Мадлен Эссе.

Обрученные Венецией



скачать книгу бесплатно

Да уж, невинностью, вероятнее всего, обладают правильные черты ее прекрасного французского лица, но никак не пылкии? и своенравныи? характер его обладательницы. И Маттео знал об этом, как никто другои?.

– Тебе ведь известно, что я не проигрываю! Даже мальчишкам! – она сомкнула губы в лукавои? улыбке и тут же бросилась бежать восвояси, схватив с собои? кинжал Маттео.

До нее доносились предупредительные крики ребят, но юная синьорина продолжала бежать без оглядки в сторону полеи?, свет от которых просачивался сквозь редеющие деревья.

Возраст Маттео несколько превосходил невинную юность Каролины, и порои? ее детское ребячество он воспринимал с недоумением. Знатнои? девчонке в этом возрасте в силу ее непоседливого характера некогда было задумываться о более взрослых вещах, которые уже беспокоили самого Маттео. И ему давно понятно, что дружбы между ним и Каролины быть не может ввиду разницы их сословии?. Однако это не мешало ему грезить о неи?, как о тои? девушке, которую втаи?не ото всех он все же непременно желал заполучить.

Все было не так просто: судьба Маттео и его отца, обнищавшего дворянина, некогда занимавшего высокии? пост в морском торговом флоте Генуи, изувечила представление юноши о республике, которои? когда-то он полностью вверил себя. Отец его, Альфонсо Гальди, был беспощадно разорен своеи? же роднеи?, бросившеи? всю его семью на произвол судьбы, оставив лишь несколько дукатов на жизнь. Публичное унижение, которому был подвержен Альфонсо, окунуло его в глубокую меланхоию, переросшую в тяжелую болезнь, которую ему так и не удалось преодолеть.

Оставшись самым старшим мужчинои? в семье в двенадцать лет, Маттео мужественно взял на себя ответственность за родных. Оказавшись в рядах крестьян, он в поте лица работал с маменькои? на земле, арендованнои? отцом еще при жизни у герцога да Верона. Однако все, что им удавалось, – это отработать установленные налоги на землю, и только скудныи? остаток средств оставался в распоряжении его семьи. И за пять лет своего проживания в поселении Маттео зарекомендовал себя надежным и смелым юношеи?, для которого всегда находилась ответственная работа.

Разрываясь между работои? в поле, на герцогскои? фабрике и подработках в порту, юноша лишь изредка имел свободное время, которое он и проводил в компании прекраснои? синьорины, упорно отказывающеи?ся взрослеть.

Выбежав из леса, Каролина оказалась на краю поля с едва показавшеи?ся из-под земли кукурузои?. Там, через пару сотен шагов, начиналась еще одна лесополоса, и, не раздумывая, Каролина бросилась к неи?. Она уже намеревалась преодолеть это расстояние, чтобы перебежать открытую местность, но в последнии? момент повернула голову направо и удивленно раскрыла рот от неожиданности. Встретить здесь отца являлось потрясающим совпадением! Он очень редко бывал в восточнои? части герцогства. К тому же, по ее сведениям, сеи?час герцог должен находиться в банке Святого Георгия.

Тем не менее в сотне шагов от Каролины и впрямь стоял Лоренцо с виконтом и надсмотрщиком, которыи? контролировал наемных рабочих на фабрике отца.

В двух сотнях шагов от них и впрямь стояло небольшое строение без окон и с одним огромным дверным проемом, где в поте лица работали наемные рабочие за станками, принося свои многочисленные вклады в развитие сукноделия Генуи. Изготовленные материалы экспортировались морским флотом в северную и восточную Европу или подлежали преобразованию в одежды для знати.

Каролина растерянно посмотрела на приближающихся мальчишек и с другои? стороны – на профиль отца. В неи? зажглась наивная надежда на то, что она останется незамеченной, и девушка бросилась бежать вперед, чтобы как можно быстрее скрыться в лесополосе.

– Разузнай детали заговора, – произнес строго Лоренцо, которого уже предупредил один из подданных о возможном мятеже во владениях да Верона.

Мятежи… Они вспыхивали по всеи? Европе и сковывали страхом беспомощное сознание богачеи?. Крестьяне требовали от знати хотя бы малеи?шего проявления сострадания! Но те продолжали умножать свои богатства едва ли не на костях загнувшеи?ся от непомернои? работы челяди. Крестьяне сокрушались: разве это по-христиански? Разве этому учит Библия – уничижать ближнего своего? Однако, что может сказать духовенство, если существование Церкви как раз и обеспечивалось десятинои? дворян? Что, если сама аристократия и являлась источником средств к существованию и распоряжалась деньгами, беспощадно раздавливающими людеи?.

Надсмотрщики – это первые люди, на кого могли полагаться дворяне. Они первые располагали сведениями о намерениях крестьян и «свободных» наемников. А опыт работы с людьми позволял надсмотрщикам быть невероятными психологами. Поэтому, находясь в непрерывном общении с крестьянами и наблюдая за их поведением, многие из них могли едва ли не предугадать деи?ствия своих подопечных. Да и доносчиков, желающих во что бы то ни стало угодить господам, среди тех же бедняков хватало.

Но сеи?час надсмотрщик Алессандро растерянно смотрел на герцога, не понимая, о чем тот говорит. Когда герцог да Верона пронзал своего собеседника взглядом рассвирепевшего льва, у бедолаги вся земля уходила из-под ног. Лицо Лоренцо даже без мимики гнева и строгости выглядело грозно: изогнутые густые брови, уж многие годы как покрывшиеся сединои?, соединялись на переносице, увеличивая и без того большои? нос; маленькие карие глазки сверкали властолюбием и алчностью, а тонкие, задумчиво сомкнутые губы, казалось, вот-вот извергнут из себя гневныи? крик. Статная фигура Лоренцо придавала ему еще большеи? солидности и властности. Наемники нередко называли его «горным ястребом», постоянно ищущим свою жертву, которая только при взгляде на него дрожала от страха.

– Прошу простить, ваша светлость, но я ничего об этом не слышал. Осмелюсь предположить, что это ложные слухи, – неуверенно промолвил надсмотрщик, желая всеми своими силами убедить хозяина в своеи? уверенности.

– Обрати внимание, что я, ваш герцог, не стал присылать к вам своего человека, дабы выведать правду. Я явился сюда сам, а значит, – в ярости да Верона схватил подданного за шиворот, – молва о мятежах несет в себе правдоподобныи? смысл. Следуи? моеи? воле: разузнать об основаниях для таких сведении?! Нет дыма без огня! Если введешь меня в заблуждение, мои люди, – он указал на виконта и двух сопровождающих его лиц в доспехах, – непременно позаботятся о твоеи? судьбе.

Испуганныи? Алессандро лишь съежился, словно в страхе, что герцог сеи?час ударит его. Но тот, отпустив надсмотрщика, инстинктивно повернул голову в сторону леса как раз в тот момент, когда Каролина была на полпути к посадке. Это и отвлекло внимание герцога.

Надсмотрщик и виконт заметили, как его светлость буквально побагровели от гнева.

– Каролина?! – послышался голос, словно гром, разверзшии?ся с небес.

И без того перепуганному Алессандро почудилось, что земля содрогнулась от громкого крика герцога. Что за страх внушал этот грозныи? аристократ?

Девчонка остановилась и, переведя дух, повернулась лицом к отцу, спрятав руки с кинжалом за спину. Она только увидела, как мальчишки, не замеченные герцогом и виконтом, развернулись назад и бросились бежать вглубь леса. «Предатели», – пронеслось в мыслях, и она с сожалением посмотрела на отца.

– Подои?ди! – строго и озлобленно крикнул Лоренцо.

Кивком головы он дал знать виконту, чтобы он и надсмотрщик оставили его. Опустив взгляд и пряча руки за своеи? спинои?, Каролина покорно подоспела к рассерженному отцу.

– Позвольте поинтересоваться, синьорина, что вы забыли в этих краях? – строго спросил он.

Каролина лишь виновато опустила голову и безмолвствовала от страха, боясь признаться герцогу в своем легкомыслии. И потом, так или иначе, отец не позволит еи? оправдаться, потому она и не видела смысла искать объяснении? своему поведению.

– Что у тебя в руках? – спросил Лоренцо, сцепив зубы от злости.

Она продолжала стоять, подобно недвижимои? статуе.

– Я задал вопрос, синьорина Диакометти, что у тебя в руках? – прикрикнул он.

Не меняя выражение лица, Каролина протянула руку в сторону отца и показала кинжал. Она со страхом наблюдала, как лицо отца покрывалось пунцовыми пятнами.

– Чеи? он? – выдохнул с озлоблением он.

– Я… нашла его, отец.

Герцог не переносил откровенное вранье и прекрасно знал, что Каролина сама в лесу не бывает.

– Если ты сеи?час же не признаешься, чеи? это кинжал, я прикажу обыскать весь лес, наи?ти хозяина и хорошенько проучить его.

– Молю вас, не надо, папа! – взмолилась Каролина. – Это… это будет несправедливо. Я… я… украла его.

Обрадовавшись, что она нашла способ оправдаться перед отцом, при этом не обманывая его и не оставаясь предательницеи? перед мальчишками, чего они никогда не простили бы еи?, Каролина продолжала смотреть в глаза герцогу с блеском признания вины и внутренним ликованием.

Лоренцо выхватил кинжал из рук дочери. Глядя в сердитые глаза отца, Каролине казалось, что от переполняющеи? злости у герцога шевелятся седые волосы на голове.

– Я виновата, отец. Простите меня, – тихо промолвила она, и от этого тоненького голоска лицо Лоренцо немного смягчилось. – Виконт Альберти, сопроводите молодую синьорину в палаццо и проследите, чтобы она не обманула вас, как это было в прошлыи? раз. И пусть кормилица тщательно присматривает за неи?, иначе накажу и одну, и другую.

Девятнадцатилетнии? виконт лишь виновато взглянул на Лоренцо, вспоминая, как Каролина не так давно искусно обманула его и исчезла из поля зрения. Тогда герцог пои?мал ее на развалинах старого замка недалеко от морского побережья.

– Как прикажете, ваша светлость, – процедил сквозь зубы виконт, надеясь, что в дальнеи?шем герцог не станет вспоминать о том неудобном для него случае.

Джованни Альберти следовал по самои? длиннои? дороге, и Каролина прекрасно понимала, что он намеренно хочет провести с неи? как можно больше времени. А для нее это было неимоверным испытанием! Она боялась смотреть в его зеленые глаза: они казались еи? льдинками, обжигающими холодом ее нежную кожу там, куда направлялся пронзительныи? взгляд виконта. А уж он старался не упустить ни малеи?шего дюи?ма ее юнои? красоты!

Дабы стерпеть в себе отвращение, Каролина безмолвно шагала к палаццо, не желая и слова обронить в его адрес.

– Какая же ты непокорная, Каролина, – произнес с презрением виконт, но в то же время одарил ее взглядом, полным восхищения.

– Приятельские отношения с моим отцом не позволяют вам фамильярничать со мнои?, – гордо ответила на его замечание Каролина и вздернула носик кверху.

– Извольте, но ваше положение в обществе тоже никак не позволяет вести себя так, как ведете вы, синьорина, – Джованни говорил с издевкои? стервеца, словно Каролина была ненавистна ему.

Она едва сдержала себя, чтобы от души не нагрубить Джованни Альберти, и перевела дух.

– Ждать недолго, прекрасная синьорина! Совсем скоро герцог да Верона все же даст разрешение на вашу руку и сердце, – с откровенным ехидством сказал он, будто намеревался завоевать ее расположение своеи? властностью. – Наша помолвка изменит все?!

– Вы желаете жениться на мне? – в ее голосе прозвучала выразительная усмешка. – Уж не полагаете ли вы, виконт, что ваша персона – под стать дочерям герцога?

– Жаль, – с наигранным расстрои?ством произнес виконт, – если ты не желаешь добровольно, это произои?дет принудительно. Полагаю, тебе это известно…

Вспыхнувшии? в сердце гнев заставил Каролину бросить на виконта яростныи? взгляд.

– Меня утешают очевидные сомнения, что род Альберти мои? отец посчитает выгодным для своего имени! И уж тем более не думаю, что он наи?дет мне мужа с меньшим дворянским титулом, чем у него самого.

Усмешка на лице Джованни немного озадачила ее.

– Разве граф – это недостои?ныи? титул? Ты ничего не понимаешь в политике, милая Каролина! Поэтому не забиваи? свою наивную головку этими сложными мыслями.

– Граф – это достои?ныи? титул, – согласилась она. – Только ваш отец, виконт Альберти, находится в полном здравии, и прои?дет немало лет, пока он уи?дет в мир инои?. И только тогда вы сможете унаследовать его величественныи? титул. А пока вам приходится лишь выполнять его наставления в отношении сотрудничества с моим отцом.

С этими словами она состроила напускное сочувствие, но ее глазки ехидно сверкнули в лучах апрельского солнца. Наслаждаясь временным замешательством виконта, синьорина шла с выражением лица победительницы.

Она решительно отказывалась представлять себе свое замужество и сеи?час безумно радовалась, что это бремя в скором времени возьмет на себя ее сестра, помолвленная с генуэзским дворянином. А замужество Каролины немного подождет. Разумеется, в чем-то виконт прав – совсем скоро отец заговорит о помолвке. Только бы это «скоро» случилось хотя бы в следующем году…

Но, словно по велению юнои? прелестницы, ее помолвка не состоялась даже по прошествии трех долгих лет. Равно как и ее исправление в поведении. Каролина так и не смогла побороть в себе свою строптивость и покорно склонить голову перед судьбои? покладистои? и благонравнои? аристократки. Даже в прекрасные восемнадцать лет синьорины ее вероломство не переставало давать о себе знать, все чаще и чаще вдохновляя герцога на жесткие воспитательные меры.

Каролину безумно радовал тот факт, что мысли папеньки сеи?час занимает ее чопорная и покладистая сестра: сначала ему пришлось разорвать помолвку Изольды с генуэзским синьором, поскольку для ее брака была выбрана партия куда выгоднее, чем простои? местныи? дворянин – миланскии? кондотьер. Да и весьма запутанные государственные дела требовали от герцога, как и от многих других титулованных дворян, ряда значимых деи?ствии?, направленных на укрепление позиции? державы. Поэтому сеи?час все мысли Лоренцо устремлялись на кипу разного рода забот, хотя поведение младшеи? дочери он не оставлял без внимания, время от времени беседуя со своеи? супругои? на этот счет.

– Патрисия, я схожу с ума от проделок этои? девчонки! – кричал Лоренцо, поведав жене об очереднои? выходке Каролины. – Еи? скоро восемнадцать, а она ведет себя, как двенадцатилетнии? мальчишка. Я был бы признателен, если бы ты попыталась на нее повлиять, – сказал возмущенно герцог и посмотрел на герцоги– ню да Верона. – Ведь опять, опять ее видели в окружении этих… мелких и ничтожных отпрысков нищеты, с которыми она стреляла из лука. Можешь себе представить? Я накажу ее… я запру ее в башне… я… я… – герцог едва не задыхался от гнева. – Я не могу быть больше таким мягким, Патрисия! Тебе известно, что мне не свои?ственно снисхождение в таких деликатных вопросах!

Будучи абсолютно спокои?нои? и невозмутимои? женщинои?, в свои сорок четыре года Патрисия да Верона выглядела все так же свежо, как и в тридцать пять. Несмотря на столь долгии? срок, проведенныи? в браке, герцог и сеи?час замирал, глядя на строи?ныи? стан, миловидныи? взгляд, роскошные волосы, и готов был преклоняться перед ее красотои?. Но сеи?час она гордо смотрела на мужа голубыми, словно небо, глазами и молчала. Его возмущала собственная бесхарактерность перед супругои?, которая почему-то стала проявляться в последние годы брака, но он не смог повысить на нее голос даже в таком серьезном вопросе как воспитание дочери.

– Вам же известно, ваша светлость, что Каролина очень своеобразныи? ребенок…

– В том-то и дело, Патрисия, что она уже не ребенок. Ты в ее возрасте уже была замужем за мнои?.

Патрисия опустила глаза, не желая погружаться в воспоминания о начале брачного пути.

– Полагаю, что Каролина еще не готова к замужеству.

– А что ее способно изменить, Патрисия, как полагаешь? Я же не могу велеть высечь ее, как непокорного слугу! Я ума не приложу, что с неи? делать.

Герцог присел за туалетныи? столик жены и схватился за седую голову.

– Она позорит мое имя. Бегает в лесу с крестьянскими детьми, при этом неизвестно, в какие игры они играют. Стрельба из лука, кинжал… что там еще у нас было?

Патрисия глубоко вздохнула и присела на диванчик, расправив складки темно-синего бархатного платья.

– Но что же ты сделаешь, Лоренцо? – спросила она, отои?дя от официального общения с супругом. – Закроешь ее в темном чулане и будешь ждать, когда она одумается и осознает свое поведение? Полагаю, что она и здесь придумает что-нибудь эдакое, что еще больше тебя расстроит.

– Если нужно будет, то закрою в чулане, выдам замуж или не знаю, не знаю… Высечь ее надо хорошенько! – озлобленно процедил сквозь зубы герцог. – По ее вине на меня показывают пальцем и говорят, что я потакаю крестьянам. А слухи… Бог мои?, сколько сплетен вокруг!

– Для моего строгого мужа все еще поразительно поведение его неугомоннои? дочери, – с улыбкои? произнесла Патрисия и подошла к Лоренцо, обнимая его. – Каролине и впрямь присущи темпераментные качества, не свои?ственные знатнои? дворянке. Но ее изменить сможет лишь время и жизнь. Хоть я и сомневаюсь, что упрямство, полученное ею в наследство от отца, позволит еи? сломить себя.

Герцог прикоснулся губами к тоненькои? кисти супруги. Он не знал, по каким рецептам она деи?ствует, дабы успокоить его вспыльчивое сердце, но в большинстве случаев еи? удавалось это сделать.

– Отчего же Изольда совсем не такая, Патрисия? – словно прирученныи? теплотои? ее руки, бродившеи? по его волосам, произнес он. – Ведь они получили абсолютно одинаковое воспитание. Да и в возрасте у них всего год разницы…

Патрисия промолчала, прекрасно понимая, что Изольда своим высокомерием, не позволяющим еи? вести себя против правил этикета, тоже пошла в своего отца. Хоть герцогине и более симпатично простодушное поведение младшеи? дочери, она безоговорочно понимает, что позволять самовольства Каролине нельзя.

– Как только мы проведем свадьбу Изольды, я тут же подумаю о замужестве Каролины, – словно приговор, произнес герцог.

Герцогиня со страхом закрыла глаза. Она даже представить себе не могла, как можно такую вольную птичку, как Каролина, жестоко закупорить в этои? жуткои? клетке? Почему-то смолоду женскую судьбу герцогиня так и называла – темнои? клеткои?, обросшеи? ветвистым терновником, из которои? нельзя выбраться, не изранившись. Но теперь, когда это коснулось Каролины, Патрисию одолел страх за младшую дочь, ведь, зная взбалмошность этои? девчонки, она наверняка выкинет какои?-нибудь невообразимыи? номер на собственнои? свадьбе.

– Поразительно, что по сеи? день ты так и не смог определиться с женихом Каролины, в то время как первая помолвка Изольды состоялась, когда еи? едва стукнуло четырнадцать…

– Ох, герцогиня Патрисия… – когда герцог нервничал, он нередко переходил на положенное обращение к супруге, хотя и не любил отягощать официозом общение с семьеи?. – Первая помолвка была лишь результатом моеи? торопливости. И благо, что свадьба не состоялась! И потом, тебе ведь известно, как никому другому, что при отсутствии сыновеи? первои? дочери отходит большая часть приданого: именно она является основнои? наследницеи?. Поэтому ее брак – наиболее выгодная сделка, которую мне пришлось тщательно обдумать…

Сердце герцогини дрогнуло, – муж уже давно не упрекал ее в неспособности родить ему сына. Однако после родов младшеи? дочери еи? и вовсе не удалось забеременеть. Поначалу герцог, будучи еще горделивым любимцем женщин в расцвете лет, всячески истязал свою жену непрестанными порицаниями. Но ближе к шестидесяти пяти годам, когда прежние силы и здоровье стали подводить Лоренцо, он все больше и больше дорожил вниманием милои? супруги, ставшеи? ему утешением в самые трудные периоды его жизни.

– Мне понятны ваши стремления укрепить свою династию, герцог, – спокои?но отвечала Патрисия. – Однако ваши колебания лишь на руку обеим дочерям. Не могу не признаться, что меня это радует – они дольше останутся в нашем доме.

Лоренцо лишь усмехнулся.

– О, Патрисия, избавь меня от сантиментов.

– Молю тебя, Лоренцо, позволь Каролине исправиться! – умоляющим голосом произнесла герцогиня, и это заставило герцога как-то с мягкостью на нее посмотреть.

– Хорошо, Патрисия, – вздохнул он, словно недовольныи? своеи? слабохарактерностью перед женои?. – У нее будет время продемонстрировать свою покорность до свадьбы в Милане. Затем мне в обязательном порядке надобно устроить помолвку и еи?. Полагаю, что виконт Альберти вполне сошел бы еи? за мужа.

«Существуют вещи, которые нам не подвластны»

Родительское наказание в виде домашнего ареста нисколько не расстраивало Каролину: она использовала этот момент себе во благо. Окунувшись с головои? в роман «Фьяметта», отражающии?, словно насквозь, любовь в женскои? душе, синьорина и не замечала времени, стремительно пролетавшего мимо ее увлеченного внимания.

«Любовь – вот что поистине должно занимать сердце женщины», – с восторгом думалось Каролине, пока чудесное издание захватывало ее трепещущую душу. «Чистота мыслеи? и высокая нравственность – вот что на самом деле должно беспокоить даму», – словно услышала она в ответ нравоучения своеи? кормилицы Паломы, занимавшеи?ся ее воспитанием с самого рождения. И прочти она мысли своеи? воспитанницы, то непременно осадила бы в той все порхающие мечты своими приземленными фразами. Да-да, эта порои? несносная мавританка просто выводила из себя занудством и скупостью на эмоции. Поэтому свои мечтания Каролина хранила в своем сердце, боясь проговориться об этом вслух.

Да и о каких чувствах можно говорить, если еи?, Каролине, уже давно внушали мысли о том, что брак заключают как деловое соглашение, а любовь – лишь миф, созданныи? людьми? Причем, бедными людьми, не имеющими за своеи? душои? ни дуката приданого. И сеи?час эта удивительная книга словно возносила ее в небеса от мысли, что красивые чувства когда-нибудь могут сразить и ее сердце.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное