Мадлен Эссе.

Обрученные Венецией



скачать книгу бесплатно

Эти воздушные порхания в облаках прервало громыхание открывающеи?ся двери, и Каролина подскочила, едва успев спрятать книгу под кровать. Каково же было ее удивление, когда на пороге своих покоев она увидела старшую сестру!

Приподнятыи? нос с горбинкои?, уродовавшии? и без того некрасивое лицо Изольды, и гордыи? взгляд на строптивую младшую сестру так раздражали Каролину, что она едва сдерживалась, чтобы не всплеснуть эмоциями. В подобные мгновенья Изольда казалась еще более похожеи? на отца: густые черные брови сдвинулись, придавая непривлекательности и без того мужеподобным чертам ее худощавого лица, а сомкнутые губы словно пытались сдержать в себе вырывающии?ся на волю крик.

– Ты – жалкая плебеи?ка… как ты смеешь вносить раздор в семью и расстраивать родителеи??! – воскликнула недовольно Изольда, подои?дя ближе к сестре и стараясь сохранять выражение лица благовоспитаннои? особы.

– Я – не плебеи?ка! – воскликнула Каролина. – Я – такая же синьорина, как и ты!

– Не смеи? меня сравнивать с собои?, ничтожество, – процедила сквозь зубы Изольда и тяжело вздохнула. – Но это ничего, вскоре я выи?ду замуж и, слава Иисусу Христу, твои проступки более не коснутся моих глаз.

Изольда томно вздохнула и с яростью посмотрела на сестру.

– Жду – не дождусь, – съехидничала Каролина и ответила тои? ехидным взглядом.

– Что ты так радуешься? – негодовала старшая сестра. – Ведь не за горами и разрешение твоеи? участи. И сдается мне, что ты настолько рассердила отца, что твоя помолвка состоится так же скоро.

Сердце Каролины дрогнуло при последних словах сестры, и она взволнованно опустила глаза. Но эта растерянность продолжалась всего несколько секунд, и она гордо подняла глаза на старшую сестру, окатив ее холодным и пронзительным взглядом, словно видела Изольду насквозь.

– Я выи?ду замуж только по любви! – твердо и спокои?но промолвила она, словно пророчила свое будущее.

Ненавистная усмешка скривила тонкие губы Изольды.

– Ты хочешь сказать, что ты вообще никогда не выи?дешь замуж? Или наи?дешь себе мужа из какои?-нибудь крестьянскои? семьи и всю жизнь проживешь в невыразимои? нищете, тяжело работая на какого-нибудь дворянина, может, даже на моего мужа, – последние слова похоже развеселили Изольду. – А затем отправишься в мир инои? с тяжестью на сердце, что оставляешь своих детеи? одних проживать эту тяжелую, бессмысленную жизнь.

Эти слова и прозвучавшии? следом злорадныи? смех Изольды вызвали наплывшие на глаза Каролины слезы.

– Прочь! – закричала она. – Убираи?ся, иначе ты не доживешь до своеи? свадьбы!

– Что здесь происходит? – девушки обернулись на грозныи? голос матушки и притихли.

– Она угрожает мне, – пискляво пожаловалась Изольда, превратившись из разъяренного быка в кроткую овечку.

Каролина испуганно посмотрела на сестру и готова была воистину убить ее за предательство. Сколько они ни ругались, Каролина никогда не жаловалась родителям, что Изольда обижает ее.

Патрисия строго посмотрела на дочереи?.

– Изольда, поди к себе, – строго сказала она и посмотрела на взволнованную Каролину со слезами на глазах, которая готовилась уже слушать строгии?, порицающии? голос матери.

– Матушка, я не угрожала еи?, – произнесла жалобно Каролина.

– Я все слышала, – спокои?но промолвила Патрисия, и дочь заметила добрыи? блик в глазах матери. – Потерпи еще совсем немного, и тебе не придется более выслушивать от нее оскорблении?, – произнесла она и присела на кровать.

В тот момент Патрисия казалась Каролине эльфом, озаряющим своим ярким светом все тусклое и серое вокруг. Юная синьорина присела рядом с мамои?.

– Матушка, я не хочу замуж, – воскликнула она и легла на кровать, уткнувшись лицом в подушку, чтобы скрыть свои слезы.

– Мне понятны твои желания, дочь моя, – ответила герцогиня, едва сдерживая в себе подошедшии? ком к горлу. – Но существуют вещи, которые нам не подвластны. К тому же тебе нужно немедленно прекратить вести себя неподобающим для будущеи? герцогини образом. Отец очень рассержен твоим поведением, и он в самом деле намерен выдать тебя замуж. Оттянуть на какое-то время это замужество сможет лишь твоя покорность и достои?ное поведение.

В строгом голосе мамы Каролина смогла ухватить легкие нотки понимания и великодушия, что отчасти ее успокоило.

Каролина не знала, как двадцать семь лет назад Патрисия говорила своим родителям те же слова о нежеланном браке. Но ее отец даже не думал потакать дочери и насильно потащил ее к алтарю. Первые ночи своего замужества Патрисия провела тихонько плача под сопение удовлетворившего свои мужские потребности Лоренцо. И более всего юную француженку удручала разница в возрасте, стоявшая на пути взаимопонимания пары, – двадцать один год. Затем трудности в попытках забеременеть, когда супруг настои?чиво требовал наследника, тяжелые роды. И когда она воспитывала Изольду, ее сердце предчувствовало, что девочка возьмет все черты отца, – не только внешние, но и внутренние. Возможно, это и не так скверно, – чтобы женщине выжить в этом жестоком мире, где она продается по количеству монет в приданом, нужно быть именно такои? – жесткои?, но покорнои? и покладистои?.

И вот, словно озарение, в мрачнои? жизни Патрисии появилась на свет Каролина. В день ее рожденья в первыи? месяц лета птичье пение и благоухающии? аромат роз заполнили воздух во владениях да Верона. И то же самое творилось в душе Патрисии, когда она впервые увидела новорожденную младшую дочь. Солнечные лучики падали на маленькии? сверток в руках матери, и у нее создалось впечатление, что вокруг малышки засветилось яркое солнце, словно сам Господь благословлял ее на счастливую размеренную жизнь. И, невзирая на непослушание и шкодливое поведение Каролины с самого детства, Патрисия души не чаяла в младшеи? дочери.

– Матушка, а какои? он? – тихии? шепот дочери заставил Патрисию любопытно склонить голову.

Каролина улеглась на колени матери и нетерпеливо смотрела в ее ласковые глаза.

– Кто?

– Жених Изольды, – так же тихо говорила Каролина, а перед глазами возникал образ жениха ее кузины, которую дядя, даже не раздумывая, выдал замуж за сорокалетнего сицилии?ского пополана.

Каролину настолько поразил этот союз, что она долго после свадьбы кузины перед сном просто лежала и смотрела в потолок, представляя себе, как этот брак будет процветать лет через двадцать, когда пополан сгорбится, скрючится от старо– сти и морщинистыми губами будет целовать свою супругу по ночам. И хотя Каролина не имела ни малеи?шего представления о том, что происходит между мужчинои? и женщинои? в постели, еи? только при этих мыслях становилось противно.

– Жених Изольды… – Патрисия видела его только на портрете, привезенным Лоренцо из Милана. – Он… очень приятныи? молодои? человек. Отец говорил, что, кроме того, что Леонардо красив, он еще общителен и благоразумен…

– Вы думаете, она будет счастлива? – тихо спросила Каролина.

Патрисия не хотела уничтожать в душе Каролины надежду на возможное семеи?ное счастье и с надеждои? в голосе произнесла:

– Да, дорогая, вполне вероятно, что Изольда будет счастлива. Но семеи?ное счастье во многом зависит от женщины, поскольку она является хранительницеи? семеи?ного очага.

– Матушка Патрисия, неужели за все время замужества вы ни разу не чувствовали себя счастливои?? – удивленно выдохнула Каролина, прекрасно понимавшая, что всю свою сознательную жизнь Патрисия с необычаи?нои? сдержанностью терпит эмоциональные всплески и чрезмерную жесткость мужа.

Это сеи?час отец стал преклоняться перед изысканнои? французскои? красотои? супруги – еще совсем недавно, когда Генуя находилась под властью французов, он ненавидел в ее лице всю нацию. Хотя порои? эта ненависть скрывалась за не менее противнои? лестью.

– Но отчего же, Каролина? – глаза женщины растерянно забегали по комнате, словно пытались наи?ти ответ на вопрос дочери. – Твои? отец всегда был внимателен ко мне и великодушен…

Каролина глубоко вздохнула и с сожалением сомкнула губы.

– Стало быть, семеи?ного счастья вы не испытали, – задумчиво произнесла она.

– Я была счастлива, когда родила вас, – произнесла Патрисия и с ожиданием посмотрела на дочь, но Каролина безнадежно покачала головои?.

– Нет, матушка, вы не испытали настоящего счастья, когда женщина влюблена и по-настоящему любима.

– Прости, милая, а что означает «по-настоящему»? – с улыбкои? спросила Патрисия.

Каролина вскочила с кровати, глубоко вздохнула, радуясь, что может с матерью так откровенно поговорить, и воодушевленно произнесла:

– Когда ты чувствуешь, что не можешь ни минуты провести без любимого человека, и он стремится к тебе всякии? раз, когда ваша разлука длится всего несколько мгновении?, но они кажутся вам вечностью. Когда ты не чувствуешь себя одинокои? рядом с ним, и ваши сердца стучат в унисон во время разлуки. Когда мысли друг друга вам так легко удается заверять поступками, услащающими ваши души. Ох, это когда… когда… когда…

– Откуда тебе это известно? – выдохнула Патрисия и тут же смолкла.

Она с тревогои? и в то же время восхищением смотрела, как Каролина исполняла все описанные ею движения, и последняя фраза сошла с ее уст столь взволнованно и столь искренне, что слезы, наполняющие небесно-голубые глаза Патрисии, засверкали в ярком свете зажженных свечеи?. Нет! Каролина не сможет смириться с волеи? отца и принять женскую судьбу как должное! Эти мысли вызывали в Патрисии нотки ужаса: страшно подумать, что младшая дочь может предпринять во имя своего счастья.


Герцог да Верона восседал в своем огромном кресле за дубовым столом в ожидании виконта Джованни Альберти, изучая бумаги для свадебного контракта.

В преддверии свадьбы Изольды с кондотьером Брандини Лоренцо заботился не только о предстоящем торжестве, но и о том, чтобы выгодныи? союз с миланским вельможеи? благоприятно отразился на делах, как его личных, так и государственных. Знатность рода Брандини, безмерное состояние и радужное будущее Леонардо, которое ему сулила карьера военачальника, помогут не только в развитии владении? да Верона. Лоренцо возлагал надежды и на вклады миланцев в развитие Генуи, Дож и сенат которои? очень даже приветствовали такое объединение сил: оно пророчило новые положительные события в политике и торговле. Именно для того, чтобы осуществить свои?, хотя и не очень значительныи? вклад в развитие страны, Лоренцо тщательно отбирал жениха для старшеи? дочери.

И в попытках добиться расположения миланского общества ему пришлось изрядно постараться. Хотя герцог да Верона не относился к тем представителям дворянства, которые привыкли лебезить и разбиваться в лепешку для того, чтобы добиться признания нужных людеи?, он все же прекрасно понимал серьезность политическои? и экономическои? ситуации, которая сгустилась сеи?час над Генуеи?, подобно грозовому облаку.

Достигнув господства на важных торговых точках Адриатического и Средиземного мореи?, Генуя Великолепная прославилась как могущественная держава в Западнои? Европе – с развитым мануфактурным производством и рядом преимущественных позиции? в экономике. Именно поэтому она подвергалась неоднократному нападению со стороны соседних держав.

А несколько лет назад еи? довелось пережить политическую зависимость от Франции, которая оставила свои? отпечаток на развитии государства. Так или иначе, Генуя высвободилась от этои? зависимости, как нищии? в оборванных лохмотьях, пытаясь приодеться в привычные шелка и меха. В течение последних десяти лет власть державы упорно занималась восстановлением «покусанного» мануфактурного производства и обглоданных французами фабрик.

Персона Лоренцо да Верона обрастала завистью многих генуэзских вельмож – его производство не просто оказалось нетронутым в тяжелыи? период господства Франции, но и находилось на стадии расцвета и прибыльности. И все дело в родственных корнях, которые связывали герцога с французскими дворянами – Патрисия являлась француженкои?, и ее дядя, весьма представительныи? человек в высшем обществе Франции, побеспокоился о том, чтобы торговыи? союз с Лоренцо был продуктивным для обеих сторон. Этими связями и пользовались многие сторонники герцога да Верона, в числе которых был и сам Дож. Остальных же бесило превосходство герцога – он одна из тех немногих личностеи?, умеющих талантливо выкарабкиваться из самых затруднительных ситуации?.

Нужно отметить, что именно благодаря недюжинным способностям Лоренцо вести дела, его предприимчивости и гибкому разуму, многие генуэзские аристократы закрывали глаза на скупость и резкии? характер герцога и с радостью имели с ним дело. Все, кто сотрудничал с ним, имели возможность поднять развитие своего производства и обеспечить себя стабильным достатком.

Так или иначе, пережив господство Франции, Генуя ощутила, как над неи? сгустились облака новои? угрозы, – в обществе время от времени вспыхивали слухи о территориальных претензиях Миланского герцогства к государству. Это могло стать поводом для нового конфликта и неудачи республики: не окрепнув должным образом после французского вмешательства, Генуя рисковала быть окончательно раздробленнои?. Такая угроза заставляла представителеи? генуэзскои? власти быть предусмотрительными в выборе партнеров. Именно поэтому контракты между Миланом и Генуеи? могли стать спасательным кругом для утопающего государства – выгодное сотрудничество на четко оговоренных в договоре условиях помогло бы исключить возможныи? конфликт и зависимость однои? страны от другои?.

Явившись в предместье, расположенное к востоку от городских стен Генуи, Джованни сразу направился к герцогу, как только смог получить сведения о работе торговых точек в городе.

Лоренцо имел честь работать совместно с дядеи? виконта – Самуэлем Альберти, которыи? скончался во время эпидемии чумы еще при французах. Дружба с ним и плодотворные совместные дела открыли новые возможности для сотрудничества с отцом Джованни – графом Альберти, имевшим в своеи? власти часть судов, размещенных в городском порту. Назначив старшего сына поверенным в делах с герцогом, граф Сальватор Альберти довольствовался прибылью, которую приносил этот выгодныи? союз.

– Ваша светлость, – виконт отдал честь Лоренцо и после его приглашения присел в кресло напротив герцога.

– Что там слышно, Джованни? – спросил задумчиво герцог и посмотрел на Альберти.

– Извольте не принимать за дерзость вступление моеи? речи со сплетен, которыми бурлит город.

Герцог удивленно приподнял брови.

– И о чем судачит наше неугомонное общество?

– В городе ходят слухи о том, что Миланское герцогство намеревается захватить власть в Генуе. Сенатор Бертоли утверждает, что вы вовремя решились на сближение с этои? странои?.

– Пусть еще назовет меня предателем, – резко возмутился Лоренцо.

– Но ведь брак синьорины Изольды с миланским кондотьером был заранее одобрен нашим Дожем, правильно я понимаю? – поинтересовался Альберти.

– Сеи?час любые международные контракты должны заключаться только с согласия правительства, – монотонно произнес герцог. – Что еще говорят?

– Говорят, что это напрасная трата времени, а мы, напротив, рискуем попасть в лапы самому зверю.

– Мерзкое общество! – выругался Лоренцо. – Люди разносят сплетни и не стыдятся их абсурдности! О миланском заговоре говорят уже не первыи? год, Джованни, поэтому об этом можно не переживать. К тому же не один я выдаю свою дочь за миланского синьора – сеи?час наша политика полностью направлена на заключение выгодных союзов с их дворянами, дабы объединить наши цели и направить силы на развитие экономики обеих стран.

Виконт криво улыбнулся, восхищаясь уверенностью да Верона, звучавшеи? в каждом его слове. Герцог прекрасно понимал, что совместная деятельность с миланской династией Брандини позволит ему значительно укрепить свои владения и поднять вверх планку влиятельности в Европе, и вместе смогут посодеи?ствовать развитию кораблестроения, сукноделия и торгово-экономических отношении? как в Генуе, так и в Миланском герцогстве.

– Ваша светлость, позвольте заметить, что не всегда слухи являются сплетнями. Можно предположить, на самом деле они берут начало с устья правды, – Альберти не боялся высказать свое мнение перед Лоренцо и прекрасно знал, что герцог, во многом благодаря этому, ценит его общество.

– Что ж, время покажет, Джованни. Время покажет. Тем не менее я не ощущаю предательских намерении? со стороны миланцев. Они, как правило, грамотные и дипломатичные люди, стремящиеся, как и мы, решать дела цивилизованным путем. Это не проклятые венецианцы, – с этими словами лицо герцога исказилось в гневнои? гримасе.

Да, при всех неприятностях Генуи, ее заклятым соперником и вечным врагом оставалась Венеция. Несмотря на то, что и культурное развитие, и торговля, и промышленное производство в обеих странах развивались преимущественно в одном направлении, обеих держав связывали не успешное сотрудничество, а долгие и утомительные годы кровопролитных вои?н. В частности, их интересовала одна цель – выгодные торговые пути в Средиземном и Черном морях.

После последнеи? вои?ны за торговыи? город Кьоджа между странами был заключен мирныи? договор, которыи? в представительствах обеих держав сохранял сомнения по поводу его соблюдения. Все эти причины, подрывавшие развитие Генуэзскои? республики и ее положение на международнои? арене, призывали державу искать поддержки у соседних стран, а нередко – и у собственных врагов.

Что касается Лоренцо да Верона, то последствия поражения вои?ск его отца в последнеи? битве с Венециеи? привели к тому, что их герцогскую светлость лишили командования военным арсеналом, оставив в распоряжении купечество и земледелие, что, кстати, получалось у династии Диакометти куда лучше.

– Ваша светлость, – виконт подозрительно прокашлялся, словно пытался обратить особое внимание на его слова, – а синьорина Каролина? Вы так же намереваетесь отдать ее замуж за иноземца?

Лоренцо прекрасно знал, что Джованни давно претендует на руку и сердце его младшеи? дочери, однако, обсуждать это он пока не намеревался.

– Брак Каролины будет обсуждаться несколько позднее, – спокои?но констатировал он. – Сеи?час надобно выдать замуж старшую дочь. Покончу с этои? свадьбои?, вполне вероятно, что возьмусь и за вторую.

По интонации да Верона Джованни Альберти четко понял, что тот не намерен сеи?час заводить разговор о Каролине. Но ему так не терпелось попросить ее руки, скрепив отношения с герцогом этои? помолвкои?!

«Все женские несчастья исходят от мужчин…»

Каролина подошла к туалетному столику, решив привести себя в порядок, и посмотрела в зеркало на свои покрасневшие и проваленные в отеки глаза. «Как с креста сняли», – она задумчиво закусила губу. Каким страстным занятием не являлось бы чтение, так неважно выглядеть даме не годится! Приблизительно с этими упреками наверняка сейчас набросится на нее любимая мавританка, на которую возлагались обязанности особой заботы о юной синьорине. Но это все пустые порицания, занудство и прочая ерунда, не способные остановить Каролину на пути к цели, уже ставшей частью ее жизни.

Синьорина только и успела присесть за туалетныи? столик, как тут же в спальню вбежала перепуганная кормилица Палома с раскрасневшимся и растрепанными седыми волосами.

– О-о, синьорина Каролина, – извиняющимся голосом проговорила она, подбегая к хозяи?ке с расческои? в смуглых, полных руках, – я совсем о вас забыла. Сеи?час причешу вас… Ваше платье уже готово, сию минуту принесу, – и впопыхах кормилица бросилась назад к дверям.

– О! Умоляю тебя не изводись спешкой! – услышала кормилица вальяжныи? голос хозяи?ки и с возмущением обернулась к неи?.

– Как это… что означает «не спешить»? Извольте поторопиться, ваша милость, иначе не сносить мне этои?… поседевшеи? от ваших выходок головы. Что… – На секунду опешив, кормилица подошла ближе к госпоже, разглядывая ее лицо. – Боже милостивыи?, вы что, плакали этои? ночью?

– О, да! – с напускнои? грустью ответила Каролина, тут же лениво зевая и потирая глаза. – Я буду тосковать по своеи? сестре, Палома…

Кормилица лишь уставила руки в боки, на самом деле поверив в слова госпожи.

– Кто бы мог подумать, синьорина, что вы забеспокоитесь не на шутку! Теперь вот мне нужно целое море холоднои? воды, чтобы привести ваше лицо в должныи? вид.

– Ох, Палома, брачная церемония еще нескоро, – Каролина сладко зевнула, лениво прикрывая рот маленькои? белоснежнои? ручкои?. – Успеется.

Та даже не стала тратить время на то, чтобы слушать хозяи?ку, – слишком живо нужно было собраться и привести в полныи? порядок ленивую соню. Поэтому под ворчание своеи? госпожи она бегала по комнате, укладывая все необходимые вещи в коробки.

Облачившись в платье нежно-смарагдового цвета, Каролина посмотрелась в напольное зеркало, охватывающее ее во весь рост. Новые времена, наставшие в Европе, позволяли моде пестрить многообразием ярко выраженных элементов одежды. Синьорна приходила в восторг от нового шедевра, сшитого для нее лучшими швеями Генуи: модель создана из тяжелого шелка смарагдового цвета, расшитого цветастыми узорами из золоченых нитеи?. Тяжелые широкие рукава, низко спадающие едва ли не к самому полу, придавали платью больше изящества и грациозности. Множественные драпировки на лифе и пышная юбка делали образ Каролины более женственным, придавая еи? некои? знатнои? величественности. А драгоценные камни, украшающие платье, сверкали в лучах утреннего солнца, облачая прелестную синьорину в роскошную элегантность.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное