? наряд.

С момента ссоры сестрам так и не пришлось пообщаться – тому помехой стала девичья гордыня. Но как же Каролине хотелось сеи?час подои?ти к Изольде, забыть все недоразумения и помириться… Ведь после торжества не известно, когда они увидятся в следующии? раз.

Она шагнула в комнату, служанки взглянули на нее и в изумлении расступились. Вокруг воцарилась тишина. Красота Каролины настолько очевидно затмевала стоящую напротив невесту, что никто не решался произнести и слова комплимента в адрес младшеи? синьорины.

Изольда же одарила Каролину надменным взглядом и, вздернув носик, осмотрела блистающую сестру. Продолжая сохранять гордое молчание, она пронзала ту глазами завистливои?, надменнои? женщины, тщательно старавшеи?ся скрыть свои чувства ущемленного женского достоинства.

Уста обеих дам сковало красноречивое молчание, а прислуга лишь ожидала окончание это звенящеи? тишины.

Огорчение превосходством Каролины, блиставшеи? непривычными для генуэзцев утонченными чертами лица, настолько очевидно выдавало Изольду, что младшую синьорину это задевало за живое. Даже нежныи? образ невесты, создаваемыи? для Изольды иноземными мастерами, не придавал должнои? женственности ее грубому лицу. Но в своих стараниях преобразить госпожу виделись и успехи: еи? сделали элегантную прическу с ниспадающими на плечи локонами. Нежные жемчужины, украшавшие платье и волосы, придавали мягкои? кротости угловатым чертам ее лица.

Каролина не могла не оценить и платья, ставшего изящным результатом кропотливои? работы флорентии?ских портных: из бежевого атласа, с потрясающими кружевными вставками и рашитыми цветами по всеи? ткани. Невзирая на грубость внешних черт, сегодня Изольда выглядела невероятно мило и девственно.

– Здравствуи?, Изольда, – в голосе Каролины слышалась робость, словно она боялась начинать беседу с сестрои?. – С твоего позволения, я хотела бы с тобои? побеседовать.

– Не думаю, что это подходящии? момент, – та отвела глаза и принялась осматривать свое отражение в зеркале. – Как видишь, меня занимают более важные дела, чем пустая болтовня.

– Мои поздравления, – промолвила Каролина, расстроенная грубостью Изольды, и направилась к дверям.

– Скоро и я поздравлю тебя, – старшая сестра посмотрела еи? вслед испепеляющим взглядом.

Ощутив попытку уколоть ее, Каролина остановилась и с улыбкои? посмотрела на Изольду.

– Полагаю, милая сестра, что вскоре тебе предстоит убедиться в истинности моих слов: я буду счастлива в браке. Питаю искренние надежды, что и тебе предстоит испытать счастье, – слова Каролины завершил злорадныи? смех Изольды, после чего младшая синьорина лишь исчезла за дверями сестринских покоев.


– Синьорина, вы непревзои?денны! – воскликнула тетушка Матильда и бросилась с объятиями к своеи? младшеи? племяннице.

– Благодарю за комплимент, моя дорогая тетушка, – с непривычнои? для себя мягкостью ответила Каролина, едва охватывая в объятиях пышные плечи своеи? родственницы.

– Да, моя дорогая, – продолжала изумляться Матильда, прижимая к груди свои? веер, – ты совсем повзрослела. Поразительно изысканная дама!

– О-о, тетушка Матильда, – с усмешкои? тихо ответила Каролина, – вы же знаете, что это всего лишь на один день.

Их звонкий смех, неподобающии? для общественности, привлек особое внимание генуэзских дамочек, бросивших осуждающии? взгляд на молодую синьорину. Но Каролина прекрасно знала, что рядом с тетеи? она может себе позволить немного самовольства, и поэтому откровенно проигнорировала чопорность местнои? знати.

Она просто обожала Матильду за ее прямолинеи?ность, неисчерпаемыи? оптимизм и потрясающее чувство юмора, сумевшие сохранить в душе женщины безмерную любовь к жизни. Даже одиночество, которое последние лет пятнадцать сопровождало тетушку, словно конвои?, не сломило ее сильное сердце.

Невозможность иметь детеи? окончательно подписала приговор Матильде на тоскливую жизнь: после смерти мужа она осталась совсем одна. Именно поэтому Каролине краи?не хотелось скрасить ее будничные дни всеми возможными способами, и девушке казалось, что еи? это подвластно. Однако видеться им приходилось краи?не редко: Матильда в свое время предпочла проживать во Флоренции и лишь изредка навещала палаццо да Верона.

Но сочувствие Каролины Матильда считала беспочвенным. Она с искренностью дарила свою любовь всем шестерым племянникам – родным и двоюродным, – время от времени навещая братьев. Сама Каролина нередко изумлялась веселым искоркам молодости и оживления, излучающеи?ся от тетушки способностью пробудить даже в злостном зануде умение радоваться жизни.

– Как поживает горячии? крестьянскии? парень Маттео? – снизив тон до шепота, спросила Матильда, неустанно махая веером перед своим лицом, и вопросительно приподняла правую бровь.

С самого детства Каролина доверяла тете свои самые сокровенные таи?ны, поэтому о крестьянских друзьях Матильда знала прекрасно. Правда, она постоянно акцентировала внимание на том, что Маттео влюблен в Каролину еще с тех пор, как покои?ныи? герцог Фабио да Верона отправился в мир инои? и семья Лоренцо переехала в этот самыи? палаццо. А тогда Каролине стукнуло всего десять лет. Родители крестьянского мальчика прислуживали во дворе да Верона, поэтому он мог довольно часто лицезреть задорную девчонку.

Матильда нередко говорила Каролине, что влюбленность в юном возрасте Маттео – вполне очевидное явление, что, впрочем, ее не удивляло – эта девчонка сведет с ума кого угодно. Однако ее изумляла реакция Каролины: создавалось впечатление, что и сеи?час она совсем не интересовалась мужчинами. На все реплики и шутки в отношении влюбленности Маттео юная синьорина только краснела и отводила глаза. Еи? не хотелось верить в это – ведь, по ее мнению, он мог быть еи? только другом. Невзирая на достоинства, которыми он обладал, Каролина не рассматривала Маттео как мужчину. Да о чем можно говорить, если она – знатная аристократка, а он – обычныи? крестьянин?

– Ох, дорогая тетушка, вы не меняетесь, – рассмеялась Каролина. – Меня волнует вопрос поважнее: отчего вы, такая молодая кокетка, до сих пор не определились со спутником жизни?

За эти слова Матильда наградила племянницу возмущенным взглядом.

– Еще чего?! Каролина, ты совсем сошла с ума? – весело воскликнула она. – Зачем привлекать бедствия на свою голову? Все женские несчастья исходят от мужчин, поэтому при первои? же возможности даме следует планировать свою жизнь так, чтобы оградить себя от мужского вмешательства. Я ведь жить начала лишь после того… после того, как похоронила своего Даниэля… – казалось, что Матильда сеи?час всплакнет от воспоминании?, но хитрая улыбка, проскользнувшая на устах после секунды грусти, растворила надежды на сантименты. – А ты, племянница, надумала меня снова закупорить в эту темницу?

– Ты чему это учишь мою дочь? – строгии? голос Лоренцо заставил Матильду смущенно сомкнуть губы.

– О-о, братец, – воскликнула с упреком Матильда и толкнула его в бок, – это ты, старыи? чурбан, можешь научить не тому, что хотелось бы услышать молодои? девушке.

Лоренцо со смехом обнял сестру и произнес:

– Если я – старыи? чурбан, то что можно сказать о тебе, как о старшеи? сестре?

– Помилуи?те… – с напускным недовольством ответила Матильда. – Я старше тебя всего на год! И еще невероятно молода и полна сил, братец. Жизнь вертится вокруг меня, насыщая полотно моего сердца всеми возможными красками. И сеи?час я чувствую себя вполне счастливои?. Гораздо счастливее тебя, позволь заметить.

Каролина старалась не прислушиваться к недовольствам отца, произнесенным в адрес тети Матильды, вроде того, что «Не говори лишнего Каролине, она и без того непокорна», или «Не нужно настраивать девочку против мужчин, ее замужество для меня – весьма деликатная тема». А сеи?час он даже попросил сестру благотворно повлиять на строптивость Каролины. И юнои? даме пришелся по душе тетушкин ответ:

– Позвольте, ваша светлость, я непременно проведу воспитательную беседу с юнои? синьоринои?.

А как только Лоренцо отошел от нее, Матильда вслед ему буркнула:

– Еще чего… убеждать мою любимую племянницу выи?ти за какого-нибудь богатого наглеца, чтобы он издевался над ее невиннои? душои?…

Хотелось добавить «да и телом», но, бегло взглянув на племянницу, синьора Гумачча решила пощадить невинный юный разум.


С легким волнением в ожидании свадебнои? церемонии Каролина потерла вспотевшие ладони. Что заставляет ее нервничать, она не понимала. То ли еи? не терпелось увидеть и оценить жениха Изольды, то ли блистать своим великолепием перед гостями и слушать в свои? адрес комплименты, то ли знакомиться с кавалерами в поисках любви, – она терялась перед выбором возможностеи?. Безусловно, синьорина прекрасно понимала, что ее красота заставляет многих оборачиваться и смотреть еи? вслед. Но раз уж отец решил подобрать еи? кандидатуру в мужья, сегодня она попытается выбрать ее сама, применив весь шарм и очарование к избранному ею мужчине. Если, разумеется, таковои? наи?дется.

В то время, как Каролина задумчиво всматривалась в толпу приглашенных гостеи?, время от времени отвлекаясь на разговоры с тетушкои?, за неи? с таинственным видом наблюдал виконт Альберти, подошедшии? во дворец, дабы поздравить молодую чету с бракосочетанием.

Несомненно, Джованни не мог оставить без внимания даму, которая затмевала его жизнь своеи? неподражаемои? красотои?. Он любил красивых женщин. А в Каролине сочеталась гремучая смесь французскои? и генуэзскои? крови, что превосходно отражалось на ее внешних данных. Именно о такои? супруге и мечтал Джованни – блистательнои? и несравненнои?, полнои? аристократического превосходства и волнующеи? нежности в ангельских чертах лица. Но Альберти, в отличие от многих присутствующих гостеи?, умилявшихся красотои? юнои? дамы, прекрасно знал, что за этим кротким личиком скрывается облик пакостного чертенка. Его это отнюдь не пугало – он талантливо умел укротить многих строптивых подданных, а хрупкои? женщине его жесткость и подавно не по силам.

– Мое почтение, синьорина, – произнес Джованни, почтительно склонившии? голову перед Каролинои?, тут же касаясь устами ее маленькои? ручки.

Она нехотя присела в реверансе и натянула улыбку до ушеи?, чувствуя, как это лицемерие щекочет еи? щечки.

– Виконт Альберти… И вы порадовали нас своим присутствием…

Каролина на дух не выносила этого герцогского прихвостня. В то же время она любила своего отца, но еи? разрывала сердце присущая его нраву жестокость. Именно это и сумел перехватить от него Джованни, что отнюдь не красило этого самодовольного юнца.

Каролина напрочь отказывалась относиться к нему как к мужчине. А миловидные, едва ли не женские черты его лица заставляли ее внутренне кривить душои? при попытках Джованни в очереднои? раз угодить еи? или герцогу да Верона. В этом ощущалось нечто противно-льстивое, отчего еи? хотелось тут же подавить в себе рвотныи? рефлекс. Но все же Каролине удавалось сохранять внешнее спокои?ствие, тактично, но холодно отвечая виконту на его расспросы и комплименты.

– Если бы вы, синьорина, посетили небо в виде звезды, то смогли бы затмить своим светом даже луну, – произнес с улыбкои? Джованни, и его ярко-алые губы, словно накрашенные кармином, расплылись в улыбке.

– Благодарю, виконт, за столь прекрасные слова, – улыбнулась девушка и отвела взгляд в сторону. – Вы, как всегда, красноречивы…

– Вы заслуживаете еще больше слов восхищения, ибо ваша красота ослепительна, – продолжал виконт. – Сегодня вы об этом будете слышать достаточно часто…

– Я постараюсь выдержать этот поток восхищения, – с ирониеи? в голосе произнесла Каролина. – Еще раз благодарю вас, виконт.

Альберти только увидел, как ее платье растворилось в толпе приглашенных гостеи?. И его не менее восхищала эта способность перевоплощаться из строптивои? девчонки в элегантную даму. Джованни уверял себя, что если их союз состоится, он сможет подчинить ее себе, превратив в кроткую супругу, какои? и должна быть женщина. Однако, для этого ему еще предстоял разговор с герцогом.


Свадьба Изольды и Леонардо включала в себя несколько церемонии?, отражавших культурные ценности как миланского, так и генуэзского народа. Помимо этого, брачныи? контракт подлежал оглашению правительством каждои? республики, именно поэтому торжество обеих династии? планировало провести на территории как Генуи, так и Милана.

Луко Брандини и Лоренцо да Верона поручили организовать каждую часть свадебнои? церемонии в соответствии с традициями и предпочтениями своего народа. И в связи с тем, что торжество включало в себя выполнение нескольких мероприятии?, его празднование растянули на несколько днеи?.

Патрисия, которои? позволено было вникать в дела лишь поверхностно, и то с позволения супруга, прекрасно понимала, что количество гостеи? определялось Лоренцо и Луко совместно. Но скупость мужа не позволяла пригласить родственников по ее линии из Франции, а также многих генуэзских друзеи? и соратников. Лоренцо посчитал нужным пригласить только тех, кто может оказаться для него полезным – несколько знатных семеи? Генуи и самого Дожа, хотя тот тактично отказался, сославшись на неотложные дела.

Джованни Альберти он поручил управлять поместьем и фабриками в свое отсутствие. Хотя, по мнению Патрисии, выслать приглашения их обязывали длительные отношения виконта и его отца, графа Альберти. Тем более, если муж намерен вести разговоры о союзе двух знатных семеи?. По ее мудрому совету, Лоренцо настаивал на присутствии обеих персон на свадьбе. Однако даже после приглашения, виконт все же отказался присутствовать на церемонии в Милане, поскольку знал, что в его присутствии больше нуждаются в роднои? республике.

Первую церемонию проводили на территории Генуи. По свадебному обряду жених обязывался приехать во владения своеи? невесты, и только после получения благословения на брак новобрачные в присутствии всех гостеи? подписывали контракт. Затем в сопровождении гостеи? и родственников жених отправлялся в резиденцию Дожа для оглашения договора, которыи?, по обычаю, должен быть признанным в обеих державах.

Патрисия с довольством отмечала, что герцогу все же удалось совладать с присущею для него скупостью в нужныи? для себя момент. Лоренцо не мог не проявить своего радушия, а точнее – похвастать собственнои? состоятельностью, и устроил в своих владениях роскошныи? праздник. И пусть он выглядел несколько демонстративно, все же Каролина отметила про себя довольство, читавшееся на лицах четы Брандини, и всеи? миланскои? свиты, прибывшеи? с неи? в Геную.

При появлении на пороге их владении? Леонардо Брандини Каролина отметила статность молодого кондотьера. Темно-карие глаза Леонардо отражали внутреннюю мужественность, не напрасно казавшуюся окружающим его главным достоинством. Его твердая уверенность в себе ощущалась в каждом шаге, с гордостью прои?денном им в сторону будущеи? супруги.

И пока стан Леонардо грациозно «проплывал» сквозь толпу приглашенных, в глазах женщин, устремленных на него, загорался кокетливыи? огонек. Бесспорно, этот кавалер относился к тои? категории мужчин, которые умели гордиться своеи? внешностью и хорохорились при одном только взгляде в их сторону. И большинство дам отмечали его поразительную привлекательность.

– Ничего себе! Выдала, какого наша Изольда муженька себе отхватила?! – в полголоса удивилась тетушка Матильда, помахивая перед лицом огромным веером.

Каролина тихонько хихикнула и бросила взгляд в сторону сестры, ожидающеи? своего супруга в центре зала. Любопытно, а Изольде он понравится? Хотя, кого из присутствующих это волнует? Герцога да Верона, которыи? имеет особую выгодную договоренность со сватом Брандини? Или, быть может, миланского синьора, которыи? получит ценные подарки от морского флота Генуи после заключения брака между Изольдои? и Леонардо? Несомненно, все понимали, что этот брак – выгодная финансовая сделка двух держав, а молодые – всего лишь пешки в руках могучих держав – Генуи и Милана.

По этои? причине в глазах Каролины свадьба виделась наигранным и противным глазу спектаклем с беспощадным для его героев сценарием. Однако она с радостью для себя отмечала, что спектакль этот стоил того, чтобы стать его зрителем. Что можно поделать с жизненными укладами? Ничего.

И кажется, что Изольда и Леонардо достои?но принимали свою судьбу. В глазах жениха и невесты гости могли заметить одно подлинное чувство – чувство долга. Более глубоко окунуться в истинное положение дел было сложно: все затмевал внешнии? пафос и театральность брачнои? церемонии.

Каролина согласилась с тем, что старшеи? сестре необычаи?но повезло – мужественная красота Леонардо могла бы стать поводом Изольде со временем полюбить его. Статность воина, его молодость и великодушие наверняка запали в душу Изольде, и она сможет прожить счастливую семеи?ную жизнь с мужем. Каролина помнила слова матушки, что Леонардо Брандини молод и жизнерадостен, но во взгляде кондотьера читалась некая удрученность. Возможно, именно она и является следствием того разочарования, которое настигает мужчину при взгляде на женщину, которую он и близко не видит своеи? супругои?.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное