Люттоли.

Московский наследник – 2



скачать книгу бесплатно

Три месяца спустя

Глава 1

– Встречайте дорогих гостей. Губернатор Мурманской области Геннадий Баранов и депутат Областной Думы Виталий Хромушкин.

Оратор, возвестивший о появление на сцены двух высоких чиновников, отошёл от микрофона и зааплодировал. Его поддержали из зала, но без видимого энтузиазма.

В этот зимний вечер дворец культуры города Мончегорска собрал не меньше пятисот человек. В основном это были работники комбината «СЕВЕРОНИКЕЛЬ». Большинство населения небольшого городка трудилась на комбинате. И не удивительно. «СЕВЕРОНИКЕЛЬ» являлся «дочкой» «Норильского Никеля» – одного из крупнейших мировых производителей чёрной и цветной металлургии. И потому во главу угла развития города ставилось развитие самого комбината. А уж когда вопрос касался такого тонкого понятия как выборы, политики сразу приезжали на комбинат. Такие приезды давно приобрели статус некой традиции.

Сегодняшний день не стал исключением. Губернатор собирался выдвинуть свою кандидатуру на четвёртый срок. Одобрение президента он уже получил. Оставалось получить одобрение Областной Думы. А поскольку депутаты старательно подражали губернатору, последнему приходилось лично ездить по области и поддерживать устремления законотворцев. Таким образом, губернатор и депутат под аплодисменты зала вышли на сцену. Губернатор, Геннадий Баранов, невысокий мужчина шестидесяти лет с добродушным лицом и мягким взглядом – первым подошёл к микрофону. Депутат Хромушкин, высокий мужчина с острым пронзительным взглядом, широким лицом и коротенькой бородкой, занял позицию в двух шагах позади него. Оба, ко всему прочему, отличались короткой стрижкой и дорогими костюмами.

Прежде чем начать речь, губернатор по привычке, которая давно стало предметом анекдотов, стал теребить галстук; затем громко и с откровенной радушием заговорил, обращая свои слова людям, сидящим в зале.

– Дорогие Мончегорцы и Мончегорки! Товарищи! Друзья! Для начала я хотел бы поздравить вас. Администрация области совместно с руководителями компании «СЕВЕРОНИКЕЛЬ», приняли решение о постройке восьмиэтажного дома на шестьдесят семей по улице Комсомольской. Скоро… – эти слова были прерваны аплодисментами. Губернатор заулыбался и поднял обе руки вверх, призывая зал успокоиться. Тишина наступила почти сразу же. Он собирался продолжить, когда из глубин зала раздался отчётливый голос:

– Вы уже давно не «ворьё». Вы даже не бандиты, а самые настоящие скоты. Люди мрут, как мухи. За десять лет население уменьшилось на четверть. А они – дом? Да кому нужен ваш дом, когда в волосах у наших детей тройная концентрация никеля? Скоро жить будет некому. Жрёте из одной тарелки с руководством комбината, а нам рот хотите закрыть своим подачками? Да даже не своими. Деньги выделил федеральный бюджет.

– Кто такой? – внешне спокойно и напряжённо всматриваясь в зал, спросил губернатор.

– Иван Спирин! – в середине зала поднялся седой мужчина лет пятидесяти.

Мужчина обладал открытым лицом и прямым взглядом. Этот взгляд был направлен прямиком в сторону губернатора. – Я возглавляю профсоюз комбината.

Услышав имя, губернатор нахмурился. Становилось понятно, что ему и прежде доводилось слышать его. И судя по выражению лица, связаны эти воспоминания были с неприятными событиями. Губернатор, полуобернувшись, бросил взгляд в сторону депутат Хромушкина. Тот сделал незаметный знак, как бы показывая, что беспокоиться не стоит. Этот молчаливый диалог не укрылся от человека, который стоял в центре зала. Он сделал движение, собираясь снова заговорить. Рядом с ним сидела женщина. По всей видимости, она доводилась ему женой. Так вот, она постоянно дёргала мужа за рукав, предостерегая от дальнейшего обострения ситуации. Но тот не обратил ни малейшего внимания на эти знаки.

– Пришли агитировать за Хромушкина? – Спирин говорил так громко, что его слышал весь зал. – И вы думаете, мы поддержим кандидатуру этого человека? Он уже пятнадцать лет курирует дорожное строительство. И каков результат? В области половина дорог разбиты в хлам. В сёлах бездорожье. Деньги выделяются каждый год, а дела идут всё хуже и хуже. С другой стороны, бизнес господина Хромушкина процветает вовсю. Понятно на чьи деньги. Да и ваши родственники не бедствуют. Вашей дочери двадцать лет, а она уже акционер «Норильского Никеля». Нам всем интересно, за какие такие заслуги она получает по пятьдесят миллионов рублей в месяц? Всего не скажешь. Да и говорить не будем больше. Напишем «Петицию» президенту. Попросим вас убрать из области. Десять тысяч подписей поставим. Мы терпеть ваши махинации не собираемся. Вон из нашей области. Прочь! Вон отсюда! Вон!

Один за другим в зале стали подниматься люди. Вслед за Спирином, они повторяли слово «вон». Не прошло и минуты, как в зале зазвучал единый мощный хор голосов.

Опасаясь ухудшения обстановки, губернатор поспешно ретировался. Но депутат Хромушкин, которого обвинил Спирин, не торопился уходить. Он некоторое время сверлил зал злым взглядом, и только потом, с показной медлительностью, покинул сцену. Как только оба ушли, люди поднялись, и стали восхищённо аплодировать Спирину. В ответ он только и делал, что улыбался. Жена же в это самое время осуждающе качала головой.

В то время как люди вышли на площадь, уютно расположившуюся перед самым Дворцом культуры, и принялись горячо обсуждать недавние события, губернаторский кортеж, состоящий из двух полицейских машин сопровождения и четырёх автомобилей представительского класса, мчался по шоссе в сторону Мурманска. Между губернатором и депутатом завязался короткий разговор:

– Может, стоит отказаться от наших планов? – губернатор повернул в голову в сторону Хромушкина. Тот сидел слева от него на заднем сиденье «Мерседеса» и о чём-то напряжённо размышлял. Услышав слова губернатора, он мрачно усмехнулся.

– Ты всегда паникуешь, когда возникают проблемы. Успокойся. В ближайшие часы мы всё устраним.

– Только не трогайте Спирина, – в глазах губернатора появился отчётливый испуг. – После сегодняшнего скандала все поймут, кто виноват.

– Заткнись и занимайся своим делом, а мне предоставь всё остальное, – резко и грубо ответил Хромушкин. Краем глаза он заметил, что губернатор насупился и отвернувшись стал смотреть в окно. – Ты же рассказывал про свою жену, – более мягко продолжил Хромушкин. – Вроде как она собирается уйти от тебя и забрать с собой ребёнка.

– Стерва! – Губернатор зло выплюнул это слово. – На днях она мне заявила, будто и сын наш…не от меня. А от другого мужчины. Гадина. Никак не могу от неё избавиться. То и дело норовит меня в болото скинуть. Грозиться рассказать про все наши дела.

– Может, пришло время разобраться с делами в твоей семье? – Хромушкин скосил взгляд в сторону губернатора. Увидев в его глазах надежду, он неторопливо кивнул. – Я сегодня же решу все проблемы. Надо действовать быстро. Меня сверху предупредили, чтоб никаких скандалов. Иначе заморозят финансирование. А деньги серьёзные. Одиннадцать миллиардов.

– И как…как ты собираешься решить эту проблему? – настороженно поинтересовался губернатор. Ему лучше всех остальных были известны «таланты» народного избранника.

– Тебе лучше не знать!

Глава 2

Поздно ночью того же дня возле подъезда трёхэтажного дома разговаривали двое мужчин, два родных брата – Иван и Егор Спирины. Егор всегда завидовал упорству младшего брата. Его уверенности и прямолинейности. А сегодняшние события вызывали у него гордость за брата.

Они говорили недолго. На прощание братья обнялись. Затем Иван вошёл в подъезд, а Егор отправился домой. Он жил здесь же, в таком же трёхэтажном доме постройки середины двадцатого века, только в самом конце улицы. По времени идти не более десяти минут. И как всегда в такое время улица выглядела совершенно пустынной.

Он безо всяких происшествий добрался до своего дома. Перед крайним слева подъездом стояла группа женщин и что-то бурно обсуждала. Приметив среди них собственную супругу Ксению, он направился прямиком к ней.

Заметив мужа, женщина лет пятидесяти в распахнутом пальто, отделилась от общей группы и быстро поспешила навстречу. Как только они встретились, Егор указал рукой на толпу женщин и спросил о причине сбора.

– Ксюши нигде нет! – обеспокоенным голосом сообщила ему жена. – И подруги не знают, где она. Уже не знаю, что и думать. Как с утра ушла в школу так и не возвращалась больше. Может в милицию позвонить? – Ксения Спирина с надеждой посмотрела на мужа. Тот её постарался успокоить.

– Иди домой. Я сейчас пойду обратно к Ивану. Соберём мужиков и поедем её искать. Найдётся твоя любимая доченька. Не помнишь разве, как она в прошлый раз вернулась в шесть утра? Всю ночь искали, а она в это время в клубе танцевала. Ей шестнадцать уже. Пора привыкать к тому, что у тебя взрослая дочь.

Ксения Спирина облегчённо вздохнула. Слова мужа успокоили её.

– Так я пойду? – она устремила в его сторону вопросительный взгляд.

– Иди! – Егор кивнул. – Я найду и приведу её.

– Вот и хорошо. А я пока ужин приготовлю.

Егор снова кивнул. Потом проводил уходящую жену коротким взглядом, а после развернулся и пошёл обратно к дому брата.

Неожиданно до его ушей донёсся отчётливый скрип. Так мог скрипеть только снег. Кто-то шёл за ним следом, и шёл очень быстро. Егор остановился и резко обернулся. Первое, что он увидел, были струи пара, вылетающие изо рта. Затем появилась шапка и кожаная куртка. Егор настороженно наблюдал за приближением незнакомца. Но его беспокойство оказалось напрасным. Он понял это, как только услышал следующие слова:

– Слышал, дочь твоя пропала? Может, помощь нужна? Я видел её недалеко отсюда!

– Вот здорово. Не придётся брата беспокоить, – обрадовался Егор. – Покажешь где?

– Иди за мной!

Незнакомец повернулся и зашагал к ближайшей трёхэтажке. Егор поспешил за ним следом. Они обошли дом с правой стороны и прямиком направились в центр детской площадки. Через минуту они уже стояли возле маленьких качелей, покрытых толстым слоем снега. Егор растерянно осмотрелся по сторонам.

– Где же она?

– Плохо смотришь, папаша? – раздался в ответ насмешливый голос незнакомца. – Тебе надо туда смотреть! – он указала рукой в сторону маленькой площадки напротив подъездов. Там стояло несколько автомобилей. Незнакомец, вне всякого сомнения, показывал на тёмный джип с затемнёнными стеклами. Как только Егор посмотрел на джип, заднее окно с левой стороны автомобиля стало опускаться. Ещё несколько мгновений и… показалось лицо дочери. Рот у неё был завязан. Из глаз текли слёзы. А у правого виска торчало дуло пистолета.

Завидев отца, Ксюша рванулась и попыталась закричать, но окно быстро закрылось и её лицо исчезло из виду.

– Хочешь увидеть её живой? – раздался жёсткий голос.

Егор вперил ненавидящий взгляд в своего недруга, но осознание собственного бессилия принудило его покорно кивнуть головой.

– Не трогайте её, – с трудом выдавил он из себя, – она ведь ещё совсем ребёнок. Не знаю, в чём наша вина, но если она есть…я сам готов ответить за всё.

– Да успокойся ты! – незнакомец издал короткий смешок. – Никто никого не собирается наказывать. Нам просто надо решить один вопрос. Как только мы его решим, ты возьмёшь свою дочку и будешь жить дальше.

– Я сделаю всё, что скажете!

– Тогда позвони брату!

– Брату? – Егор начал покрываться мертвенной бледностью. До него начало доходить, кто эти люди, и почему они похитили его дочь. – Зачем? Что вы хотите с ним сделать?

– Только поговорить. Он должен понять кое-какие вещи. Или он это сам поймёт, или мы объясним. Пока у вас есть возможность решать. Потом её не будет. Так что звони брату, и попроси сейчас прийти. Назначь любое место в городе и предупреди, чтобы никому не говорил о звонке. Всё понятно?

Егор кивнул.

– Вот и лады. Звони!

Понимая, что у него не остаётся выхода, Егор достал сотовый телефон и позвонил брату.

– Надо встретиться прямо сейчас, – коротко бросил он в телефон. – Да, срочно. Давай возле «тройки». Жду!

Егор выключил телефон и положил его обратно в карман.

– Что ещё за «тройка»? – с подозрением спросил незнакомец.

– Наша школа. Школа номер три.

– Пойдёт! Поедешь со мной. Дочь твоя поедет за нами, в другой машине. Если что не так, не обессудь.

Егор отчётливо услышал угрозу в словах.

– Иван не подведёт меня. Он любит Ксюшу.

– Значит поехали! Поедем вдвоём. Я и ты. Прихватим твоего братца и поедем в Мурманск. Поговорим. Если всё путём, привезём вас обратно и вопрос закрыт.


Минутой спустя джип, в котором находилась дочь Егора, выехал из двора и исчез из виду. Они выехали едва ли не вслед за ним, но на первом же перекрёстке разъехались. Первый джип поехал в сторону Мурманска, а второй – спустя несколько минут остановился перед воротами старенькой школы. Ещё через десять минут к ним подошёл Иван Спирин. Увидев брата в такой странной компании, он собирался было задать вопрос, но Егор опередил:

– Не до вопросов, Иван. С тобой хотят поговорить. Надо ехать в Мурманск.

Увидев, как взор брата гневно заблестел, он тихо добавил: – Ксюша у них, Иван. Надо ехать.

Помедлив всего лишь одно мгновение, младший Спирин молча сел на заднее сиденье автомобиля…

Спустя полтора часа они подъехали к воротам, за которыми возвышалась зелёная крыша большого особняка. Ворота открылись, пропустили их внутрь и сразу же закрылись. Они пересекли двор и въехали в гараж, расположенный под самим домом. Здесь джип остановился. Оба брата вышли из машины. Пока они осматривались, джип покинул гараж. Ворота наглухо закрылись. Братья остались одни в пустом гараже.

Егор выглядел совершенно подавленным. Иван положил руку на плечо брата и тихо спросил:

– Что случилось?

– Они захватили Ксюшу и угрожают убить, если мы не сделаем, как они скажут, – так же тихо ответил Егор.

– А чего им надо?

– Не знаю. С тобой хотят поговорить. Мы им не нужны.

– Понятно, – у Ивана снова появился гневный взгляд, – хотят любой ценой пролезть во власть, а я у них как кость в горле. Эх, твари…недооценил я их подлость, ох, недооценил.

– Конечно, недооценил. Но у тебя ещё будет возможность это сделать!

Оба брата настороженно смотрели на группу незнакомых мужчин в тёмных костюмах. Один за другим те гуськом вошли в гараж и остановились напротив них. Впрочем, одного из них, того, что стоял впереди всех, они знали хорошо, даже очень хорошо. Ведь это был не кто иной, как депутат Хромушкин.

– Отпустите девочку, иначе вам с губернатором придётся сильно пожалеть обо всём! – именно угрозой Иван Спирин встретил появление этих людей.

– Боюсь, вы не совсем понимаете, насколько всё серьёзно. Но сейчас я всё наглядно объясню.

Вслед за этими словами последовал жест депутата. Двое из его сопровождения тут же исчезли. Братья настороженно следили за всеми его действиями.

Хромушкин обвёл вокруг себя двумя руками и невозмутимо спросил, знакомо ли им это место? Оба брата отрицательно покачали головой.

– Этот дом принадлежит госпоже Барановой. Вы знакомы с женой губернатора?

Егор отрицательно покачал головой, а Иван утвердительно кивнул.

– А вот и она сама собственной персоной.

Лицо Хромушкина исказила злая усмешка, когда эти двое вернулись обратно, ведя под руки молодую женщину с малолетним ребёнком. Женщина прижимала мальчика к груди и постоянно дергала плечами, пытаясь вырваться из цепких объятий.

– Ты! – гневно закричала она, завидев Хромушкина. – Скотина, кто тебе позволил обращаться со мной как с пленницей? Ты знаешь, что я с тобой сделаю? Да я… – женщина осеклась и, устремив на Хромушкина испуганный взгляд, стала медленно отступать назад. Она отступала до той поры, пока не упёрлась спиной в стену.

А сам Хромушкин в это время спокойно прикручивал глушитель к стволу пистолета. Затем он так же спокойно повернулся и прицелился. Раздался глухой щелчок. Пуля попала прямо в лоб жене губернатора. Она выпустила из рук ребёнка и стала медленно сползать вниз. От головы потянулся кровавый шлейф.

А её сын упал на пол и резко заплакал. Не переставая плакать, он попытался подняться на ноги. Хромушкин снова прицелился. Теперь уже в ребёнка.

– Нет! – закричал Иван, бросаясь вперёд. Но его тут же схватили, повалили на пол гаража и заломили руки за спиной. Завязалась короткая борьба. Иван попытался вырваться из сильных объятий охранников Хромушкина, но услышав ещё один звук выстрела, приподнял голову и замер, испытав холодный ужас. На его глазах мальчик, раскинув руки, замертво повалился на тело матери.

Хромушкин опустился на корточки рядом с Иваном. Голос прозвучал вкрадчиво, но с отчётливой угрозой.

– Слушай внимательно, Иван. Думаю, ты не настолько глуп, чтобы не понимать очевидную истину. Если мы не пощадили семью губернатора, так жизнь ваших родных для нас и ломаного гроша не стоит. Ты можешь и дальше упорствовать. Тогда вы все умрёте. А можешь спасти им жизнь, да ещё неплохо обеспечить деньгами. Что для этого нужно сделать? И ты слушай, – Хромушкин устремил жёсткий взгляд в сторону Егора. Тот поспешно закивал головой, всем своим видом показывая покорность. – Твой брат гораздо понятливее, – Хромушкин перевёл взгляд на поверженного Ивана. – Сейчас мы отпустим твоего брата и вернём ему дочь. Даже домой отвезём. Что он должен сделать? Пойти в отделение милиции по месту жительства и написать заявление на тебя. Он должен сказать, что это ты просил позвонить ему. Ты просил встретиться. Потом вы наняли попутную машину и поехали в Мурманск. В этот дом. Пусть опишет дом и добавит, что не знал, почему вы сюда приехали. Мол, брат был очень злой и хотел поговорить с губернатором. А в конце пускай скажет, что слышал пять выстрелов. Три вначале, ещё два потом. Услышал выстрелы и от испуга сбежал обратно в свой Мончегорск. Это всё, что от него требуется. Мои люди всё подробно ему напишут. А ты…тебя заберут отсюда в милицию. Признаешься в убийстве охранника, жены и сына губернатора. Как всё происходило, тебе объяснят в милиции. Прочитаешь всё и хорошенько запомнишь, чтоб на суде не попасть впросак. И смотрите, если перепутаете хотя бы одну букву… – Хромушкин показал дулом пистолета на два мёртвых тела, а потом поднялся и добавил, обращаясь к Егору: – Объяснишь своей дочери, чтоб лишнего не болтала. Одно неправильное слово, и мы встретимся снова. У вас пять минут, чтобы поговорить.

По знаку Хромушкина, вся охрана покинула гараж. Последним ушёл он сам.

– Что нам делать? Что делать? – без конца и с совершенно потерянным видом повторял Егор, в то время как Иван поднимался на ноги. – Они нас всех убьют. Убьют, если не послушаемся. Ты же видел, что стало с семьёй губернатора. Страшные люди, очень страшные… Зачем? Ну, зачем ты пошёл против них?

Иван в это время с глубокой горечью смотрел на мёртвые тела. Затем его взгляд поднялся выше. Увидев камеру, висевшую под потолком, он напрягся, а потом громко заговорил с братом, придавая голосу безнадёжность.

– Беда пришла. Чего тут сделаешь? У этих нелюдей в руках власть. У них в руках и прокуратура, и суды, и милиция. Пойдёшь против – раскатают в лепёшку. Сам ошибся, сам и отвечать буду. Вам ничего не сделают. Ещё и денег дадут. Да, как приедешь домой, скажи моей, чтоб вещи собрала, посуду, сигарет не забудь. Привези всё сам или передай через Антошку. Он часто ездит в Мурманск. Ну и всё…наверное. Давай попрощаемся напоследок. Кто знает, увидимся ли ещё…

Иван крепко прижал к груди брата. Именно в этот миг слуха Егора достиг горячий шёпот:

– Делай в точности всё, что они тебе говорят. Нам надо выиграть время. До окончания суда нам ничего не грозит. Но как только меня посадят, всех нас всё равно убьют. Они не оставят в живых таких важных свидетелей. А теперь слушай меня очень внимательно. Три месяца назад я ездил в Самару. Там один адвокат в пух и прах разнёс всю местную администрацию. Его имя Александр Дудецкий. Его ещё называют «Московский наследник». Найди его, Егор, найди. Только он один сможет нас спасти…

Глава 3

Входя в кабинет отца, Николай Дудецкий поймал себя на удивительной мысли. Даже сейчас, когда ему пошёл шестой десяток, он всё так же осторожно открывает дверь кабинета. В детстве, он поступал точно так же. Правда, перед тем как войти всегда просовывал голову в открытую дверь и смотрел на отца. Если тот выглядел хмурым или не дай Бог мрачным, он тут же сбегал. За сорок лет ничего не изменилось. Он невольно заулыбался глядя на сосредоточенное лицо отца. Он как и всегда сидел в своём любимом кресле с широкими подлокотниками. Тот же дубовой стол. И как всегда начищен до блеска. Слева лежит чёрный с золотом телефон в старинном стиле. Справа набор канцелярских принадлежностей. Чай в стеклянном стакане… на фарфором блюдечке. Ничего не меняется. Нет, меняется. Нет коробочки, в которой отец держит сигары и трубку. Странно! неужели бросил курить? Никогда не поверю. Николай Дудецкий перевёл взгляд на сухопарого человека в очках. Он стоял справа от отца и наклонившись к нему, что-то терпеливо объясняли. В руках этот человек держал стопку документов.

Заметив сына, Аристарх Дудецкий указал рукой на диван. Николай Дудецкий послушно опустился на указанное отцом место и бросил на него вопросительный взгляд. Смысл сегодняшнего приглашения всё ещё ускользал от него. Хотя у него возникло смутное подозрение, что речь пойдёт об очень важных делах. Поскольку, отец не имел привычку без особой причины вызывать его. Очень скоро, сам Аристарх Дудецкий объяснил свою просьбу:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3