Людмила Собчик.

Настройся на долголетие. Как сохранить здоровье, память и способность радоваться жизни до старости



скачать книгу бесплатно

Серия «Легендарные врачи рекомендуют»


© Собчик Л. Н., текст, 2017

© Тихонов М. В., фото, 2015

© ООО «Издательство «Э», 2018

* * *

Мир спасается любовью

Я не могу сказать что удивился, когда Людмила Николаевна Собчик написала мне с просьбой дать рецензию на ее новую книгу. То, что произошло, было гораздо больше удивления: мне, молодому, практически начинающему психологу пишет мэтр отечественной психологии, лучший специалист в психодиагностике, разработчик оригинальной теории личности. Я был просто поражен новостью и оказанной честью.

Позже стало понятно, что Людмиле Николаевне нужно мнение как раз молодого психолога. Вполне логично, если учесть, что сегодня у нашего поколения ценности и представления о жизни весьма разные. Может быть сыграло роль и то, что я отношусь к Московской школе христианской психологии, которая зарегистрирована на факультете психологии Московского православного института и моя основная работа – консультация людей в центре практической христианской психологии при том же институте. С проблемами, которые обозначены в книге мы работаем ежедневно.

Ко мне ежедневно приходят люди, которые считают, что если их супруг/супруга, знакомый, ребенок, коллега не похож на них, то он «неправильный». И просят изменить этого неправильного человека. Знание основ психологии индивидуальности, которые можно получить из книги помогают понять, что мы ценны своими отличиями. Замечательно, что рассказано, не только о том, что мы отличаемся, а о том, чем мы отличаемся, почему это происходит и как с этим быть.

Конечно, далеко не все проблемы в жизни возникают из-за характера и индивидуальности. Есть и детские травмы, и объективная ситуация, и много чего еще. Но индивидуальность всегда играет определенную роль. Часто характер управляет нами. Мы слишком вспыльчивы и не можем сдержать гнев в общении с коллегами или близкими. Мы слишком погружены в себя, чтобы увидеть людей вокруг. Мы любим быть в центре внимания и делаем все, чтобы достичь этого. Однако, осознав свои привычки, познакомившись со своим характером, человек, личность может встать над ним. И это начало: «…разобравшись в своем характере, начинать нужно с себя, понять свои ошибки, сдерживать свои непосредственные реакции: каждый человек может и должен свой характер контролировать, это свидетельство того, что он взрослый человек, зрелая личность».

Для меня, не только как для психолога, а как для отца чудесных маленьких мальчика и девочки были очень важны главы о детях. Они проникнуты по-настоящему человечными, но совсем не приторными взглядами о том, как же ребенка воспитывать, как с ним взаимодействовать. Иногда запрет или наказание кажется если не правильным, то наиболее простым способом разрешить ту или иную ситуацию. В книге объясняется, почему это не так и какие губительные последствия может принести.

С другой стороны нет модных призывов к вседозволенности. Прекрасно описано, какое воздействие будут оказывать на ребенка родители с разными типами характеров и что будет, если, зациклившись на себе, они забудут о ребенке. Автор напоминает нам, что даже малыш ценен сам по себе. Уверен, что для многих будут актуальны главы о подростковых проблемах, в которых затронуты очень серьезные вопросы: подросткового суицида, ценностной ориентации подростка, проблемы отношений в подростковом возрасте. И все это тоже основывается на многолетнем исследовательском опыте в сфере психологии личности.

Мне очень близка идея, если можно сказать, дух этой замечательной книги – мир спасется любовью. Любовью к родителям, супругам, детям, друзьям и коллегам и даже к себе. Ведь без любви никакие знания не помогут нам встать над собой, как бы мы не пытались.

Лазарев М. А.
психолог-консультант
Центра практической христианской
психологии факультета психологии
Московского православного института,
преподаватель Свято-Тихоновского
гуманитарного университета

От автора
«И жизнь, и слезы, и любовь…»

Жизнь прекрасна и удивительна, особенно если руководствоваться не только чувствами, но и умом.

Как красивы восходы солнца и его закаты, наблюдаете ли вы их с балкона деревенского дома или из окна своей городской квартиры! Как украшает нашу жизнь зеленеющая листва и аромат растений. Как таинственно шумит морской прибой или журчит ручей! Как забавны котята, собачки и другие зверушки, рыбки и птички!

А еще – как наполняет нашу жизнь «роскошь человеческого общения»!

Откуда же берутся огорчения, беды, невзгоды и разочарования? В основном из того же общения, которое не так уж просто, оказывается, наладить таким образом, чтобы оно радовало. А все из-за того, что свой ум наживаем к старости, а воспользоваться советами знающих людей ленимся.

Как специалист по изучению разнообразия человеческих характеров, типов мышления, способностей и разных видов отношения друг к другу, за всю свою сознательную жизнь я наблюдала множество вариантов поведения людей в разных ситуациях. В прежние времена (60–80 годы прошлого столетия) в отечественной психологии еще не было признания того факта, что как врожденные, так и приобретенные в процессе развития характера черты накладывают отпечаток на его активность, особенности общения, реагирования на стимулы окружающей среды. В связи с этим приходилось преодолевать установку на марксистско-ленинскую идеологию, с позиций которой личность нормально развивается только под влиянием общества, живущего по законам коммунистических идеалов.

Помнятся те долгие часы, проведенные в Ленинской библиотеке и за детским проектором с экраном в виде простынки на стене – чтобы прочитать микрофильмированные книги, взятые из «Ленинки» на два-три дня…

А также запомнилась кропотливая работа по переводу с английского или немецкого книг зарубежных авторов, уже прославившихся своими трудами по психологии личности. Словом, это был труд, но сладкий труд, богатый для меня интересными открытиями и непрерывным творческим процессом, который был направлен на изобретение новых решений, свободных от догм старого подхода, на преодоление существующих в отечественной психологии страхов перед зарубежным влиянием и перед новаторскими идеями, идущими в противовес устоявшимся представлениям.

Мне пришлось адаптировать многие известные европейские и американские диагностические методики, преодолевая немалые трудности. Надо было разработать систему адекватной интерпретации формальных показателей, полученных в результате математических формул, что не так-то просто! Ведь адаптация зарубежных тестов – это не просто перевод опросников на русский язык. Необходимо понять, о чем эти показатели свидетельствуют, как следует понимать их значение, как это подтверждается не только статистикой, но и самой жизнью.

Как понять человека

и как понять себя? Непросто!

Но нужно. От этого зависит

и настроение, и здоровье.

Множество живых, реальных людей прошло перед моими глазами: их переживания рассматривались параллельно данным, полученным при обследовании их психодиагностическими тестами. Кроме того, были созданы новые, оригинальные методики, боле созвучные требованиям отечественной психологии, раскрывающие типологические особенности, выявляющие сферу нарушенных человеческих отношений, мотивационную направленность, уровень агрессивности, преобладающий стиль мышления и многое другое. Они нашли подтверждение своей эффективности на практике и получили широкое распространение в среде психологов-практиков, а также в научно-исследовательской работе научных кадров.

Какие только коллективы мне не приходилось обследовать, для того чтобы подтвердить надежность методик, показать, как связаны особенности личности с выбором профессии, сделать выводы о межличностных отношениях разных характеров между собой. Это были наблюдения, связанные с судьбами семейных пар, анализ данных по обследованию спортсменов, занятых в разных видах спорта, изучение артистических коллективов разных театральных школ, погружение в управленческие проблемы для разработки критериев оценки компетенций и успешности в корпорациях и т. д. Примерно с 1985 года (в духе времени) пришлось заняться компьютеризацией психодиагностики, что вылилось в создание множества компьютерных тестов, облегчающих рутинную работу психологов и способствующих большей точности и объективности проведенных обследований.

Все разработки я не собирала в свою научную копилку, а давала познакомиться с ними психологам-практикам, внедрить их в повседневную работу и была рада, если это принималось как нечто необходимое, интересное и полезное. Теперь, спустя много лет, я чувствую неподдельный интерес к моим работам и теплоту отношения психологов ко мне, к ежегодным семинарам по психодиагностике. Они дают мне понять степень их признательности за многолетнюю помощь в работе по консультированию людей, по профориентации молодежи, по кадровому отбору в весьма важных для страны организациях и промышленных отраслях.

Любимая работа продлевает

жизнь, а долго живут те люди,

которые это понимают.

Сегодня я уже весьма пожилой человек, испытавший в своей жизни немало потерь. С одной стороны – это невосполнимо и грустно, с другой – добавило мне вдумчивости и осторожности в создании сложного инструмента, помогающего проникнуть в душу человека с намерением помочь ему, а главное – не навредить. Но в первую очередь, я профессиональный психолог, для которого психология взаимоотношений стала делом всей жизни. Безусловно, именно любовь к профессии поддерживала и поддерживает меня всю мою жизнь.

Но это теперь. А что было сначала?

Что было сначала

С самого детства помню себя как комок сочувственного отношения ко всем, кто (на мой взгляд) страдал или огорчался – от котят и собачек до людей и растений. Мне было свойственно приписывать человеческие эмоции даже неодушевленным предметам, беречь их и жалеть. Многим, кто не разделял моих чувств, казалось это смешным, и я привыкла прятать от посторонних взглядов свои пристрастия.

Я, к примеру, не любила цирк за то, что там (в моем представлении) мучают животных, что замечательные смелые люди рискуют своей жизнью на радость зрителям, которые смотрят и думают «Сорвется или не сорвется?! Разобьется или не разобьется?!», что там издеваются над добродушным клоуном, бьют его и обижают, а он всем все прощает и только горько плачет.

Такой – чуткой к чужой боли – я вошла в жизнь, выучилась – сначала на врача. В 1954 году я закончила 1-й Московский Ордена Ленина Медицинский институт. Из всех врачебных специальностей мною была выбрана психиатрия, так как именно эта врачебная деятельность направлена на переживания человека в его трудном существовании среди людей, не понимающих его страданий. Психологической подготовки тогда еще не было ни в медицинских вузах, ни в МГУ. Общаясь с пациентами, я постепенно стала понимать, какую огромную роль играет в развитии болезненного состояния и (особенно!) в его выздоровлении личность самого больного, его жизненная философия, отношение к самому себе, к болезни, к окружающему миру и к близким людям… Понимая всю важность личностной основы в развитии заболеваний, я сперва самостоятельно, а затем уже в процессе знакомства с работами ведущих отечественных и зарубежных психологов начала серьезно изучать психологию и методы исследования личности. Это в конечном итоге привело к созданию продуманной и подтвержденной на практике методологии исследования личности и разработке инструмента изучения разных типов личности – психодиагностических методик.

Однако весь этот период моей жизни я повседневно сталкивалась с разными людьми в разных ситуациях, что заставляло задумываться: как характер человека и его личностные установки проявляются в его судьбе и сказываются на человеческих отношениях, то возводя его на вершину успеха, состояния счастливости (что параллельно сопровождалось хорошим состоянием здоровья и долголетием), то, наоборот, низвергая его в пучину несчастий, неудач, разочарований, разрушающих его здоровье и укорачивающих жизнь. Все чаще возникал вопрос: сформировавшаяся личность рушится и исчезает, если человек серьезно заболел? Если это заболевание разрушает его психику, значит ли это, что личность распадается, исчезает?

Мне неоднократно приходилось наблюдать больных с тяжелыми психическими расстройствами (когда, казалось бы, личность разрушена и ничто не связывает человека с его окружением), но при этом вдруг обнаруживалось, что личностная, содержательная основа души, ее нравственная канва сохраняется на протяжении жизни человека, несмотря на тяжесть заболевания. Вот примеры, говорящие сами за себя.

Главное в человеке сохраняется

в любых состояниях,

даже в болезни, какой бы она

ни была разрушительной!

Первый из них. Проходя врачебную практику в отделении для острых психических расстройств, я увидела больного Николая. Он находился в однообразной позе, застывший как скорбная статуя, ни с кем не разговаривал, отказывался от еды. Весь его вид показывал, что он погружен в болезненные переживания, видимо – бредовое состояние с запредельным напряжением и крайне подавленным и тревожным настроением. Он не мог (или не хотел) делиться переживаниями с окружающими, так как был оглушен этим состоянием и все вокруг не воспринималось как реальность. Возле него целыми днями суетилась врач отделения, пожилая женщина с большим стажем работы в психиатрической клинике, переносящая всю свою неистраченную нежность одинокого человека на больных. Она пыталась накормить больного, упорно подносила к его рту ложку с питательной смесью, приговаривая: «Голубчик, съешь хоть немножко, ну миленький, ну пожалуйста…». Ее не отпугивала неопрятность больного, его тяжелое дыхание; она поглаживала его по плечу, по шелушащейся от аминазиновых инъекций голове. В конце концов, ей удавалось скормить больному несколько ложек. Через какое-то время под воздействием лечения состояние Николая стабилизировалось. Он оставался немногословным, мимика была скупой, небогатой, но появилось критическое отношение к болезненному состоянию, и он смог обслуживать себя. В день выписки, когда все врачи отделения и профессор прощались с ним (так было заведено в клинике профессора И. Г. Равкина), больной довольно пассивно реагировал на всю процедуру прощания, формально протянул свою руку в ответ на прощальный жест профессора, но – вдруг – повернулся в сторону той женщины-врача, которая его кормила с ложечки в период его тяжелого состояния, поклонился ей глубоким поясным поклоном и молча повернулся, чтобы уйти. Профессор – ему вдогонку: «Скажите, а почему именно ей вы поклонились?» В ответ мы услышали только сдержанное: «Она – добрая». Мимо таких эпизодов, свидетельствующих о сохранности самого важного в личности человека – его нравственной основы – невозможно пройти мимо.

Пример второй: посещая Белые Столбы (больницу для больных с хроническими психическими заболеваниями), в отделении, где годами лежат неизлечимые больные, потерянные для общества, лишенные возможности отвечать за себя и своих близких, мне пришлось встретиться с больной М., состояние которой характеризовалось бредовой симптоматикой и отсутствием критического отношения к имеющемуся заболеванию. Как следовало из истории заболевания, она на протяжении двадцати лет ни разу не проявила обеспокоенности по поводу своих двух детей, оставленных на произвол судьбы в связи захваченностью всех ее помыслов бредовыми переживаниями. Сопутствующий туберкулезный процесс вскоре привел больную к летальному исходу. В момент того просветления, которое характерно для последних минут жизни умирающего от туберкулеза, она вдруг сказала: «Бедные, бедные мои детки! Что я наделала! Чем была занята моя голова? Как они жили все эти годы без матери и что с ними будет дальше, когда я умру?..» На ее глазах были слезы. Пробудившееся самосознание больной, ее способность к страданию и любви после стольких лет безумия были полной неожиданностью для меня и всех стоявших у ее постели врачей и сестер.


Накопились также наблюдения по больным с онкологическими заболеваниями, когда воля к жизни и положительные эмоции давали больным силы в преодолении недуга и способствовали фактически к полному излечению. Мы видим, как мотивация человека на успех и самоутверждение, на жизнь ради близких, дорогих им людей становится основой для благоприятного выхода из (казалось бы) безнадежных ситуаций.

Воля к жизни и любовь к своим

близким сохраняют личность,

укрепляют здоровье,

продлевают жизнь.

Интерес к изучению личности и к разработке методов исследования личностных особенностей стал основным направлением в моей жизни и многолетней работе. Цель такой направленности – показать те скрытые ресурсы личности, используя которые можно вывести отчаявшегося человека из состояния подавленности и вернуть его к жизни.

Вместе с тем моя личная жизнь шла своим чередом – любовь, замужество, дети, а потом и внуки. Была ли я счастлива? Это сложный вопрос. Было по-всякому, но работа всегда приносила удовлетворение, особенно, когда она проходила в творческом русле. Мне довелось перенести тяжелые потери, которые могли бы подломить и сокрушить, навсегда лишить веры в смысл жизни и сломить волю. Но вырваться из тисков депрессии и безнадежности мне помогла работа, направленная на создание эффективного инструмента изучения личностных свойств человека, на разработку того индивидуализированного подхода, который призван помочь выйти с достоинством из, казалось бы, безнадежных ситуаций, вернуться к жизни, обрести надежду и успех. Это был нелегкий, но радостный труд, потому что творчество – это всегда радость. До сих пор общение с моими учениками, анализ очередных совместно проведенных исследований, создание новых методик и их компьютеризация – все это приносит уверенность в собственной не-бесполезности и продлевает мне жизнь. Но хватит о себе. Хотелось бы, чтобы мы с вами вместе, мои читатели, посмотрели, могут ли научные знания (психология и медицина) дать людям возможность быть более счастливыми, жить долго и по возможности – радостно, несмотря на превратности судьбы.

Много ли нужно человеку для счастья

Много ли надо человеку для счастья? Говорят, что человек счастлив, если утром с радостью идет на работу, а вечером с радостью возвращается домой. Так вот, как у вас с вечером? Особенно, если и утром на работу не ходили или если работа не приносит радости.

Как у вас дома?

Как и с кем вы проводите вечера?

Я сама из тех, кому всегда казалось, что для женщины семья важнее других сторон жизни. Поэтому муж и дети стоят на первом месте, в центре переживаний. Что такое семья? Это в первую очередь – человеческие отношения, когда каждый склонен отказаться от своего эгоистического «Я», чтобы сложилось гармоничное «Мы». Но всегда ли так получается? Мне понравилось, как пишет об этом Лев Толстой, в частности, как отношения между людьми (особенно – близкими) могут отравлять им существование:

«Солнце грело, трава, оживая, росла и зеленела везде… Веселы были и растения, и птицы, и насекомые, и дети. Но люди – большие и взрослые люди – не переставали обманывать и мучить себя и друг друга. Люди считали, что священно и важно не это весеннее утро, не эта красота мира Божия, данная для блага всех существ, – красота, располагающая к миру, согласию и любви, а священно и важно то, что они сами выдумали, чтобы властвовать друг над другом»

Нередко мне приходилось видеть, как в случаях, когда в семье между мужем и женой отношения не складываются, в конце концов это приводит к заболеваниям – самым различным, а порой и тяжелым. На фоне хронически подавленного настроения любая болезнь имеет больше шансов проявиться в самой неблагоприятной форме, так как сопротивляемость организма при депрессии снижается. В то время как забота и поддержка со стороны близких людей помогают человеку выстоять в борьбе с недугом.

Но если не говорить о случаях с тяжелыми заболеваниями, то это сфера широкого круга психосоматических расстройств: всяческого рода аллергические состояния, гипертония, многие желудочно-кишечные расстройства, сердечно-сосудистые заболевания, которые, как правило, развиваются на фоне нервных потрясений или длительных эмоциональных состояний, связанных с неудовлетворенностью в межличностных отношениях.

Этому мы видим в жизни множество примеров. Так, в процессе наблюдения за одной семейной парой, пришлось увидеть, как неумение понять самих себя и выстроить нормальные отношения чуть не испортило жизнь двум неплохим людям. Ивановы на первый взгляд были неплохой парой: он работал в таксомоторном парке водителем такси, она была парикмахером в салоне красоты. Ее среда влияла на нее таким образом, что вскоре (по примеру богатых клиенток) ее потянуло к встречам в кафе и ресторанах с выпивкой, с потребностью одеваться «не хуже других». Муж сопровождать ее в таких встречах не хотел, усердно трудился, старясь заработать на достойное содержание семьи. Но денег в семье стало не хватать, из-за чего жена все чаще упрекала мужа.

Берегите мужчин!

А они пусть берегут нас,

женщин!

В какой-то момент у мужа стали появляться сперва не серьезные (а потом уже и более серьезные) поводы для упреков жены в транжирстве и легкомыслии. С ее же стороны участились оскорбления в несостоятельности: взял в жены красивую девушку – старайся ей соответствовать, а главное, она часто поговаривала: «Зарабатывай больше, если ты настоящий мужчина!» Были скандалы, даже драки: она давала ему пощечины или колотила кулачками по спине, а он увертывался и молча уходил, что ее злило еще больше. По характеру он был малообщительным «тугодумом». Она же, выплеснув свои эмоции и упреки, не стремилась совсем расстаться со своим увальнем, так как считала его верным и порядочным человеком. Так, с переменным успехом они продолжали супружескую жизнь в течение пяти лет, все больше отдаляясь друг от друга, так как на уступки никто из них не шел. Но при этом у нее все чаще стали появляться головокружения по типу вегето-сосудистых кризов, а у него – приступы с повышенным кровяным давлением. Пока они обращались к терапевтам, ситуация оставалась прежней. А вот после похода к психологу кое-что стало меняться. Психолог, разобравшись в их супружеских отношениях и взаимных претензиях друг к другу, объяснил им особенности характера каждого из них. Он сказал «Вы по характеру – разные люди, но по общечеловеческим установкам – верности, порядочности, по тому, как любите друг друга, вам не следует доводить отношения до разрыва, чтобы потом говорить – не сошлись характерами. Нужно понять самих себя и попытаться понять другого человека – супруга (супругу), в чем-то усмирить свою натуру, а в чем-то уступить другому». Психолог посоветовал жене немного сократить свои походы на вечеринки, но если уж идти, то обязательно с мужем, и меньше тратить «на тряпки», а мужу – преодолевать хоть иногда свою необщительность, сопровождать жену на мероприятия, где ей хочется блеснуть своей красотой и нарядами. Представьте себе – помогло. И головокружения прекратились, и давление нормализовалось. Живут до сих пор в любви и дружбе. Дети появились, и вечеринки сошли на нет – возникли другие заботы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное