М. Мариэль.

Ночь в викторинском стиле. Аромат 185



скачать книгу бесплатно

В бывшем архиве Политбюро ЦККПСС было обнаружено письмо Генриха Ягоды к И. В. Сталину от 27 июля 1935 года. В нем нарком внутренних дел сообщал: на складе коменданта Кремля обнаружен личный сейф Якова Михайловича Свердлова, который не вскрывался 16 лет, прошедших со дня его смерти, ключ от которого был утерян. Там оказались золотые монеты царской чеканки на астрономическую сумму, свыше семисот золотых изделий с драгоценными камнями, множество чистых бланков паспортов, а также заполненных паспортов на имя самого Свердлова и никому не известных лиц, облигаций того времени. Мало кто знал, что в сейфе недоставало двух шкатулок, в которых были спрятаны драгоценности царской семьи. Зачем и для каких целей хранил все это в личном сейфе «пламенный революционер» остается загадкой до сих пор…


© М. Мариэль, 2017


ISBN 978-5-4483-7241-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1
20 июня. Отель «Бристоль» 19.30 на часах

– Ну, и как можно было допустить такое?! – прохаживаясь по роскошному залу отеля «Бристоль», размахивал руками статный мужчина лет сорока, Аристарх Георгиевич.

– Это же, это же невероятные сокровища! Потерять такое!!!

Аристарх Георгиевич – только что назначенный начальник Национального бюро расследования на Украине. Так получилось, что толком и не сформировавшись, НБР запустило свою сырую деятельность. Возглавив новую государственную машину, он, как человек военный, стремился к полному порядку во всем и везде:

– Савелий Петрович, не топчитесь! Дайте время экспертам. – Сделав замечание пожилому следователю, который кропотливо рассматривал место преступления, обернулся и немного ужаснулся нарядной толпы недовольных людей, недовольно наблюдавших за сотрудниками НБР. – О Боже, какая потеря для государства! Это же настоящий грабеж казны. – Никак не мог успокоиться начальник.

– А шо я? Я ж не первый день работаю… – оправдывался старший следователь. – Хотя, – он поймал себя на мысли, – в НБР – то, действительно, первый день. Токо вот, сути это не меняет. В моё-то время, со старшими так не дозволяли себе говорить.

«Порядок, тоже мне. Не успели запустить в работу НБР, а слова и действия уже расходятся. Никакой дисциплины, – возмущался про себя начальник бюро. Когда его назначили возглавлять эту новоиспеченную структуру, речь шла совершенно о другом. Весь штат НБР должны были наполнять исключительно молодые специалисты. А как приступили к делу, так сразу – пенсионеры пошли. – Хотя, судя по тому, с какой скоростью поднимают пенсионный возраст, Савелий Петрович ещё долго будет оставаться в рядах молодежи».

– В Ваше время, в ваше время, – комментировал Аристарх Георгиевич, – в ваше время ещё мамонты по улицам бегали. А сейчас информационный век, век интернета и разных новых технологий. Мир, Савелий Петрович, не стоит на месте, а вы застряли в своем прошлом, и работаете дедовскими методами. – Его выразительные глаза вновь устремились на старшего следователя, пытаясь увидеть ответную реакцию, а встретились с абсолютным спокойствием, и даже холодным равнодушием.

Неловкость ситуации была неприкрыта и, пытаясь выйти из неё, Аристарх Георгиевич смягчился. – Хотя я не говорю, что они не действенны.

– Ну, шо ты в самом деле? – взгляд из – под лба мелькнул на начальника, который ему в сыновья годится, словно пройдя сквозь него. Савелий Петрович, осматриваясь вокруг, пытался закрыть тему. – Не надо тебе уже отвлекаться на меня, работай себе, нихто тебе не мешает.

Старший следователь совершенно не хотел продолжать этот бессмысленный разговор с Аристархом Георгиевичем. Он понимал, почему тот ведёт себя так, однако не собирался показывать, «кто в доме хозяин». Продолжив работу, внимательно изучал гостей.

Сколь велики персоны и присутствовали там, всё же, суета у всех одинаковая. Какие б наряды, костюмы, драгоценности не покрывали тело, человек всегда остается просто человеком. Существом, поддающимся и следующему, в первую очередь, своим инстинктам, а голову способны подключить далеко не все и не всегда, и то только потом. Огромный зал «Бристоля» был наполнен, словно базарной толпой, одно их отличало, – внешний вид. И как бы не пытались сотрудники НБР уразуметь народ, организовать, всё равно гул, возмущения невозможно было прекратить. Некоторые гости изо всех сил прорывались сквозь оцепление, объясняя своё высокое положение и значения для страны. Выглядело это не то, чтобы смешно, или комично, но сказать, что у этих людей есть голова, контролирующая их действия, было просто невозможным.

За всю свою жизнь, которую прожил старший следователь, ему ещё не доводилось видеть столько важных персон высокого полета в одном месте. На ум пришла мысль, что следует воспользоваться случаем в полной мере. Савелий Петрович любил изучать поведение людей, анализировать их действия и реакцию в разных ситуациях. Иногда простое наблюдение со стороны помогало ему делать правильные выводы в том или ином деле. И в этот раз, пока эксперты работали на месте преступления, он решил понаблюдать за поведением гостей «Бристоля». Расхаживая по краю оцепления, старший следователь НБР заметил среди толпы некий оживленный настрой. Особенно примелькался ему один мужчина, постоянно меняющий своё место расположения, словно не мог удержать себя на одном месте. Очень уж оживленная дискуссия исходила от него.

«Мг…, – приметил Савелий Петрович, – так, так…» Собираясь продолжить усердную работу, вдруг, его прервал женский голос:

– Савелий Петрович, Савелий Петрович!

– Девушка, отойдите! – сотрудник бюро отгонял молодую светловолосую особу от ленты оцепления.

– Простите, но мне очень срочно надо поговорить с Савелием Петровичем. – Пыталась объяснить блондинка.

– Всё равно, не положено, – отрезал он.

Старший следователь направился к месту, где был особенно оживлен разговор.

– Шо тут происходит? – спросил он, внимательно вглядываясь в толпу.

– Да вот тут девушка к вам прорывается. – Говорил сотрудник, отвечавший за оцепление.

– Да, деточка? Ты шо – то хотела – обратился он к прорывающейся к нему гостье?

– Я от Бориса Павловича, – представлялась зеленоглазая блондинка. – Он, он вам звонил по поводу меня. – Не дожидаясь ответа, она продолжала. – Я из Юридической Академии, заочница, – заметив недоумение на лице сотрудника НБР, добавила, – ну, по поводу практики.

– А-а-а…, Боря, – ухмыляясь, промолвил пожилой мужчина, – да, звонил, звонил, а я шо – то совсем заработался и немного запамятовал. Так ты, с какого курса, деточка? А то Боря, ну то есть Борис Палыч, шо-то мне там пробормотал, про студентку, про практику, а я так толком и не разобрал, шо он хотел от меня?

Не совсем комфортная ситуация еще больше смутила девушку. На теплый приём, и чай с бубликами, она, конечно, не рассчитывала, но полагала, что если за неё позвонили, то, по крайней мере, о ней хоть будут помнить. Понятное дело, распростёртых объятий ожидать не стоило. Два высших образования за хрупкими плечами блондинки показали ей определенную школу жизни, только вот всё равно внутри не очень приятное ощущение возникло.

Всё, как всегда и везде, – подумала студентка. – Ладно, не привыкать, – подбодрила она себя и мило улыбнулась окружающим.

– Так, сегодня мне некогда заниматься тобой, так шо приходи завтра в бюро, – прокручивая в голове разные версии сегодняшнего преступления, сказал Савелий Петрович, желая поскорее освободить себя от посторонних.

– А можно мне сейчас уже приступить? – Викторина рискнула сказать, не зная, что из этого выйдет. Не каждый же день в «Бристоле» что-то происходит. – Я наслышана о Вашем опыте и хочу пройти практику под вашим руководством, – продолжала она упорствовать. – И если можно, то я хотела бы приступить сию минуту.

– Хваткая, – заметил следователь, улыбаясь, – это хорошо.

Не догадываясь о том, что произошло в отеле «Бристоль», Викторина пыталась попасть в следственную группу, дабы разузнать, в чём же дело. Интрига неизвестности грызла девушку изнутри.

– Деточка, – он так всегда называл молодых девушек, приходивших к нему на стажировку в прокуратуру, – это дело государственной важности! – Акцентируя, поднимал указательный палец вверх, дабы подчеркнуть всю важность сказанного.

Савелий Петрович пропустил практикантку через оцепление. Довольная успехом, она увязалась за ним. Не отставая от пожилого мужчины ни на шаг, ступая тенью по пятам, внимательно запоминала каждое его действие.

– Ладно, – сказал Савелий Петрович Мамонтов, – ты сегодня ничего не трогай, нигде не ходи, шоб не затоптать следы, а лучше усего, просто постой в сторонке и понаблюдай за работой профессионалов.

– Савелий Петрович, извините, пожалуйста, – молвила блондинка, следуя за своим куратором, – а можно я рядом с вами буду? Начну впитывать ваш опыт и знания, так сказать, прямо сейчас?

– Так, разговорчики, деточка. Некогда, мне больше с тобой возиться, итак стоко времени на тебя потратил. – Почёсывая затылок, старший следователь обдумывал дальнейшие свои шаги. Теперь ему ещё надо было как-то отвязаться от этой назойливой практикантки. – Так шо? Главное правило обучения нашей работе знаешь? Не знаешь, – сам же ответил он, не дав сказать ей ни слова. – Стоишь в сторонке, наблюдаешь, запоминаешь, изучаешь, никому не мешаешь и – думаешь. Запомни, «думалка» в нашем деле – это главное!

«Как странно он разговаривает. – Подумала про себя светловолосая практикантка, – Такой говор, у него какой-то простецкий что ли, напоминает даже чем-то деревенский. И что за слово „думалка“? Наверное, этот милый старичок, сам его придумал».

Викторина неплохо знала деревенский говор, у неё обе бабушки жили в деревнях. И ей уже доводилось слышать такого рода речь, но здесь, в городе, человек, занимающий должность в самой важной государственной структуре по безопасности, стало открытием для девушки. Раз его посоветовал Борис Павлович, – значит, этот старший следователь на самом деле профи, и у него есть чему поучиться.

Пожилой мужчина направился дальше к тому, месту, где закончил свой обход, дабы не упустить важных деталей, потеряв несколько минут на свободное общение.

Викторина подыскивала себе уголок, чтоб никому не мешать и стала наблюдать за действиями своего наставника.

– Савелий Петрович, – окрикнул его начальник НБР.

– Шо?

– Позвольте объясниться, что здесь делают посторонние люди? – Злостный взгляд Аристарха Георгиевича устремился на Викторину.

– Так это ж не посторонние, – это практикантка из Академии. Нам её прислали на обучение и под мою ответственность, – продолжал Мамонтов.

– А почему я о ней ничего не знаю? – Упрекая пожилого мужчину, говорил начальник.

– Так это я… запамятовал просто сказать тебе. Не переживай, она придёт к нам в бюро и оформится официально, так шо всё чин чином.

Савелий Петрович прекрасно знал, как он задел военное самолюбие, но он не привык перед кем-то отчитываться в своих действиях, как «важняк» при прокуратуре, всегда имея полноту свободы действий и принятия решений. Вот и в этот раз старший следователь поступил, как всегда, решив вопрос самостоятельно. Напряжение между коллегами нагревалось, как ртуть в термометре при лихорадке.

Аристарх Георгиевич же, в свою очередь, не мог терпеть, чтоб через голову прыгали. Главное кредо его поведения – чёткое соблюдение субординации. Как военному, ему всегда доводилось принимать решения, предварительно согласовывая их с начальством, и к себе он требовал того же.

Оба сотрудника НБР ещё не знали, к чему приведёт такой эксперимент соединения, но выбора не было, приходилось мириться.

– Впредь, попрошу вас согласовывать со мной все свои решения и действия. – Твёрдо заявил начальник, глядя в глаза старшему следователю.

Савелий Петрович Мамонтов ничего не ответил.

Мужчины, приступив к работе, разошлись по разным сторонам. Неприятный осадок упал на дно души каждого из них, задев по дороге чувства собственного достоинства и важности.

Глава 2

Молодая практикантка пристроилась возле красивой белой колоны пафосного зала легендарной гостиницы «Бристоль». Девушка была довольна тем, что снова оказалась в этом роскошном отеле. Сразу всплыли романтические воспоминания из недалекого прошлого. Как же много всего поменялось в её жизни. Пожалуй, до недавнего прошлого, – это были единственные позитивные воспоминания, а так всё остальное время – лишь слёзы, и горечь жизненных неудач, сопряженных с семейными проблемами. Хотя, и раньше душевной боли было предостаточно – переполненная чаша изливалась со всех краёв, не прекращая наполняться. Непрерывный поток жизненной тяжести преследовал Викторину ещё с детства, и никак не достигал своего конца. Оказавшись снова в стенах этого прелестного здания, молодая особа погрузилась в те прекрасные пережитые мгновения, потому что на фоне всей жизни – один день, словно, блик молнии, внезапно появившийся, и так же внезапно исчезнувший, оставив после себя лишь яркие впечатления.

Отель «Бристоль» – один из самых шикарных пятизвёздочных отелей в Украине. Само здание красуется в центре Одессы не только внешним изыском, но и своей богатой историей. Он совершенно не похож на отели, которые возводятся в наше время. Этот исторический отель расположился на улице Пушкинской, на пересечении с улицей Ивана Бунина, недалеко от Одесского Национального Академического театра Оперы и Балета, в непосредственной близости от Филармонии, Литературного и Археологического музеев.



По проекту архитекторов Александра Бернардацци и Адольфа Минкуса в 1898 – 1899 годах была создана прекрасная гостиница. Истории отеля более 100 лет. «Бристоль» завоевал славу самого роскошного отеля не только Одессы, но и всей Европы, ставшим любимым местом отдыха великих писателей, политиков и многих других почётных личностей. В советские времена отель был переименован в гостиницу «Красная», но, к счастью, после реконструкции – ему вернули историческое название «Бристоль».

Зданию отеля был присвоен статус «памятника архитектуры». Вначале 2000 годов его закрывали на реконструкцию, и вновь работа в нём закипела с 15 декабря 2010 года.

Восстановленный «Бристоль» почти полностью аутентичен тому, что построил Бернардацци. Неповторимое архитектурное сочетание Ренессанса и Барокко, классический дизайн, итальянская мебель обеспечивают уют и незабываемый отдых в нем. Он снова, как и в былые времена стал лучшим отелем в Украине.

Викторина, мысленно витавшая в прошлом, заметила, что в зале, ближе к сцене, стоят стойки, излучающие невероятно красивую игру цветов.

«Наверное, это какие-то очень редкие драгоценности, – подумала девушка, – но вот, что странно, почему эксперты крутятся только возле одной? Неужто?..»

Практикантке не терпелось сунуть свой профессиональный нос в дело, разузнать, что, откуда и почём? Она догадывалась, что произошла кража, раз всё внимание привлекает одна витрина.

«Так, мне обязательно надо попасть к стойке, иначе ничего не получится, – определялась с дальнейшими действиями Викторина».

Заглянув в свою немаленькую коричневую сумочку, девушка вытащила оттуда какую-то странную штуку, напоминающую небольшой планшет. Никто не обратил на это внимание, гаджеты сейчас неотъемлемая часть жизни практически каждого человека.

«Ну, Ната, надеюсь, не подведешь, – подумала Викторина, и направилась в центр роскошно освещаемого шикарными люстрами зала к Савелию Петровичу».

Ей повезло, что в этот момент он стоял спиной и, внимательно рассматривал место преступления. Подойдя ближе, девушка нажала вначале на самую большую кнопку своего гаджета, разблокировав его, а потом на сенсорной панели выбрала функцию «скан», и планшет начал какие-то действия. Проведя им по воздуху, вблизи тыла Савелия Петровича, она вмиг спрятала устройство за спину, заметив, что старший следователь поворачивается.

Почувствовав чьё-то дыхание в затылок, мужчина решил проверить. Обернувшись, он увидел практикантку, мило глядящую на него своими зелёными глазами, делая вид, что просто стоит рядом. В очах матёрого сыщика она выглядело очень нелепо.

– Так, дитё, шо это у тебя за спиной? А ну ка давай сюда.

Молодая особа поняла, насколько глупо выглядит, и сразу же показала устройство. Савелий Петрович, как человек тех лет, не разбирался во всех новомодных электронных штуках, они для него были все «на одно лицо».

– Вот, скоко тебе лет? А? А ты всё с игрушками ходишь?

– Савелий Петрович, так я же для работы, – объяснялась девушка. – С такими штуками не играются. Это особенный прибор.

– Ой, да, – махнув рукой, продолжал Мамонтов, – тоже мене расскажешь тут. Я шо, думаешь, совсём ничё не знаю? Эх, я-то думал, шо ты хочешь научиться работать головой, а ты как все, решила компьютером пользоваться.

– Савелий Петрович, это не то, что вы подумали. Я потом Вам всё объясню.

– И вообще, я ж тебе сказал: стой, смотри, изучай, и нигде не ходи.

– Я только на минутку подошла, потом вернусь на место, и больше не буду мешать. Не переживайте – ничего трогать не стану.

– Хорошо, токо быстро.

Викторина, активировав программу вновь, рассматривала стойку со стеклом, держа перед собой включенный гаджет, производящий сложные процессы. Только прозвучал из него короткий тихий сигнал, она поблагодарила следователя, и отправилась на прежнее место.

Толпа нарядных мужчин и женщин, и даже несколько детей возмущенно спорили между собой о происходящем. Гостей было около двухсот человек. Недовольство царило в воздухе, то и дело кто-то выдвигал свою версию происходящего, пытаясь скрасить момент ожидания допроса. Работа сотрудников НБР планировалась затянуться до глубокой ночи.

Викторина, выполнив работу с гаджетом, воспользовалась советом нового руководителя и приступила к изучению всех присутствующих со стороны. Людей было слишком много, чтоб так сразу всех запомнить, однако, общее представление о них всё же можно было составить.

«Так, ладно. Завтра я узнаю, как прошёл допрос, а сейчас лучше домой, – определилась Викторина, – заодно, попробую составить досье, надо только сказать, что ухожу».

Савелий Петрович, продолжал крутиться вокруг места преступления, когда девушка его нашла и сообщила, что собирается домой, а завтра наведается в бюро со всеми документами. Старшему следователю на руку было, что она так рано собирается уходить. Он не хотел сегодня больше отвлекаться на неё. Первый рабочий день в НБР, да ещё и такое важное дело – не до практикантов. Викторину пропустили через оцепление. Пожилой следователь отдал распоряжение охране выпустить её из отеля. Проходя по коридору, который немного выбивался из общей картины невероятной красоты, в голове практикантки снова всплывали приятные воспоминания. Он был немного прост в ремонте, будто его забыли ещё в тех далеких Советских временах, когда это была гостиница «Красная». Рассматривая стены, взор Викторины задело знакомое лицо.

Глава 3

– Дамы и господа! – обратился ко всем начальник НБР с середины зала. – Сейчас нам с вами придётся побеседовать. Прошу всех сосредоточиться, чтобы скорее всё закончилось.

– Это что допрос? – спросил кто-то из толпы гостей?

– Простите, уважаемые, но, к сожалению, у нас нет другого выхода. Пока мы не побеседуем с каждым из вас, никто не сможет отправиться к себе в номер, или покинуть это здание. Вы, поневоле, стали заложниками ситуации, так что попрошу всех соблюдать спокойствие. Никому из вас ничего не угрожает, – добавил он, успокаивая толпу.

– Простите, простите, господин офицер, но вы не имеете права, – начала возмущаться темноволосая дама «бальзаковского возраста», в шикарном синем шёлковом платье, подчеркивающим её фигурные выпуклости, точнее сказать, пытающимся подчеркнуть, так как выпуклости немного были сглажены. Видно, что на данный момент со спортом она не особо дружит, а вес свой поддерживает изнуряющими диетами. Речь у неё была поставлена правильно, но лишь незначительный акцент, иногда проскальзывающий, выдавал иностранное происхождение.

– Я так понимаю, вы гости нашей страны? – поинтересовался начальник НБР.

– Совершенно, верно, господин офицер, – молвила она.

– Не переживайте! – успокаивал высокий статный мужчина, – мы уже сделали необходимый запрос в вашу страну, и ожидаем ответ. В случае положительного ответа приступим к общению с вами, и ни секундой раньше.

– Хм…, – хмыкнула дама и развернулась к своим собеседникам. Пытаясь умерить свой пыл, она оголила бедро в разрезе платья, настойчиво выдвинув ногу вперед. – Официант! Бокал шампанского, – потребовала женщина.

В это время. Когда все, кто как смог, усмирили себя, к следственной группе подошёл импозантный мужчина:

– Савелий Петрович, – начал он, обращаясь к старшему следователю, – Я, Рафаил Борисович, таки хозяин этого роскошного отеля.

– Я в курсе, – одобрительно кивнул следователь.

– Так вот, я хотел попросить поделикатней быть с нашими гостями. Дело в том, что сегодня здесь собрана элита не только нашего родного и горячо-любимого города, но и элита Лондона. Наслышан о вас, – хозяин отеля пристально вглядывался в сотрудника НБР, – и таки очень рад, что именно вы взялись за наше дело. Имею до вас ещё одну небольшую просьбу: для меня главное сейчас сохранить всё в этих стенах. А то репутация – это дело хрупкое, дело тонкое, не подлежит восстановлению.

– Мне довольно приятно, шо вы, – он поднял руки вверх, показывая статус собеседника, – пташка такого высокого полёта, и знаете про меня – старика. Но это ж решаю не я. Со своей стороны, конечно, ж гарантирую полную конфиденциальность, но вот, шо до остальных – то я не старший в следственной группе, такое не мне решать. А вот шо до меня, то где я могу пообщаться с людьми наедине?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5