М. Р. Маллоу.

Универсальный саквояж миссис Фокс



скачать книгу бесплатно

Он подождал ответа, но этот подлец продолжал молчать, счастливо улыбаясь.

– М-м-м? – замычал Дюк.

Лицо компаньона разом потемнело. Потом помрачнело еще больше. Наконец, сделалось скорбным.

– Ничего, – произнес он похоронно.

Успел увернуться, и Дюк забрызгал только зеркало. По стеклу побежали мутно-белые дорожки. Дюк, все еще всхрюкивая, оттопырил промокшую на груди ночную рубашку.

– Теперь я, – сказал он, когда компаньон с округлившимися щеками оторвался от крана. – Чем полицейский похож на радугу, знаешь? Они оба появляются, пока не закончилась буря. Ну, как?

Джейк скорбно покачал головой. Пожал плечами.

– Черт, – огорчился Дюк. – Ладно. Какая разница между транжирой и периной?

Мистер Саммерс любознательно поднял брови.

– Они оба просаживаются. Выверни нос наизнанку и ты получишь…? Опять не смешно? Да ну вас, сэр.

Джейк выплюнул воду.

– Проиграл. Что получу-то?

– Сон, – вздохнул Дюк. – Тьфу, ерунда, на самом деле. А казалось смешно.

– Где же вы набрались такой дребедени? – в голосе мистера Саммерса звучало сочувствие.

Дюк поскреб кудри.

– Это загадки с сигаретных карточек, – признался он. – Сигареты Уиллса.

– А? – удивился Джейк. – Странно. Я тоже курю. Сто раз видал эти карточки, а загадок что-то не встречал.

– Давно куришь?

– Не очень, – отозвался компаньон, подумав. – С месяц.

– О! – воскликнул Дюк. – А я уже год. У меня ж опыта больше!

Джейк, как раз собравшийся все-таки дополоскать рот, окатил себя и зеркало сверху донизу.

– Чего? – не понял компаньон.

Джейк повернулся к зеркалу спиной и выразительно оглядел свою нижнюю часть.

– Ну, как сказать, – заметил он с философским видом. – Ваше заявление очень лестно, мистер Маллоу, но некоторым образом вызывает сомнения. Жопа-то больше все-таки у меня.

Дюк треснул компаньона щеткой по лбу. Джейк не остался в долгу, открыл кран и зажал его пальцем. Дюк отскочил, потеряв по дороге шлепанец. Атака продолжалась. Прорвавшись сквозь линию фронта, он подобрал шлепанец и огрел обнаглевшего компаньона по тому самому месту. Джейк немедленно вооружился тоже. Началось полное безобразие. Которое остановилось только, когда в дверь постучала миссис Маллоу, треснула каждому отобранным шлепанцем прежде, чем возвратить его владельцу, затем вручила тряпку и заставила вытереть зеркало, стены и пол.

– Итак, – произнес за завтраком Маллоу-старший, – Нью-Бедфорд?

– Нью-Бедфорд, – ответил Джейк.

– Нью-Бедфорд! – произнес Дюк с полным ртом.

Солнце пробивалось сквозь кремовые занавеси, светило на скатерть, ласкало бока фарфорового чайника, запускало луч в вазу с печеньем. И когда завтрак кончился, и стало понятно, что пора двигаться в путь, как-то даже захотелось придумать какую-нибудь причину, чтобы оттянуть отъезд. Но чемодан был собран, в саквояже лежали бутерброды с сыром, «Капитан Сорви-голова», два пледа, пижамы, белье и туалетные принадлежности, а сами компаньоны стояли рядом в холле: Джейк в костюме мистера Маллоу и Дюк в бриджах и клетчатой куртке.

– Они готовы, Томас! – крикнула миссис Маллоу.

Голос ее был звонок и дрожал.

– А! – сказал мистер Маллоу и поднялся с кресла, отложив газету.

Он был тоже совершенно готов, не хватало только шляпы.

Ее подала ему жена.

– Наверное, я должна сказать что-то торжественное, да? – виновато улыбнулась миссис Маллоу. – Ну что же. В добрый путь, мальчики.

– Пока, мама, – Дюк неловко чмокнул ее в щеку.

– До свидания, миссис Маллоу, – смущенно произнес Джейк, наклоняясь, чтобы она могла обнять его.

Мистер Маллоу распахнул дверь, впуская в дом пронзительно солнечный весенний день.



На станции пахло углем, нагретыми на солнце досками, железом, дегтем, дымом и еще ветром (если только можно так сказать). У входа в вагон пришлось попереминаться с ноги на ногу: пока кондуктор сверял билеты железнодорожной компании с билетами компании Пульмана, а проводник забирал у пассажиров пульмановские билеты, прошло не меньше четверти часа.

Мистер Маллоу обернулся раз шесть, махая рукой, пока не исчез из вида.

– Вот интересно мне, чем же, – спросил Дюк, когда компаньоны прошли по слегка вытертому ковру, нашли свои места, и плюхнулись друг напротив друга на мягкие сиденья. – чем все это кончится? Какими мы будем, к примеру, лет через двадцать?

– Не знаю, сэр, – Джейк пожал плечами. – Это-то и есть самое интересно. Но мой план, к примеру, таков: попробуем сначала одно, потом другое, потом третье. Мы будем жить жизнью, полной приключений.

– Все на борту, провожающих просят покинуть поезд, – провозгласил проводник, проходя через вагон. – Леди и джентльмены, к вашим услугами вагон-ресторан и вагон-салон, где вы сможете пообедать или выкурить сигару.

Он прошел мимо.

– Все на борту, провожающих… сожалею, мадам, поезд отправляется. Компания Пульмана предоставляет к вашим услугам вагон-ресторан и вагон-салон, где вы сможете…

– Всю жизнь мотаться по свету?

– Всю! – не задумываясь, ответил Джейк. – Со временем мы разбогатеем, купим какой-нибудь дом, и будем возвращаться туда из наших путешествий.

Он поднял глаза, созерцая резьбу на потолке.

– Там все будет, как мы хотим. Представляешь, все. До последней лампы! Мы будем приходить, когда вздумается, уходить, когда вздумается…

– Однако, сэр, – компаньон блеснул глазами. – Хорошо поешь!

– И никто никогда не скажет нам ни единого слова!

– Вот это я понимаю, жизнь!

– А еще у нас будет библиотека!

– Огромная!

– И шикарная ванная.

– Огромная!

– И музыка! Граммофон! – по виду Джейка можно было подумать, что это все у него уже есть. – Я буду слушать рэгтайм с ночи до утра! Петь в ванной! Завтракать в постели, с книгой. А на завтрак будет пломбир с малиной и кофе. Да, точно, кофе! Черный, как адское варево!

Дюк сидел, слегка оглушенный. Он вдруг отчетливо увидел, как входит в этот дом с чемоданом, его встречает прислуга и бежит подавать ему кофе – черный, как адское варево. Чемодан он велит не убирать далеко – скоро понадобится. На подносе с кофейником газета. Там написано про него.

Откуда он приехал, куда опять собирается, что о нем пишут в газете – все это было неизвестно. Одно он знал точно: так и будет.

Его ждет слава.

– Тебе бы проповедником быть, ведь покойника уговоришь, – он засмеялся. – Давай дальше.

Упоминание о покойниках слегка охладило сына гробовщика.

– И читать за обедом, – уже спокойнее сказал он. – Чтобы ни одна жаба не посмела квакнуть: так, мол, нельзя. Мы будем делать то, что хотим и зарабатывать любимым делом.

Вот это, в самом деле, мечта!

– Все как мы хотим! – Дюк стукнул кулаком по колену. – И никто!

– Газеты, книги, жареные орешки, сигары! – послышалось через поднятое окно. По перрону шел разносчик с подносом на шее. – «Берлингтон Дейли Ньюс», еженедельник «Берлингтон Клиппер», «Иллюстрированная газета Фрэнка Лесли». Джентльмены. «Иллюстрированная газета Фрэнка Лесли».

Покупали хорошо, парень то и дело останавливался, звенел мелочью, а потом неторопливо направлялся дальше.

– Джентльмены, «Берлингтон Дейли Ньюс», орешки, сигары. Мэм, не желаете «Космополитен»?

– Сэр, – Дюк в задумчивости смотрел, как какая-то матрона покупает журнал, – а не выкурить ли нам сигару?

– Сигары, настоящая гавана, пять дюймов длиной, двадцать пять штук на доллар, или «Сосновый остров», восхитительный перекур, пятьдесят штук на доллар, двадцать пять центов! Сиг…

Мальчишка остановился снова, перед щуплым типом в сером. Джейк высунулся в окно.

– Эй, стой! Дай-ка нам «Еженедельник Харпера» и сигары.

– Настоящая гавана, пять дюймов длиной, двадцать пять штук на доллар, – заученно повторил мальчишка.

– Не надо двадцать пять, – остановили его искатели приключений. – Нам бы по штучке.

Продавец примолк и посмотрел на них долгим взглядом.

– «Гавана» или «Сосновый остров»? – голос его звучал небрежно.

– Сэр, – Джейк повернулся к компаньону, – вы что обычно предпочитаете?

Дюк почесал кончик носа и махнул рукой.

– Давай «Гавану»!

Расплатившись, искатели приключений узнали у проводника, где находится вагон-салон и направились туда.



Ковер делал шаги почти бесшумными. По обеим сторонам стояли мягкие кресла. Между креслами помещалась пара круглых журнальных столиков, возле одного из которых и устроились, положив ногу на ногу, двое джентльменов. Никто не интересовался их возрастом, не делал замечаний и не косился подозрительно, делая в то же время вид, что совершенно не смотрит. Некоторые из пассажиров беседовали, некоторые молчали, переворачивая время от времени страницу газеты.

За соседним столом двое мужчин, – один в котелке и клетчатом галстуке, другой в цилиндре, – обсуждали, видимо, статью из «Научного американца». На обложке, как успели заметить искатели приключений, был изображен мост со странной круговой конструкцией.

– Идиоты, – Дюк отгрыз кончик сигары и швырнул в медную пепельницу. – Журнал-то там остался!

– Я думал, ты взял, – хмыкнул Джейк, безуспешно пытаясь выпустить дым колечками.

– А я думал, ты, – Дюк с досадой поднялся. – Ладно, схожу.

– Вы меня извините, но ваш план невозможен, фантастичен, просто нелеп, наконец, – донеслось до него. – Да вы представьте, что скажут люди, когда Нью-Йорк изуродует этот технологический монстр! Цепочка вагонов, непрерывно двигающаяся по мосту! А эти ваши адские платформы с подъемными лестницами? Только представить: нечто вращающее вместо обычного тротуара! Люди будут просто-напросто испуганы!

Компаньон исчез, а Джейк от нечего делать пускал в потолок горький дым и прислушивался к чужой беседе. Слегка скосившись и делая вид, что смотрит в окно, он не мог разглядеть нервного господина, но видел его собеседника: тот имел горящие карие, очень чистые, как у породистой собаки, глаза, пышные усы и вьющиеся, гладко зачесанные к чуть оттопыренным ушам, русые волосы.

– Люди, дорогой Тони, быстро привыкнут, – голос Второго был бодрым, а вот руки в серых перчатках, похоже, чувствовали себя неуютно: пальцы все время сжимались. – Вспомните, сколько шума было, когда появились первые автомобили. Только подумайте: кабельная тяга позволяет обходиться без двигателей, тормозов, трехрельсовых путей, электрических трамваев, проводов и прочего. Управление мостом упростится до предела.

– Все равно ваш план безумен.

– Он, может быть, несколько сложен, – согласился Второй, – но совсем немного.

– Немного! – его собеседник даже рассмеялся. – Это какое-то чудовище! Я сам бы не рискнул вступить на концентрически вращающуюся платформу.

– Чудовище – Бруклинский мост в своем сегодняшнем виде, – Второй был невозмутим. – Он перегружен до предела. Он опасен. В отличие от того, что предлагаем мы. Риск несчастных случаев будет сведен к минимуму.

– Что вы говорите? – съехидничал Первый. – Разве не вам принадлежат слова (зашуршали страницы) о его «большом запасе прочности»?

– Если бы вы были чуть внимательнее, – едко заметил голос Второго, – вы заметили бы и другие мои слова: «это было двадцать два года назад».

– Дорогой мой, – тоном терпеливого взрослого, разговаривающего с ребенком сказал Первый, – вы все такой же фантазер, каким были десять лет назад. Ну зачем, зачем нужны ваши фантазии в духе Жюль Верна, если можно подняться по обыкновенной лестнице?

– И лишиться глаза при помощи чьего-нибудь зонтика? – хмыкнул Второй. – Когда в последний раз вы переезжали мост, дорогой друг? Вы видели эти толпы? Люди практически давят друг друга. Не дай Бог споткнуться – затопчут. Перемены необходимы. Время движется вперед. Остановить его не дано ни вам, ни мне, ни даже Департаменту мостов.

– Очень может быть, – сухо отозвался Первый. – Очень может быть, Джеймс. Но ускорение прогресса, на котором вы так настаиваете, делается на деньги налогоплательщиков. Попробуйте объяснить людям, почему необходимо тратить их деньги – и деньги немалые! – на то, без чего можно легко обойтись. А ведь внедрение проекта заняло был не один год. Деньги, понимаете? Ваши фантазии стали бы гораздо ближе к реальности, если бы вы не забывали об этом небольшом препятствии.

Чем окончилась дискуссия, искатель приключений так никогда и не узнал, потому что в салон вихрем ворвался Дюк.

– Билетов нет! – в ужасе прошептал он на ухо вскочившему компаньону.

Дело было в том, что через несколько часов состав переходил от рутландской железной дороги в ведение Брайтонской. Билеты всех пассажиров должны были опять проверяться. О чем заблаговременно предупредил мистер Маллоу, помня легкомысленный характер своего сына. А еще потом, перед тем, как пассажиры покидали поезд, у них собирал билеты кондуктор.

– Как нет, ты что, – отозвался Джейк, глядя, как компаньон нервно шарит в карманах бриджей, сначала в одном, потом в другом, и, наконец, запускает два пальца в нагрудный карман пиджака. – Ты же их в бумажник положил, бестолочь.

– В том-то и дело, – одними губами пробормотал тот. – В том-то, сэр, и дело.

Он поднял на компаньона отчаянные глаза.

– Бумажника тоже нет!

– Я положил билеты в среднее отделение, – Дюк с трудом обогнал широко шагавшего компаньона, – точно помню. А бумажник – в карман. Вот в этот…

Он на ходу вывернул карман пиджака.

– А саквояж? – спросил Джейк.

Дюк мотнул головой.

Им попалась какая-то дама, испуганно отскочившая с дороги. На нее не обратили внимания. Очень скоро компаньоны оказались на своем месте, Джейк схватил саквояж, рванул ремни…

К искателям приключений направлялся проводник.

– Десять миллионов чертей! – очень тихо прошипел Дюк, сообразив внезапно, что в зубах компаньона сигара, о которой тот, если судить по выражению лица, вспомнил только сейчас.

Джейк, застывший на секунду, вынул ее изо рта, тупо глядя в раскрытый саквояж.

– Джентльмены, – сказал проводник, остановившись, – курить в вагоне запрещено. Потрудитесь пройти в вагон-салон.

Дюк распахнул глаза, бессмысленно разглядывая два ряда никелевых пуговиц на кителе проводника. Проклятая сигара медленно тлела. Он сделал компаньону страшные глаза, но тот ответил отчаянным взглядом: потушить сигару было совершенно не обо что. Проводник прочистил горло с такой интонацией, что Джейк почувствовал желание ухватиться за воротник. Пауза неприлично затягивалась.

– Похоже, сэр, – выговорил Дюк, – нас обокрали. Бумажника нет.

Дальше события развивались стремительно. Вызванный проводником кондуктор потребовал показать билеты. Саквояж перевернут сверху донизу еще и еще раз раз. Бумажника с билетами не было. Не было денег. Не было рекомендательного письма к капитану Веркору, которое Дюк тоже засунул в бумажник «чтоб не помялось». Не было ничего, кроме одежды, кое-каких мелочей и пары книг.

Проводнику указали на то, что он сам же забрал билеты джентльменов не далее, как двадцать минут назад. Кондуктор заявил, что это ничего не значит: то были билеты за оплату услуг компании Пульмана, а нужны еще другие, за оплату услуг железной дороги, и, поскольку их нет, оба джентльмена считаются безбилетными. Ему ответили, что так, конечно, куда проще, чем разбираться с людьми, которых обокрали (здесь Дюк наступил компаньону на ногу). Проводник ушел и вернулся в сопровождении какого-то человек в фуражке с эмблемой железнодорожной компании.

– Что у вас, Дженкинс? – поинтересовался тот.

– Да вот, – кивнул кондуктор, – бродяжек поймали.

– Вы не понимаете! – вскинулся Дюк, растеряв остатки терпения. – У нас украли бумажник! С билетами и деньгами! С рекомендательным письмом!

Джейк, наоборот, замолк. (Молчать этот джентльмен умеет очень выразительно, поэтому если вы, дорогой читатель, вдруг окажетесь в трудной ситуации, подобной этой, никогда, запомните, никогда не складывайте руки на груди, не дрожите ноздрями, не кривьте губы и не смотрите так в окно.) Проводник внимательно осмотрел его, покачал головой и опустился на сиденье рядом.

Искатель приключений отодвинулся, стараясь, чтоб вышло незаметно, и представил лица мистера и миссис Маллоу, которым сообщили, что их сын со своим другом ссажены с поезда за отсутствием у них билетов. Ровно через полчаса после того, как мистер Маллоу усадил их в вагон, снабдив этими самыми билетами и бумажником с небольшой суммой, которую семейство Маллоу, пусть и с трудом, но все же могло себе позволить дать в дорогу своему непутевому отпрыску.

Паровоз пронзительно свистнул, сообщая о приближении к станции. Кондуктор встал и сделал знак следовать за ним.

Двое джентльменов шли по вагону, словно какие-нибудь преступники. Их провожали взглядами. Румяная молодая особа в чепце с лентами, смахивающая на кормилицу, поджала сочные губы и отвернулась. За стеклом проплывали зеленые горы, деревья, телеграфные столбы расчерчивали синеву неба электрическими проводами. Все медленнее, медленнее, и вот поезд встал.

– Джентльмены, прошу вас проследовать за мной.

Глава пятая, в которой Джейк Саммерс поет во сне

Когда они вышли из вагона, Джейк зажмурился от солнечных лучей, вдохнул полной грудью и… почувствовал на своем предплечье крепкие пальцы. Искатель приключений мысленно выругался. А проводник, уверенно печатая шаг, вел их мимо крошечного красного здания вокзала, через крытый перрон с единственным экипажем на стоянке, к домику начальника станции.

– Кроули, – произнес он, поприветствовав выскочившего навстречу толстого господина с пышными седыми усами, – у этих молодых джентльменов нет билетов, нет денег на билеты, и, похоже, работы тоже нет.

– У нас украли бумажник! – поспешил уточнить Дюк.

Но удостоился лишь беглого взгляда.

– Ладно, Дженкинс, Давайте эту парочку в дом. Пошлю за шерифом.

Начальник станции перехватил локоть Джейка покрепче, и искателей приключений отвели, куда было сказано. Дом начальника станции был маленький, окна и невысокий забор выкрашены белой краской, всего один этаж с мансардой, прокопчеными дымом кирпичными стенами и клумбой тюльпанов под окном.

– Нас обворовали! – возмущался Дюк. – Теперь принято за это арестовывать? Интересные дела!

– Это ты будешь рассказывать судье, – усмехнулся начальник станции.

Открылась и захлопнулась облезлая дверь. Щелкнул замок. Из-за двери было слышно, как те простились, затем раздались по-военному четкие шаги Дженкинса, стук закрывающихся дверей вагонов, свисток паровозной трубы и шум уходящего поезда.

Кроме компаньонов больше никого в комнате не было, лишь стояло тяжелое бюро темного дерева с таким же стулом. На стене – засиженное мухами расписание поездов. На бюро – толстая тетрадь, гордо надписанная: «Журнал особых происшествий». Этот важный документ покрывал толстый слой пыли. Была еще газета и чайный стакан в подстаканнике. В приоткрытое окно доносился запах горячего угля, дыма и леса.

– Марта! – послышался голос начальника станции. – Марта! Сбегай за шерифом!

– Сейчас! – ответил ему другой голос, женский. – Уже иду! Что случилось, Дэн?

– Бродяжек поймали.

Голос начальника станции стал слышен значительно тише: похоже, он куда-то ушел. И ещё было похоже, что «бродяжек поймали» здесь прямо-таки особое происшествие.

– Чего? – возмутился Дюк. – Каких бродяжек! Ничего подобного! Просто…

Но Джейк дернул его за рукав, не сводя взгляда с наполовину поднятой рамы. Окно, правда, было забрано витой чугунной решеткой, почти целиком обросшей диким виноградом, но…

– Дьявольщина! – выругался Джейк, попробовав выбраться. – Черта с два мы здесь пролезем!

– А вот и пролезем, – пыхтел Дюк. – Мне один парень говорил: если голова пролезла, все остальное тоже пролезет.

– Хорошо бы, сэр! Очень бы хорошо!

Джейк подлезал то с правого, то с левого боку, время от времени забывая пригнуть голову и ударяясь ею о прутья. Тем временем его компаньон, удостоверившись, что саквояж не пролезает, открыл его, выбросил наружу большую часть вещей, пропихнул следом похудевший саквояж и попробовал было подтолкнуть компаньона, но тот взвыл и вырвался.

– Давай ты.

Дюк занял его место.

– А что, сэр, – поинтересовался он, упираясь лбом в прутья и зажмуриваясь, чтобы повернуть голову боком, – что, как вы думаете, нам будет?

– Ну как это что, – отозвался Джейк мрачно. – Вы же слышали: вызовут шерифа, шериф отправит нас к судье, а дальше…

– А дальше? – нервно поторопил Дюк.

– А не знаю, – угрюмо отозвался компаньон. – Но к судье, как известно, не о погоде беседовать ходят.

– И не кофе пить, – поддержал Дюк. – А если смоемся, искать будут?

– Будут. Шериф телеграфирует на все станции графства, объявят розыск…

– Ой!

– В общем, – заключил Джейк, – плохи наши дела.

Но тут мистер Саммерс ошибся: голова компаньона пролезла, наконец, сквозь прутья, пропихнуть все остальное было невеликим трудом, и Дюк оказался снаружи, на клумбе с тюльпанами.

– Давай, – поторопил он, в нетерпении топча сломанные цветы, – быстрее!

Джейк последовал его примеру, но был он гораздо крупнее, и, сколько ни нагибайся, как ни верти головой, ничего не выходило.

– Уши, – с видом знатока посоветовал Дюк, пытаясь потянуть его за подбородок, – уши прижми.

На подбородке осталась пара ссадин. Компаньон с пыхтеньем продолжал предпринимать попытки освободиться.

– Уши, говорю!

– Да погоди ты!

– Ну, давай, давай же! – яростно бормотал Дюк, от отчаяния засовывая оба кулака в карманы штанов и не обращая внимания на выброшенные из саквояжа вещи.

Джейк вздрогнул: в комнате отчетливо щелкнул замок. Заскрипела, открываясь, дверь.

– Беги, дурак! – зашипел он. – Я догоню!

– Пошел к черту! – рявкнул Дюк, схватил покрасневшее ухо компаньона и безжалостно потянул.

Тот взвыл.

– Ах ты ж, дьявольщина! – раздалось в комнате. – Шериф Нэвилл, да поскорее! Они уходят!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11