Лука Каримова.

Until I Die. Прежде чем я умру



скачать книгу бесплатно

Люди медленно брели со своими чемоданами и сумками к припаркованным на стоянке машинам. Ян докурил сигарету и подошел к желтому такси. Чтобы его отвезли до нового места жительства:

– Добрый вечер, уважаемый. Соборная площадь, дом двадцать четыре, корпус один, пожалуйста, – вежливо обратился он к водителю, прочитав адрес на кусочке пергамента.

– Залезай, – скомандовал мужчина, предусмотрительно открыв дверь, – только я рублями не принимаю, гривны имеются? – деловито спросил он.

Ян убрал бумажку в карман и сделал вид что ищет деньги, пока не вытащил из того же кармана несколько купюр украинской валюты:

– А як же – переходя на местный язык, ответил ангел.

Когда такси доставило Яна к нужному дому, и доброжелательный водитель умчался, ангел осмотрелся: перед ним было здание обычной пятиэтажки из красного кирпича без лифта. Здесь он должен был пожить некоторое время у одной смертной, которую посоветовал Михаил.

Напротив дома, в тусклом свете фонарей, возвышалась старая крепость. Наверху купола был четко виден парапет: «При желании, туда можно подняться…» Ян очень любил различные старинные сооружения, замки, и, особенно, подземелья с катакомбами. Именно в таких местах сохранялось сосредоточие древней магии, которая подпитывала как темных, так и светлых, тут можно было спрятать любой артефакт, не боясь, что его обнаружат и украдут.

Поднявшись по лестнице на пятый этаж, Ян позвонил в нужную квартиру и стал ждать. Дверь распахнулась резко, едва не ударив ангела по носу. Чьи-то цепкие пальцы с длинными красными ногтями обняли его за плечи, не дав рассмотреть собеседницу, и прижали к внушительного размера бюсту. Ангел резко выдохнул от неожиданно сильной хватки.

– Дорогой мой, ты добрался! – воскликнула женщина, выпуская парня из своих объятий и давая ему возможность вдохнуть полной грудью, – Мишель меня предупредил, что ты приедешь на поезде, мы бог знает, когда с ним познакомились, а тут такие новости! – Щебетала хозяйка, впуская парня в свою квартиру. – Меня зовут Анжелика, а ты Ян. «Мишель. Я запомню это ласковое обращение к генералу легиона Начал» – Ангел широко улыбнулся, и женщина приняла эту улыбку на свой счет.

Это была высокая и подтянутая дама лет сорока с копной черных, вьющихся волос спускающихся ниже лопаток. Ее бархатный, под цвет красных ногтей, спортивный костюм идеально подчеркивал широкие бедра, немного расплывшуюся с годами талию, и как уже заметил, а точнее почувствовал Ян – пышную грудь. Доброе женское лицо с чуть вздернутым носом и румяными щеками располагало к дружной беседе, эта женщина только что закончила печь пироги и была готова угостить ими весь мир. Ангел принюхался «Выпечкой и вправду пахнет» в животе неприятно заурчало.

– Боженьки! Да ты у меня голодный после дороги! – Дамочка всплеснула руками и схватила с плеча Яна сумку, чуть не свалив самого парня на пол. «Она что, качается? С такой-то силищей». – Ангел потер плечо и захлопнул входную дверь, отсекая ночной сквозняк от тепла, распространяющегося по уютной квартире.

Сидя за столом в большой кухне, и уплетая вареники с картошкой, обильно поливая их сметаной, Ян ощутил себя подростком, о котором заботиться его собственная тетушка.

Ангела порадовал факт, что Анжелика относилась к тому типу людей, которые не будут просить что-то им рассказывать, потому что сами заболтают кого угодно. В первую очередь женщина поведала Яну о ремонте в ее квартире:

– Кухня была ужасно малюсенькой! Поэтому в мою гениальную голову пришла идея соединить ее с гостиной. И вуаля! Много места и так по-современному! – хлопнула в ладони и подлила Яну еще компота в стакан, – ты ешь, ешь, твоя комната выходит, как раз на улицу, сможешь полюбоваться нашим костелом «Босых кармелитов» – погрустнела – К сожалению, в Бердичеве мало интересных мест – это ведь не Европа, – подперев щеку ладонью, принялась с умиленным видом наблюдать, как ангел ест. – Ты знаешь, я так рада, что Мишель посоветовал тебе остановиться у меня. Одной тут та-а-а-а-к одиноко! – протянула женщина, вставая из-за стола и подходя к холодильнику. Выудив оттуда бутылку белого вина, она достала два фужера и поставила на стол перед Яном:

– А теперь, выпьем за твой приезд! – огорошила ангела Анжелика.

Ян чуть не поперхнулся компотом, и, отставив стакан в сторону, вытер рот во время поданной салфеткой.

– Не хочешь вина? Тогда, может, тяпнем водочки? – на ее добродушном лице читалась искренняя радость от их встречи, и Ян решил для себя, что сегодня побудет добрым.

Сначала они выпили по бокалу вина, потом еще по одному и еще, пока Анжелика не ударилась в воспоминания о своем знакомстве с Мишелем. Абсолютно трезвый, Ян все еще был зол на Михаила, за то, что тот приказал ему ехать на поезде, как обычному смертному, и поэтому, рассказы об архангеле его не привлекали.

Ангел решил, что хозяйку пора укладывать спать, он галантно сопроводил женщину в ее комнату. Анжелика еще что-то болтала себе под нос пьяным голосом, когда Ян вышел из ее спальни, закрыв за собой дверь. «Ну и денек…» – он покачал головой и отправился на кухню убирать остатки ужина со стола. В мусорное ведро отправились две пустые бутылки из-под вина и горстка оберток от шоколадных конфет. «В ближайшие пару часов я точно не усну» покинув квартиру, отправился изучать окрестности.

Гуляя по освещенной улице и рассматривая погасшие витрины магазинов, Ян увидел заведение, возле которого стояла группа молодежи. Вывеска гласила: «Амстердам». Ангел усмехнулся: «Веселое должно быть местечко, но вряд ли здесь есть своя улица Красных фонарей, как в настоящих Нидерландах».

На первом этаже располагалось кафе, которое в такой поздний час уже было закрыто.

Бар располагался в подвальном помещении. Спустившись следом за всеми посетителями вниз по лестнице в местную «клоаку», как он уже понял, стоило приметить парочку демонов, соблазнявших глуповатых девиц коктейлями «Не пройдет и пары часов, как они уйдут отсюда с душами этих дурех, а те, как ни в чем не бывало, продолжат себе жить».

«Амстердам» оказался неплохим баром с современным дизайном: вдоль стен стояли красные диванчики, а при входе было установлено большое зеркало, которое обступили девушки с косметичками, прихорашивающиеся ради своих кавалеров.

Ян поискал взглядом свободное место и увидел его в углу, рядом с круглыми столиками и пуфиками: «Здесь отличный полумрак и на меня никто не будет пялиться». У проходившей мимо официантки, ангел заказал себе виски со льдом: «Надеюсь, алкоголя там будет больше, чем воды…». Из угла он мог свободно наблюдать за смертными, прибывающими в бар: «Какие же они скучные. Прошли века, а желания у всех остались прежними: деньги, секс, алкоголь, наркотики и снова секс». Со скучающим видом он расселся на пуфике. Официантка принесла виски, окинув ангела мимолетным взглядом: «Какой красавчик!» – Ян прочел ее мысли и сделал глоток из стакана: кусочки льда тихонько потрескивали, напиток не разочаровал «Хоть бы у кого-то было что-то поинтереснее, чем эти глупости о внешности» уловил в воздухе свежий яблочный аромат «Так пахнет только в яблочном саду обители светлых».

У барной стойки, устроившись на высоком табурете и медленно помешивая ложкой кофе, сидела девушка с короткой стрижкой. Незнакомка повернулась к ангелу лицом, ее задумчивый взгляд бродил по гостям бара. Склонив голову на бок, половину лица скрыла косая челка. Было странным, видеть, что среди всех, только она одна пьет кофе.

«Ощущение что мы где-то встречались…» хотел, как следует рассмотреть ее ауру, но в баре была слишком плотная дымка от кальяна.

Девушка продолжала спокойно пить кофе, делая заметки в своем блокноте, пока к ней не подошел высокий молодой человек с дорогой фотокамерой. Он встал напротив, загородив ее от Яна, так что ангелу пришлось извернуться, чтобы лучше разглядеть происходящее. Фотограф показывал отснятый материал вечеринки и широко улыбался, довольный проделанной работой.

