М. Щепоткин.

Жопландия. Вид Сбоку (сборник)



скачать книгу бесплатно

Жрать, спать, трахаться? – Животное.

Внутренний комфорт? – Человек.

Достигли, а… Стоп… а Истина дороже?!

Вы… Вы Святой.

Спасибо – спасибо, что заинтересовались, НО…



Вчера

 
Запретила Дума мат.
Ну, а как же «депутат»?
Запрещать, так запрещать.
Депутат – всё та же б-дь.
 

Вы, конечно же, не поверите, но – но, есть – есть ещё среди наших чиновников – среди чиновников, среди депутатов – чиновники и честные – да. Я, признаться, и сам – в этакое-то! – и сам не верил, а… а вот вчера! – вчера убедился. Рассказываю.

Прихожу я, значит, со своею… О двух неделях хождения до – до вчерашнего – я, понятно, как о само собою разумеющемся, умалчиваю. Так вот. Прихожу я, значит, со своею слезами укапанной челобитной – в смысле с предложением – к вроде б как нашему, к вроде б как избранному, к вроде б как депутату – очень – очень, если по горизонтали, большой человек. Прихожу часа… Всё как полагается… часа три – благо, что секретарша с… с формами – часа три в приёмной, снизошёл – вызывает. «З-здравствуйте» – это я – я, ему – не получилось – переволновался. Не из-за секретарши, нет – вообще. «Что у Вас?» – головы не поднимает, пишет – Цезарь – всё успевает – пишет что-то. Разрешите, говорю, представиться: я, записывать не обязательно, такой-то, такой-то, денег – понимаю – денег не прошу, если бы, всё гораздо – гораздо хуже, да-да, именно, прошу об участи, но – зато – зато людям – Вашим непосредственным – польза, мне – вроде б как тоже – постольку поскольку Вам – о всех о нас неусыпно пекущемуся – моральное удовлетворение. Минут… минут, наверное, двадцать – минут двадцать, если не больше, пред ним распинался. Сколько… Недели две – две, две недели! – пока ходил – обороты заучивал. Сколько слов – сколько слов! – слов, между прочим, и трудновыговариваемых тоже – из себя если и не с первого, то уж со второго раза точно по… пона… выговорил. Сколько… На двадцать первой – на двадцать первой или около – на двадцать первой или около заметил. Так ведь заметил – б-дь этакая – не в том смысле, что, дескать, согласен – давай попробуем – сей смысл, судя по всему, ему незнаком – а заметил – пекущийся-то наш – а заметил в том смысле, что не барское, понимаешь ли, это дело и вообще: «У меня – у народного – голова не дом советов, у меня – подавляющим большинством голосов избранного – таких как ты тысячи, а тут… Ох… а тут ещё телевизионщики к заместителю, к помощнику». Что ж, думаю, ладно – хрен с тобой – к помощнику, так к помощнику – иду до помощника. Ну, и что? – что бы Вы думали? Захожу… Сразу! – сразу принял! Захожу я… Почему сразу? – сейчас – потерпите. Захожу я к этому самому… Чтоб его… к этому самому заместителю – захожу я… Чтоб его ещё раз… к этому самому помощнику – захожу и… Верите? – не успел.

Не успел я – я, столь коварным образом вдруг обнадёженный! – к этому самому заместителю – к этому самому помощнику в ноженьки – ну, а иначе как? – в ноженьки бухнуться, как он – он, столь коварным образом меня и обнадёживший – вот так прямо мне и заявляет: «Пятьсот тысяч – пять-сот, а иначе – а иначе», – говорит, – «я не то что пальцем», – мне в нос указательным тычет, – «с меня», – говорит, – «даже волосинка – даже волосинка и та – за здорово живёшь-то – и та не упадет», – и… и в глаза, в глаза мне зырк-зырк и не моргает. Смотри, дескать, какой… Нет, ты смотри!.. какой я честный. В общем… В общем, поверил… Зырк, и не моргает!.. поверил я ему. Да и… Нет. Ну… ну, Вы посудите, посудите сами. Как?! – как мне было не поверить, когда он – помощник – когда он наполовину лысый! – заметьте – наполовину. Ошарашенный – пристыженный столь… столь невиданной, столь… столь неприкрытой честностью – честностью, как Вы, конечно же, и в самом деле заметили, возведённой в принцип! – плетусь к себе, плетусь до дома, плетусь до дома, дабы – дабы осознать – дабы пережить ту мысль, что – что для такого честного – что для такого наичестнейшего человека – в принципе, в принципе – а… а найти – всего-то! – найти, насобирать «пять-сот» – я, знаете ли, и «чего пятьсот?» – а мне всё одно – и «чего пятьсот?» не стал спрашивать – у меня, увы, получится лет этак… лет этак через те же пятьсот.

Прихожу домой – душ, ужин, телевизор… Не до шуток – будет – не до шуток далее. Телевизор, в телевизоре депутат – он – тот самый. Вернее… Как бы это?.. Голова – всё остальное – а всё остальное, извините, это на букву «Ж» – очень даже возможно, что и не поместилось – голова в телевизоре. То ли… то ли голова, то ли… И как это, интересно, я раньше – странно – раньше не заметил. Телевизор он… Телевизор, телевиденье… он, наверное, будучи порождением чистого, будучи порождением без примесей эмоций разума – разума технаря – создаёт представления куда как более – в отличие от созерцания непосредственного – куда как более действительности соответствующие. Две трети – и это, внимание, как минимум! – две трети этого самого «то ли» – то ли головы, то ли чего ещё – щеками – о, ужас – щеками заросло. О шее – вернее, об её отсутствии – я, понятно, ввиду этой самой шеи отсутствия, уж и не заикаюсь. Так вот. Вывалил. А по-другому, пожалуй, здесь и не скажешь, пекущийся наш всё, что там у него поверх окостенелости наросло, вывалил и… А вообще – если подумать – то для депутата – для депутата любого – голова предмет… Да тут и думать нечего… голова предмет необязательный – нет, необязательный. Заседалище – вот. Главное – судя и по нашим законам тоже – заседалище пошире. Так вот. Вывалил, значит, пекущейся наш все, что там у него… Нет – не знаю. Думал-думал, думал-думал, а… а как назвать, не знаю. Что-то… что-то мягкое, что-то… что-то важное и… И мягкое, и важное, и… и непонятное одновременно. Имидж – имидж, наверное. В общем, вывалил он… Вывалил, как я понял, впрямую – не в записи… имидж свой – семьдесят два по диагонали, неприкосновенный на весь экран, вывалил, поднапрягся, поднатужился и давай, и давай с коррупцией бороться. Щечищами трясёт: доколе, мол, можно, воруют, давайте что-то делать, мы, депутаты, тоже, да-да, и мы, мы ого-го, не сидим, уж вы мне поверьте – не сидим, сложа руки. Вот насчет того, что они, депутаты, тоже – тоже воруют – я, в общем-то, не сомневаюсь – нет, не сомневаюсь. А вот насчет рук! – а вот насчёт рук, извините, есть – есть у меня несварение. Ну… ну, где?! – где, где это видано? – где, где это слыхано, чтобы депутаты! – депутаты!!! – и… и вдруг руками. Не головою – то ли есть, то ли нету – не заседалищем – то ли мандатом, то ли местом в парламенте наречённым, а… а руками!!! Хотя… хотя, кто их знает, может… может, где и руками. Под стол – или что там у них – под стол-то к ним – к шалунишкам нашим – не заглянешь. А вообще – как это понимаю я – уж пусть они… Шалунишки-то… уж пусть они лучше руками – уж пусть они лучше руками, чем головой. Ведь, согласитесь, у них – у депутатов – мозги… Ах, да – виноват. Мозги – мозги это когда много. Ведь, согласитесь, у них – у народных-то – моз… Мозгулинка… мозгулинка только в одном… Одна на всех – та, что за слюновыделение отвечает… только в одном направлении и шевелится – в направлении желудочно-кишечного тракта. Так, коли всё настолько, может… Предложение. Может, как Вы считаете, её того? – зелёнкой? Засохнет – точно – точно Вам говорю лучше – лучше будет. Ну… Ну, невозможно! Как? – как дальше-то работать?! – и всё хуже, и хуже, и… Я, честно говоря, ещё там – у помощника – ещё там всё понял. Понял, что этот, прошу прощения, мордотряс – не от слова «лоб» – с этим, ещё раз, жопоголовым – не от слова «лысина» – с этим самым жопоголовым в засос! Я вот и завелся – ранее, знаете ли, не наблюдалось – и завёлся поэтому. Короче – а короче так. Кто, будучи отмороженным чуть-чуть менее – в запой, кто, будучи отмороженным чуть-чуть более – в террористы, ну, а я – будучи отмороженным в аккурат между – я в писаки, а то и… Вдруг не круглый… а то и в писатели. Может, как знать, ещё и в рифму – с такой-то Властью – и в рифму понасочиняю. Это, сдаётся мне, раньше: «Поэт в России…» Нет – не понасочиняю – а потому, что могу. Как это, не помню точно, писатели преуспевшие – преуспевшие, как правило, больше в лизоблюдстве, чем в творчестве – наставляют не преуспевших. Можешь не писать, не пиши? – не буду. По-назаписываю – если, разумеется, Господь пошлёт.

 
Выйду на сцену, закачу глаза.
Прочту стих, прочту два.
В чём моя Правда? – Самому б понять.
Ведь я могу – могу, я в силах не писать! –
не в силах не записывать.
 

Это, надо полагать, раньше: «Поэт в России – больше чем Поэт». А сейчас – при этих-то – а сейчас те, кто не поэты – и я, конечно же, не поэт ничуточку не менее – они, знаете ли, тоже – да – тоже поэты – тем и живём.

К слову. Чтобы оплатить – чтобы обеспечить один рабочий день одного депутата – депутата Государственной Думы, фермеру, это к примеру – фермеру необходимо вырастить, собрать и реализовать двести тысяч килограмм картофеля – двести тысяч килограмм картофеля!


Фото – http://prostoklevo.ru/fun_pictures/2555-prosto-pozitivnye-foto-za-11062012-147-kartinok.html К заметке «Вчера» – к заметке над – депутат на фото запечатлённый – на фото под – отношения не имеет.

Членистоголовые

 
Лес рук – в президиуме роща –
Избранники голосуют, на лбу кость важно морща.
Вопрос номер три – вопрос номер три утвержден.
Кто? – кто победит-то? – кит или… или засранец слон.
Долго молчал – всё – всё, не могу дольше.
Избранные вы наши – победит слон – у него уши больше.
Кто виноват? – оставьте потомкам.
Что делать с дураками? – вот вопрос –
кто-нибудь может ответить толком?
 

Депутатское кресло

 
Закон об усыновлении – завтра голосование.
Не до сна – не до сна депутату – у депутата заседание.
По морде – смотрите – до низа, до самого её края
Нога – из-за щёк – свисает сви…ная.
Уже нет – это была вторая.
Благо, что голова у депутата пустая.
Жевать, видно, некогда – работает без простоя.
К слову: сидя – вширь – в него поместилось бы больше, чем в него же стоя.
Всю ночь – всю ночь в народном кипела работа!
Урчало, пыхтело и булькало что-то!
Под утро несёт: расступись, пропустите!!!
Удостоверение? – депутата? – Вам без очереди – проходите.
Влетает – и вот – наконец – облегчение.
Но, что это?! – чуете? – депутатское решение?
И стул, и не стул – многовато – кресло.
То ли, депутат красит место, то ли, наоборот, место.
Как бы там ни было, а диагноз ясен:
Депутатства вирус – очень – ну, очень опасен!
Трудно – трудно по результатам внутрижелудочного мышления
Ожидать иного – скажем так, не пахнущего – тьфу! – не пахнущего решения.
 
 
Закон об усыновлении – вот вам и голосование.
Закон негодяев – это – лопапузые – ваше очередное – теперь уже пожизненное звание.
 

Фото – http://cu4eu.my1.ru/blog/kartinki_i_prikoly_foto_prikoly_foto_jumor_krasivaja_ehrotika/2014-02-08-34

Пусть не поэт

 
Пусть не поэт я – так – самоучка.
Пусть рифма моя – словно дворовая хромая сучка.
Что мне терять? – плевать на бдительность!
Вспорю! – раскроЮ словом своим корявым нашу действительность!
Хлынет дерьмо! – жрите, лакайте, в погонах твари!
И Сергея – Магнитского кровь – красная – вместо кетчупа Карри.
Нет – не поэт! – не скрыться, не спрятаться за гневом народным!
Но я и там – за решёткой – буду – я и там останусь свободным.
Ну, а сожмётся – свобода моя – до краёв, до размеров неподвижного тела,
Пусть кто-то скажет: Поэт – не иначе, умирать молодыми – обычное среди Поэтов дело.
 

Плохой


Итого:

 
Из мебели – подоконник, присел пожрать – только ложка.
В углу… В углу на гвоздике – кое-какая старенькая одёжка.
Ничего не поделаешь – отовсюду гонят, для всех плохой.
Всюду, куда ни ткнись – жопа, а я – Геморрой.
Ух! – ух как пахнуло смрадом презрения!
Это – не видать – там кто? – жопожители не случившегося испражнения?
А я вот не знаю – как? – как в жопе можно не бедствовать.
Если к ней – к поганой – целиком и полностью не подходить, целиком и полностью не соответствовать.
Так что, хорошие – учитесь – завидуйте! Я – плохой!
Да, да, по уши сам, но – но для неё – для жопы – уж никак не свой.
И если Владимир Владимирович Маяковский – он и сейчас – ассенизатор,
То я… Нет – я не Геморрой. Я – Клизма, заполучите – я Клизма ваша! – в обхвате, как минимум, земной экватор.
 

Снимки от 04.03.2012 – дата переизбрания Путина.

Чистосердечно-е

Вызывали? – гражданин следователь.

Щепоткин – М. А. – писатель не писатель, а человеческих душ (Ваш, можно сказать, коллега) инженер, инженер-исследователь.

Прежде, чем Вы… Спасибо, не курю… предъявите мне обвинение.

Я – Вы позволите? – я сам. Изменю – заклеймлю моё… Ух!.. Моё неправильное мнение.

И… Не перебивайте! Итак.

Всё – все, что мною было когда-либо написано, я – верьте – решительно – решительно осуждаю.

При упоминании… Извините. Всё-всё, отлегло. Приступами тошноты всё! – более не страдаю!

И в борьбу с коррупцией – да-да – ну, очень – очень мне верится.

Не сегодня-завтра главный коррупционер выйдет на Красную Площадь и… и как минимум застрелится.

А 06.05.2012 – пишите – видел. Видел, как старушка… Две… находясь, очевидно, под воздействием валидола…

Нанесла – орудуя, надо полагать, своей авоськой – нанесла многочисленные травмы бойцу ОМОНа.

И Грин-писевцев – ох, и вражины! – ваши, гражданин следователь, тоже – правильно арестовали.

Ну не дают! – не дают и всё тут – засрать то, что мы ещё не засрали.

Кстати!

Власть – гражданин следователь – я ни-ни – с говном её не мешаю.

Я, гражданин следователь, её – Власть – говном разбавляю.

Сказ о том, как кандидат от Партии Власти выборы однажды выиграл

Давно это было, недавно ли – неважно – значения не имеет. Главное, что было, а если и не было, то рано или поздно – а вот это как раз значение уже имеет – рано или поздно будет, будет обязательно. Приходит, значит, как-то раз – а если быть точным, то не как-то раз, а, скажем так, в день всепоголовного, типа, голосования – ни в чём таком… Ни в чём таком непотребном… ни в чём таком доселе не замеченная Бабуська – Бабуська как Бабуська: в правой руке палочка, в левой руке авоська, голос что «за», что «против» писклявый – на свой, в повестке на дом обозначенный участок – вроде б как избирательный. Приходит, берёт бюллетень… Бялютень… заходит в кабинку – голосование, как известно, у нас тайное, кто и как эти голоса подсчитывает – тайна не меньшая. Так вот. Заходит, значит, наша Бабуська в кабинку – заходит, очки на нос, нос в бюллетень и… Батюшки! Вот тебе и раз. И имя, и отчество, и фамилия – всё – всё сходится.

– Ах ты… Ах ты, паразит ты этакий! Ах ты… Нет, ну вы посмотрите – посмотрите на него. И он – и он туда же. Морда! – морда твоя бесстыжая! Тьфу!

Уж сколько раз – уж сколько раз она – старая – со своими заморочками – а заморочек, в особенности у стариков, в нашей жизни хватает – к этому паразиту ходила. Уж сколько раз – уж сколько раз она – горемычная – чего-то там – чего-то там, между прочим, по закону ей причитающегося – у этой бесстыжей морды просила. Сколько слёз пролила!

– Что?! Мало?!

Плюнула, слов вдогонку особо не выбирая, Бабуська в бюллетень ещё раз, плюнула другой, а как уж и вовсе полегчало, а как уж и вовсе отлегло: сложила сей бюллетень вдвое, прихлопнула ладошкой правой, прихлопнула ладошкой левой, разворачивает – будто и не было ничего. Чисто, сухо-только пятнышко. Только пятнышко, и то – смотрит Бабуська, на глазах улетучивается.

– Ха! Нет, ну вы видели? – вы… Что вода… Тьфу!.. Что вода с гуся. Хоть плюй… Дааа – верно говорят! Хоть плюй в глаза, а… Завтра – завтра же к Главному пойду! Уж он-то… Ишь! – растопырился! Уж он-то на тебя…

И вот на этом самом месте – и вот на этом самом словосочетании «на тебя» – вспомнила… Будто подсказал ей кто… Вспомнила Бабуська про свои с давным-давно истёкшим сроком годности анализы – уж скоро, как неделя – больше – по месту их изучения, носит – то воды нет холодной, то воды нет горячей, то где-то что-то там прорвало, и этого добра у них хватает и так, то что-либо ещё, но что-либо ещё из ряда вон уже выходящее – а сдать не может.

– Ну я тебе, паразиту, сейчас устрою. Я тебе сейчас… Ух, морда! Ты у меня сейчас получишь, получишь от меня «за». Ты… Будет, сейчас-сейчас, будет тебе сейчас и «за», будет тебе сейчас и «против».

Достаёт – пискля этакая – из авоськи коробок – спичечный-спичечный – достаёт, открывает, при… Ну не пропадать же добру!.. Прицеливается – прицеливается – прицеливается – прицеливается – да и… Есть! Как здесь и была. В аккурат напротив фамилии, в аккурат напротив имени, в аккурат напротив отчества столь ей ненавистной морды – в аккурат по центру, в аккурат к тому самому месту, в аккурат поверх квадрата для отметин – с запасом, конечно, всем его (этого коробка) содержимым – а всё его (этого коробка) содержимое страшно не только количеством – и приложилась.


Двадцать два ноль-ноль – пора. Участок на замок, содержимое урн из урн на стол, во главе стола Председатель, рядовые члены комиссии по бокам, чуть поодаль наблюдатели – начали. Бюллетенями зашелестели, губами зашевелили, наблюдатели наблюдают.

– Что-то… Что-то не пойму. Вроде б… Вроде б как…

– Ну воняет и воняет! Считай давай!

Прервал чьё-то… Чьё-то из числа просто членов… чьё-то очень – очень уместное замечание Председатель.

– И не забывайте! Чем мы – мы, стражники демократии – быстрее!.. Чем мы – мы, стражники демократии суверенной – правильнее подсчитаем, тем!..

А вот что будет тем, чем они подсчитают правильнее, и что будет им, если они подсчитают неправильнее, а – вопреки всем свыше ниспосланным наставлениям, вопреки всем свыше ниспосланным рекомендациям – просто-напросто правильно, и только рядовым членам участковой комиссии в очередной, в нелишний сто первый раз уразуметь, увы, так и не удалось, ибо вскрылась, ибо выявилась… «Выявилась» – это… это если не быть до неприличия точным… выявилась первопричина чуть было не сделанного очень и очень уместного замечания, и – ну, конечно – и вскрылась, и выявилась эта первопричина уже не кем-то – не кем-то из числа просто членов – а… Он – Закон Подлости… а самим Председателем, Председателем собственноручно.

– Ээээ… Ээээ…

Только и успел – (успел, прежде чем поверил – успел, прежде чем поверил уже не только своему носу, но и своим глазам) – выдавить из себя Председатель, будто кол – будто кол проглотить, наверное, не проглотил, но – но, путём с функциями, ровно противоположными функциям пути первого – когда через рот – без всякого на то предупреждения – уж лучше бы через рот – без всякого на то предупреждения в нутро заполучил.

– Это… Это что ещё за!!!

Ох, недотёпа, ох, и недотёпа – а туда же – в председатели. Ну скомкал бы этакую бюллетень особо не шелестя – ну сунул бы промеж забот себе в карман и всё – и всё, и дело с концом! А теперь? – а теперь вот пожалуйста. Члены те, что рядовые – тоже, тоже на страже, но рядовые – от него, чуя… Чуя, надо полагать, как никогда… чуя, чем дело пахнет, в сторонку, в сторонку – подальше. Наблюдатели – чтоб их – а вот наблюдатели наоборот. Метра за три – ближе никак – метра за три позади Председателя встали, шеи – гусиные – шеи свои гусиные тянут, носами шмыг, шмыг, на вкус не пробуют, опасаются – что делать, вопрос. Ну, а так как сама суть – так как сама квинтэссенция этого вопроса лежала не где-нибудь – не где-нибудь вообще – а в аккурат напротив фамилии, в аккурат напротив имени, в аккурат напротив отчества кандидата, ради которого – ради победы которого – ради победы которого и следовало считать правильнее то – то вопрос из плоскости чисто общефилософской, из плоскости чисто общетеоретической – что для Председателя было бы «ещё куда ни шло» – конвертировался в плоскость самую что ни на есть насущную, в плоскость самую что ни на есть практическую. Признать бюллетень недействительным? – а наблюдатели? – наблюдатели-то ещё те! – доложат!

– Позвоню – позвоню Председателю Территориальной. Пусть он – вот пусть он и думает, – решил про себя Председатель и так бочком-бочком – потихонечку-потихонечку… Будто бы проверяя: а не рассосался ли там ещё кол?.. для исполнения своей не очень-то и председательской – для исполнения своей не очень-то и непосредственной обязанности – в случае ином (в случае не столь прозаичном) слово «долг», конечно же, было бы уместнее – из помещения прочь.

– Алё! – алё! Да! – извините! – извините! Тут… Тут, понимаете… Алё! – алё! Тут, понимаете, такое… такое дело.

В общем, всё – всё как есть, так, особо не мудрствуя, всё Председателю Комиссии Территориальной – своему непосредственному – напрямую и выложил.

– Да – да – виноват. Я… Да – извините. Я… Да – виноват, из…

Не договорил – не доизвинялся Председатель. В трубке – в трубке гудки. В голове – в голове смятение, смятение пуще прежнего.

– Что? – что делать-то? Набрать ещё? Отключился? – отключился сам или… или со связью что? Ну вот что? – что делать-то?!

Вздохнул, как мог глубоко, успокоения ради, вытер… Вздохнул бы и глубже, но – ничего не поделаешь – желудок – желудок мешает… вытер как мог тщательно, с чуть было… Ничто – ничто не помешало!.. с чуть было не перегревшегося… С чуть было не перегревшегося от, судя по всему, такой – от, судя по всему, доселе никогда не наблюдавшейся мозговой активности… с чуть было не перегревшегося лба пот, а… а когда учуял – когда увидел – когда понял – чем вытер, какой стороной и каким местом! – впасть в состояние ярости худо-бедно, но контролируемой – в состояние, в общем-то, для Председателя более менее привычное – он – будучи человеком с психикой на поприще служения, будучи человеком с психикой на поприще защиты демократии изрядно подорванной – уже не сумел.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3