Люттоли.

12-й удар



скачать книгу бесплатно

Глава 1

МАЙ 1992 ГОДА. МОСКВА. ЗДАНИЕ СУДА. СЛУШАЕТСЯ ДЕЛО ОБ УБИЙСТВЕ СЕРГЕЯ МАТВЕЕВА


– Мы с Сергеем вместе вышли после уроков, и пошли на школьный двор играть футбол. В середине игры он куда-то ушёл. Потом раздались крики. Мы все побежали и увидели Сергея. Он лежал на спине…рот был в пене. Других людей там не было. Только…он. Больше ничего. Я ничего не видел! Не видел, слышите?

Свидетель – подросток, едва ли не плакал, произнося эти слова. Он сидел, вцепившись, двумя руками в поручни свидетельской скамьи и не сводил умоляющего взгляда с прокурора. Свидетель был не в силах выносить допрос или попросту боялся отвечать на вопросы. Какими бы не были его мотивы, они служили на пользу обвиняемому.

Обвинителю ничего не оставалось кроме как бессильно развести руками и обратится к судье со словами:

– Больше нет вопросов ваша честь!

Прокурор сел на своё место сопровождаемый ликующим взглядом адвоката подсудимого. Проводив взглядом прокурора, адвокат полуобернулся и сделал неприметный знак своему подзащитному, словно говоря: «Всё идёт как надо»!

Обвиняемый, мужчина средних лет с грубыми чертами лица, бросил откровенно вызывающий, и даже в некоторой степени наглый взгляд в сторону трёх мужчин, которые сидели в первом ряду.

Один из них, Василий Ветряков, боевой офицер с десятками сложнейших операций за плечами, носил форму полковника милиции. Полковник Ветряков работал в МУРе. Это был человек невысокого роста, крепкого телосложения с квадратной челюстью и живым взглядом.

Второй, с бледным лицом, Василий Матвеев, отец погибшего подростка. Василий Матвеев работал в генеральной прокуратуре России и тоже состоял в звании полковника. Худощавый, с бледным лицом и сутулой фигурой, Матвеев больше напоминал осуждённого. Он сидел, опустив голову. Руки лежали на коленях и слегка подёргивались.

Третий, Аркадий Никонов служил в ФСБ и тоже в звании полковника. Никонов обладал спортивной фигурой и обаятельными чертами лица. Весь его облик выражал уверенность. Не менее уверенными выглядели и его жесты. Эта уверенность проявилась с полнотой, когда он сжал рукой плечо Матвеева, призывая его не поддаваться отчаянию.

Все троим, только минуло сорок лет. Они дружили с детства. Вместе ходили в школу, вместе служили в армии и вместе пошли служить в правоохранительные органы. И сейчас, когда один из них потерял сына, остальные двое пришли его поддержать.

Все трое, как один заметили взгляд осуждённого, брошенного в их сторону. Ветряков и Никонов ответили взглядами полными ненависти, а Матвеев ещё больше побледнел. Заметив реакцию Матвеева, обвиняемый злорадно заулыбался и переключил внимание на своего адвоката.

Адвокат обвиняемого поднялся с места и с пафосом, усиленно жестикулируя руками – заговорил, обращаясь попеременно то к судье, то к присутствующим в зале.

– Ваша честь, как видите обвинение против моего подзащитного в убийстве гражданина Матвеева – не имеет под собой почву.

Посудите сами ваша честь, зачем моему подзащитному насильно вводить героин, в какого то мальчика? Он законопослушный гражданин. Прекрасный семьянин. У него жена, трое детей. Всё это, несомненно, говорит в его пользу. Но не это самое главное. Суть дела состоит в том, что кое-кто из прокуратуры явно недолюбливает моего подзащитного. Вот они и попытались состряпать ложное обвинение. А истина же в том, что погибший Сергей Матвеев являлся законченным наркоманом.

– Ложь! – это крик исторг Матвеев, – ложь – прошептал он, – мой сын никогда не принимал наркотиков. Его убили, убили…

Судья бросил хмурый взгляд в сторону полковника, затем поднялся. Вслед за ним поднялся весь зал.

– Суд удаляется для принятия решения!

Судья покинул зал, а Матвеев всё время повторял побелевшими губами:

– Ложь, сплошная ложь. Он не был таким, его убили. Убили, из-за меня убили. Я виноват…

Ветряков и Никонов, одновременно сжали его руки, снова и снова молчаливо призывая не поддаваться отчаянию. Было заметно, что они глубоко сочувствуют горю друга.

Судья отсутствовал около четверти часа. Всё это время раздавались приглушённые голоса в зале и шёпотом выдвигались прогнозы по поводу исхода дела. Адвокат и обвиняемый обменивались торжествующими взглядами. Видимо для них обоих исход дела не оставлял сомнений. Когда судья появился, все встали. Судья зачитал приговор:

– 12 сентября 1992 года гражданин Матвеев Сергей Васильевич 1976 года рождения, уроженец города Москвы, был найден мёртвым во дворе школы № 137. Экспертиза определила, что смерть гражданина Матвеева наступила в результате передозировки героином. Обвинение в умышленном убийстве было предъявлено гражданину Дохлякову Вадиму Анатольевичу 1946 года рождения, уроженцу города Москва. Однако, результаты следствия не убедительны. Суд не выявил прямых или косвенных улик, указывающих на причастность к преступлению гражданина Дохлякова. В виду этого суд постановляет:

Снять все обвинения с гражданина Дохлякова и немедленно освободить в зале суда! Приговор может быть обжалован в течение 10 дней. Дело закрыто!

Как только судья закончил, в зале послышались радостные голоса. К освобождённому Дохлякову начали подходить люди из зала и поздравлять. В ответ, Дохляков кивал с довольным видом, но при этом не упускал из виду Матвеева.

Матвеев был настолько подавлен, что самостоятельно даже со скамьи не смог подняться. Друзья подхватили его за руки, и повели к выходу.

Чуть помедлив, Дохляков направился вслед за ними. Дохляков нагнал всех троих, как только они вышли из зала заседаний и оказались в коридоре. Ускорив шаг, он обогнал троих мужчин и сделав оборот оказался лицом к лицу с Матвеевым. Сверля его с ног до головы злым взглядом, Дохляков процедил сквозь зубы:

– Я тебя предупреждал «мусор» – не становись у меня на дороге, а ты не послушал.

Ветряков отпустил руку Матвеева и коротко размахнувшись, нанёс удар по лицу Дохлякова. Раздался хруст. Дохляков качнулся, но удержался на ногах.

– Мразь – в бешенстве заорал Ветряков, – мало убил сына, так ещё издеваться вздумал над горем? Я тебя сам похороню без суда…гнида.

Слова Ветрякова сопровождались быстрыми действиями. На Дохлякова посыпался град мощных ударов, один из которых свалил его с ног. При падении Дохлякова ударился головой об пол. Издав несколько болезненных стонов, Дохляков ухватил руками голову и попытался встать, но следующий удар пресёк это намерение. Он опрокинулся на спину. Ветряков ринулся вперёд, собираясь пустить в ход ноги, но его схватили за руки милиционеры дежурившие в суде и оттащили от Дохлякова.

– Мразь! Удушу! – кричал в исступлении Ветряков, пытаясь достать ногой жертву. Дохлякова укрыл лицо двумя руками и крутился, пытаясь отползти на безопасное расстояние. На шум начали выбегать люди из зала. Четверо из них, приняли угрожающий вид, и двинулись в сторону Ветрякова. Один из этих четверых, бросил Ветрякову с ярко выраженным презрением.

– Чё смотришь гнида? Хочешь я прямо здесь твои поганые кишки выпущу? И хрен твоя «мусоровка» тебе поможет…

– Отпустите меня! – заревел Ветряков.

Он с яростью вырывался из рук милиционеров и одновременно пытался просунуть руку внутрь костюма. Правильно разгадав значение этого жеста, все четверо мгновенно выхватили оружие и направили его в сторону Ветрякова. Обстановка накалилась до предела. Ещё немного и могло произойти всё что угодно. В этот момент на передний план выступил Никонов. В одной руке он сжимал пистолет, в другой красную книжку. И пистолет и книжка были направлены в сторону бандитов угрожающих Ветрякову оружием.

– Я Никонов. Полковник ФСБ. Советую вам всем убрать оружие. А когда вы это сделаете, сможете забрать своего друга и уехать отсюда. И мы все забудем, что здесь произошло.

Внушительный, а главное спокойный голос Никонова подействовал на бандитов благотворно. Им не больше других хотелось осложнять ситуацию. Поэтому, они молча спрятали оружие. А затем, так же молча подняли Дохлякова и увели с собой. Милиционеры отпустили Ветрякова, едва бандиты скрылись из виду. Тот прерывисто дышал и бросал негодующие взгляды в сторону Никонова.

Никонов с виноватым видом протянул руку в сторону Ветрякова со словами.

– Извини. Я хотел как лучше.

Но тот резко отбросил протянутую руку и с горечью обронил в ответ.

– Да пошёл ты Никонов. Надо было перестрелять этих гадов, а ты…

– Всех не перестреляешь Ветряков. Ты это лучше меня знаешь.

Не отвечая, Ветряков развернулся и пошёл быстрыми шагами по направлению к выходу. Никонов вздохнув, вновь взял Матвеева за руку и повёл к выходу. Тот почти не подавал признаков жизни. У Матвеева был такой вид, как будто всё вокруг в одночасье перестало существовать.

Спустя несколько минут, Никонов посадил его на заднее сиденье чёрной волги, а сам сев вперёд, сказал водителю, чтобы ехал домой к Матвеевым. Весь путь, от здания суда до дома Матвеевых прошёл в тяжёлом молчании. Когда они приехали, Никонов вывел своего друга из машины и по-прежнему поддерживая его, проводил до дверей квартиры. Никонов позвонил в дверь. Через мгновение, дверь квартиры открыла миловидная женщина лет сорока. Это была Ирина Аркадьевна Матвеева. Увидев мужа в таком состоянии, она побледнела. Затем перевела взгляд на Никонова и едва слышно спросила:

– Аркаша?

– Его оправдали Ира! Оправдали!

– Как такое возможно Аркаша? Как? Господи…

– Ира не время, – остановил её Никонов, – не видишь, Вася совсем плохой. Побудь с ним. Мы с Ветряковым вечером ещё забежим.

– Спасибо Аркаша, спасибо за всё.

– Ира милая за что? – Никонов обнял её и сразу после этого повернулся и подошёл к лифту собираясь спуститься вниз.

Ирина Аркадьевна завела Матвеева в квартиру. Помогла снять ботинки. Сняла с него пальто. А после, повела в зал и уложила на диван. Матвеев лёг на спину и не мигая уставился в потолок. Ирина Аркадьевна опустилась рядом с ним на корточки.

– Вася! – тихо позвала она.

Матвеев не отреагировал на слова жены.

– Вася милый не мучай себя. Не виноват ты. Не виноват. Видно Богу было угодно забрать нашего единственного сына. Мы должны смириться. Смириться и жить дальше. Слышишь Вася? Мы должны жить дальше. Мы не сможем вернуть Сергея. Не сможем.

Матвеев повернул безжизненное лицо к жене.

– Жить дальше? Но как? Как Ирина? Когда я посадил «Дохлого», он мне в лицо сказал, что как только выйдет, убьёт моего сына! В лицо сказал. Ты понимаешь? Я мог освободить «Дохлого» и тогда Сергей остался бы в живых. Но я не сделал этого. Не сделал Ирина. Как же мне жить дальше, если я отнял это право у своего сына? Как мне жить с этой виной?

Матвеев снова уставился в потолок. Ирина Аркадьевна сама находилась в плохом состоянии после смерти сына, но состояние мужа по-настоящему пугало её. Ирина Аркадьевна взяла его руку и начала гладить её шепча нежные слова, но Матвеев не слышал или не обращал внимания. Это продолжалось долгое время. Понемногу, у Ирины Аркадьевны начала появляться опасение, что после суда её муж окончательно потерял интерес к жизни. Она не могла этого допустить. Она потеряла сына. Она не могла потерять и мужа. Она схватила мужа за плечи и со всей силы встряхнув, закричала:

– Ты не виноват! Слышишь? Не виноват!

В ответ на это из глаз Матвеева выкатилась одинокая слеза и медленно покатилась по щекам. Не в силах выносить этого молчаливого самоосуждения, Ирина Аркадьевна бросилась в ванну. Заперев дверь, она опустилась рядом с умывальником и, схватившись одной рукой за раковину, беззвучно зарыдала.

Глава 2

КОЛОМЕНСКИЙ РАЙОН. СРЕДНЯЯ ШКОЛА В АКАТЬЕВО. ИЮНЬ


Зазвенел звонок. Уже через минуту из дверей старенькой школы хлынул поток мальчиков и девочек с ранцами и портфелями. Поток сопровождал непрекращающийся шум, состоящий из криков, визга и смеха. Учащиеся старших классов, покинув стены школы, тут же образовали большую группу, и медленно двинулись в сторону спортивной площадки. По привычке, ребята остановились позади футбольных ворот, и стали что-то оживлённо обсуждать. Разговор школьников продолжался недолго. Неожиданно все замолчали и устремили напряжённые взгляды в одну единственную точку. Такая перемена была связана с появлением группы молодых мужчин старше двадцати лет. Это были местные хулиганы во главе с «Панкратом». С ними пришли два подростка с отчётливыми следами побоев на лице.

Все пять мужчин и оба подростка, остановились в нескольких шагах от группы старшеклассников. «Панкрат» показал подросткам на старшеклассников и коротко спросил:

– Он здесь?

Оба отрицательно затрясли головой.

– Значит, подождём! – резюмировал он, принимая при этом выжидательную позу и устремляя взгляд в сторону школы.

Среди старшеклассников раздался недовольный ропот. Они сразу поняли, с чем связано появление ребят наводивших страх на всю деревню. Один из них, «Панкрат», тот самый который задавал вопросы, приходился старшим братом Никите Панкратову. Никита учился в десятом классе и, пользуясь поддержкой брата, терроризировал всю школу. Он никому не давал проходу. Его ненавидели многие ребята. И было за что. Неделю назад в школу пришёл новый ученик, Сергей Стрельников. Он сделал то, на что не мог решиться никто другой. Когда Никита со своим другом избивали семиклассника, Стрельников вмешался и остановил драку. После уроков Никита с другом подкараулили Сергея, собираясь его избить, но всё получилось с точностью наоборот. Вся школа стала свидетелем драки, в которой оба школьных задиры были избиты.

Эта драка покончила с властью Никиты. Сергея зауважали все школьники, но он даже не пытался использовать своё превосходство в силе над остальными. Не видя другого способа выразить ему своё уважение, некоторые из одноклассников Сергея решили за благо помочь ему с уроками. Ведь со знаниями, дела у Сергея обстояли хуже некуда. Едва ли по всем предметам у него имелся твёрдый «неуд».

И вот сейчас, благоденствие, длившееся почти неделю, должно было закончиться с приходом «Панкрата» и его дружков. И это обстоятельство не могло не вызвать негодование школьников. Но только это недовольство выразилось в громких голосах, как послышался резкий окрик «Панкрата».

– Закрыли рты, щенки. Или вас надо по одному «за шкирок» выкидывать отсюда? Стойте и смотрите, как я поступаю с теми, кто обижает моего брата. Если только этот Стрельников не сбежит?

– Он не станет бежать от такой падали как ты! – раздался спокойный голос.

На площадке появился юноша лет шестнадцати. Он полностью отличался от всех своих сверстников, как внешним видом, так и более чем скромной одеждой. Вся его одежда состояла из поношенных кроссовок, старых брюк и залатанной местами рубашки.

Стрельников обладал чёрными волосами, был чуть выше среднего роста, слегка худощавый, нос с маленькой горбинкой и глубокий шрам на правой стороне лица, весьма напоминающий стрелу. Шрам начинался у края мочки уха и тянулся вдоль скулы к подбородку. Сейчас, когда на губах Стрельникова играла мрачная улыбка, шрам изменил форму. Стрела словно прогнулась и натянулась. Этот шрам вызывал неосознанную обеспокоенность у всех, кто на него смотрел. Но ещё большую обеспокоенность вызывали ярко голубые глаза Стрельникова. Они выражали нечто дикое, даже звериное.

«Панкрат этот взгляд описал в нескольких словах.

– Смотрит как волк перед прыжком, – насмешливо бросил он, направляясь в сторону Стрельникова. – Может и правду говорят, что ты одним ножом матёрого волка одолел. Это волк тебе шрам на лице оставил? – Панкрат захохотал. – Или может дядя лесник избил? А может ты дерево не заметил когда домой шёл?

«Панкрат» неожиданно рванулся вперёд и нанёс удар по лицу Стрельникова. Сергей покачнулся. «Панкрат» начал бить его ногами и руками одновременно. Из носа Сергея заструилась кровь. Увидев кровь «Панкрат» перестал бить и зашипел:

– Ты, сучонок, я за половиной района смотрю, а ты моего брата избиваешь? Знаешь, что я с тобой могу сде… – получив неожиданный удар по лицу «Панкрат» охнул и опрокинулся на спину.

Никто не ожидал, что Стрельников даст сдачи, слишком неравными были силы – мальчик против мужчины. Поэтому над спортивной площадкой раздался единый вздох изумления.

Вытирая струившуюся из носа кровь, Сергей бросил презрительный взгляд на «Панкрата».

«Панкрат» вскочил на ноги. Изрыгая поток ругательств, он с яростью ринулся на Сергея. На Сергея обрушился град мощных ударов. На лицах ежесекундно стали появляться кровоподтёки. Но он не отступал. Раз за разом, Сергей стойко переносил боль и наносил ответные удары. Один из ударов рассёк подбородок «Панкрата». Он отступил. Сергей выглядел в разы хуже него, но непоколебимо стоял на месте. Он всем своим видом показывал, что не собирается нападать, но и не отступит, если драка продолжится.

– Чего стоите? Гасите этого зверёныша, – заорал «Панкрат».

Не успел крик стихнуть, как четверо его дружков побежали на Сергея. Даже сейчас, когда положение ухудшилось в разы, Сергей не отступил. И поплатился за свою неуступчивость. Пять человек одновременно набросились на него и стали избивать. Драка с каждым мгновением приобретала для Сергея всё более тяжёлый оборот. Он не успевал наносить ответные удары. И даже прикрываться от ударов не успевал.

Неожиданно для нападающих, Сергей вырвался из окружения и со всех ног побежал в сторону забора. Вначале его никто не стал преследовать. Но «Панкрат» решил, что Сергей получил недостаточно. Нескольких слов оказалось достаточно. Все пятеро бросились вдогонку за Сергеем. Они думали, что он пытается убежать, но ошиблись.

Сергей оторвал от деревянного забора два штакетника. Злость владела всем его существом, только поэтому он не заметил, что из штакетников торчат гвозди. С штакетниками в руках, он развернулся и побежал навстречу своим преследователям.

Лицо залито кровью. Видны только глаза. Глаза выражают необузданную ярость. И эта ярость обрушилась на «Панкрата» и его дружков. Штакетники пришли в действие с обеих рук. Гвозди начали впиваться в тела. Сергей били и бил, не видя и не понимая происходящего. Он остановился только тогда, когда остался совсем один посреди пяти распростёртых тел плавающих в луже собственной крови. Все пятеро оставались в живых, но получили тяжёлые ранения. Им было необходимо оказать срочную помощь.

Среди старшеклассников раздались громкие крики:

– Сергей, беги! Беги Сергей, иначе тебя арестует милиция. Беги отсюда!

Сергей выпустил штакетники из рук, и не оглядываясь, побежал прочь со школьного двора.

Глава 3

КОЛОМЕНСКИЙ РАЙОН. БЕРЕГ ОКИ.


Сергей смог успокоится, только добравшись до берега Оки. Он долго умывался. Умывался до тех пор, пока не смыл всю кровь с лица. Местами продолжали кровоточить только губы. Во рту появилась солёность. Каждый раз, когда язык касался губ, возникала острая боль. Он чувствовал, что всё лицо в синяках и ссадинах. С ним такое случалось не раз, поэтому он даже не придал значения своим ранам. Как и не думал о последствиях драки на школьном дворе. Сергей всегда делал то, что считал правильным и никогда не думал о последствиях своих поступков. «Как получится, так и получится, – отмахивался он от нравоучений своего дяди-лесника, когда тот просил его постеречься от необдуманных поступков которые могут привести к тяжёлым последствиям. И тут же добавлял, что будет жить по своим правилам.

Дядя был единственным родственником Сергея. Узнав о том, что у него есть родной племянник, он сразу переехал в Коломенский район и устроился на работу лесником. После переезда, он первым делом занялся судьбой Сергея. Узнав о постоянных драках племянника с местными хулиганами, он попытался перевести его в другую школу. Неделю назад эта затея увенчалась успехом, но привела в итоге к ещё более тяжёлым последствиям. Сергей не сомневался в том, что его посадят в тюрьму за сегодняшнюю драку. Единственно он жалел о том, что подвёл дядю. Остальное его не беспокоило.

Сергей с большой теплотой относился к дяде. Он чувствовал, что дядя старается сделать всё для того чтобы ему жилось лучше. К тому же это был единственный родной ему человек. Жаль что всё так получилось и им придётся расстаться снова. Эта мысль расстроила Сергея.

Сергей разделся до трусов и тщательно выстирал всю свою одежду в реке. Затем разложил её на камнях сушиться. Другой одежды у него не имелось. Так что придётся ходить в ней, даже если не удастся вывести кровь. С этой мыслью он и растянулся на песочке под самой вершине маленького холма, за которой начинались ряды густых деревьев.

Заложив руки за голову, Сергей смотрел на реку и прикидывал в уме, как быстро его смогут найти милиционеры. Он не хуже других знал, что участковый кореш «Панкрата». Значит, осталось недолго. Неожиданно, над головой Сергея раздался отчётливый мужской голос, в котором слышалось раздражение:

– Да оставь ты этого прокурора в покое, «Дохлый». Сына его завалил и хорош. Ему и так конец. Сейчас главная тема «Мазур». Подведём Ираклия, не простит.

Сергей сразу понял, что это не милиция. На песке, чуть пониже места, где он лежал, отражались два силуэта. Вначале он сразу же хотел уйти, а потом решил дождаться, пока они уйдут, и уж потом, пойти и отыскать дядю. Дядя, наверное, уже узнал обо всём и ищет его.

– Тормози, «Мобут»! – раздался тем временем второй голос. – «Мазур» никуда не денется. Мы всё продумали. Встреча состоится в Москве через два дня, в ресторане Синай, ровно в час. Во время встречи отойдём, а пацаны войдут и завалят его. Ираклий будет доволен, а мы с тобой организуем тему в Ростове. Подтянем под себя цыган и дадим им канал с наркотой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5