Ян прислушался к их разговору:


– Вадим, удали мою фотографию. Я там неудачно вышла. – Попросила она, изучая себя на маленьком квадратном экране камеры.

Фотограф покачал головой:

– Нет уж! У меня свое видение, ты тут отлично вышла! – Он просмотрел другие фотографии. – Никто в баре больше не сидит и не пишет, как ты. Так что – это очень оригинальное фото! – И он стал весело пританцовывать в такт музыке.

– О да! – с сарказмом отметила она. – Видение великого фотографа Вадима!

Парень довольно выпятил грудь, но тут его стали дергать за плечи посетители, чтобы он их сфотографировал.

– Иди, хватит прохлаждаться! – прикрикнула на фотографа девушка, легонько толкая того в грудь.


Вадим скривил смешную рожицу и двинулся к столикам, за которыми сидела дружная компания. Ян осушил свой стакан и подошел к барной стойке, расплатиться по счету. Он встал рядом с девушкой, но она даже не обратила на него внимание. И тут его осенило. – «А вдруг это Она – моя новая подопечная?!» Только он хотел это проверить, прикоснувшись к девушке, как его оттеснили двое парней. Ян раздраженно кинул несколько купюр на стойку и покинул заведение:

«Ничего, город маленький – мы с ней еще встретимся». Ему не хотелось в порыве гнева разбить этим деревенским головы, поэтому он решил уйти. Ян не любил сложностей и старался избегать их. По дороге до квартиры Анжелики, он стал вспоминать своих прежних подопечных: «А ведь их было не так много, за все то время, пока я – Ангел-Хранитель».

Сколько Ян себя помнил, он всегда старался держать дистанцию между своими прямыми обязанностями Хранителя и чувствами подопечного. Как говорил ему архангел Рафаил: «Человек – это маленькое существо, подобно ребенку, нуждающийся в поддержке, заботе, ласке и, особенно, любви и понимании. Ангелу следует избегать привязанности к подопечному. Ведь рано или поздно наступает момент, когда смертный больше не нуждается в Хранителе» Ян вспомнил Киру – эта девушка действительно была для него особенной.

Светлые любят все живое с момента своего становления ангелами, но не могут влюбляться как люди: страстно, безрассудно, с отдачей. По кодексу Хранителей, им запрещено чувство привязанности к простому смертному. «Влюбиться в подопечного – это тоже что и приобрести билет в Нижнюю Аиду»! Когда ангел влюбляется в простого смертного, и его любовь отвергают – он впадает в глубокую депрессию. Лишается своих способностей и ангельских крыльев, а это хуже смерти. Взаимная любовь была бы куда более трагичной. Ангел – создание бессмертное, не подвластное времени. А человек – незначительное существо – хрупкое, подверженное болезням. Хранитель наблюдает увядание жизни в человеке, но он не в силах препятствовать смерти». В старинных манускриптах, которые хранились в библиотеке Келестис, было описано множество трагичных историй о любви ангелов.

«Я больше никогда не променяю вечность и крылья на это сентиментальное чувство любви». После Киры, Ян запретил себе влюбляться, но до этого его ледяное сердце дало трещину от ласки и тепла подопечной: «Тогда-то, я и попрощался с ней… навсегда». Больше, ангел ни к кому ничего не испытывал и держался со всеми на расстоянии.

Подойдя к дому Анжелики и закурив у подъезда, он любовался простором ночного неба: «Такое не увидишь в больших городах. Здесь – небо так близко, протяни руку, и ты достанешь звезду» выдохнув несколько колечек дыма, ему вспомнился парень с вокзала: «У него были странные глаза, голубые, но нечто настораживающее крылось в глубине зрачков. Стоило присмотреться к его ауре, но он меня взбесил». Докурив, поднялся на последний этаж, открыв входную дверь, позаимствованным у хозяйки ключом: мягко, как кот, ступал по спящей квартире.

Отведенная хозяйкой комната, при ночном свете показалась мрачноватой. Стены обклеены темно-синими обоями, белые потолочные плиты с отделкой под лепнину и отдельный балкон: «Здесь я могу курить в любое время». Отремонтированный пол, выложенный деревянными досками, для утепления, был застелен плотным куском ковра. На подоконнике стояла круглая пепельница с двумя окурками от тонких яблочных сигарет «Очень кстати…» – с некоторым облегчением подумал Ян, разглядывая покрытые лаком рамы и занавески тонкой вязки, скрывающие часть окна от посторонних наблюдателей. В углу стояла одинокая табуретка, сиденье обито мягкой тканью.

Вернувшись в комнату, он бесшумно разложил новый диван и включил стоящий рядом торшер. Мягкий свет, осветил на стене несколько незамысловатых картин с изображением природы. В углу стоял зеркальный шкаф-купе, в котором ангел обнаружил свободные вешалки, утюг и стопки чистого постельного белья с полотенцами. На верхней полке лежали дополнительные подушки и одеяла.

Развесив свои вещи в шкафу, и перекинув чистое полотенце через плечо, он ушел в ванную:

«Хорошо, что у Анжелики есть водонагревательный котел, иначе пришлось бы мне принимать ледяной душ!» – порадовался, смывая шампунь с волос. Приведя себя в порядок, застелил диван простыней и с наслаждением упал на подушки.

– Как же здесь тихо… – шепнул в ночную тишину, поглаживая пальцами свой крест на груди. Артефакт согревал солнечное сплетение: «Раз Анжелика умеет готовить пирожки, то и на завтрак я могу рассчитывать» улыбнулся собственным мыслям: «Ах, Михаил, за что же ты разрешил обращаться к тебе Мишель».

Глава 2

Гуляющая молодежь разбредалась по домам и улицы города постепенно пустели. К себе в квартиру Лука вернулся поздно ночью. Сидя в мягком кресле, с ногами на пуфике, Лу позевывал, читая очередную статью из «Википедии». От горячего душа, его разморило и постепенно начало клонить в сон: «Тихо, спокойно. По ночам в Бердичеве так свежо» ему нравилось гулять в одиночестве по укрытому мраком провинциальному городку, особенно вдалеке от центра, где среди маленьких кафешек можно было встретить разных знакомых.

В Бердичеве был свой неизменный круговорот, в котором текла и плескалась жизнь горожан. Каждый день, для них начинался одинаково: с «Базара», куда все спешили продавать и покупать. От летнего зноя там хотелось забраться в прохладный погреб и не вылезать, пока на столбике термометра, температура не опустится ниже тридцати градусов.

«Пока еще у меня есть время, я должен отдохнуть, потому что потом на это не будет времени» Лу открыл и закрыл глаза, из груди вырвался тяжелый вздох. Учебный план был составлен его родителями. Поэтому первую половину учебного года он проводил в Москве, учась в университете на архитектора, а другую часть в Украине, посещая Житомирский колледж культуры и искусства. Новые знания всегда привлекали его, учеба давалась легко, и ему не составило труда учиться в двух заведениях сразу.

Лука потрогал мягкую материю футболки, в которую он переоделся после ванны: на ткани было изображение лезвия. Эту вещь, ему подарил старый друг по прозвищу Ска. Они были знакомы с детства, их бабушки и мамы общались между собой.

Сергей и Лука поступили в один колледж, но на четвертом курсе Ска бросил учебу и углубился в творческую деятельность. Он увлекся татуировками и стал отличным мастером своего дела, благодаря чему со временем переехал в Чехию. «Мы с ним такие разные. Но у обоих есть свои стремления», – с тоской думал Лу «Не смотря на то, что я легко схожусь с людьми, мне совсем не хочется подпускать кого-то нового в круг своего общения. У меня есть близкие люди, которым я доверяю. К чему мне куча знакомых? Я в этом не нуждаюсь», – рассуждал он.

Кликнул мышкой по значку «Скайпа»: «Мамы нет в сети. Странно, ведь обычно она работает допоздна. Я так соскучился по ней». Прикрыл глаза: «В детстве, перед сном, она всегда заходила ко мне в спальню, присаживалась на краешек постели и читала сказки. В конце, она обязательно гладила меня по голове, приговаривая: „Ты мое счастьечко“ ее губы трогала нежная улыбка. Если раньше, пока я ходил в первый и второй классы, она жила со мной в Бердичеве, то потом уехала во Флоренцию. Зимой, она сидела в этом кресле и вязала мне шерстяные носочки, пока я рисовала что-то в тетрадках. Она выросла в этом городе, но ей не хотелось всю жизнь прожить так. Бердичев хорош, но не для нее. Она никогда не хотела просто выйти замуж, как ее подруги, нарожать детей и считать, что на этом жизнь заканчивается и теряет все свои краски. Ее душа стремилась к новым знаниям и путешествиям. Вот в чем заключалась ее свободолюбивая натура. И эти качества я унаследовал именно от нее»

После отъезда матери в Италию, Лу жил в доме бабушки до девятого класса, а затем, перебрался в их с мамой двухкомнатную квартиру. Но от того, что он поменял местожительства, Лука не перестал приходить к старушке на обеды и ужины.

Ее двухэтажный дом в тюдоровском стиле находился вдалеке от городской суеты, на Речной улице. Из окон открывался дивный вид на реку, а задний двор занимал целый розарий.

Сколько Лука себя помнил, каждый летний вечер они устраивали посиделки на веранде за кофейным столиком: мама расставляла фарфоровый сервиз, а бабушка заваривала чай.

Они превращались в героев чаепития из «Алисы в стране чудес», особенно когда бабушка начинала рассказывать новые идеи для своих романов, изобилуя подробностями приключений влюбленных.

Семилетний Лука сидел на своем стуле, на мягкой подушке, держа в руках большую чашку с чаем и весело смеялся: бабушка всегда умела рассказать такое, от чего Лу хватался за живот и не мог остановить приступ смеха. После чаепития, Ветту оставляли одну делать записи в блокноте.

«Я садился на качели, когда-то построенные дедушкой для мамы, и мы с ней раскачивались». Качели были с широкой деревянной доской-сидением, а по бокам шли плотные канаты, укрепленные на железных столбах: «Бабушка рассказывала, что когда мама была еще подростком, она попросила построить для нее такие качели», – впоследствии, будучи беременной, мама Луки раскачивалась на них, придерживая большой живот. Ей хотелось рожать именно в Бердичеве, и чтобы бабушка присутствовала рядом.

Ветта была очень привлекательной и энергичной для своего пожилого возраста женщиной. Внешне, ей никак нельзя было дать больше пятидесяти. Подобно герцогине, она являла собой эталон изысканности и шарма. У нее даже была английская привычка три раза в день пить чай с сэндвичами. На ее светлой кухне всегда чувствовался аромат свежей выпечки, а в шкафчике всегда можно было обнаружить множество сортов чая.

Она зарабатывала сочинением женских романов, имеющих большую популярность и издающихся не только в Украине, но и в Европе. Именно бабушка убедила внука продолжить его писать свои «Заметки». Так же, она всегда напоминала, что у них творческая семья и грех не развивать литературные таланты. Ветта всегда приветствовала новые идеи и с детства привела Луке такую же тягу к знаниям, как и собственной дочери.

Мать никогда не рассказывала сыну о том, как познакомилась с его отцом, и бабушка, наделенная даром рассказчицы, поведала о «страсти» двух влюбленных так, словно это был ее очередной шедевр любовной прозы.

***

В период молодости и обучения в Брюссельском университете, мать Луки влюбилась в некоего Луцио Лазаря. Это был привлекательный художник и архитектор. Со временем его творчество пошло в гору и принесло ощутимый доход, благодаря которому мужчина стал хозяином нескольких картинных галерей в Европе. Зять сразу понравился Ветте, она приняла его как родного сына, особенно с учетом того, что Луцио рассказывал о том, как вырос сиротой и всего в этой жизни добился сам.

Пара прожила вместе несколько счастливых лет, но после рождения сына, Луцио странным образом стал отдаляться от семьи и вскоре, не желая обременять творческую натуру мужа, мать Луки настояла на разводе. Расставшись хорошими друзьями, мужчина никогда не забывал о своем сыне и бывшей жене. Лука никогда и ни в чем не нуждался, а на его личный счет переводились огромные суммы алиментов.

Оба родителя были приверженцами раннего образования, и в свои двадцать два года Лука отлично говорил на английском, итальянском языках, а благодаря бабушке немного и по-французски.

Выключив ноутбук, Лу посмотрел на часы – 3:35. Встав с насиженного места, он поплелся в кухню и остановился перед календарем: «Как быстро летит время, и ведь так всегда…», – переставил дату на 8 июля.

На стене висела небольшая рамка с фотографией: на ней были изображены пятилетний Лу и его мама. Молодая женщина сидела за кофейным столиком, а рядом с ней стоял сын со счастливой улыбкой на лице и блестящими, черными волосами, которые забавно торчали в разные стороны.

– Спокойной ночи, мама…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное