Люттоли.

Луидор



скачать книгу бесплатно

Король, в очередной раз взялся за рожок. Играл он так же хорошо, как и на клавесине. Комната снова наполнилась печальными звуками. Они лились и лились…едва они прекратились, как следом раздалось невнятное бормотанье:

– Будь мы сейчас на охоте…не пришлось бы загонять кабана…он бы сам умер…от тоски…

Король вполне отчётливо расслышал эти слова. Вначале, он некоторое время растерянно взирал на Сен-Мара, а затем, глотнув побольше воздуха, с хмурым видом осведомился:

– Ты издеваешься над моим горем? Я снова потерял сына, а ты пришёл сюда, разряженный…словно у меня случилось радостное событие. Я не стал тебя обвинять в подобном неуважении. Но тебе и этого оказалось мало…мерзавец, потешиться решил над моим несчастьем…

Сен-Мар, во время этой отповеди даже позу свою не изменил. Разве только…принял глубоко растерянный вид.

– Мне непонятно,…что плохого в охоте?

– Охота? – с откровенным раздражением переспросил, король. – Какое отношение к нашему разговору имеет охота? Ты имел в виду не охоту, а моё горе.

– Даже если так…что же здесь неуважительного? Получается…очень тяжёлая картина…твоё горе настолько сильно, что вполне способно…убить.

– Теперь ты смеёшься надо мной!

– Проклятье! А что ещё остаётся делать, когда ты вот уже целую неделю лежишь, и наигрываешь мелодии, от которых самому хочется повеситься. Я бы так и поступил, но не хочет лишать его преосвященство удовольствия лицезреть меня стоящим на эшафоте. Мой дорогой кардинал, – Сен-Мар изобразил подобострастную улыбку. Не приходилось сомневаться в том, кому именно он адресована.

– А меня…ты в расчёт не принимаешь? Я ведь могу опередить его преосвященство, – с угрюмым видом поинтересовался, король.

Сен-Мар, насмешливо оскалился.

– Будь ты способен на такой поступок, на эшафоте уже бы стоял твой подлый брат с твоей бездушной матушкой!

– Ты смеёшься над моим горем, оскорбляешь мою семью…на что ещё ты способен, чудовище?

– Я бы сейчас отведал того чудесного каплуна, который подают у благочестивого Бю-Мартена на улице Сен-Тома-дю-Лувр, – Сен-Мар смачно зашевелил губами, словно уже приступил к трапезе. Затем тяжело вздохнул и добавил: – Раньше он и тебе нравился. Но в последнее время ты совсем отказался от еды. В сущности, воздержание пойдёт тебе только на пользу. Даже если не брать в расчёт то обстоятельство, что у тебя почти нет грехов. Чёрт! – Сен Мар почесал затылок. – У тебя и правда, нет грехов. Ты ни разу не изменил своей супруге, хотя я тебе не раз подсовывал придворных красавиц. Ты питаешь нежность к своему брату и матушке, хотя они всё время пытаются тебя убить. Ты одеваешься скромно и никогда не пропускаешь мессу. Этот список можно продолжать бесконечно. На ум приходят одни гадости вроде,…милосердный, справедливый…страдающий. У тебя только один грех. Как только ты избавишься и от него, я лично похлопочу перед святым Августином о тёплом местечке для тебя.

– И что же это за грех?

– Людовик, ты меня заставляешь поститься! – глубоко печальным голосом сообщил, Сен-Мар.

Как ни старался король, но так и не сумел сдержать смех.

Едва услышав смех, Сен-Мар, вскочил на ноги и грозно закричал:

– Не смей смеяться над моим несчастьем. По крайней мере до той поры, пока как следует не накормишь!

– Бедняга! – сквозь смех выдавил король. – Вот о чём ты думал все эти дни.

– Вот и отлично, – уже обычным голосом произнёс Сен-Мар и бросив в сторону короля понимающий взгляд, продолжил, – теперь ты способен здраво оценить мои слова. Людовик, поверь, никто другой не сочувствует твоему горю больше чем я. В отличие от других, я понимаю и вижу твою боль. Но, пока ты здесь сидишь, положение ухудшается. Все твои враги подняли головы. Твоё несчастье дало им в руки оружие. И они используют его против тебя. Будь уверен. Сейчас не время горевать. Сейчас время всем показать…что король есть и он будет вне зависимости от того какую ношу придётся нести.

– Мой друг! – положив руку на плечо Сен-Мара, с чувством произнёс король. – Ты вновь преподал мне урок. Я никогда не забуду ни этот разговор, ни моего доброго Сен-Мара.

– Звучит как прощание. Уж не ошибся ли я, заподозрив в тебе доброту?

Король рассмеялся.

– Уж если тебе и грозит смерть, так только от вкусной пищи. Но для начала, я хочу убраться отсюда. В Лувре, смерть витает везде, даже в моих покоях. Будь всё проклято!

– И ты не навестишь королеву перед отъездом? – поинтересовался Сен-Мар.

– Пусть убирается к дьяволу вместе со своим братцем, – в сердцах ответил король.

– Так тому и быть! – торжественно произнёс Сен-Мар. – И пусть дьявол не забывает, что у тебя ещё остались…родственники.

Глава 3

– Четыре су…всего четыре су, Карфур!

– С такими деньгами, ему прямой путь только в одно место…ад! – раздался в ответ шипящий голос. – Убейте его, а тело бросьте в воду. Или лучше, утопите.

Следом за вторым голосом раздались мольбы и стенания. Послышалась возня. Полная луна осветила узкую полоску каменистого берега, на котором стояла группа вооружённых мужчин. Прямо перед ними, на камнях, распласталось тело. Тело также принадлежало мужчине. Судя по всему, он был серьёзно ранен. Голос жертвы разбойников, всякий раз звучал протяжно, с отчётливой мукой и…надеждой. Да и пошевелиться он не мог, не издав при этом болезненного стона. Взгляд раненного был прикован к мужчине могучего телосложения с глубокими шрамами на лбу и подбородке, в руках которого лежал его же собственный кошелёк. Именно его он умолял о пощаде. И именно его назвали по имени, Карфур. Однако, они не были услышаны. В ответ, ему понёсся целый поток отборных ругательств, смысл которых не оставлял сомнений в том, какого рода участь ждёт несчастного. Очень скоро угрозы Карфура, обрели вполне реальные очертания. Двое из его спутников подхватили раненного под мышки и потащили к воде. Одновременно с этим действием, раздался отчётливый голос:

– Отпусти беднягу, Карфур. Ты ведь получил его кошелёк, так зачем убивать?

В нескольких шагах от группы вооружённых мужчин, возникли три силуэта. Первый принадлежал молодому мужчине, второй юной девушке, а третий…некому существу маленького роста. Судя по всему, это был…карлик. Удивительный контраст. И молодой человек, и юная особа, отличались красивой внешностью и стройной фигурой. Рядом с ними, он выглядел ещё более уродливым нежели являлся на самом деле. Впрочем, это сравнение не имело никакого отношения к одежде. У всех троих она была изрядно поношенной. Камзол и сапоги молодого человека находились в плачевном состоянии. В отдельных местах зияли дыры. Чуть лучше обстояли дела с перевязью со шпагой. Хотя, справедливости ради и здесь следует заметить, что невыразительный наряд никак не вязался с уверенным взглядом молодого человека. По сути, описать молодого человека следовало нескольким словами. «Одежда убогого нищего, а облик гордого дворянина. Девушка в цветастом платье, как нельзя лучше соответствовала своему молодому спутнику. Ничуть не портило впечатление и уродливое одеяние с оторванными рукавами. Рядом с ними, ко всем прочим контрастам, карлик выглядел ещё и слишком маленьким. Посему, ему постоянно приходилось вставать на носки для того чтобы казаться выше. И это несмотря на деревянные башмаки с внушительным каблуком, в которые он был обут. Каждый раз производя подобное действие, карлик поправлял свою куртку, ибо она ползла вверх и обнажала пупок. И этот карлик мгновенно исчез за спиной девушки, едва раздался злой голос Карфура:

– Не учи меня, – огрызнулся он, бросая в сторону молодого человека угрожающий взгляд, – работать надо, а не болтать. Если такой жалостливый, так тебе место в монастыре, а не во дворце слепых. Трусу не место рядом со смельчаками.

– Лучше и не скажешь, – невозмутимо ответил, молодой человек. Он двинулся с места, направляясь прямиком в сторону Карфура. Его голос и походку отличала непринуждённость и удивительное спокойствие. Он даже шпагу из ножен доставать не стал, однако его приближение вызвало напряжённые взгляды в окружение Карфура. Они, теснее сбились в кучу, словно невзначай окружая своего вожака. – Как ещё назвать человека, который собирается убить беззащитного? Трусом и не иначе. Я рад, что ты признаёшь мерзость своих поступков, – заметив угрожающие взгляды направленные в его сторону, молодой человек без тени беспокойства остановился в двух шагах от Карфура и закончил, – а если нет, так я готов помочь.

На короткое время воцарилась полная тишина. И тем отчётливее ощущалось напряжение между одиноко стоявшим молодым человеком и полудюжиной головорезов сверливших его ненавидящими взглядами. Карфур, не сводя взгляда с молодого человека, медленно вытащил из – за пояса, кинжал.

– Шпагой сражаться гораздо удобней, – невозмутимо посоветовал молодой человек. Его рука при этом легла на рукоятку. Он ожидал, что Карфур направится к нему…однако, ошибся. Неожиданно для всех, он повернулся и быстро зашагал в сторону раненного. Достигнув его, он резко опустился и с силой вонзил кинжал ему в грудь. Бедняга даже охнуть не успел и сразу испустил дух. После содеянного, Карфур, самолично столкнул тело в воду. Волна подхватила мертвеца и понесла по течению. Карфур, обернулся. Ситуация позади него резко изменилась. Все его люди вытащили оружие и направили на молодого человека. Тот же стоял со шпагой в руках и бросал презрительные взгляды в сторону Карфура, давая понять, что ждёт, когда тот подойдёт к нему и примет вызов. Однако, прежде чем, Карфур сумел сдвинуться с места, рядом с молодым человеком оказалась… его спутница. Она взяла его за руку и буквально потащила за собой. Молодой человек некоторое время противился ей, но увидев, что Карфур и не собирается с ним сражаться, позволил увезти себя и тем самым избавить от серьёзной опасности. Едва они оставили берег Сены позади и оказались на полутёмной улочке, как девушка незамедлительно набросилась на своего спутника с упрёками.

– Ты совсем спятил? – приглушённо, но с изрядной долей досады говорила она, – бросаешь вызов Карфуру? Он король, а ты кто? Ему весь дворец слепых принадлежит. А золота сколько? Вздумай он тебя убить, ты бы и до утра не дожил. А ты с ним ссоришься. А главное из – за чего? Ты ведь этого человека даже не знаешь. Пусть убивает, кого хочет, тебе какое дело? Скажи, Гофо, ведь он дурак? – неожиданно обратилась девушка к карлику, который семенил сзади.

– Болван, Сеньорита. Да и с головой не дружит. Об этом все наши знают. Поэтому видать и не убивают. Знают, всё одно в Шатле его путь лежит. Парижские палачи мигом собьют с него спесь. Тогда…

– Замолчи, быстро, – приказала девушка, которую карлик назвал «Сеньорита». Как ты можешь, Гофо? – Продолжала она гневным голосом. – Как ты можешь желать смерти моему любимому?

– Я ему смерти желаю? – раздался позади неё удивлённый голос. – Да он сам делает всё чтобы сунуть свою шею в петлю. Вспомни, как он обошёлся с этим…который деньги сужал. А что он сделал с тем…из парламента? Он ведь не может грабить как все остальные, ему подавай таких, кого никто другой ограбить не сможет. Положи перед ним тысячу ливров, ведь он них не возьмёт. Но обязательно попрётся за ними если придётся рисковать жизнью. Болван да и только.

– Не смей оскорблять его!

– Да, ведь ты сама его так назвала. Тебе можно, а мне нельзя?

– Гофо, я тебя побью!

– Всегда так. Слов не хватает, так сразу «побью». Может сначала поищешь своего любимого? – с издевкой поинтересовался, Гофо.

Услышав последние слова, Сеньорита быстро оглянулась вокруг себя. Молодого человека и след простыл. Пока они спорили, он преспокойно удалился.

– Куда делся этот мерзавец? – пробормотала Сеньорита, пристально вглядываясь в тёмные закоулки пустынной улицы.

– Работать пошёл!

– Без меня? Ну, нет. Я его в покое не оставлю. Иди за мной, Гофо.

Сеньорита уверенно двинулась в ближайший проулок, подозревая, что это им то направление в котором скрылся её странный спутник.

Молодой человек же, тем временем миновал несколько улиц и вышел к приземистой церквушке. Вначале его взгляд устремился к кресту возвышающемуся над куполом церкви. Он набожно перекрестился и уж затем осмотрел маленькую площадь. На первый взгляд ничего примечательного. Но только на первый взгляд. Для разбойников вроде него, это место подходило для засады наилучшим образом. Именно здесь соединялись сразу четыре улицы. Днём здесь бывало очень людно, а ночью пустынно. Однако это место хорошо охранялось полицией в отличие от многих других. И именно из за путей. По этой же причине, многие разбойники избегали промышлять на этой площади. Однако, молодой человек был не из их числа. Плотнее запахнув на себе камзол, он направился к церкви. Здесь, возле её стен, он облюбовал себе тёмное местечко и стал дожидаться первой жертвы. Она не заставила себя долго ждать. Вскоре показался одинокий всадник. Судя по одежде, это был не простой человек. Но не только богатая одежда и плащ с меховой накидкой отличали в нём высокородного дворянина, но и оружие. Кроме шпаги, у него имелся пистолет. Он был заткнут за пояс и отчётливо виден молодому человеку. И тем не менее, этот факт его ничуть не обеспокоил. Дождавшись, пока всадник окажется в непосредственной близости, он внезапно вынырнул из темноты и преградил ему путь. Ловко взяв лошадь за уздцы, молодой человек, как мог любезно обратился к всаднику:

– Сударь, не могли бы вы сойти с коня?

– Зачем? И кто вы, чёрт побери? – Нахмурившись, спросил в ответ, всадник. – Кстати будет сказано, я бы попросил вас, сударь, отпустить уздцы моего коня. Меня это сильно раздражает.

– Сожалею, сударь, – по прежнему любезно отвечал молодой человек, – я не в состоянии удовлетворить вашу просьбу по той простой причине, что мне очень нужен ваш конь и ваша…одежда. Я бы также не отказался от денег, если конечно, вы согласитесь мне их передать.

– Странная просьба, клянусь честью, – пробормотал всадник, – ничего подобного мне слышать не доводилось. Я бы принял вас за разбойника, не обладай вы изысканными манерами и благородной внешностью. Но всё же, сударь. К сожалению, я не могу удовлетворить вашу просьбу. Причина проста. Король устраивает бал – маскарад. И я приглашён в Лувр. Случается такое событие крайне редко, по этой причине я бы не хотел лишаться такой прекрасной возможности. Надеюсь, я достаточно сказал. А сейчас, я бы попросил вас отпустить уздцы, иначе… – всадник похлопал перчаткой по рукоятке пистолета.

– Что ж, сударь, вы не оставляете мне выбора…

Не успели отзвучать эти слова, как он отпустил уздцы и бросился к всаднику. Тот мгновенно вытащил пистолет и направил его в сторону своего противника. Но, молодой человек ловко скользнул под брюхом лошади и вынырнув с другой стороны, схватил его за плащ и повалил на землю. Уже падая, всадник успел выстрелить. Правда, выстрел ушёл в пустоту. Почти сразу же он оказался распластанным на земле, а к его горлу упиралось, остри шпаги. Не успел он осознать безвыходность своего положения, как раздался мягкий голос:

– Во имя всего святого, не пытайтесь сопротивляться, иначе мне придётся убить вас. Всего несколько минут, и вы будете в безопасности. Даю вам слово.

– Слово разбойника?

– Поверьте, оно имеет не меньшую силу, нежели слово дворянина!

– Хорошо!

Едва противник сдался, молодой человек принялся за дело. Первым делом он забрал пистолет и шпагу, затем отрезал кошелёк пристёгнутый к поясу. В этот самый момент когда он забирал кошелёк, появилась Сеньорита, а следом за ней и Гофо.

– Вы пришли вовремя! – бросил молодой человек заметив их приближение. Не давая сказать им ни слова, он вручил пистолет Сеньорите и знаком показал чтобы она направила его на пленника. А сам….начал быстро раздеваться.

– Что ты делаешь? – вырвалось у Сеньориты. Она едва ли не с ужасом смотрела на то, как он сбрасывает с себя штаны.

– Переодеваюсь! – последовал выразительный ответ.

– Переодеваешься? Скорее раздеваешься. Здесь нет другой одежды.

– Есть! Сударь! – молодой человек бросил выразительный взгляд на пленника. Понимая значения этого взгляда, тот медленно поднялся и с ненавистью выдавил из себя:

– Вы ответите за сегодняшний вечер!

– Не теряйте времени на слова, сударь, если только вам не нужна моя помощь.

– Справлюсь без вас!

Через несколько минут вся одежда перекочевала в руки его победителя. Тот не мешкая принялся одеваться, не преминув вручить свою одежду поверженному противнику. Закончив одеваться, молодой человек прихватил плащ, попросил прощения за причинённое неудобство и прихватив с собой Сеньориту и Гофо, поспешил прочь с площади.

– Вы оставляете мне…коня? – раздался позади них удивлённый голос.

– Вы достаточно пострадали, сударь, – послышался ответ.

Покинув площадь, все трое исчезли в тёмном проулке. Некоторое время они петляли, затем вышли на широкую улицу и остановились на углу прямо под одиноким светильником. Пламя весьма смутно освещала место где они стояли, но и этого Сеньорите и Гофо, вполне хватило чтобы лицезреть превращение своего спутника. Теперь перед ним стоял молодой человек в роскошной одежде. Вереница блестящих пуговиц, высокий воротник, золотое шитьё…украшали камзол. Из под рукавов камзола выбивалась пышные кружева белоснежной рубашки. Синие штаны спускались чуть ниже колена. Края были также украшены кружева. Они идеально сочетались с чулками ярко красного цвета. А те в свою очередь отлично дополняли блестящие туфли с большой пряжкой. Но что более всего бросалось в глаза, так это гордая осанка, длинные волосы, лежавшие на воротнике камзола и…весёлый взгляд. Сеньорита смотрела на него с восхищением, а Гофо с насмешливостью, которая выразилась в следующих словах:

– В таком виде ты собираешься идти во дворец слепых? Тебя же засмеют…

– Я направляюсь в Лувр!

– В Лувр? Издеваешься?

– И не думаю! Там сегодня ночью состоится бал – маскарад.

– Ну и что в этом такого? – удивился Гофо. – Знать всегда веселится.

– До тебя всегда поздно доходит, Гофо. Бал – маскарад, означает, что все буду в масках. Самое подходящее место для нас. Можно спокойно войти в маске, ограбить и спокойно уйти.

– Это место для тебя, – поправил Гофо и глядя на него с откровенным подозрением, добавил, – ты ведь не всерьёз? Там наверняка будет вся знать, полно охраны…может будет даже…король…ты ведь не настолько…спятил?

– Ограбить короля? Это мечта любого разбойника.

– Да ты и правда спятил! – взорвалась дотоле молчавшая, Сеньорита. – За исключением такого болвана как ты, никому и в голову не придёт подобная мысль. Умереть хочешь, так и скажи. Я тебя сама убью, чтоб не мучился.

– Пора! – не слушая Сеньориту, молодой человек накинул на себя плащ. Шпага и пистолет исчезли в тёмных складках. Не успел он запахнуть полы плаща, как тут же распахнул их и начал копаться в карманах. Мгновением позже, он извлёк оттуда…чёрную маску усыпанную блестящими точками, весьма напоминающими звёзды. Пробормотав слово «Прекрасно». Он тут же её надел, не преминув накрепко завязать тесёмки на затылке. Затем оглянулся по сторонам, и было непонятно, что именно он ищет.

– Тебя убьют раньше, чем ты сумеешь попасть в Лувр! – крайне гневно предсказала ему, Сеньорита.

– Да он вообще туда не попадёт! – подал голос Гофо. И тут же услышал в ответ радостный голос:

– А вот и карета!

По дороге действительно катила чёрная карета. И судя по всему, она направлялась в сторону Лувра. Она, неторопливо миновала всех троих и покатилась дальше. На задней стенке кареты был отчётливо заметен знак. И этот знак навевал ужас на всех без исключения, парижских разбойников. Но на молодого человека, он не произвёл должного впечатления. Ни минуты не медля, он ринулся вслед за ней. Шум колёс стучавших об мостовую, приглушил звук прыжка. Вскочив на подножку, молодой человек помахал рукой своим друзьям и отворив дверцу кареты быстро скользнул внутрь. Оба смотрели вслед катящейся карете и долго не могли вымолвить ни слова. Наконец, раздался пророческий голос, Гофо:

– Доигрался. Попрощайся с ним, Сеньорита. Он залез в карету начальника полиции.

Глава 4

Начальник полиции, уважаемый мэтр Буфико, а это действительно именно он ехал в карете, испуганно вскричал, как только дверца открылась, и рядом с ним примостился незнакомый мужчина.

– Тише, господин начальник полиции, – прошептал незнакомец, захлопнув дверцу. – Не стоит этого делать, – тут же добавил он с отчётливой угрозой, увидев что его пленник собирается постучать в стенку кареты. – Кучер вам не поможет, скорее может навредить.

– Так вы знаете меня? – раздался высокомерный голос. – Знаете, и тем не менее осмелились ворваться в мою карету? Кто вы? Назовите своё имя, немедленно, иначе…

– Луидор!

– Луидор? – начальнику полиции понадобилось некоторое время для того чтобы переварить эти слова. Судя по всему, это имя подействовало на него и очень сильно. Он мгновенно затих, затем отодвинулся в самый угол кареты и почти шёпотом, спросил: – Тот самый…разбойник?

Молодой человек, которого мы отныне будем называть его подлинным именем, Луидор, ибо это действительно был он, собственной персоной. В Париже, его имя было известно каждому, начиная от последнего нищего и заканчивая его величеством. Некоторым оно внушало страх, другим ужас. По сути его многие боялись. Рассказы о его дерзких нападениях многократно раздувались и всегда распространялись с молниеносной быстротой. Чаще всего в этих рассказах, он изображался уродливым и кровожадным, человеком без жалости, готовым на всё ради денег. Но были и другие слухи. Некоторые утверждали, что он является человеком благородных кровей и занялся грабежом только ради своего удовольствия. Слухи всегда были противоречивыми и почти всегда не соответствовали истине. Как обычно в подобных случаях. На самом деле, Луидор хоть и являлся разбойником, но по сути не имел ничего общего с остальными обитателями грозного Парижского братства. И нрав, и поступки Луидора зависели только от его настроения. Зачастую, он сам не знал, для чего грабит. Какую цель преследует. Ему нравилась сама опасность, золото же он презирал всегда. Посему, оно никогда не задерживалось в его карманах. Чаще всего оно сразу же перекочёвывало в карман Сеньориты, которую он любил как родную сестру или Гофо, которого ему был дорог как никто другой. Только им двоим дозволялось говорить всё что вздумается. Они же пытались образумить его, когда речь шла об очередном безрассудном поступке. Но, он был слишком упрям, для того чтобы их слушать. И сейчас, совершив ещё одну безрассудную выходку, он вёл себя так, словно ничего особенного не происходит. Он всегда выглядел невозмутимо и мало кто знал, что под этой маской безразличия бушуют подлинные страсти, готовые вырваться в любую минуту и принять какую угодно форму.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5